Вы на странице: Scriptures.ruСатья СаиКниги

Пегги Мэйсон и Рон Лэнг

САТЬЯ САИ БАБА
ВОПЛОЩЕНИЕ ЛЮБВИ


Санкт-Петербург, 1993

   В основу книги были положены впечатления известных в Англии писателей Пегги Мэйсон и Рона Лэнга от их первых встреч с Бхагаван Шри Сатья Саи Бабой. Описывается множество необычайных событий, чудес, связанных с Сатья Саи, его деятельностью и учением.


СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие
Книга первая (написана Пегги Мэйсон)
1.  3ов
2.  Встреча с воплощенной любовью
3.  Дары благодати
4.  Воскресение Иисуса
5.  Неудача ли это?
6.  Наша чаша переполнена
7.  Обитель Великого Мира
8.  Из Вифлеема в Бриндаван
9.  Саи Баба и животное царство
10.  Практика Единства
11.  Вездесущность
12.  Аура не может лгать
13.  Возвращение домой
Книга вторая (написана Роном Лэнгом)
Примечания автора
1.  Последнее путешествие
2.  Замечательные моменты путешествия
3.  Второе пришествие уже наступило
4.  Современное воскрешение Лазаря
5.  Чудеса Сатья Саи Бабы
6.  Благотворительная деятельность Сатья Саи Бабы
7.  Просветительская деятельность Сатья Саи Бабы
8.  Жизненные принципы Сатья Саи Бабы
9.  Учение Сатья Саи Бабы:
  Часть I
  Часть II
  Часть III
10. Любовь на практике: Малые пути
  Проявления высшей любви
11. Кто же такой Саи Баба?
Постскриптум: Моя мечта
Об авторах

КНИГА ПЕРВАЯ

(Написана Пегги Мэйсон)

   Человек превозносит Бога как вездесущего,
всеведущего и всемогущего, но он забывает
о присутствии Бога в самом себе!
Бог в сердце каждого человеческого существа...
Все люди – это клетки тела Божьего.

Шри Сатья Саи Баба


7

ОБИТЕЛЬ ВЕЛИКОГО МИРА

   "Жизнь Саи, послание Саи, идеалы, которые проповедует Саи, урок, который преподает миру Саи, – все это заключено в одном слове – ЛЮБОВЬ"

Шри Сатья Саи Баба

   После этой абсолютно неожиданной, совершенно потрясшей нас заключительной беседы оставалось совсем немного времени, чтобы вернуться в отель в Бангалоре, сменить, с огромным сожалением, великолепное сари на полотняные широкие брюки, и Вему на большой скорости повез нас в аэропорт.

   Мы обменялись самыми теплыми прощальными словами и расстались до встречи в Англии. Нашу благодарность за его постоянную заботу о нас невозможно выразить словами.

   Но в этом необходимом передвижении были задействованы только наши тела, ибо пребывающий в блаженном сне не замечает перемещения в пространстве. А потом мы летели над горами и долинами в Бомбей. Мы не могли вымолвить ни слова. Бангалор и Бриндаван оставались позади, может быть навсегда, но наши бездыханные души по-прежнему были внутри сияющей ауры любви Бабы. Последний образ красной мантии, улыбающейся фигуры, ожидающей нас в ароматном, красочном, спокойном окружении, накладывался на однообразную картину шумного аэропорта. Шизофреническое чувство, когда вы в двух местах одновременно, и ваши души отделяются от тела, и невозможно уловить этот мгновенный переход от вибрирующей реальности к земному миру, который кажется таким призрачным и нереальным.

   Мы все еще пребывали в этом полубессознательном состоянии, когда оказались в объятиях маленькой женщины, которая пробилась через толпу в аэропорту Бомбея. Это была наша знакомая парсистка Шерназ. Именно ей – тогда, три года назад, еще совершенно чужой нам – была я обязана чудесным исцелением своей обреченной ноги (я тогда обратилась к фотографии Бабы, засиявшей ослепительным светом в моей спальне). Хотя она постоянно жила в Англии, в Бомбее у нее была квартира, и она приехала встретить нас.

   Возможно, наше решение лететь домой на день позднее, чем мы первоначально планировали, было "организовано" с определенной целью, так как это давало нам возможность посетить, наконец-то, прекрасную Дхармакшетру Бабы – где мы могли быть с ним на прошлой неделе.

   Теперь же, в компании племянницы Шерназ с ее (племянницы) мужем, мы имели возможность попасть туда и, пока у нас было свободное время, рассмотреть каждую деталь, смысл которой нам объяснил в высшей степени любезный смотритель, г-н Рао, который появился ниоткуда, как только мы взобрались по извилистой тропинке, оставив свою обувь на вершине в специальном месте. (Просто хотелось, ступив босой ногой на святую землю Свами, приблизить к себе Бриндаван.)

   Это уникальное круглое здание на лесистом холме, окруженное маленьким рвом с чистой водой, возвышается в виде чистого белого лотоса, символизирующего очищенное сердце. Дхарма означает "справедливость" или "праведная жизнь". Кшетра означает "поле", поле конфликта между низшей и высшей природой человека. Круглый зал для молитвы и святилище под куполом лотоса называют "Satya Deep", что означает "Пламя Истины"; к нему подходит мост из девяти ступенек, восходящих над водой.

   Каждое измерение, относящееся к этому зданию, дает нам число, сумма цифр которого равна священному числу, непреложному числу Божества, ведь сколько бы раз мы его ни умножали, в основе лежит сумма цифр результата будет равна 9 (18, 36, 45, 63 и так далее до бесконечности.) Мироздание, символом которого является цифра 8, уменьшается при каждом умножении и должно в конечном итоге слиться с Богом. Ведь сумма цифр произведения 8 и 9 дает 9 (72).

   В стенах зала для молитвы 1116 отверстий для очищения воздуха сквозными потоками, 18 лепестков на куполе лотоса, в котором расположены апартаменты Бабы; снаружи имеется колонна с раскрывшимся лотосом, символизирующая все религии, высота ее – 36 футов; потребовалось 108 дней, чтобы возвести это сооружение; и даже автобус, привозящий сюда людей, имеет номер 333!

   Когда в 1967 г. Баба заложил первый камень фундамента, он материализовал из воздуха медную пластину с мистическими эмблемами на ней и положил эту пластинку в основание фундамента. Дхармакшетра – место чрезвычайно посещаемое паломниками, исповедующими различные религии, здесь же находится штаб-квартира организации "Satya Sai Seva (служение)", обслуживающая регион, прилегающий к Бомбею, и в большом масштабе занимающейся благотворительной деятельностью любого рода.

   Внутри здание просто и прекрасно; центральная картина святилища изображает две руки, сжимающие Лампу Истины с высоким, неколеблющимся пламенем. Кроме того, в здании есть несколько маленьких комнат для гостей Бабы, комната, где проводятся встречи, сопровождаемые трапезой, и прилегающая к ней маленькая кухня. Здесь, как сказал нам г-н Рао, Баба любит приоткрывать крышки кастрюль, пробуя и помешивая их содержимое, чтобы убедиться, что пища для его "детей" в полном порядке. (Когда Бабе было всего восемь лет, он часто готовил для всей семьи.)

   Спускаясь по склону холма, мы видели здания школы, библиотеку, большой зал, мастерские, имеющие оборудование для обучения таким специальностям, как печатное дело, машиностроение, плотницкое дело, электротехника и т.д., где ребята, бросившие школу, могут бесплатно получить специальность в этой спокойной атмосфере. Эти мальчишки увлеченно, со счастливыми лицами, занимаются различными машинами. На наших друзей-парсистов все это произвело огромное впечатление, они, будучи просто в восторге, задавали г-ну Рао бесчисленные вопросы и были явно удивлены, узнав, что здесь отмечается Новый год по парсистскому календарю, так же, как и другие праздники всех основных религий.

   Но наиболее волнующим и незабываемым был визит в Путтапарти – отдаленную деревню в долине извилистой реки Читравати, где на восходе солнца 23 ноября 1926 года в семье Раджу родился Сатья Саи Баба, которому дали имя Сатья Нараяна. При приближении момента рождения домочадцы в полночь или в ранние утренние часы часто просыпались от мелодичных звуков музыкальных инструментов, которых никто не видел, но которые, по-видимому, находились в искусных руках. В то время это странное явление объяснить не мог никто.

   Дорога в Бангалор длиной 110 миль была восхитительна. Постоянно наблюдаемая вокруг сельская местность по мере продвижения все больше напоминала нам Палестину, какой она могла выглядеть две тысячи лет назад. Белый бык или водный буйвол терпеливо копали небольшие рисовые поля; маленький мальчик спокойно гнал сотни три веселых коз на новое пастбище; молодые женщины в ярких сари грациозно шли, неся на голове высокие сосуды, или же засаживали руками ряды рисовых полей. Однажды нам пришлось притормозить, чтобы позволить группе шустрых серых обезьянок перейти дорогу. Мы надоели Вему со своими просьбами сказать, как называется та или иная незнакомая возделываемая культура, которую жители Запада могли видеть только на полках супермаркета или лавки зеленщика.

   На нашем пути лежал один широко раскинувшийся оживленный городок, а также маленькие селения с хижинами, крытыми соломой, стоящими в тени огромных деревьев, озера и всегда – земля терракотового цвета. Потом мы свернули с Гидерабадской дороги к видневшимся вдали гранитным скалам. Дорога стала более узкой, более ухабистой, взбирающейся на холмы и спускающейся вниз, пересекающей вброд речки и ручьи. Еще несколько лет назад заключительную часть путешествия приходилось совершать на воловьих упряжках, но, несмотря на это, люди высокого и низкого положения входили туда тысячными толпами, будь то министры, политики из Дели, ученые, святые люди с Гималаев, иностранцы, богатые, бедные и больные.

   То же самое продолжается и сейчас, причем в увеличивающихся масштабах.

   Вдруг мы заметили Саи Гиту – любимую слониху Свами, которая общалась со своим mahout (погонщиком) под деревом, и поняли, что пришли. Слева аллея деревьев вела к статуе Кришны, с белой коровой и теленком, которая находилась перед бледно-голубыми дверями образцового скотного двора, на которых так же, как в Бриндаване, имелась эмблема объединенных религий. Двигаясь дальше, мы миновали великолепные здания начальной и средней школ, Колледжа искусства, науки и коммерции и студенческого общежития, похожего на прекрасное общежитие в Бриндаване.

   Наконец, маленькое селение и открытое пространство. Но сначала мы повернули направо к реке и подошли по горячему песку к краю воды. Большую часть года Читравати представляет собою обширное пространство песка. Сегодня же это было большое спокойное озеро, на дальнем берегу которого группа женщин стирала белье. Преодолевая чувство благоговейного страха и почтения, мы сняли обувь и вошли .в прохладную воду. Это было подобно тому, как если бы мы перенеслись в прошлое и окунули свои ноги в древнее Галилейское море. Улыбающийся мальчонка с лицом херувима смотрел на нас, сложив в приветствии руки и повторяя: "Саи Рам, Саи Рам!"

   Когда-то и Свами был таким же мальчишкой, плавал, смеялся, полный веселья, никогда не доносил на старших драчунов, которые презирали его за удивительные знания – на что он никогда не обращал внимания – и которые держали его голову под водой или тащили его по песку, раздирая его единственную белую юбку так, что приходилось закалывать дырки кактусовой иглой. Маленький мальчик, не мог стать бойскаутом, поскольку его семья была так бедна, что не могла купить униформу...

   Но мальчик был и не похож на других – он творил чудеса в два и три года, люди называли его "наш гуру", когда ему было пять, и "Брахмаджнани" (тот, кто владеет всем знанием и мудростью) – в шесть! Нет возможности написать здесь о его удивительном детстве, о его нежности и сострадания к людям и животным, о том, как он учил в десять лет, о сочиненных им духовных песнях, о драмах, которые он написал, поставил и в которых играл в двенадцать лет, и о многом-многом другом, о чем можно прочесть в великолепных четырех томах, содержащих описание его жизни, составленное профессором Кастури, названное "Сатья Шивам Сундарам".

   И когда мы остудили свои стопы в этой священной реке, все это пронеслось в нашем сознании, и мы не смогли сдержать слез, наполнивших наши глаза. По этим пескам Баба, будучи подростком, вел своих преданных всех возрастов, так как не было другого места, хотя ему уже построили постоянно увеличивавшийся простой храм или мандир.

   Здесь совершались ежедневные чудеса, которые ему так свойственны, включая такую забаву, как лепить шарик из песка и бросить его ребенку, чтобы он его съел – ибо когда ребенок ловил этот шарик, он становился чем-то теплым и очень вкусным. Свами всегда любил говорить и учил во время прогулки по отмели реки или по берегу моря, причем делал так во многих местах и, пожалуй, никогда не мог не материализовать что-нибудь, все что он желал, из песка. Даже недавно, в июне 1980 г., будучи в Кашмире, он сел на небольшой песчаный участок земли в саду генерал-лейтенанта С.П. Мальхотры и материализовал подарки хозяину и хозяйке дома. К счастью, у кого-то из присутствующих оказалась кинокамера, и мы видели фильм об этом случае.

   Тут наш друг Вему прервал нашу задумчивость, сказав: "Смотрите! Это же "дерево исполнения желаний!" Мы посмотрели вверх, на высокий скалистый выступ, возвышавшийся над нами на высоту 150 футов (немногим более 45м). Почти на самой вершине рос зеленый тамаринд, возвышавшийся среди больших валунов, к которому был прикреплен красный флажок. Молодой Сатья спросил бы своих друзей, каких плодов они бы хотели, и, какой плод они ни попросили появиться на ветвях, будь то апельсин на одной, яблоко на другой, манго, банан или что-то еще – все появлялось на ветвях. И позднее, когда во время автомобильного путешествия приходилось останавливаться, чтобы перекусить, Баба иногда делал это для своих попутчиков.

   Но я думала о том вечере, когда молодой Баба, возвращаясь из песков с группой, взлетел, левитируя, на вершину скалы и крикнул: "Я хочу показать Видение Света". "Вдруг, – писал С.Н. Падма, который при этом присутствовал, – появился большой огненный шар, подобный солнцу и пронзающий сумерки новолуния. Невозможно было открыть глаза и смотреть. Три или четыре преданных упали в обморок".

   Позднее, когда Баба посетил одну семью в Майсуре, он показал это видение священнику-брамину этой семьи, и тот в течение нескольких часов не мог прийти в себя. В другом случае, разговаривая о Боге с пенсионером, бывшим инспектором министерства здравоохранения, Баба показал ему Пламя, исходящее из его лба. Инспектор, похоже, не смог вынести великолепия этого зрелища и потерял сознание на семьдесят часов, чем очень встревожил своих детей.

   Теперь Баба осторожен, ведь наши физические тела слишком слабы, чтобы устоять перед определенным духовным опытом, которого может быть слишком много, чтобы его воспринять. Д-р В.К.Гокак однажды спросил Бабу, покажет ли он когда-нибудь ему свою Истинную Форму, на что Баба ответил: "Вы очень быстро захотите, чтобы я принял ту форму, которую Вы знаете". Я же, говоря только от своего имени, скажу, что ощущение близкого присутствия Саи Бабы наполняет тебя таким чувством беспримерного блаженства, что становится трудно дышать.

   Мы оторвались от созерцания этой картины и в поисках места, где бы можно было оставить машину в тени высокой стены ашрама, медленно поехали по деревенской улице, чуть ли не оттолкнув величественного быка с глазами, подобными терновой ягоде, стараясь избежать наезда на куриц, спасающих своих цыплят. Песчаная улица с одной стороны была обставлена маленькими открытыми лавочками, заполненными плодами. Из магнитофона доносились звуки пения бхаджан. На месте фактического рождения Свами его приверженцами был воздвигнут прекрасный храм, посвященный Шиве, в который мы вошли через кованные железом ворота.

   С босыми ногами, стараясь не наступить на камни, которые в середине дня были слишком горячими, чтобы ходить по ним, мы прошли через большую арку, на которой можно прочесть слова: "Ты – в Свете. Свет – в тебе. ТЫ – ЕСТЬ СВЕТ", и вошли в Прашанти Нилаям – Обитель Великого Мира – и в другой мир!

   Поскольку Свами не было, служители в это время дня были дома, и мы были предоставлены самим себе. Это было восхитительно. Высокие деревья, похожие на кипарисы, поднимались в небеса. Единственным звуками в тишине были шуршание листьев эвкалипта от легкого дуновения ветра и нежное воркование голубей, сидящих на выступах высокой статуи, изображающей лотос, с пятигранным основанием, на котором высечены эмблемы и цитаты из пяти основных вероисповеданий, все это было окружено рвом с холодной водой.

   Аллея деревьев приводит нас к чарующему красочному зданию в традиционном индусском стиле, который включает в себя Храмовый Зал Молящихся, комнаты для бесед и так далее, причем собственные комнаты Свами расположены наверху и окружены балконом, на котором он появляется каждый день рано утром после того, как закончатся еще более ранние ритуалы. Все начинается с того, что произносится нараспев: "АУМ!" двадцать один раз перед рассветом, при этом звук тысячи голосов проносится над долиной и отражается от гор.

   На трех сторонах огромного четырехугольника имеются длинные трехэтажные блоки с балконами по всей своей длине (на каждой стороне блоки стоят один за другим), что дает возможность поместить в простых условиях 10 000 человек. С тех пор построено еще одно круглое здание, построенное для европейцев, где подается европейская пища. Всего этого абсолютно недостаточно особенно для проведения праздников или Всеиндийской или Всемирной конференции Организации Шри Сатья Саи или празднования дня рождения Бабы (к которому он лично интереса не проявляет, но дает согласие отмечать его лишь для того, чтобы доставить удовольствие своим преданным).

   На пятидесятилетний юбилей и на Всемирную конференцию в 1975г. собралось более четверти миллиона людей со всей Индии и из многих стран; в связи с этим каждый квадратный дюйм земли был занят палатками, заполнены также были крыши зданий. Были также использованы здания его высшей школы, средней и начальной школ, Колледжа и его общежитие.

   Когда проводилась Всемирная конференция, а также отмечался в ноябре 1980 г. его день рождения, то, хотя со всего мира от каждого Центра Шри Сатья Саи разрешалось послать только двух-трех человек, приехало 12 500 делегатов из пятидесяти четырех стран, включая Россию и Японию. Четверть миллиона человек заняли площадь в 100 акров, на этой территории были устроены водопроводные и канализационные сети, дороги, было проведено электричество.

   Более того, администрация штата Андра-Прадеш недавно отдала сотню селений вокруг Путтапарти под новый административный район с названием Шри Сатья Саи Талука. В этот год в ознаменование новой эры любви и служения этой духовной революции празднование дня рождения проводилось в этих деревнях.

   Четвертую сторону четырехугольника занимают большая столовая и различные офисы, позади нее мы видели преданных Саи Бабы, прокладывающих дорогу из квадратных гранитных плит; за садом Свами, разбитом на скалистой стороне холма, находится полностью оснащенная больница, которая обслуживает население окрестных селений. Баба возглавлял это строительство (так же, как и все остальное), наблюдая за людьми, которые, встав в цепочку вдоль склона холма, передавали из рук в руки металлические изделия, камни, кирпичи, воду, глину, раствор и все необходимое.

   Но от чего у нас перехватило дыхание, так это от великой Аудитории Пурначандра, находящейся непосредственно в самом песчаном четырехугольнике, – огромного зала, вмещающего где-то 35 000 человек. Фасад с его куполами, балконами и прекрасной архитектурой, расписанный голубым и розовым, на фоне глубокого синего неба казался подобным мечте. Внутренние размеры составили 220 на 140 футов (68 х 43 м), с единой колонной, поддерживающей крышу, – это единственный пример постройки такого рода во всей Азии – поэтому зал кажется просторным, и, так как в этом зале все сидят на полу, в нем нет стульев, которые бы портили этот зал. Более того, обе стороны, находящиеся между колонн, на которых высечены изображения божественных фигур всех религий (включая Иисуса на кресте), могут быть подняты, и зал оказывается на открытом воздухе, для удобства тех, кто находится снаружи.

   Справа от помоста находятся прекрасные фрески, изображающие десять индусских Аватаров – ушедших в прошлые века, включая великих Аватаров – Раму (11 000 лет назад), Кришну (5000 лет назад) и Аватара Калки на белом коне из древнего пророчества, Сатья Саи.

   На другой стороне – такие же прекрасные фрески, изображающие Будду со своими учениками, Кришну с Арджуной, Иисуса, ведущего свою овцу, 3аратустру со своими учениками вокруг Вечного Пламени, и прелестная картина, изображающая звезды и полумесяц (мусульманам запрещено изображать своего пророка или Бога), под каждой из фресок – цитата из соответствующего учения, написанная на пяти языках.

   Вдоль стен написаны некоторые самые содержательные высказывания Бабы. Например: "У себя ищи недостатки, у других – заслуги", "Любовь живет давая и прощая; эго живет беря и забывая; "Сердце – это Храм Бога"; "Милость Господа пропорциональна усердию"; "Бог – это Любовь; живите в Боге"; "Чистое сердце – это внутренняя цель всего послушания"; "Секрет счастья не в том, чтобы делать то, что ты любишь, но любить то, что ты должен делать"; "Вместо того, чтобы рыть 4-футовые ямы в 10-ти местах, рой 10-футовую в одном. Концентрируйся на избранном пути"; "Следуй Учителю; без страха смотри в лицо дьяволу; борись до конца; заканчивай игру"; "Признание своих ошибок – начало мудрости"; "Пролей лишь одну слезу – я утру сотню их, катящихся из твоих глаз".

   Посетив это святое место, а также Бриндаван, где мы были столь благословлены, и размышляя о прекрасной Дхармакшетре в Бомбее, Шиваме в Хайдарабаде, Сундараме в Мадрасе, о 3 400 Саи Центрах служения человечеству в Индии и других таких же Центрах в 54 странах, ежегодно умножающихся в своем количестве, колледжах как для мужчин, так и для женщин, в Путтапарти, Бриндаване, Анантапуре, Джайпуре, Бхопале и Гуджарате, имеющихся в каждом штате высших, средних, начальных школах и детских садах, о 14 000 "Бал Викас" (обучение общечеловеческим ценностям) для детей и еще о многом другом, мы можем только повторить слова Р.Р.Дауэйкера, председателя Фонда Мира Ганди, бывшего министра правительства Индии, губернатора штата, ученого и писателя, когда на пятидесятилетнем юбилее Бабы он сказал:

   "Когда-то Свами был деревенским мальчуганом... Теперь мы собрались со всего земного шара и кого же среди нас мы видим? Политиков и философов, педагогов и законодателей, ученых и инженеров, образованных и неграмотных, богатых и бедных, представителей всех наций и всех религий. Если это не диво и не воплощенное чудо, то я хотел бы знать, что это!".