Пегги Мэйсон и Рон Лэнг

САТЬЯ САИ БАБА
ВОПЛОЩЕНИЕ ЛЮБВИ


Санкт-Петербург, 1993

   В основу книги были положены впечатления известных в Англии писателей Пегги Мэйсон и Рона Лэнга от их первых встреч с Бхагаван Шри Сатья Саи Бабой. Описывается множество необычайных событий, чудес, связанных с Сатья Саи, его деятельностью и учением.


СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие
Книга первая (написана Пегги Мэйсон)
1.  3ов
2.  Встреча с воплощенной любовью
3.  Дары благодати
4.  Воскресение Иисуса
5.  Неудача ли это?
6.  Наша чаша переполнена
7.  Обитель Великого Мира
8.  Из Вифлеема в Бриндаван
9.  Саи Баба и животное царство
10.  Практика Единства
11.  Вездесущность
12.  Аура не может лгать
13.  Возвращение домой
Книга вторая (написана Роном Лэнгом)
Примечания автора
1.  Последнее путешествие
2.  Замечательные моменты путешествия
3.  Второе пришествие уже наступило
4.  Современное воскрешение Лазаря
5.  Чудеса Сатья Саи Бабы
6.  Благотворительная деятельность Сатья Саи Бабы
7.  Просветительская деятельность Сатья Саи Бабы
8.  Жизненные принципы Сатья Саи Бабы
9.  Учение Сатья Саи Бабы:
  Часть I
  Часть II
  Часть III
10. Любовь на практике: Малые пути
  Проявления высшей любви
11. Кто же такой Саи Баба?
Постскриптум: Моя мечта
Об авторах

КНИГА ПЕРВАЯ

(Написана Пегги Мэйсон)

   Человек превозносит Бога как вездесущего,
всеведущего и всемогущего, но он забывает
о присутствии Бога в самом себе!
Бог в сердце каждого человеческого существа...
Все люди – это клетки тела Божьего.

Шри Сатья Саи Баба


11

ВЕЗДЕСУЩНОСТЬ

   "Назови Меня любым именем. Нарисуй Меня в любой Форме. Все Имена и все Формы Мои. Я везде во все времена".

Шри Сатья Саи Баба

   Узнать, что приведенная выше цитата абсолютно истинна, можно только на основе личного опыта и иногда, познакомившись с опытом других. Я убедилась, что это так и есть.

   "Я всегда знаю прошлое, настоящее и будущее каждого из вас", – заявляет Баба. Задолго до того, как мы узнали о присутствии в мире Аватара в человеческом облике, он уже знал о нас, поскольку он постоянно пребывает в каждом сердце, знаем мы об этом или нет, принимаем это или отвергаем.

   Многообразны пути и методы, с помощью которых он выбирает нас притягивает или извещает о своем присутствии. Иногда это происходит тихим, неуловимым путем. Иногда во сне. Иногда с помощью различных феноменов, появления или видения. Иногда в виде прямого ответа на искреннюю молитву или плач страдания, идущий прямо от сердца к Богу. "Я отвечаю одинаково быстро, вне зависимости от формы и имени Бога, которому вы поклоняетесь".

   Эта поразительная истина принимает так много различных форм, что любая попытка описать их выйдет за пределы скромного объема этой книги. Читателей придется отослать к другим, более компетентным авторам, которые знали Бабу много лет, некоторые из их книг представлены в списке литературы. В любом случае, как отметил Ховард Мерфет, "написать о нем книгу – все равно что уместить Вселенную в маленькой комнате". Это невыполнимая задача, и Баба справедливо сказал: "Никто не может понять моей тайны. Лучшее, что вы можете сделать – это погрузиться в нее... Окунитесь и познайте ее глубину. Вкусите и узнайте ее вкус".

   Однако я не могу пройти мимо двух-трех примеров, которые драматически демонстрируют истинность слов Бабы: "Назови меня любым именем". Первый (который включает в себя и второй) взят из захватывающих материалов Элвина Дракера для тома "Золотой век", выпущенного в 1980 г.

   Элвин Дракер – бывший аэрокосмический инженер, консультант Военно-воздушных сил Соединенных Штатов, Федерального управления по аэронавтике, НАСА, а также Национальной академии наук. Позднее он практиковался в качестве натуропата, специалиста по акупунктуре, гомеопатии, фитотерапии и психотерапии, а в течение десяти лет он преподавал на холистических медицинских курсах и возглавлял общественную натуропатическую клинику, расположенную в Калифорнии. Почему же произошла такая смена рода деятельности?

   Как-то раз он пригласил своего друга совершить полет на небольшом самолете к прекрасным горам Сьерра-Невады, от вида которых перехватывает дыхание. На следующий день прогноз обещал сильную бурю, но он решил, что, если они попадут в неблагоприятные условия, они быстро вернутся к тихому берегу. Но дело повернулось по-другому.

   Через сорок пять минут он понял, что должен развернуться, чтобы не попасть в бурю, которая внезапно появилась прямо перед ними – но когда он это сделал, оказалось, что и сзади к ним подступило все тоже буйство черных туч с прожилками молний. Самолет был подобен игрушечной лодке, затерянной в бурунах морского прибоя, то падая вниз, до уровня горных вершин высотой 12 000 футов (около 3700м), то взмывая вверх, кидаемый из стороны в сторону.

   В течение двух часов он боролся, чтобы не потерять контроль над управлением. Его друг был без сознания из-за недостатка кислорода и казался бездыханным, сколько бы он ни тряс его. В отчаянии он взывал по радио: "Помогите! Помогите!", но надежда была тщетной. Даже если бы его и услышали, что мог бы простой человек сделать перед лицом этой разгневанной стихии? Он растерялся. Вся энергия шла на эту долгую неравную борьбу. Топливо подходило к концу, металлические конструкции лопались, стержни стальных поддерживающих тросов трещали.

   И тут он обратился к Всемогущему: "О, Боже, пожалуйста, помоги мне! Я больше не могу бороться... Умоляю, приди и спаси меня! Я не хочу умирать". После такой страдальческой мольбы он стал спокойнее и добавил: "Делай со мной все, что хочешь. Я твой".

   Потом он направил самолет в небольшое пике... Если он увидит землю перед тем как удариться об нее, то постарается использовать остатки топлива для попытки аварийного приземления. В противном случае все кончится очень быстро.

   Вдруг он услышал громкий и ясный голос, доносившийся из наушников в кабине, которые молчали уже в течение часа после его последней попытки выйти на радиосвязь: "Самолет, терпящий бедствие, вы меня слышите?" Эл Дракер говорит, что, хотя голос был сильным и твердым, в нем была такая мягкость и забота, что он чувствовал, как слезы стали душить его. Как будто был послан ангел, чтобы направлять их домой. Он нащупал микрофон, но не включил его, потому что голос тут же произнес:

   "Не надо отвечать. Не беспокойтесь, я благополучно проведу вас вниз. Вы где-то в 75 милях от аэропорта Рено. Не беспокойтесь. Вы сделаете это". Уверенным, спокойным тоном голос все время продалжал давать указания, как избежать наиболее жестоких участков бури, и сообщал отметки высот невидимой земли под ним, так что он мог поддерживать достаточную высоту полета. Но 75 миль? Горючего было только на 20, а возможно на 10 минут полной мощности!

   Поступили последние инструкции: "Если вы сохраните нынешний курс, то через 12 минут пробьетесь из облаков и прямо перед собой увидите аэропорт Рено. Начинайте окончательное снижение для посадки. С этими словами я оставлю вас. До свидания, удачи вам!"

   Дракер говорил: "В этот момент у меня не было ни малейшего сомнения, что мы в руках Господа. Он услышал мою мольбу и благополучно посадил нас". Все случилось так, как было предсказано. В точности через 12 минут он увидел взлетно-посадочную полосу Рено. Как только самолет во время снежного шквала коснулся земли, очнулся его друг, а мотор сжег последнюю каплю топлива. Внезапное прояснение в буре позволило аэропорту только-только открыться перед аварийным запросом Дракера о посадке.

   У службы полетов не было станции с радаром, направленным в ту сторону, откуда они прилетели, и который мог бы вывести их на посадочную полосу. "Это чудо, что вы живы!" – сказали они. Самая страшная буря сезона бушевала пять дней. Вернуться домой не было возможности.

   А теперь следует продолжение. После спешного ремонта при первой же возможности они сбросили с самолета четыре фута снега и, не имея одежды для такого сильного холода, направились к югу, к мексиканской границе с более мягким климатом.

   Так случилось, что его друг знал об Академии йоги в Текате, что находилась сразу за границей. В тот вечер они держали свой путь туда, чтобы поинтересоваться, не будет ли возможности там заночевать.

   Центр йоги находился в доме Индры Деви, очень старой преданной Бабы. Группа людей только что закончила петь бхаджаны. Когда Дракер увидел изображение Бабы, то, даже не имея малейшего представления, кто это, сказал: "Меня переполняют чувства. Я знаю, что есть связь между этой фигурой в красной мантии и голосом, который спас нас так драматично от бури".

   Он спросил, чье это изображение, и ему сказали, что это Шри Сатья Саи Баба, который живет в Южной Индии, а также рассказали ему множество необычных историй, похожих на его собственную.

   Но как мог человек, находящийся в далекой Индии, вдруг оказаться в радиосистеме самолета над горами Невады в самый критический момент? Но ощущение причастности было столь сильным, что он понял: не видать ему покоя, пока он не отправится в Индию, чтобы разгадать тайну этого голоса...

   "С первого же дня этого рокового паломничества, – пишет Дракер, – я чувствовал себя погруженным в море благодати". Хотя не было подходящего момента обратиться к Свами непосредственно, Баба устраивал так, что ответ пусть косвенно, но приходил. Элу была предоставлена комната, которую он делил со странным, как он думал, для представителя Запада, компаньоном – смиренным старым индийцем, который после обмена приветствиями "Саи Рам" не проронил ни слова.

   Однако на следующий день он обнаружил, что индиец превосходно говорит по-английски. После многочисленных убеждений и протестов он рассказал Дракеру, как он пришел к Бабе, и именно благодаря последней фантастической, но правдивой истории, на его вопрос был получен ответ. Вот что рассказал этот индиец.

   Он был государственным чиновником, последователем и другом Ганди, когда тот во время второй мировой войны, еще будучи студентом, находился в Британии. Позднее он решил посвятить свои зрелые годы служению Богу.

   В результате одного несчастного случая Баба привлек его в свою паству, хотя он в то время еще не подозревал о существовании Бабы в человеческом образе. Когда он со своей женой ехал по узкой горной дороге, ему пришлось, чтобы избежать столкновения с другим транспортом, резко свернуть в сторону. Его машина покатилась по склону горы, по обрыву несколько сот футов вниз, их бросало по салону автомобиля, и последнее, что он запомнил, был крик жены: "Рама! Рама!"

   Когда он пришел в сознание, то обнаружил себя, к своему величайшему изумлению, рядом со своей женой, которую поддерживал валун. Она пришла в себя в то же самое время. Оба не пострадали. Но как им удалось выбраться из машины, которая вся искореженная, после катастрофы, лежала ниже по склону горы? Это было не просто чудо, но полная и абсолютная тайна.

   Через несколько месяцев ему случилось быть по делам правительства в городе, в котором в это время находился Баба с редким визитом. Практически против своей воли он пришел на огромное поле, где должен был выступать Баба, и присоединился к собравшейся там толпе людей. К своему огромному удивлению, к нему подошел добровольный помощник Саи и сказал, что он послан Шри Сатья Саи Бабой, чтобы отвести его к месту в первом ряду. Поразительно, но Баба описал его настолько превосходно, что для помощника не составило труда найти его среди множества собравшихся людей.

   Когда появился Свами, то подошел к нему, сидящему уже в первом ряду, и сказал: "А! Ты пришел. За свою жизнь ты должен поблагодарить свою жену. Если бы она не позвала меня, вы были бы сейчас мертвы. Я вытянул вас обоих из того автомобиля и опустил невредимыми на землю, хотя вы тогда даже и не думали обо мне. Но я много раз спасал твою жизнь и раньше, правда, ты об этом даже не знаешь. Помнишь ли распорядителя во время воздушных налетов?"

   Вдруг всплыли давно забытые воспоминания, когда он был студентом Лондонского колледжа и во время сильных бомбардировок Лондона в 1940 г. каждый вечер сирена возвещала о приближении немецких бомбардировщиков. И каждый вечер он чувствовал себя слишком уставшим, чтобы из своей комнатки на самом последнем этаже здания, где он ютился, спускаться в убежище, так как он помимо занятий в колледже еще и подрабатывал.

   Однажды ночью, когда включилась сирена, послышались сильные удары в дверь. Грубый голос произнес: "Открывай! Я знаю, что ты там! Сейчас же спускайся! Таковы правила!" Ему пришлось смиренно открыть дверь и впустить краснолицего англичанина в стальной каске и с карманным фонариком. "Некогда одеваться. Иди так. Пошли со мной сейчас же!"

   Прямо в пижаме он быстро последовал за распорядителем вниз по лестнице. Распорядитель втолкнул его в убежище, где уже было полно людей, и запер дверь снаружи. Буквально через минуту раздался сильный, оглушительный взрыв. Произошло прямое попадание в дом. Когда их отрыли из поврежденного убежища, юный студент увидел, что вся верхняя часть здания исчезла. Он поблагодарил Бога за свое спасение. Единственно, он сожалел, что распорядитель, который спас ему жизнь, должно быть был убит взрывной волной.

   "Вы помните распорядителя во время воздушных налетов? – повторил Баба. – Этим распорядителем был я. Я пришел, чтобы спасти тебя от той бомбы. Я и раньше много раз в твоей жизни спасал и защищал тебя. А теперь ты придешь и будешь со мной".

   Удивительным (для нас) кажется то, что в середине 40-х годов Баба был еще совсем юным подростком тринадцати лет, который только что забросил свои школьные учебники в отдаленной индийской деревне и заявил, что дело, ради которого он пришел, должно начаться и что преданные зовут его.

   Даже тогда, сорок лет назад он уже выбирал и защищал своих будущих преданных, которые со временем будут исчисляться десятками миллионов. Уже тогда он начал приближать их к себе. Когда Эл Дракер услышал эту историю, он сразу же понял, почему Свами поместил их вместе в этой квартире в Прашанти Нилаям возле Путтапарти.

   Дракер продолжает: "Несколько лет спустя, в 1976 г., в конце летнего курса в Ути, Свами произнес историческую речь, проливающую свет на его раннюю жизнь и миссию. В то время он велел всем, кто там был, возвращаться в родные места с уверенностью, что где бы его преданные ни находились, он присутствует там. Он сказал: "У меня есть вы, а у вас есть я. В предстоящие годы я буду приходить во многих воплощениях. Не бойтесь. Где бы вы ни были, там буду и я".

   "Мы знаем, – говорит Эл Дракер, – что он выполняет свое обещание, данное своим преданным, причем даже раньше, чем они приходят к нему... Задолго до того, как мы узнаем о его существовании в человеческой форме и о его всемирной миссии, задолго до того, как признаем его огромное влияние на наши жизни, он уже ведет, формирует, защищает, подготавливает нас к тому дню, когда мы предстанем перед ним и начнем нашу настоящую работу. Таков дивный дар благодати, который мы все унаследовали благодаря нашей хорошей карме".

   Третий пример, который я хотела бы привести, относится к женщине по имени миссис Бхат, которая в то время жила в Майсуре. Ее муж, м-р К.Р.К.Бхат был влиятельным лицом в мире страхового бизнеса. Случай, который произошел с ней, включен в книгу тщательных исследований Ховарда Мерфета "Саи Баба, человек чудес".

   Часто ошибочно полагают, что у индусов много богов. Это, конечно же, вовсе не так. Это просто проявление различных аспектов Единого Бесформенного Высшего Абсолюта. Например, на фасаде Колледжа вы можете видеть статую Сарасвати, богини искусств и наук, мудрости и обучения; точно также как у христиан, особенно у римских католиков имеется множество святых – заступников. При молитве обращаются не только к Иисусу Христу, но и к его матери Марии, к св. Франциску, если вопрошают о благе животных, к св. Антонию, если кто-то потерялся, к св. Христоферу, если речь идет о безопасности и т.д.

   Поэтому в комнатах для молитв в индуистских домах вы найдете различные изображения святых и персонификации различных качеств Бога. М-р Бхат больше склонялся к Господу Кришне, но и его вдова-мать, и его жена поклонялись Господу Субраманье, описываемому как персонификация наивысшего состояния, к которому ведет закон эволюции и "который направляет дух и рост ищущих". Он изображается стоящим на колеснице, держащим предмет, напоминающий дротик, с коброй, обвившейся вокруг него.

   Теперь вернемся в 1943 г., когда у молодой миссис Бхат оказался рак матки. Была предложена операция, хотя полной уверенности в ее успехе не было. Однако ее свекровь, которая в то время была вместе со своим сыном и его женой, была категорически против операции. Она сказала своему сыну: "Господь Субраманья исцелил от рака твоего отца и без операции исцелит твою жену".

   Ее вера была так сильна, что молодая пара решила не делать операцию. Вместо этого ежедневно у маленького алтаря совершались обряды и горячие молитвы, чтобы призвать помощь Господа Субраманьи. Это продолжалось шесть месяцев, главным образом свекровью, поскольку к этому сроку молодая миссис Бхат была уже прикована к постели, постепенно худея и слабея.

   Но однажды ночью, лежа в полудреме, миссис Бхат при тусклом свете луны вдруг увидела большую кобру, обвившуюся вокруг ее кровати. Сильно встревожившись, она включила ночник и позвала свекровь, которая спала в той же комнате, поскольку муж был в отъезде по делам. Обыскав все, они не нашли и признака змеи. Подумав, что невестке это приснилось, старая женщина снова пошла спать. Но когда миссис Бхат, в конце концов, выключила свет, она снова увидела кобру у своей кровати, и почти тут же кобра приняла вид Субраманьи, в точности такой, каким он был изображен на их алтаре. Казалось, что он плыл над ней. Потом он коснулся дротиком ее груди – и ее астральная оболочка отделилась из ее тела.

   Она увидела, что стоит перед ним на вершине скалистого холма, и тут же опустилась на колени, чтобы коснуться его ног. Он начал говорить с ней и спросил, что она хочет: остаться с ним или вернуться в мир. Она поняла, что он дает ей выбор между продолжением ее земной жизни или "смертью". И, подумав о своем муже и о маленьких детях, которым она была нужна, она сказала Господу Субраманье, что хочет вернуться. Поговорив еще, он наконец сказал:

   - Ты излечена от своей болезни, и вскоре силы вернутся к тебе. На протяжении всей твоей жизни я буду защищать тебя; когда бы ты ни подумала обо мне, я буду с тобой. Теперь возвращайся.

   - Как же я вернусь? – спросила она. Он указал на длинную извилистую узкую лестницу, которая начиналась у ее ног и вела вниз. Она начала спускаться по ней-и больше ничего не помнила до того самого момента, когда она проснулась, лежа в своей постели.

   Тут же, разбудив свекровь, она в деталях рассказала ей о пережитом. Когда домой вернулся ее муж, она рассказала и ему, а также остальным членам семейного круга. С той ночи она быстро набирала силы и здоровье, а опухоль исчезла.

   Она возобновила свою нормальную жизнь, но, поскольку это возвращение ей даровал Бог, и она, насколько была в состоянии, должна была полностью употребить ее для служения другим, то теперь к ее обязанностям по домашнему хозяйству и выполнению религиозных обрядов добавилась благотворительная деятельность среди бедных и нищих, которой она себя посвятила.

   Через двадцать лет, в 1963 г., м-р и миссис Бхат впервые услышали о Сатья Саи Бабе и решили отправиться в Путтапарти. Баба пригласил их на беседу и сказал миссис Бхат: – Давно, двадцать лет назад, я уже говорил с Тобой. Весьма озадаченная, она ответила: – Нет, Свамиджи, это мой первый визит. – Да, да, но я приходил к Тебе, когда Ты жила в Майсуре, – сказал Баба и назвал улицу в Майсуре, на которой они жили, когда у нее был рак и когда произошел тот случай с Господом Субраманьей.

   Миссис Бхат по-прежнему была совершенно сбита с толку, тогда Баба провел ее наверх по небольшой узкой извилистой лестнице, которая вела в его апартаменты над комнатой для бесед, и предложил ей посмотреть вниз. Тотчас ей вспомнилась лестница, спускавшаяся со скалистой вершины, на которой она была с Господом Субраманьей. Лестницы были одинаковыми, и она смутилась еще больше, чем прежде.

   Чтобы помочь ей разобраться, Свами сделал рукой волнообразное движение и из воздуха создал фотографию, где он стоял в колеснице Господа Субраманьи с коброй, обвившей его. Тут она начала прозревать. Бог может принять любой облик, подумала она. Двадцать лет назад он явился к ней в облике, которому она поклонялась, в облике Субраманьи. Теперь он был перед ней в облике Сатья Саи Бабы. Она упала к его ногам со слезами радости.

   Если даже взять только эти три случая (а существует бесчисленное количество других), этого будет достаточно, чтобы засвидетельствовать вездесущность Сатья Саи и подтвердить истинность его слов: "Назови меня любым именем. Нарисуй меня в любой форме. Все имена и все формы Мои. Я везде во все времена."

   Когда Элвин Дракер, чуть не разбившись на своем самолете в горах Сьерра-Невада, воззвал в отчаянии: "О Боже, приди и помоги мне!", именно Саи, тогда еще не известный ему в человеческом облике, "услышал" и тотчас же отозвался. Именно его голос пришел из ниоткуда, чтобы привести его к спасению.

   Когда женщина-индианка, падая со своим мужем в автомобиле по склону горы, перед тем, как потерять сознание, умоляюще позвала: "Рама! Рама!", именно Саи, тогда не известный им, незамедлительно отозвался и "забрал" их из машины раньше, чем та, в виде груды развалин, разбилась в пропасти.

   Когда миссис Бхат и ее семья горячо и искренне молились Господу Субраманье, чтобы он излечил рак, именно Саи, тогда еще не знакомый им, отозвался и исцелил ее.

   Действительно, как утверждает Баба, не имеет значения, как зовут и какова форма Бога, которому мы поклоняемся, если мы это делаем с истинной любовью и преданностью.

   Повествование о случаях, описанных в этой главе, почти всегда слишком ошеломляют людей, чтобы они могли их принять и осознать. Но истина следующего утверждения Бабы не требует доказательств:

   "В этом человеческом облике Саи проявляется всякая Божественная сущность, всякий Божественный принцип, то есть все имена и формы, приписываемые Богу человеком".