ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том I


Глава десятая

БУДДИЗМ КАК РЕЛИГИЯ


V. РЕЛИГИЯ МАХАЯНЫ

   Бунт человека против своей природы не может долго продолжаться. Нужды человеческого сердца становятся на пути беспрепятственного шествия критического духа. Даже в канонических произведениях есть много таких мест, которые могут удовлетворить сердце человека. В Маджджхима-никайе говорится, что даже тем, кто не вступил на путь, "обеспечен рай", "если они любят меня и верят в меня". Это – эхо учения о бхакти в Гите. Махаяна пользуется этими текстами и верит в бога-спасителя. В религии махаяны нет единства. Она охотно принимает религиозные суеверия. Где бы она ни распространялась, в Индии, Китае, Корее, Сиаме, Бирме или Японии, она терпеливо относилась к местным религиям, но в то же время старалась привить им новый взгляд на жизнь, воспитать в них доброе отношение к животным и покорность. Поскольку люди подчинялись определенным этическим правилам и почитали монашеский орден, буддистские наставники не чувствовали себя обязанными осуждать их суеверные обычаи. Если вы добры, то не важно, каких богов вы почитаете. Многообразный характер буддизма махаяны обязан своим существованием этой тенденции. В каждой стране, где махаяна была принята, она имела свою особую историю и развитие учения.

   Мы не собираемся здесь рассказывать о судьбе буддистской веры в более поздние времена и в странах, находящихся за пределами Индии. Если буддистская религия начала свою историю как жестокий, суровый закон самоограничения и кончила ее в обветшалых, разрушающихся, превращающихся в прах стенах храмов, то этим она обязана своему духу терпимости. Грубые, варварские племена не могли принять буддизм, не внося в него своего вклада. Свобода убеждений в религиозных вопросах находится в соответствии с метафизическими взглядами махаяны. Все религии являются проявлениями одной дхармакайи, и каждая выражает определенные стороны истины. Дхарма – это всепроникающая духовная сила, основной и высший принцип жизни. Первой попыткой персонифицировать дхарму явилась концепция Адибудды, первопричины, вечного бога, высшего над всеми вещами, верховного существа, первого из всех будд, не имеющего себе равных и ни с чем не сравнимого 33 [119]. Но даже этот Адибудда является метафизическим понятием, далеким от жизни и опыта, а не активной силой, соприкасающейся с миром, бытию которого он, как говорят, положил начало. Подвиг спасения мира был совершен буддами, или людьми, наделенными высочайшим разумом и любовью. Существовало бессчетное множество этих будд в прошлом, и будет существовать бесконечное количество их в будущем. Так как цель каждого индивида – стать буддой, есть много будд. Те, кто уверены в своем собственном освобождении, откладывают его достижение ради блага других. Все они являются преходящими проявлениями Единого Вечного Существа. Исторический Будда – это одно из таких проявлений морального идеала. Он является не Единой Реальностью, а богом среди многих других. Амитабха сидит по одну сторону от него и Авалокитешвара, своей милостью спасающий верующих,- по другую 34. Высшее Существо рассматривается в различных аспектах, в соответствии с потребностями различных людей. "Я возвещаю закон в его многосторонности применительно к склонностям и предрасположениям существ, я употребляю средства для пробуждения каждого в соответствии с его собственным характером" 35. Многие из ведийских богов стали аспектами Единого Высшего. Нагарджуна в своих проповедях и на практике учил, что такие индуистские боги, как Брахма, Вишну, Шива и Кали, обладают атрибутами, приписываемыми им брахманистскими священными книгами, и что они являются достойными объектами умилостивления. Традиционные боги индусов были включены в новую систему, где им были отведены особые места и функции 36. Махаянизм назван так потому, что он включает в себя большое число бодхисаттв, архангелов и святых, которые были всего лишь древними богами ведийских арийцев, весьма мало скрытыми буддистской символикой [121]. Нет сомнения, что, отводя большое место бхакти, или преданности богу, махаянистская концепция спасения открывала двери тантризму и другим формам мистицизма 37.

   Монистическая метафизика махаяны вызвала к жизни явно политеистическую религию, но мы должны отметить, что несколько богов были подчинены единому главе. Такое единство в религии махаяны можно выявить, если обратиться к учению о трех каях, аллегорическому по своему характеру. Дхармакая – это вневременная, ничем не обусловленная духовная реальность дхармы. Это не есть персонифицированное существо, раскрывающее себя в какой-нибудь одной исторической фигуре, но всеобъемлющая основа, которая, не претерпевая никаких изменений, принимает различные формы. Дхармакая соответствует безличному Абсолюту, Брахману упанишад. Дхармакая – это не столько "тело закона", сколько безграничное бытие или закон всего существования 38. Когда абсолютное начало [122] принимает имя и образ, происходит превращение дхармакайи в санбхогакаю. Субстанция, которая продолжает существовать, становится субъектом, который наслаждается. Брахман превращается в Ишвару. Он – бог на небесах, имеющий имя и образ, всеведущий, вездесущий, всемогущий, Адибудда, высший над всеми буддами. Когда же мы переходим к нирманакае, мы видим ряд проявлений этой единой деятельности в иватарах, или воплощениях.

   Каждый будда имеет природу трех кай: истинная природа будды – это бодхи, или просветление. Но пока он не достигнет абсолютной нирваны, он обладает и наслаждается плодом своих деяний как бодхисаттва и имеет "тело блаженства", или санбхогакаю. Исторические будды – это те реальные будды, владыки небесных миров, которые появляются на земле для спасения человечества. "Я один из длинного ряда будд. Многие были рождены прежде и многие родятся в будущем. Когда зло и насилие правят на земле, тогда и рождается будда, для того чтобы утвердить на земле царство справедливости" 39. Возвышенный появляется в мире для спасения многих людей, для радости многих людей, из сострадания к миру, как благословение, спасение и радость богов и людей" 40.

   Поскольку речь идет о махаяне, ее религия практически ничем не отличается от религии Бхагавадгиты. Метафизическая концепция дхармакайи, или первичной основы существования, соответствует Брахману Гиты. Как Кришна именует себя Единым Высшим, так и Будда превращается в Высшего бога. Будда не обыкновенное божество, а дэватидэва, верховный бог богов 41. Он является творцом всех бодхисаттв 42. То, что Будда достиг бодхи, просветления близ Гайи,- это лишь воображение невозрожденного. "Я – отец мира, что возник из меня самого",- говорит о самом себе Будда. "Только потому, что я знаю, насколько неразумны и слепы эти глупцы, я, никогда не перестающий существовать, являю себя умершим" 43. Будда был извечно. Его громадная любовь к человечеству выражена притчей о горящем доме 44. Все существа – его дети 45. "Татхагата, покинув пожар этих трех миров, поселился в покое в тиши своей лесной обители, говоря самому себе: все три мира в моем владении, все живущие существа – мои дети, мир полон сильного горя, но я сам добьюсь их спасения". "Всем, кто верит в меня, я делаю добро, и мои друзья – это те, кто ищет прибежище во мне" 46.

   Учение о трех каях было применено и к индивидуальному человеческому существу. Во всех существах присутствует дхармакая, или постоянная реальность; непосредственно за ней мы имеем "тело наслаждения", или санбхогакаю, индивидуализированный дух, и, наконец, нирманакаю, где дух уже осквернен [123].

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

   33 Сутраланкара критикует учение об Адибудде на том основании, что никто не может стать буддой, не будучи соответствующим образом наделен (sambhara) заслугами и знанием, но это относится к далекому прошлому [120].

   34 Asvaghosa, Awakening of Faith (английский перевод Сузуки), р. 68.

   35 Ср. Bhagavadgita, IX. 44ff. Saddharmapuhderika, II.

   36 Индра превратился в Шатаманью и Ваджрапани со своим собственным небесным царством (сварга), названным "траястриншалока". Основные черты Брахмы были перенесены на Маньджушри, светоча мудрости. Сарасвати продолжала быть одной из его жен, другой была Лакшми. Авалокитешвара, или Падмапани, обладал атрибутами Вишну или Падманабхи. Вирупакша – это одно из имен Шивы, хотя в буддистской легенде это имя носит один из четырех царей. Ганеша предстает и как Винаяка и как демон Винатока. Сапта татхагаты – это семь риши. Аджита вместе с Шакьямуни и Авалокитешварой образует триаду.

   37 Ср. у Вэделла описание буддизма махаяны как "мистицизма софистического нигилизма".

   38 Это явствует из ее синонимов: свабхавакая, или тело природы; таттва – самость; шунья – бездна; нирвана – вечная свобода; самадхикая,- тело экстаза.

   39 Ср. это с Gita, IV. 7 – 8.

   40 Anguttara Nikaya.

   41 Saddharmapundarika, VII, 31.

   42 Saddharmapundarika. XIV.

   43 Saddharmapundarika, XV. 21; см. В. G., IV. 9.

   44 Lotus, chap. III; Mahavagga, I. 21.

   45 Lotus, p. 89.

   46 Lalitavistara, VIII; ср. В. G.. VII. 16.

Примечания автора.

   [119] В хинаяне физическое тело Будды отличается от тела закона, который каждый человек должен постичь для себя. Позже в Дивьявадане (стр. 19 и далее, см. Digha N., III. 84) мы находим идею о том, что материальное тело Будды является телом, тогда как его душа – это закон. Истинная природа, или душа. Будды – это интуиция (праджня) или просветление (бодхи), достигнутые им. С точки зрения метафизики душа представляет собой первичную реальность, которая лежит в основе феноменологической вселенной. В то время как эта реальность принадлежит каждому Будде, говорят, что каждый Будда имеет в то же время свою собственную дхармакаю. Дхармакая отождествляется с татхатой – примитивной, недифференцированной реальностью, нутром татхагаты, источником всякого индивидуального бытия (Lamkavatara, p. 80). Каждый Будда постигается как обладающий телом невыразимого великолепия, которое называется санбхогакайей. Чандракирти объясняет отношение санбхогакайи к дхармакайе. (Madhyamakavatara, III. 12.) Те, кто наделены мудростью (джняной), например будды, достигают дхармакайи, а те, кто обладают заслугами (пунья), например бодхисаттвы, достигают самбхогакайи. Однако нельзя быть уверенным в этом, ибо в литературе махаяны Амитабху и Шакьямуни наделяются видимой формой.

   [120] См. Sutralamkara, IX. 77 и Karandavyuha. Нет абсолютного бытия, возможно даже для Будды.

   [121] "Тех, кто поклоняется бодхисаттвам и читает Махаяна-сутры, называют махаянистами". (J-Tsing (англ. перев. Такакусу), р. 14.) В Каноне выдвигается понятие закона как тела Будды. Саутрантики, по-видимому, принимают тело блаженства, одну из трех кай.

   [122] Понятие абсолюта, выражающегося в буддах и бодхисаттвах, представляет собой огромную ценность с точки зрения религии. Оно показывает, как абсолют соединяется с индивидом, чтобы обеспечить ему блаженство освобождения.

   [123] Лучезарная виджняна преобразуется в активный интеллект и преобразуется в мир материи и сознания.