Главы 1-7


Главы 8-15


Часть III. Приход к Саи Бабе

Глава шестнадцатая

"Да, священник! Si!"

Как юноша сочетается с девою,
так сочетаются с тобою сыновья твои;
и как жених радуется о невесте,
так будет радоваться о тебе Бог твой

Исайя 62, 5

В крошечной комнате нас было около тридцати человек. Он позвал нас во время даршана. Один из нас сделал то, что люди часто делают на даршане. Он встал и робко спросил: “Свами, пожалуйста, даруй нам интервью!” Саи Баба отреагировал как всегда: “Сколько вас?” После нашего ответа Он мгновение помолчал, как бы взвешивая, насколько полезной будет такая встреча, и затем сказал: “Идите!”

Это было мое второе интервью, не считая тех, которые я получил во сне. Я волновался и дрожал. У меня был острый ларингит и я полностью потерял голос. Мы сидели в саду, полном кроликов, фазанов, оленей. Мы ждали возвращения Саи Бабы.

И вот Он появился! Его маленькая, но величественная фигура возникла в дверном проеме. Он шел усталой походкой, слегка придерживая ниспадающее одеяние, чтобы не наступить на него. Кистью другой руки, повернутой ладонью вверх, Он делал легкие круговые движения, как бы говоря: “Я очень счастлив видеть вас!” Его взгляд был полон блаженства и устремлен в какое-то неведомое нам измерение. Он выглядел, как обычный бхакта, как будто у Его ног и не сидели с молитвенно сложенными руками тысячи человек. Он действительно, как бы парадоксально это ни звучало, является истинным бхактой. Он тот, кто дарует радость любому просящему Его милости, тот, кто отдает всего Себя, если вы умеете терпеливо ждать, тот, кто знает о всех ваших, даже самых незначительных проблемах и обещает помочь вам лично. У кого больше преданности, у ребенка, ищущего защиты и любви, или у его матери, отдающей всю себя и не просящей ничего взамен?

Божественный Врачеватель в заключение посетил “палату” других Своих почитателей и студентов колледжа и затем вступил на подъем, ведущий в Его личный “кабинет неотложной помощи”, чтобы заняться ожидающими Его пациентами. Он широко открыл двери и пригласил нас войти, встречая на пороге каждого в отдельности. Мы оставили за порогом все свои вещи, включая деньги и документы. К Нему нужно приходить с пустыми руками. Иначе, как Он сможет наполнить их? К Всемогущему не приходят с дарами, потому что все и так принадлежит Ему. Мы должны отдать Ему себя, свои непорочные сердца, избавленные от лишнего груза. Этот Врач не нуждается в наших дарах и банкнотах. Он хочет получить от нас лишь чистые сердца. Он тот, кто не только целит, но и одаривает Своих пациентов.

В комнате для интервью Он со строгим видом стал отчитывать студента, учащегося в одном из Его колледжей, за то, что тот не владеет собой. Затем Он повернулся к Антуанетте, подлинной гопи двадцатого века, и попросил ее пропеть несколько стихов из Вед. Девушка послушалась и с радостью стала петь стихи приятным и мелодичным голосом. Свами остановил ее и, снова повернувшись к своему студенту, сказал: “Слышишь, как хорошо поет стихи Вед уроженка Запада? Ты родился в лоне нашей религии. Не следует ли и тебе научиться делать это так же хорошо?”

Затем Он материализовал вибхути и дал каждой из женщин, и сотворил два кольца, которые подарил двум из них. После чего Он пригласил нас в следующую, очень маленькую комнату. Мы набились в нее как сардины в бочке. Саи Баба сел, и я находился так близко от Него, что мог прикоснуться. Паола, которая сидела напротив меня, нарушила молчание, сказав, что в нашей группе есть католический священник. “Я знаю, Я знаю”, — ответил Свами и как бы в подтверждение Своих слов повернул голову и посмотрел на меня. Тогда до меня не дошло, что любой другой человек должен был потратить какое-то время, чтобы определить, кто из такого большого количества людей является священником. Но Ему не нужно гадать. Он знает о нас все и может сразу найти того, кого ищет. Поэтому Он сразу посмотрел на меня, хотя я был одет точно так же, как и все остальные мужчины.

Он воспользовался этой ситуацией, чтобы дать мне совет и диагностировать мое душевное состояние. “Временами тебя одолевают сомнения, и ты не можешь понять, где истина, а где ложь, и это мучает тебя. Изучение необходимой литературы рассеет твои сомнения. Я поговорю с тобой отдельно”. Он повторил Свое обещание три раза, но, как известно, когда Свами что-нибудь обещает, Он никогда не говорит точно, каким образом или когда обещание будет выполнено.

Вдруг Он снова пристально посмотрел на меня и спросил: “Как поживает твоя жена?” Я оцепенел от этого вопроса. Хихиканье окружающих задело мое самолюбие. Потеря голоса еще более ухудшала ситуацию, потому что я не мог даже попросить Бабу объяснить, что Он имеет в виду, или попытаться оправдать себя.

В течение нескольких секунд я мысленно обозрел свою жизнь и, понимая слово “жена” в его обычном смысле, задал себе множество вопросов. Хотел ли Баба сказать этим, чтобы я избегал определенных мирских соблазнов? Предстоит ли мне подвергнуться этому искушению в ближайшем будущем? А может быть, Он находил предосудительным какие-то мои отношения с женщинами в настоящее время? Я был свободен от эмоций подобного рода и мог бы сказать Ему об этом, если бы ко мне вернулся голос.

Я умоляюще смотрел на Него и мысленно говорил: “Нет, Свами. Ты очень хорошо знаешь, что это неправда. Ты знаешь, что я принимал все решения и давал обеты по Твоему благословению и под Твоим наблюдением. Почему Ты говоришь мне это? Неужели в моем сердце все еще остались желания подобного рода? Если это так, то я прошу Тебя... не здесь, ... не сейчас!”

Но Он продолжал: “Иногда ты хочешь иметь жену, а иногда нет”. Мне хотелось крикнуть Ему: “Свами, что Ты такое говоришь? Ты очень хорошо знаешь, что я не желаю подобных отношений”. Очевидно, чтобы подсластить пилюлю, Свами игриво взял меня за подбородок и ущипнул за щеку. Все это время Он держал Свою правую руку ладонью вверх в нескольких сантиметрах от моего носа. Я не мог удержаться и взял ее. Казалось, что Он специально приблизил ее, чтобы как-то утешить меня. Я нерешительно подставил свою левую ладонь под ладонь Саи Бабы и крепко прижал ее сверху правой рукой, как мы это делаем со старыми друзьями. На протяжении нескольких минут, пока Он говорил, Его левая рука покоилась в моей.

Девушка, певшая стихи из Вед, вмешалась и сказала, как бы защищая меня: “Свами, священники не женятся!” Свами улыбнулся мне и сказал: “Нет. Ты не должен жениться. Оставайся холостым!”

Затем Он начал наставлять меня: “Думай только о Боге. Все есть Бог, и Бог с тобой, в тебе, вокруг тебя. Любовь — это Бог. Живи с любовью”. Он продолжал делать замечания относительно моего образа мышления и поведения в повседневной жизни. С одной стороны, мне льстило, что Он уделял мне столько внимания, а с другой я был немного смущен, потому что Он делал мне замечания в присутствии других людей. Я утешал себя, думая о том, что было сказано в Апокалипсисе: “Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю”.

Он спросил, есть ли вопросы. Несмотря на почти полную потерю голоса я попытался задать вопрос на хриплом английском: “Свами, где находится вездесущий Бог, когда люди совершают преступления?” Но Он сказал мне в ответ лишь следующее: “Я отвечу на твой вопрос, когда приму тебя отдельно”. Это означало, что мне назначили встречу, но я не знаю, когда она произойдет. Я уже получил ответ на этот вопрос, но тем не менее надеюсь, что встреча все же произойдет.

Больная женщина, которая страдала серьезным нервным расстройством, встала и, обращаясь к Саи Бабе, сказала: “Учитель, пожалуйста, исцели меня!” Свами обещал помочь ей, и сейчас она здорова.

Моему другу Он сказал: “Тебя беспокоит будущее твоего сына. Не волнуйся, Я позабочусь о нем. Слова Свами соответствовали действительности, и Он сдержал Свое обещание. Мой друг в самом деле был обеспокоен судьбой своего сына, и дальнейшие события показали, что семья находится под защитой Саи Бабы. Сын друга глубокой ночью попал в очень серьезную автомобильную катастрофу. Машина была полностью разбита, но он отделался легкими царапинами.

Закончив беседу с нами в маленькой комнате, Он снова пригласил всех в первую комнату. Я продолжал размышлять над тем, что Он сказал мне. Я так и не смог понять, что означали Его слова, и был очень подавлен. Баба, увидев, что я пал духом, спросил меня:

“Как тебя зовут?”

“Марио”, — хрипло ответил я.

“К какой церкви ты относишься?”

“К католической”.

“Существует много церквей... Католическая, протестантская и так далее, но Бог везде один. Относись ко всем одинаково доброжелательно. Иисус также говорил это”.

Мы поклонились Свами в ноги и наша встреча с Ним была окончена. Он проводил нас до двери и ласково попрощался.

Мы все молчали и были погружены в себя. Когда выходишь наружу после встречи со Свами, то испытываешь глубокий внутренний мир, царящий не только в уме, но и во всем теле. Кажется, что каждая клетка тела прекращает свою работу и погружается в священное молчание. Уму больше нечего сказать. На этот раз, однако, я смог испытать это состояние лишь на протяжении нескольких секунд.

Я укрылся в бараке. Многие мои вопросы остались без ответа. Меня начали одолевать сомнения. Я чувствовал себя слепым, не способным что-либо понять, и тупоголовым. Я беспрестанно спрашивал себя: “Почему Он говорил со мной таким образом? Почему я не могу понять смысл Его слов и как то, что Он говорил, связано с содержанием моего сознания и конкретными фактами моей жизни?”

Видя мое состояние, несколько женщин из нашей группы стали утешать меня, говоря, что я не понял смысла слов Бабы и что Он подразумевал под словом “жена” нечто другое. Они говорили мне: “Он, несомненно, имел в виду церковь. Это же так очевидно. Дополнительным доказательством тому является вопрос о церкви, который Он задал в конце беседы”. Это объяснение звучало правдоподобно. Тогда слова Свами “иногда ты хочешь иметь жену, а иногда нет”, относились к моему душевному кризису, вызванному тем, что церковь не разделяла моей любви к Востоку. В то время я хотел тихо и незаметно оставить службу в церкви и таким образом расторгнуть мой “брак” с ней, чтобы разрешить душевный конфликт. Однако церковь всегда считала себя больше матерью, чем женой. Поэтому я чувствовал, что моя “семья” должна была иметь структуру, отличную от той, которую имели в виду сочувствовавшие мне женщины.

Я не мог найти решения этой проблемы и все более приходил в замешательство.

Завернувшись в белую индийскую шаль и спрятав голову между колен, я дал волю слезам, одновременно молясь о помощи.

“Чего ты хочешь от меня, о Господи? Скажи мне.
Я хочу отдать Тебе все, что имею,
если только среди всех этих вещей
что-нибудь принадлежит мне.
Почему Ты говоришь метафорами?
Почему Твои слова непонятны?
Какой смысл имеет Твое пребывание среди нас,
если мы не можем понять Тебя
или если Твои слова нам должен кто-то истолковывать?
Скажи мне, что Ты хочешь, я молю Тебя,
но скажи ясно.
Ты хочешь, чтобы я говорил другим о Тебе,
но Ты хочешь, чтобы сначала я научился во всем следовать Твоему примеру.
Без требуемого Тобой совершенства
слова пусты.
Из-за этого мне вообще не хочется проповедовать.
Я не чувствую себя достойным.
Если даже великие мудрецы молчали,
то для чего говорить мне, не обладающему мудростью?
Что Ты хочешь, о Господи? Скажи мне.
Ты хочешь получить меня всего?
Тебе не нужны объедки.
Зачем Тебе наполовину съеденные яблоки.
Ты хочешь получить целые и зрелые плоды.
Теперь я понимаю,
Ты — Жена,
с которой мне иногда хочется заключить брак,
а иногда нет.
Ты — Невеста,
которая должна порвать все другие связи.
И теперь я знаю, что Ты — ревнивая Жена.

Да. Ты ревнивый Бог,
замечающий малейшую неверность
даже в мыслях,
хотя Ты и всегда готов простить.
Но ты также и верный Бог.
Ты хочешь, чтобы мы принадлежали только Тебе.
Но взамен Своему возлюбленному Ты даешь все.
О Господь, так Ты похищаешь сердца людей!”

Моя молитва была прервана молодым человеком, который, видя, что я подавлен, подошел и сказал мне:

“Доставила ли вам радость встреча со Свами?”

“Да, но теперь у меня появилось еще больше проблем, чем их было до встречи. Наверно Господь недоволен мной, и мне нужно пересмотреть всю свою жизнь”.

“Вам очень повезло. Он обращался с вами, как с одним из Своих студентов. Он делал вам замечания с любовью. Многие люди могли бы позавидовать вам”.

Я был тронут и воспрянул духом. Может быть, Саи Баба в облике этой доброй души пришел утешить меня. Зная, что в ашраме ничто не происходит случайно, я не колеблясь поверил в это. Затем ко мне подошел какой-то индиец лет тридцати и протянул мне вибхути, которое находилось в стеклянном сосуде. Он сказал, что Баба материализовал это вибхути для него и предложил взять сколько угодно. После этого он встал перед статуей Кришны и начал петь бхаджан “Према мудхита... Рама, Рама, рам”. Его голос невероятно походил на голос Свами. Если бы я не видел поющего, то мог бы поклясться, что это поет Саи Баба.

В тот вечер я, как обычно, вернулся в гостиницу. (В ашраме в Уайтфилде меньше жилых помещений по сравнению с Прашанти Нилаям.) Я все еще испытывал душевные муки и решил написать Саи Бабе письмо. Я закрылся в своей комнате и, прежде чем сесть за письмо, лег на кровать. Я открыл книгу, которую недавно купил в Бангалоре. Это была “Брихадараньяка Упанишада” с комментариями Шанкарачарьи. Я прочел: “Каждый обряд связан с женой. В отрывке “Пусть будет у меня жена... Поистине, таковы пределы желания” (1 IV. 17) показано, что в основе всех действий лежит желание... Это (совокупность желаемых объектов) вначале было лишь Атманом — единственной реальностью. Он пожелал: “Пусть будет у меня жена — тогда я смогу родиться (как ребенок), и пусть у меня будет богатство — тогда я смогу отправлять обряды”. Поистине, таковы (пределы) желания... Разум его “Я”, речь — его жена, дыхание — его ребенок, глаз — его мирское богатство, ибо глазом он добывает его... и тело (инструмент) — его при отправлении обрядов, ибо телом он совершает деяние”.

Смысл текста был не совсем ясен, но, рассматривая его как некое подобие пророчества, как гадательную книгу И-цзин, он, казалось, проливал некоторый свет на значение слова “жена”. Оно означало желания и внешние обряды, увеличивающие эго. Если, как говорится в тексте, “речь — это жена”, а в данной аллегории “жена” символизирует всю сумму желаний, тогда то, что я потерял голос, могло означать: “ Именно таким ты Мне и нужен: без голоса, без единого желания!”

Я сел за стол и записал все, что чувствовал. Вот краткое содержание письма: “Существует только одно желание, затмевающее все другие желания, и это желание слияния с Богом. Это и есть женитьба, к которой я так стремлюсь. Если Ты использовал слово “жена” в качестве символа всех моих привязанностей, я молю Тебя, дай мне силу покончить с ними раз и навсегда. Если же это предложение вступить в брачный союз с Божественным Началом, то яви Свою милость и прими это письмо, тем самым дав мне знак, что это так”.

На следующий день я пошел на даршан с твердым намерением вручить Ему это письмо. Я думал: “Бог может отказать в чем угодно, но Он не может отказаться от брака с душой”. Это Его единственная цель и именно для этого Он воплощается из века в век, как сказано в “Бхагавад Гите”. Я волновался и был возбужден сверх всякой меры. С одной стороны, я был уверен, что Он возьмет мое письмо, а с другой, боялся, что если по какой-то причине это не произойдет, то я этого не переживу.

От дальних ворот в направлении большого скопления людей, представляющих все человечество, двигалось блистающее пламя любви. Я подумал: “Свами, если Ты не возьмешь мое письмо, то я буду неотступно следовать за Тобой, рискуя показаться навязчивым... Я буду надоедать Тебе, пока не исторгну из Твоих уст “да”. Свами, не отклоняясь, шел по прямой линии. Он шел прямо ко мне. Он замедлил шаг, посмотрел на меня Своими любящими глазами, взял письмо и тихо, но отчетливо сказал: “Да, священник! Si!” Это “Si!” — не перевод, Баба Сам произнес его по-итальянски.

Я был счастливейшим человеком и ни на что в мире не променял бы это счастье. “Даже если я никогда не увижу Тебя снова, Твое обещание будет радовать меня каждый день. Чего еще я могу желать!”

Я понял Его “Да, священник” как еще одно подтверждение того, что я должен продолжать оставаться священником. Мне не нужно было менять своей профессии. Наоборот, моей обязанностью являлось выполнение своего служения еще лучше и усердней. Его “Да” было уверением, что я обрету ту благодать, которая является неотъемлемой частью моей профессии. Его второе “Да”, итальянское “Si”, было согласием Невесты вступить в брак. Для заключения брачного союза, естественно, требовалось и “Si” жениха, которое не могло быть просто обычным “Si”. Это было и есть серьезное обязательство хранить супружескую верность, не нарушая ее даже в мыслях. Когда я думаю об этом сегодня, то чувствую большую ответственность и ощущаю, что за мной всегда наблюдает любящий, но в то же время и требовательный Бог. “Лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал... итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов” (Мф. 25, 26-28). В притче Христа эти слова господин сказал своему рабу, которому доверил только один талант.

Я верю, что можно смело довериться Тому, кто обладает абсолютным всеведением. В дни, когда у нас все хорошо, и мы полны оптимизма и любви, мы можем сказать Ему: “Если бы я просто воскликнул, что люблю Тебя, Ты, который само время, мог провидеть мое отпадение от Тебя в будущем. Поэтому я скажу так: “Когда Ты увидишь, что я блуждаю в потемках, молю Тебя, вспомни о любви, которую я испытываю к Тебе сейчас. Если в моей жизни случится такое, что я забуду Тебя, пожалуйста, не покидай меня, но протяни Свою длань и подними меня”.

Святой Бернар говорит: “Фонтан всегда дает воды гораздо больше, чем нужно человеку, испытывающему жажду”. И этот факт является большим утешением для любого человека, знающего о своих скромных возможностях. Следующие слова святого аббата звучат еще более утешительно: “Если какое-либо создание не способно испытывать полноценную любовь в силу своей примитивности, но любит всем своим существом, оно более ни в чем не нуждается. Там, где было дано все, нет нужды ни в чем. Если живое существо любит подобным образом, то оно празднует свое бракосочетание с Божеством, потому что, любя подобным образом, оно не может быть нелюбимым. Идеальный брак заключается с согласия обеих сторон, но несомненно, что любовь Слова к душе сильнее и приходит первой”.

Простое “да” не просто вознаградило меня за все дни душевных невзгод, оно скрепило Брачный Союз, к которому я так стремился.

 

 

 


Глава семнадцатая

Сомнения и поиски.
Письма философствующего фабриканта

Любовь Христа
превосходит всякое разумение

Послание апостола Павла к Ефесянам. 3, 19

Изучая на протяжении нескольких лет феномен Саи Бабы и посещая Его ашрам, я познакомился в Индии со многими людьми, которых глубоко интересовала эта Божественная Личность. Узнав, что я священник, эти люди обычно задавали мне вопрос, как я совмещаю веру в Иисуса Христа с верой в Саи Бабу. Иллюзорное многообразие физических форм всегда вводило людей в заблуждение. В их сердцах глубоко укоренилось убеждение в том, что неделимая и вечная Божественная Сущность могла воплотиться лишь единожды, в физическом теле. Поверить в то, что божество может явить себя во многих физических формах, людям мешают конфессиональные предрассудки. Для людей, стремящихся к познанию Истины, но не обладающих самостоятельным мышлением, эти предрассудки являются величайшим препятствием, заставляющим их топтаться на одном месте или сдавать позиции в своих духовных изысканиях.

Среди многих интересных людей, которых мне довелось встретить, особо следует отметить двоих. Первый из них подошел к проблеме сопоставления Христа с Саи Бабой как истинный исследователь духовных сфер и теолог. Вторая подошла к этой проблеме в духе любви и преданности, но с некоторым беспокойством относительно упомянутой выше двойственности. Первый — это фабрикант из Венеции, доктор Джанни Веньер, изучающий в свободное время теологию и даже посещавший различные теологические учебные заведения. Вторая — монахиня, которая, хотя ее и обуревали сомнения, что вполне естественно, тем не менее, интуитивно распознала Божественную природу Саи Бабы и смогла оценить ее по достоинству. Она даже испытала чувство глубокого единения с этой Высшей Реальностью.

Я попросил этих людей разрешить мне опубликовать некоторые места из их писем, однако, по причинам, которые вскоре станут вам ясными, называть имя монахини я не буду. После каждого письма я помещаю свой ответ на него.

Я публикую эту переписку в надежде, что она окажется полезной тем, кто окончил чтение предыдущих глав книги. Может быть, у читателей также имеются сомнения, аналогичные выраженным в этих письмах, и я надеюсь, что переписка поможет их рассеять.

Ниже я помещаю переписку с крупным предпринимателем, доктором Веньером. Я познакомился с ним в Индии и узнал, что он уже насколько раз посетил ашрам Саи Бабы. Его религиозные убеждения всегда находились в противоречии с традиционным взглядом на Христа католической церкви и он понимал, что такой Христос несовместим с Божественным Присутствием Саи Бабы. Мы долго беседовали с ним на эту тему и затем продолжили наш диалог в ходе переписки. Вот несколько отрывков из этих писем.

 

 


19 декабря, 1989 г.
Дорогой Дон Марио!

...я сижу один в своем кабинете и вокруг царит та безмятежность, которая всегда предшествует Святому Рождеству. Мне хотелось бы возобновить те долгие беседы, которые мы вели в Индии, сконцентрировашись на определенных моментах вашей лекции, прочитанной в университете Падовы.

Давайте начнем с темы “Христос — Саи Баба — мы”. Я помню, как возразил вам приходский священник: “Как совместить это все с Христом, Сыном Божиим, Единородным, Иже от Отца рожденным?” Вы знаете. что я с тревогой задавал себе тот же самый вопрос, но в отношении Девы Марии, воплощающей в Себе человеческое и божественное начало, что порождает тот драматизм отношений между ними, который типичен для иудейско-христианской традиции.

Взяв Деву Марию за образец, я попытался заново сформулировать проблему тождества божественного и человеческого начал. Как вам известно, для нас, христиан, это тождество существует только в Христе, что не позволяет решить проблему того, как в Деве Марии отражается женский лик Господа. Однако в индийской традиции Аватар нашего времени именуется Саи Баба. Это имя обозначает как мужской, так и женский аспект Бога. Поэтому воплощение Бога в облике Саи Бабы указывает одновременно на Его мужскую и женскую природу. Тем не менее, как в прошлом, так и в настоящее время христианские теологи, подобные Бальтазару и Боффу, отстаивали ту же самую концепцию. В своих работах они подчеркивают двоякую природу воплощения Бога и говорят об определенном единстве Христа и Девы Марии. Поэтому мне хотелось бы узнать, что говорится на этот счет в индийской традиции, и я надеюсь, что могу рассчитывать на вашу помощь для более успешного продвижения в моих изысканиях.

Решив эту проблему, мы сможем сделать значительный шаг вперед в осознании нашей близости к Богу. Мы также начнем преодолевать антитезу между святостью и божественностью.
В самом деле, вполне очевидно, что святость сопричастна божественному именно тем, что имеет особые отношения с богом, но это не означает, что святые считают себя тождественными Богу. Для нас Христос, несомненно, является Божественной личностью (одна личность — две природы), но Дева Мария и, если угодно, и Саи Баба не являются самой Божественной сущностью в смысле одной из ипостасей Троицы.

Самую большую проблему для меня всегда представляли слова апостола Павла: “Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех”. Христос — единственное человеческое воплощение Сына. Поэтому только Он имеет особые, исключительные отношения с Троицей, несомненно, являющейся для христиан единственным выражением Бога (см. 1. Тим. 2, 1-8).

Ваши размышления относительно “нескольких дней” привели вас к правильному заключению, что если Христос есть Сын Божий, Единородный, Иже от Отца рожденный, тогда в Христе Саи Баба, Дева Мария, святые, Аватары и мы сами являемся участниками этого космического по своим масштабам события, которое делает всех нас Детьми Отца, Сыновьями Бога. Таким образом, мы все сопричастны Божественному началу, что делает нас Самим Богом (здесь можно было бы привести слова апостола Павла, Иоанна и ряд других мест из Евангелий). Ваш ответ тогда опять сводит все к ортодоксальному католическому учению. Однако я не совсем уверен, что Саи Баба думает подобным образом. Вы излишне упрощаете эту проблему.

Возьмите догматы нашей церкви: по моему мнению, некоторые из них лишены всякого смысла, по крайней мере, на внешнем уровне. С одной стороны, церковь утверждает, что Христос — единственно возможное воплощение Бога, с другой же — она наделяет определенными привилегиями и исключительными качествами Деву Марию (непорочное зачатие, вечное сохранение девственности, вознесение на небо в теле и духе) и некоторых святых (вездесущность, всемогущество и всеведение). Святость не является прерогативой Запада и христианства, и поэтому признаки ее присутствия необычайным образом проявляются и у Аватаров на Востоке.

Дуализм отношений “Бог — человек” ставит их тождество под вопрос. По моему мнению, именно здесь и нужно искать решение нашей проблемы. Аватары являются гораздо более полной манифестацией Бога по сравнению с христианскими святыми, хотя отношения Аватаров с Богом и проявляемые ими силы не слишком отличаются от тех, которые проявляют святые. Как бы там ни было, мы непременно должны решить проблему инкарнации Бога, которая для нас, христиан, связана исключительно с Христом.

Я полностью согласен с вами, что Саи Баба производит неизгладимое впечатление на всех, кому довелось встречаться с ним, и я также принимаю вашу идею, что к Нему можно приблизиться тремя возможными путями. Я отношу себя к первой из названных вами категорий (сильное влияние, которое взращивает и укрепляет веру) и немного к третьей (поиск альтернативных путей к Истине). Вы сказали, что относите себя в основном к этой, третьей, категории, однако меня также тронул и рассказ о вашем духовном пути в качестве священника. Вы говорили и о многих других вещах и, уверяю вас, что я слушал с большим интересом. Однако я по-прежнему убежден, что для нас, христиан, важно выяснить, как соотносится Христос с Саи Бабой и обязательно ли Саи Баба связан с Богом через Христа?

 

 


29 декабря 1989 г.
Дорогой Джанни!

Я также был счастлив, увидев вас сидящим среди слушателей в Падове. Благодаря вашей теологической подготовке и знаниям, которые, с тех пор, как вы встретились с Саи Бабой, постепенно превращаются в мудрость, вы, как никто другой, смогли оценить мою лекцию. Святой Павел часто говорил, что “знание надмевает”, Иисус тоже заботился о том, чтобы предпочтение отдавалось именно духовной мудрости.

Я благодарю вас за вопросы. Они стимулируют процесс мышления и, как вам хорошо известно, излагая свои мысли на бумаге, вы оттачиваете и совершенствуете их. Я отвечу на ваши глубокие вопросы и надеюсь преуспеть в этом, служа делу Истины.

Проблема Единородности Сына

Как я уже говорил в Падове, “Единородность” — это божественное качество, относящееся не к генетической родословной в биологическом смысле этого слова, но к единичности природы, принятой “Словом”, которое в начале было рождено из лона Абсолюта. Увы, язык в данном случае обладает весьма ограниченными возможностями для выражения Невыразимого, Неописуемого. Каждое слово из нашего лексикона может превратиться в предательскую западню, но я рискну, потому что в настоящее время мы не способны общаться на другом уровне. Начальные строки из Евангелия от Иоанна, несомненно, представляют из себя образец высокой, и я бы даже отважился сказать, ведийской мудрости. “В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог... и Слово стало плотию”. В синтаксисе этого отрывка есть что-то вневременное и запредельное. Его истинность не зависит от каких-либо исторических событий. В данном случае таким событием является воплощение существа, взявшего себе имя Иисус, и о котором говорили, что он был Христос.

В нашей традиции принято произносить Его имя, как Иисус Христос, не производя различия между двумя словами. В последние годы в теологии и, следовательно, в литургии отдается предпочтение слову “Христос”, т.е. Помазанник. Хотя это выражение и кажется отчасти искусственным, оно лучше выражает Реальность Единой Божественной Сущности, Уникальной, Единородной (Слово Отца имеет только одно неизменное значение, один смысл, и у него нет... братьев и сестер). Это та Реальность, которая пребывает в человеческом теле и проявляет Себя через него, потому что только через посредство человеческого тела она может установить контакт с человеческими существами. Человеческое тело, выбранное для этой цели, носило имя Иисус.

А имел ли Иисус родных братьев или сестер или они были лишь Его сводными братьями и сестрами — не суть важно. Для того чтобы защитить свое неверное представление о Единородстве, церковь официально поддерживает точку зрения, что “братья” Иисуса, часто упоминаемые в Евангелиях, на самом деле были Его двоюродными братьями. Если бы Иисус имел родных братьев, то это ни в коей мере не умалило бы Его славу и величие. Тот факт, что в этом случае Он имел бы с ними одну родословную, не имеет никакого отношения к сути проблемы.

То же самое можно сказать и относительно Саи Бабы. Сверхчеловеческая Реальность воплотилась в конкретном теле, которое нарекли Сатьянараяна Раджу. Эта Реальность есть Бог, Бог, который может непосредственно общаться с современным человеком, лишь приняв такую же физическую форму, имея такой же организм и такие же физические ограничения, как и другие люди. Взяв это тело, данная Реальность приняла новое имя, указывающее на Ее миссию: Сатья Саи Баба, т.е. Истина, производящая подлинное человеческое существо (в том смысле, что Она является его Отцом и Матерью).

В случае Саи Бабы Единородный Сын, “рожденный прежде всех век”, также являет Себя в форме, состоящей из плоти и крови, подверженной старению и смерти. Однако Его духовная, метафизическая и онтологическая Реальность — за пределами человеческого понимания!

Квинтэссенция всех существ пульсирует в этом маленьком теле, столь миниатюрном, но могущественном, горящем огнем Любви и сияющем как солнце. Вот почему Его рука создает любые предметы, не зная ограничений. Он делает это, чтобы показать человеку природу силы, пребывающей в Его теле. И поэтому, когда Он дает даршан, наши сердца переполняет радость, и все наше существо стремится раствориться в Нем.

Эти силы невозможно увидеть или исследовать в лаборатории и их нельзя постичь с помощью теологии. Они часть наследства, принадлежащего всем существам, и их источник — в Нем.

Если Океан приходит в движение, то волны вторят Ему. Жар присутствует в маленьком огоньке и в ослепительном гигантском пламени. Без жара нет огня.

Единородный Сын и является такой невозбранной силой, одухотворяющей наши жизни. Эта сила находит свое наиболее полное выражение в божественных инкарнациях, которые время от времени, по мере возникновения необходимости, посылаются человеку Бесконечной Благостью, исполненной Любви. Святой Афанасий понимал это, когда писал следующее: “Он — Единый. Единородный, милосердный Бог, исходящий из Отца, как из источника добродетели, управляющий вселенной и содержащий ее в Себе”.

Великий Фома Аквинский сумел в нескольких словах с потрясающей силой и ясностью выразить Сущность Единородного Сына, сделавшего Себя человеком: “Unigenitus Dei Filius, suae divinitatis volens nos esse participes, naturam nostram assumpsit, ut homines deos faceret factus homo”/ Единородный Сын Бога, желая, чтобы мы стали сопричастными Его божественной природе, принял наше естество для того, чтобы, став человеческими существами, люди могли стать богами/ Итак, как вы можете сами убедиться, Единородный Сын — это не сын плотника из Назарета, но та Сущность, которая существовала вечно и затем напитала дух Иисуса, позволив Ему отождествиться с Ней.

Дева Мария, Божья Матерь

Я рад, что ваши изыскания привели вас к мысли, что Дева Мария представляет из себя нечто большее, нежели довольно бесхитростное человеческое существо, исполняющее роль матери, в которое Ее превратила наша традиция. Во время Праздника Непорочного Зачатия Девы Марии я получил откровение. Рискуя привести в смятение монахинь, присутствовавших на литургии, которую я проводил, я поспешил сообщить им об этом прямо во время проповеди. Лишь в этом году, после стольких лет, проведенных в невежестве, я понял, что непорочное зачатие означает просто “рождение без греха”, т.е. без кармы, без долга, оставшегося с прошлых жизней, рождение в состоянии абсолютного совершенства.

Я спросил себя, а не означает ли это, что человеческое существо достигло божественного статуса и что Дева Мария фактически еще один Аватар? Мне очень понравилась эта мысль. Она вновь пробудила во мне священные чувства к святому образу, который сильно поистерся из-за большого количества затверженных проповедей, превозносящих человеческие добродетели Девы Марии и Ее “вынужденное” материнство.

Я подумал, что тогда Дева Мария и Иисус достигли той же самой цели, исполняя две различных роли. Мария достигла ее с помощью молчания, которое больше подходит женщинам, ибо они по своей природе более созерцательны, чем мужчины. Иисус же достиг этой цели через проповедь и социальную деятельность, что больше подходит мужчинам или кшатриям. Таким образом, казалось, что догмат, который трудно было принять (потому что он был навязан), имеет более глубокое значение, чем ему приписывали люди, установившие его. Я усматриваю в этом вмешательство Святого Духа. Он часто побуждает людей произносить Истины, которые они сами не понимают.

Нельзя сбрасывать со счетов и то, что в религии также нашел отражение культивировавшийся на протяжении многих веков взгляд на женщину как на низшее существо. Дева Мария тогда не просто то, что из нее сделали, — бедная мать, которая вечно не знает, что происходит на самом деле и слепо выполняет чужую волю. Напротив, Она — “Владычица”, Своим “Да” поразившая змея в голову, Дева Мария заслуживает того, чтобы сидеть рядом с Христом, потому что они пришли выполнить одну и ту же задачу — поразить в голову Майю, богиню невежества. А невежество уничтожается смирением.

Мария и Иисус — женский и мужской принципы творения, в наши дни соединившиеся в Личности Саи Бабы. В священных индийских писаниях эти принципы именуются Практити и Пуруша. В раннем христианстве, не искаженном позднейшими исправлениями, Деву Марию изображали в виде Царицы, сидящей на троне рядом с Христом. В то время даже считали, что тело Марии не подвержено тлению.

Успение Девы Марии и Воскресение Христа указывают на одну и ту же Реальность. На Востоке Богу часто поклоняются как Божественной Матери. Почитание индусами коров, столь нелепое для жителей Запада, является просто почитанием божественных качеств, которыми корова обладает как никакое другое животное: она ест траву на пастбище и удобряет его; питаясь такой скромной пищей, она в то же время дает нам драгоценный продукт — молоко, из которого делают сыр, масло и т.д. Корова не просит ничего взамен; она не агрессивна, но ее жизнь постоянно находится под угрозой. Она являет собой образ преданной матери, любящей совершенно бескорыстно.

Проблему, поднимаемую в “Первом послании апостола Павла Тимофею”, можно разрешить, если обратить особое внимание на следующие слова: “Который есть Спаситель всех человеков. А наипаче верных”. Они указывают с замечательной терпимостью, что другие культуры могут предоставлять отличные от христианства возможности для выражения и толкования Божественного Начала. Апостол Павел как бы говорит, что для нас это — путь, и не имеет смысла менять форму Бога. Другие достигают той же самой цели другими путями.

Дорогой Джанни! Ваши исследования, несомненно, принесут хорошие результаты, потому что они обусловлены искренним стремлением к истине. Но не забывайте, что возможности человеческого интеллекта и, следовательно, теологии, зависящей от этого интеллекта, очень ограничены. Идеалом является синтез знаний, полученных с помощью интеллекта, с тем, что узрели чистые сердцем.

Теология отличается от высшей Реальности так, как отличается подробное описание плода в учебнике по ботанике от его вкуса, узнать который можно лишь попробовав данный плод. Саи Баба говорит: “Не пытайтесь понять Меня. Погрузитесь в Мою Реальность”. Знания можно приобрести, изучая различные науки, но это очень медленный, трудный и чреватый различными издержками путь. Святые часто обретали мудрость свыше. Она приходила к ним в результате слияния с Божественным началом. Вот почему нигде не учившаяся святая Тереза и многие другие святые могли разрешить любую теологическую проблему и помочь обращающимся к ним за советом людям.

 

 


 
16 февраля 1990 г.
Дорогой Дон Марио!

...Сегодня я собираюсь проанализировать концепцию Откровения.

Для всех основанных на нем религий Откровение — это самопроявление Божества.

Для нас, христиан, Бог проявил Себя в Иисусе из Назарета. В прологе к Евангелию от Иоанна сказано, что в нем: “Слово стало плотию” (Ин. 1, 14).

Более того, как Откровение Бога, Иисус из Назарета есмь истинный и единственный путь, ведущий к Отцу (Ин. 14, 6). Иисус и Отец так тесно связаны между собой, что их невозможно отличить друг от друга. В Евангелии говорится: “Я и Отец — одно” (Ин. 10, 30).

Поэтому все сосредоточено на Иисусе из Назарета. Он, и только Он является исполнением Откровения, потому что только в Воскресшем Христе возродятся верующие в Него и станут сопричастными божественной жизни.

Поэтому, как провозгласили Отцы церкви и все древние вселенские соборы, начиная с первого Никейского собора, в личности Христа неразрывно соединились божественное и человеческое начала. Путь к спасению, таким образом, обозначен раз и навсегда. Казалось, из всего вышесказанного можно было бы сделать вывод, что все проблемы удалось решить и на каждый вопрос был дан ответ. Однако через две тысячи лет на повестке дня стоят те же самые вопросы. Но так и должно быть, учитывая, что основой христианской религии является тайна — учение о Троице. Эта тайна относится к самой сущности Бога. Она есть ключ к пониманию всех аспектов христианства.

Согласно этому догмату единый Бог, о котором говорится как в Ветхом, так и Новом Завете, существует и живет как Отец, Сын и Дух Святой.

...Для христиан Бог — это Отец, Сын и Дух Святой, вечно пребывающие в любви и проникающие друг в друга. Это непостижимая тайна, которую Ориген понимал как энергию и соединение, а блаженный Августин как выражение любви (“Если вы видите проявление сострадания, то вы видите Троицу”).

Троица обладает единой природой или субстанцией в трех лицах. Христос, однако, являет Собой одно лицо, но имеет две природы, человеческую и божественную. То, что едино во Христе, множественно в Троице и то, что множественно во Христе, едино в Троице. Для нас, христиан, воплощение — это уникальное и неповторимое явление, потому что у Бога существует только один Единородный Сын. Но неужели Бог общается со Своими созданиями только через Сына?

Я часто думаю, что было бы легче, если бы мы воспринимали все как непостижимую тайну, но и тогда останутся такие вопросы: “Кто такой Иисус? Кто Дева Мария? И, наконец, кто есть Саи Баба? Кто мы?”

Поэтому мы должны как-то ответить на эти вопросы, которые, в конечном счете, относятся к Богу, Самому Абсолюту. Вера в то, что Христос, как пишет апостол Иоанн, единственный путь, истина и жизнь (Ин. 14, 6), не может быть бессмысленной. Мы, христиане, считаем, что эти три важных понятия относятся и к церкви. Наше христианское сообщество основано на едином пути, истине и жизни.

Разрешите мне снова вернуться к последней части вашего письма. Совершенно очевидно, что Единородный Сын — это не сын плотника из Назарета, но предвечное Слово. Но верно также и то, что Единородный Сын является воплощением Бога. Он воплотился, приняв человеческий облик, но сохранив при этом Свою божественную природу, и Он воплотился в Христе и только в Христе. Мы вернулись к тому, с чего начали: возможно лишь одно воплощение, потому что существует лишь одна Личность или ипостась Троицы, которая воплощается.

Может быть, действительно, вы были правы, когда констатировали в своем вступительном слове, что: “язык является неадекватным инструментом для выражения невыразимого, неописуемого”. Ища ответы, мы неизбежно рискуем, но мы не можем не искать ответы.

P.S. Я снова прослушал запись вашей лекции о Саи Бабе в Падове. Две ваших мысли мне не совсем понятны.

В начале лекции, говоря о чудесах Саи Бабы и необходимом для их совершения глубоком знании материи, вы проводите следующую аналогию: как компьютер в совершенстве известен только лицу, изобретшему и собравшему его, так и материя полностью известна только ее творцу. Из ваших слов следует, что знание для вас эквивалентно творению. Действительно ли это так, или же я неправильно вас понял?

Мой другой вопрос касается вашей концепции отношения Бога к добру и злу. Для защиты Саи Бабы от обвинения в том, что Он является дьяволом, олицетворением зла, вы отрицаете, что различие между добром и злом установлено Богом. Вот ваши слова: “Феноменальный мир имеет дуалистическую структуру. Так как все исходит из Бога, то Бог выше всего и пребывает за пределами чисто человеческих категорий добра и зла”. Поэтому Бог является Высшим Свидетелем, равно относящимся к обеим борющимся сторонам.

Однако сразу после этого, объясняя причины пришествия Аватаров, вы говорите: “Когда ослабевает добродетель, Бог воплощается”. Как согласовать это заявление с предыдущим? О какой добродетели вы говорите? И к какой концепции добра и зла относится эта добродетель?

 

 


 
27 февраля 1990 г.
Дорогой Джанни!

...Я согласен со всеми вашими утверждениями, за исключением положения, которое можно считать одним из главных в католическом вероучении: “Для нас, христиан, воплощение — это уникальное, неповторимое явление, потому что у Бога существует только один Единородный Сын”. И далее: “Единородный Сын является воплощением Бога. Он воплотился, приняв человеческий облик, но сохранив при этом Свою божественную природу, и Он воплотился в Христе и только в Христе”.

На первое утверждение я отвечу так — высшую силу Бога, решившего принять форму (любую форму, какую бы Он ни пожелал!), ограничить рамками человеческого ума невозможно. Бог принимает форму амебы, оленя или звезды Сириус, как сознание, соответствующее их уровню развития. Точно так Он принимает и Свою “максимальную форму” (максимальную — в смысле эволюции форм) в человеке. Вот почему человек благословлен высшим сознанием, хотя он и ограничивает его неправильным использованием своей свободной воли. За пределами человеческого измерения Бог принимает форму Богочеловека, который есть человек, отказавшийся от своей свободной воли (т.е. растворивший свое эго в Божественном начале) и таким образом достигший наивысшего уровня сознания, возможного для человеческого существа.

Почему же этот Бог может иметь лишь одну единственную возможность, один шанс, принять “особую форму” для того, чтобы выполнить “особую миссию”? Даже если это было бы правильным пониманием всей христианской традиции (хотя я нахожу эту точку зрения сомнительной и противоречивой), наш разум, лежащий в основе всей науки и теологии, заставит нас, в конце концов, пересмотреть свои взгляды, потому что они ложны и ведут к философскому и теологическому абсурду.

Бог посрамляет любые попытки ограничить Его с помощью нашей несовершенной логики. Если Он захочет, то может послать одного Христа или нескольких для каждого века, как бы высоко люди не ценили свои умозаключения, полученные в результате неверного толкования писаний. Человеческие истолкования могут выродиться и превратиться в чисто умозрительные концепции, которые затем могут стать идолами ископаемого культа, превращающего людей в мумии. Но Божественный Промысел предусмотрел все. Он поместил сокровище Вечной Мудрости, дающее ответ на все вопросы, в сердце каждого человека. “Истина сделает вас свободными”. Невозможно дотянуться до Истины, стоя на табурете, который нам кажется крепким, но на самом деле очень шаток.

Относительно вашего второго утверждения я должен заметить, что здоровая теология должна обратить пристальное внимание на свой лексикон. Не зря сегодня даже в литургии слово “Христос” заменили на “Помазанник”, т.е. Посвященный, Избранник, Единородный. Но Единородный не может воплотиться в Единородном. Единородный воплощается в человеческом существе. 2000 лет назад таким человеком был Иисус из Назарета, который Своей ипостасью отождествил Себя с Тем и постепенно стал с Ним единым.

Сознание сына Марии, человека по имени Иисус, стало единым с Сознанием Единородного, Христа. Сознание йога, родившегося в Вифлееме и выросшего в Галилее, расширилось и слилось с сознанием Вселенского Режиссера. Режиссер всегда приглашает на главные роли своего лучшего актера, потому что этот актер хорошо его понимает. Такой актер следит за ходом действа творения, точно так, как это делает сам режиссер. Видя, что люди забыли о своей истинной природе и нуждаются в помощи Бога, йог-актер представляет Отцу Свой сценарий спасения, а не наоборот.

Теперь относительно вашего P.S.

1. Да, знание — это созидательная сила. После того как инженер разработал схему компьютера, все, что остается сделать, это изготовить детали и собрать его. После того как в голове Леонардо да Винчи родился образ загадочной женщины, появилась Мона Лиза. Быстрота воплощения идеи зависит от индивидуальной воли и необходимости. Иногда устанавливается тонкий или эзотерический контакт, и тогда, как только у вас появляется желание (способствующее вашей духовной эволюции), оно мгновенно осуществляется на физическом плане. Как только теленок подходит к матери, у нее начинает выделяться молоко... Эта великолепная метафора взята мною из Упанишад. Наши знания носят ограниченный характер. Вот почему нам приходится так много работать, чтобы плавить металлы, ставить опыты, делать открытия. Мы знаем о материи очень немного. Однако для обладающих божественной мудростью тайн не существует. Для человека, утвердившегося в божественном сознании, таинственные молекулярные структуры являются открытой книгой. Для произведения необходимых ему изменений в этой структуре он должен всего лишь внедрить в нее свою шакти (энергию), пребывающую в его пальце... Чудо!

2. Когда я говорил о добре и зле, то сказал буквально следующее: “В этой игре мы видим, что феноменальный мир обладает дуалистической природой, в которой добро и зло являются просто человеческими категориями, и все исполнено высшей целесообразности. Высшее Существо не принимает в этой игре участия на стороне добра. Оно просто свидетель, Высший Свидетель. Из Него исходит все и поэтому Оно не может быть пристрастным.

Различие между добром и злом, этика, моральные предписания — все это исходит от человека и различается в зависимости от времени, места, исторического периода и национальных особенностей. Неизменным является лишь то, что называется Вечным Законом (Дхармой). Божественная энергия ведет все мироздание к высшей очищающей Любви”.

Если бы Бог принял сторону добра, то Он стал бы им ограничен. Если бы Он начал горевать по поводу зла, то зло стало бы Его господином. Бог, Абсолют не может опускаться до уровня самой игры, за исключением тех случаев, когда Он гримируется и становится актером, Аватаром. Несколько лет назад Баба сказал что-то вроде следующего: “Я пришел бороться со злом... жизнь — это игра, играйте в нее...” и т.д.

Существует только один Бог, и Он не подвержен чьему-либо влиянию. Однако, когда Он воплощается, то исполняет Свою роль на сцене жизни в совершенстве. Он плачет, смеется, страдает, болеет, но — внимание! — не так, как это делают люди. Он делает это только для того, чтобы преподать урок. Для того чтобы достичь Его, необходимо следовать путем Добродетели, Долга или Дхармы. Однако после достижения Бога остается только блаженство, самоосуществление и возвышение над понятиями добра и зла. Долг и справедливость, ведущие к трансценденции категорий добра и зла, сами обусловлены добром и злом.

Вспомните слова Кришны, адресованные Арджуне: “Сражайся, Арджуна! Иллюзорны тела твоих родственников и долг велит тебе сражаться...” и слова Иисуса: “Кто матерь Моя? И кто братья Мои? ...ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь” (Мф. 12, 48-50).

Я надеюсь, что мне удалось исчерпать тему полностью. Всегда помните о золотом правиле Свами: “Молитесь о познании Господа. Познав Его, вы будете иметь все остальное...” “...наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам” (Лк. 12, 31).

 

 


2 апреля 1990 г.
Дорогой Дон Марио!

Вернувшись из долгого путешествия, я обнаружил ваше письмо от 27 февраля и решил ответить на него до Пасхи.

Поэтому я и пишу вас сейчас, и очень рад продолжить нашу живую и полемическую переписку.

Относительно вашего первого ответа должен признать, что не согласен с вашими утверждениями. Бог не принимает форму, одну форму из многих, в Христе. Мне кажется, что говоря так, вы рискуете спутать Бога с творением.

Творение — это нечто отличное от Бога. Амеба, олень, звезда Сириус и, наконец, венец творения — человек не являются формами Бога. Если вы не будете об этом помнить, то неизбежно впадете в пантеизм. Бог действенная, а не имманентная причина мира. Бог превосходит творение, он полностью отличен от него.

Однако Бог открывает Себя человеку и говорит с ним на его языке. Слово стало плотью. Бог, говоривший ранее с человеком через пророков (и Он продолжает говорить через пророков даже в наши дни), непосредственно общался с ним только единожды, когда стал человеком. Это уникальное явление, и оно должно оставаться таковым, если мы хотим сохранить трансцендентность Бога. Это Христическая тайна, связанная с тайной Троицы. Вся наша христианская вера зиждется на этом положении.

Но какую роль играют в нашей вере святые, Аватары, Свами и, главное, Дева Мария?

Позвольте мне пока оставить этот вопрос открытым.

Что касается вашего второго ответа, то здесь я с вами полностью согласен. Я понимаю это так же, как вы. Подобно вам я убежден, что в данном случае язык является неадекватным средством. Поэтому давайте с бесконечной осторожностью попытаемся выразить, как Христос “стал” Сыном Единородным, единосущным Отцу, т.е. как Христос осознал это. Сначала Иисус говорит и действует от имени Отца. Позднее, однако, выражения “слово Бога”, “слово Господа”, “слово Христа” становятся равнозначными. Наконец, Иисус “становится” самим Словом Бога, Иисусом Христом, воплотившимся Словом, посланным как человек к человекам. Он говорит слова Божии (Ин. 3, 34) и творит дела спасения, порученные Ему Отцом (см. Ин. 5, 36; 17, 4); видевший Его видел Отца (см. Ин. 14, 7)...

Иногда мне кажется, что мы хорошо понимаем друг друга и постепенно начинаем говорить на одном и том же языке. То, что вы написали в ответ на мой P.S., помогло мне, и я искренне благодарен вам за это. Ваше изложение напомнило мне некоторые места из Блаженного Августина, которого я очень люблю. Вот два из них: “Бог всегда присутствует в сердцевине вашего бытия; предайтесь Ему и с Ним, заново обретя себя, вы будете иметь все”. “Хотите быть истинно свободным? Ваша высшая свобода — служить Христу”.

Многие высказывания Свами перекликаются с мыслями Блаженного Августина и в еще большей степени со словами Христа, как они передаются в Евангелиях...

 

 


7 мая 1990 г.
Дорогой Джанни!

Извините, что не ответил сразу. У меня нет другого оправдания кроме того, что моя всепоглощающая страсть к изданию бесед Сатьи заставляет меня забыть обо всем остальном на свете.

Я постараюсь разъяснить то утверждение, с которым вы не согласились. Бога не следует путать с Его творением, хотя в феноменальном мире не существует ни единой частицы суб-атомной материи, на которой не стоял бы знак Его авторских прав.

Когда мы говорим, что сотворенный мир есть Бог, то не совсем верно используем это слово, потому что знаем, что если вместо слова “Бог” мы употребим слово Абсолют, Тот, Который Есмь, Неописуемый, Неизреченный, Вечный, Бесформенный и т.д., фраза потеряет смысл. Однако “среди всего, существующего в мире, нет ничего, что не было бы сотворено Им, не получило бы от Него энергию, существование и жизнь” и не было бы растворено Им. Поэтому мы говорим, что Он везде, хотя это утверждение и неточно, так как наш язык несовершенен и не годится для выражения таких понятий. Но это не означает, что мы принимаем мир за Бога.

Позвольте мне привести пример. Автомобиль состоит из различных частей. Из них двигатель, несомненно, является наиболее важным. Без него машина не поедет, если только вы не будете ее толкать. Для машины мотор так же важен, как ДНК для клеток. Но самым важным элементом является человеческий ум, который изобретает машину и управляет ей. Инженер и водитель очень тесно связаны с машиной, но их нельзя отождествлять с самим механизмом. Когда вы приезжаете домой на своей машине, то выходите из нее и заходите в дом. Машина продолжает существовать и оставаться в рабочем состоянии, а вы отдыхаете, лежа на кровати или сидя на стуле, и думаете, например, о ваших экзаменах. Такому порядку вещей следует все существующее во Вселенной, от амебы до слона или, точнее, от ресничной инфузории до бороздок в ее желудочке, позволяющих абсорбировать другие клетки. Верховный водитель, являющийся одновременно и Верховным Инженером, движется во всем этом, чтобы управлять творением согласно Своим законам, потому что Он также и Законодатель.

Поэтому, когда я говорю, что Бог пребывает во всем сущем, то я вовсе не впадаю в пантеизм или имманентизм. Этот Инженер сопровождает каждую часть Своего творения, но Он может и прекратить свое присутствие во всем, когда решит окончить игру и возвратить космос в исходное непроявленное состояние. Заметьте, что я не говорю о прекращении Им Своего присутствия в творении, когда гибнет все, потому что Он продолжает направлять каждое действие даже в “смерти” или в растворении материи, начиная с солей, углеводов, витаминов и т.д. и кончая фосфатами кальция в золе или перегное. “Vita mutatur, non tollitur” (Жизнь изменяется, а не уничтожается). Не это ли вы имели в виду, говоря о “действующей причине”?

Другими словами, то, что вы говорите — правда. Бог — это нечто отличное от творения. Мы говорим, что Он — Единый, но все зависит от того, что подразумевать под словом “Бог”. Кто же Он, Абсолют или созидающий, действующий Творец, которого вследствие этого нельзя назвать Абсолютом? Индусы четче нас разделяют эти аспекты. Брахман, Абсолют, Параматма; и Брахма, Бог, Создатель, Творец, Тот, кому поклоняются, Атма. Но если мы внимательно прочтем наши писания, то увидим, что они содержат в себе ту же самую истину: Неизреченный Бог Израиля, Вечный, Высший Дух, пребывающий в каждом сердце, и Мудрость, Бог отцов, помогающий одерживать победы или допускающий поражения...

По моему мнению, под утверждение, что Бог “непосредственно” общался человеком только раз, трудно подвести скольнибудь прочную основу. Позвольте мне повторить то, что я уже говорил: “Бог делает то, что пожелает, и никакая теология не может Ему в этом помешать”.

Что же тогда представляют из себя святые, Аватары, Дева Мария, Иисус, Свами... что они все делают здесь? Какое место отводится им всем в нашей вере, полностью сложившейся и выкристаллизовавшейся? Они являются Божественными дорожными указателями для человека, который, заблудившись в лабиринте времени, отклонился от своей первоначальной и совершенной веры.

Многие люди спрашивают меня: зачем им Свами, ведь Иисус и так уже все сказал? Дело в том, что люди во время своего пребывания в школе не учатся должным образом и потому после ее окончания нуждаются в дополнительной подготовке и частных уроках. Необходимость нового пришествия обусловлена не потребностью людей в новом учении, а их несобранностью. Они были невнимательны во время прошлого урока и потому не поняли его.

Вот почему Божественный учитель снова находит время и возможность для того, чтобы ходить между школьными партами и, лаская или слегка шлепая нас, указывает Путь. Этот учитель не берет за обучение денег. Его частные уроки всегда бесплатны, он требует от нас лишь усердия. Тот факт, что на протяжении всей истории человечества необходимость в оказании такой Милости возникала много раз, указывает на несовершенство людей, а не ее Подателя. Так возблагодарим же Господа за Его любовь, так щедро изливаемую на нас!

Не следует также забывать и о том, что Актеры меняются, но Дух, побуждающий их к действиям, всегда остается неизменным.

Христос — в прошлом, настоящем и будущем. Он Начало и Конец, Альфа и Омега... Слава Ему ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Крепко обнимаю Вас и Марису. Om jesu admirabilis (Ом Иисус сладчайший.) Om Maria, Mater Divinae Gratiae (Ом Мария, Благодатная Божья Матерь). Om Sri Sathya Sai Babaye Namah (Ом Слава Шри Сатья Саи Бабе).

 

 

 


Глава восемнадцатая

Страдания и экстаз.
Письма католической монахини, верящей в Саи

Я одинаков ко всем существам,
нет для Меня ни ненавистного, ни дорогого,
Но чтущие Меня бхакты — они во Мне;
Я же в них пребываю

Бхагавад Гита (IX, 29).

Узнав о существовании Саи Бабы и осознав значение Его миссии, Сестра В. написала восторженное письмо своему исповеднику, чтобы поделиться с ним этим открытием. Исповедник скептически воспринял ее излияния и поэтому монахиня почувствовала необходимость объяснить ему, что знакомство с учением Саи Бабы ей не повредит и не заставит порвать с христианством и что знакомство с Его учением и Его личностью принесло ей огромную духовную пользу. Она написала исповеднику следующее: “Узнав, что такая личность живет на земле, я испытала чувство огромного удовлетворения и счастья. Главное в учении Саи Бабы — это любовь”.

 

 


15 августа 1989 г.
ОМ Шри Йесу намах.
Дражайший Дон Марио!

Мое пребывание в ашраме Атмы почти закончилось. Баба все предусмотрел и с большой любовью спланировал даже события, которые нам казались случайными.

Да, я действительно верю, что Прашанти Нилаям находится в сердце всех тех, кто любит Саи Бабу, приемлет Его учение и кто вкусил сладость Обители Мира. Я также уловила ее отблеск. Закрыв глаза, я в любое время могу увидеть милую моему сердцу изящную фигуру Саи Бабы, ходящего среди множества Своих почитателей в ашраме. Я могу включить свой магнитофон и услышать Его мелодичное пение. Я могу украсить себя ожерельем, состоящим из 46 жемчужин, которое мне вручили сегодня. Я желала этого дара, и Баба послал его мне, не дожидаясь моей просьбы. Я как раз собиралась попросить вас выслать мне правила, которыми Баба советует руководствоваться в жизни. Я понимаю, что Баба знает о всех наших желаниях и мыслях. Он наблюдает за нами, и жизнь с Ним полна удивительных событий, маленьких и больших чудес. Я вижу Его руку во всем... Что еще я могу сказать вам, Дон Марио? Радость переполняет мое сердце и оно хочет присоединиться к гопи, обращавшимся к Богу так:

“Если б Ты древом был,
то стали бы мы лозой виноградной
и Тебя обвивать было б высшей наградой.

Если б Ты был цветком,
то пчелами стали бы мы и начали рядом кружиться,
в упоеньи жужжать и роиться.

Если б был океаном,
то реками стали струиться,
чтобы слиться с Тобой и в Тебе раствориться.
А был бы Ты небом, то звездами стали
и на Твоем небосклоне мерцали.

Господь, всемогущий Господь,
без Тебя мы не можем жить.
Поиграть в Твои игры хотим,
души наши с Тобою слить”.

Из-за “увлечения” сестры В. Саи Бабой между ней и другими монахинями возникли напряженные отношения. Они называли ее верования “еретическими”. Когда позднее, чтобы переубедить сестер, она дала им почитать кое-что о Саи Бабе, ситуация только ухудшилась. Они начали говорить ей, что она легковерна, наивна и считать ее вероотступницей. Во время душевного кризиса она написала мне письмо, в котором рассказала о своем необычном “интервью” с Саи Бабой:

 

 


8 октября 1989 г.

Я хочу рассказать вам, что Баба открыл мне 13 сентября. В тот день я чувствовала себя подавленной (мне не хватает друзей, с которыми я могла бы говорить о Саи Бабе) и была сердита на Него. Я спрашивала Его, зачем Он познакомил меня с Собой. Закончив выражать Ему свою обиду, я продолжала в тишине смотреть на Его изображение. Из этой тишины возник монолог, который я записала. Он сильно озадачил меня, когда я его перечитала:

“Ты не знаешь, кем ты была, но эта жизнь у тебя последняя. Я познакомил тебя с Собой, чтобы помочь, Дочь Моя, Я знаю, что ты прилагаешь большие усилия, но воля твоя слаба. Тебе не нужно знать, кем ты была: будет достаточно, если ты узнаешь, кем ты являешься сейчас — Атмой. С уровня, которого ты достигла, пути назад нет, потому что эта дорога более не существует, Я уничтожил ее. Ты можешь двигаться только вперед. Это трудный отрезок пути, но если бы ты только знала, как близка ты к вершине и ее снегам, сверкающим на солнце! Верь этому, потому что это правда. Я люблю тебя, дражайшая моя дочь, и с нетерпением жду того момента, когда ты будешь со Мной. Твои странствия, твои поиски Меня были долгими и утомительными... Любила ли ты Меня во время своих странствий или нет, не имеет значения. Главное, что любишь сейчас. Поверь в то, что Я говорю тебе, Мое дитя! Ты не одинока. Я с тобой. Верь Мне и не сомневайся в том, что несомненно. Ты знаешь, что Я твой Господь, почему же ты отрицаешь это? Всегда ощущай Мое присутствие в своем сердце и взывай ко Мне всякий раз, когда в этом возникает необходимость. Спрашивай Меня и Я непременно отвечу. Я смотрю на тебя с радостью и очень люблю тебя”.

 

 


11 января 1990 г.
Дражайший Дон Марио!

Поразительная история о жизни Бабаджи, великого Учителя неподвластного смерти, остающегося всегда юным и, как говорят, поддерживающего тесную связь с Христом, заставляет меня вспомнить слова Христа: “Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того?” (Ин. 21, 22).

Если я не ошибаюсь, вы говорили мне, что ездили к Бабаджи. Вам очень повезло, потому что, как говорится в книге, он живет на севере Индии, высоко в Гималаях, и его тело могут видеть лишь несколько людей на земле. Какое впечатление он произвел на вас? Что вы думаете о нем? Иногда мне кажется, что Индия — это страна из научно-фантастического романа.

Обязательно ли жить рядом с гуру? Может ли Саи Баба быть моим гуру, если физически я не присутствую рядом с ним?

Дорогой Дон Марио! Я чувствую, что погружаюсь все глубже и глубже в другой мир, мир, возвышающийся над всеми мирскими проблемами и заботами, мир, наполненный лишь Божественными вибрациями. Ваши слова расстраивают меня: Бог — это все, Бог — это ничто. Разве нельзя воспринимать Бога, как нечто определенное? Куда Индия ведет меня? К Богу, я уверена в этом, и Баба, знающий это лучше меня, говорит, что я не предназначена для жизни в мире людей. Он побуждает меня к жизни в Боге, для Бога и только для Бога, обратив сердце и ум к Богу, погрузившись в Бога.

Однажды утром, глядя на Его изображение, которое вы подарили мне, я сказала Бабе: “Дорогой Учитель, не думаешь ли Ты, что я как Твоя ученица должна, по крайней мере, увидеть Тебя?”

Баба ответил: “Разве ты не видишь Меня в этот самый момент? Помни, что каждый раз, когда ты смотришь на Мое изображение на этой фотографии, Я действительно нахожусь рядом с тобой”.

Я спросила: “А что является доказательством этого?”

“Доказательством является мир, воцаряющийся в такие моменты в твоем сердце, остановка дыхания и ума и погружение в сладостную тишину”.

Я воскликнула: “Означает ли это, что я могу получать Твой даршан всякий раз, когда захочу?”

“Да, всякий раз, когда захочешь”.

Я сказала Ему, что так не бывает, и Он ответил: “Если ты не веришь даже этому, то как ты сможешь поверить в более серьезные вещи?

“Баба, что я должна делать?”

“Дорогое дитя, ты должна просто любить Бога. Ты сейчас в Моей школе, и Я хочу, чтобы ты проводила все свое свободное время со Мной”.

Дорогой Дон Марио, я поняла, что проучилась достаточно долго и теперь пришло время любить и я должна сейчас укреплять свою любовь к Богу.

В канун Нового Года, в 10 часов вечера, я никак не могла решить, что мне делать: идти в свою комнату или в зал, где собрались для праздника гости, ожидающие наступления полуночи. Я спросила Бабу, и он ответил: “Будь со Мной, В., проведи это время со Мной. Гости у тебя бывают каждый день”. Эти слова тронули меня, потому что походили на слова Иисуса: “Ибо нищих всегда имеете с собою” (Ин. 12, 8).

 

 


20 января 1990 г.
Дражайшая Сестра В.!

Индия — это страна, где то, что мы, бедные европейцы, считаем необычайным — почти норма. Чудеса в Индии не новость, потому что творящие их гиганты духа жили в Индии с незапамятных времен. Конечно, наряду с ними, существуют и обманщики. Сорняки всегда растут рядом с добрыми злаками.

Я кратко отвечу на ваши многочисленные вопросы.

Гуру, направляющий вашу жизнь — это совесть, которой человека наделил Господь. Следуйте учениям Господа Иисуса и также, если это доставляет вам радость, учениям Бабы, и вам не нужно будет спрашивать, что делать, потому что это станет очевидным. Саи Баба говорит: “Вы должны всегда спрашивать себя: “Радует или огорчает Бога то, что я делаю?” Естественно, Саи Баба является также и гуру... То, что содержится в Его словах, обращенных к вам, и Его мистическое Присутствие — это все, что вам нужно.

Разве можно дать Богу какое-либо конкретное определение? Как только вы попытаетесь охарактеризовать Абсолют, Он тут же “умрет” и, следовательно, уже не будет Абсолютом. Вы можете ощутить, познать Его изнутри, однако это невозможно сделать сразу. Подобным же образом только вы можете испытать вашу любовь к какому-либо человеку. Вы не можете передать чувство вашей любви другим людям. Когда вы ощущаете любовь сами, это грандиозно, но если вы попытаетесь передать свою любовь другим, то потерпите полное фиаско.

Куда Индия ведет вас? Я думаю, вы знаете это. Индия придаст законченный вид вашему религиозному образованию. Это не означает, что вы должны стать индуисткой или буддисткой. Это было бы глупо! Вы просто углубите свои знания с помощью идей, которые сохранились в неизменном виде с незапамятных времен. Веды — это святые писания, которые сначала передавались устно, а затем были записаны Вьясой. Они чрезвычайно древнего происхождения, и время их появления на свет относят к периоду сотворения мира. В письменном виде они существовали уже за пять тысяч лет до Рождества Христова. Истина одна, но человек всячески затуманивает ее для того, чтобы скрыть от глаз своих братьев и тем самым получить материальную выгоду. Эта путаница создается “дьяволом”, т.е. Майей. Эта иллюзия сама является частью божественного плана. Она замедляет, но углубляет поиски Абсолютного Блага.

Влюбитесь в Бога, имеющего притягательное для вас имя и форму, и взывайте к Нему. Взывайте к Нему в любое время дня и ночи. Когда чувства искушают вас, полностью предайтесь Ему. Когда вы пребываете в унынии, омойте Его образ слезами. Когда вы страдаете от того, что находитесь далеко от Него, прижмите свое сердце к Его сердцу и пусть они бьются как одно. Покройте Его лицо поцелуями и скажите, что вы принадлежите Ему и только Ему. Поток блаженства хлынет в вашу душу и жизнь снова обретет прежнюю живость.

Слава и поклонение Тому, кто неустанно стремится спасти нас!

 

 


10 апреля 1990 г.
Дражайший Дон Марио!

Я общаюсь только с Бабой, но это происходит потому, что я не могу ни с кем поговорить о Нем, а когда пытаюсь это сделать, то только смущаю людей. На днях, когда мы все собрались вместе, одна из сестер опять начала делать грязные намеки. Это вызвало у меня раздражение и я сказала, что если она хочет обвинить меня в чем-то, то пусть сделает это открыто. Я добавила, что каждая вольна следовать за Христом и любить Его так, как считает нужным, и с помощью тех лиц, которые, по ее мнению, способны помочь ей в этом. Последним замечанием я потревожила осиное гнездо. Сначала я пыталась противостоять их нападкам, но затем последовала совету внутреннего голоса, который говорил: “Не расстраивайся, пусть говорят!”

Суть их речей сводилась к следующему: мусульманин не может помочь нам найти Христа... подобные люди делают все за деньги. Мы должны проповедовать лишь Христа и Его Евангелие, а не что-либо другое...

Я рассказала своему исповеднику о Конференции по Общечеловеческим Ценностям, проходившей в Ассизи. Он был настроен благожелательно, пока не узнал, что хотя принимать участие в ней могли все желающие, в основном это были миряне, состоящие в организации, основанной в Индии и которую возглавлял человек по имени Саи Баба. Тут он начал говорить, что исказить можно даже Общечеловеческие Ценности, если о них будут говорить люди, разделяющие нехристианские и особенно некатолические верования. Это вызвало оживленную дискуссию... Когда он уходил, то сказал, что будет мне очень признателен, если я смогу выбрать время для разговора с ним на эту тему. Он беспокоится обо мне и убежден, что я стою на неверном пути.

Что мне делать? Идти к нему или нет? Ясно, что он никогда не признает Саи Бабу.

Однажды я сказала Бабе: “Католическая церковь никогда не признает Тебя и Твои учения или истины”. Я получила следующий ответ:

“Когда пробил час, Бог послал Своего Сына. Когда пробил час, Отец отправился к Своим детям. Для каждого дитя предуготован определенный час, потому что это не происходит в одно и то же время с одинаковым образом со всеми... Я так люблю тебя, дорогая дочь. Бога не тревожит ход событий, потому что в конечном итоге все произойдет согласно Его Воле”.

Мы ожидаем скорого приезда главной аббатисы нашей епархии. Она имеет право заходить туда, куда считает нужным, и потому я хотела спрятать фотографию Бабы. Однако, почувствовав, что это несовместимо с верой, я оставила ее на месте, попросив Бабу избавить меня от возможных неприятностей. Мать Настоятельница, которой, несомненно, обо всем доложили, сказала мне: “Я входила в твою комнату и увидела там другого Иисуса Христа”. Я спросила: “Вы имеете в виду Саи Бабу?” Она ответила: “Будь осторожна, потому что многие современные течения, которые именуются религиозными, являются сектами. Учения этих сект вызывают потерю веры. Если тебе дорога твоя вера, я повторяю, будь осторожна”.

 

 


19 апреля 1990 г.
Дражайшая Сестра В.!

Я вижу, что ты знаешь, как сделать так, чтобы диалог с Богом помогал в решении проблем повседневной жизни. Это единственный способ правильно решить их. Не унывайте, когда приходят испытания. Они служат для того, чтобы мы в еще большей степени любили Бога. Очень легко и удобно любить Его, когда все хорошо. Любовь человека проверяется на оселке страданий. Не расстраивайся, что тебе не с кем поговорить о Саи Бабе. Прежде всего, укрепляй свою веру в Христа, обладающего вездесущей природой. Прими решение любить Его всем сердцем и помнить о Нем всегда. Когда ты начнешь ощущать, что в твоем теле живешь не ты, но Он, к тебе станут тянуться люди. Они будут приходить не для того, чтобы порадовать тебя, но для того, чтобы во всем разобраться. Может быть, Иисус имел в виду именно это, когда говорил: “И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе”. (Ин. 12, 32). Потерять себя в Нем означает уничтожить свое эго, слить свою волю с Его волей, более не отличать “Я” от “ты” и ощущать себя только как “мы”.

Тот факт, что сестры-монахини раздражают тебя, указывает, что тебе все еще нужно над собой работать. Он побудил их на такие действия, чтобы способствовать твоей духовной эволюции. Следующая прелестная история хорошо иллюстрирует это.

“После длительного периода аскетизма один монах решил, что он готов получить от своего учителя высшее посвящение, предназначенное лишь для самых развитых в духовном отношении учеников. Учитель, прежде чем удовлетворить желание ученика, решил испытать его. Он велел ученику перед приходом к нему совершить в реке тщательное омовение. Ученик сделал это. Однако некто по поручению учителя высыпал на ученика, когда тот выходил из реки, бачок с мусором. Разъяренный ученик погнался за этим человеком и, поймав, избил его. Учитель сказал ученику, что он пока не готов для высшего посвящения и удостоится этой чести, проведя еще три года в занятиях духовной практикой.

Когда три года прошли, учитель опять велел ученику прийти после тщательного омовения. Та же самая история повторилась снова. Человек учителя, подкравшись к ученику после того, как он совершил омовение, вылил на беднягу ведро вонючих помоев. Ученик начал изрыгать проклятья и оскорбления, но руки в ход не пустил. Еще два года, — сказал учитель.

После двух долгих лет ученику снова велели совершить омовение в реке и прийти к учителю. На этот раз после омовения на него вывалили корзину навоза. Ученик, наконец, усвоил урок. Повернувшись к человеку, выполнившему это неприятное поручение, он сказал: “Благодарю тебя за то, что ты помог мне усвоить этот трудный урок!”

Теперь он был готов к высшему посвящению”.

Я предупреждал тебя, что еще не время говорить с твоим исповедником о Саи Бабе. Люди, не знакомые глубоко с этим предметом, легко становятся жертвами стереотипных, ошибочных взглядов общества. Зачем провоцировать такие вещи? Нужно не говорить об учении Саи Бабы, а воплощать это учение в жизнь.

Придет время, и об учении Саи Бабы можно будет говорить открыто. Не руби под собой сук, которым для тебя являются сестры-монахини, твой исповедник и Мать Настоятельница. Поддерживай хорошие отношения со всеми. Покажи всем своим поведением, что ты изменилась, и благодаря этому Баба, чья фотография стоит на твоем столе, станет известен всем. Однако этого невозможно достичь, навязывая другим свои взгляды и стараясь во что бы то ни стало настоять на своем. Постоянно говори с Богом так, как будто бы ты говорила с Иисусом, стоящим перед тобой во плоти. Совершай с Ним прогулки. Рассказывай Ему обо всем. Ты даже можешь сердиться на Него за то, что Он не спешит явить Себя. Сложи все свои проблемы к Его ногам, тем святым ногам, которые всегда свежи и благоухают как два цветка. Прочти последнюю беседу в журнале “Саи Мать”, называемую “Лучший друг”. Почитай Бога в той форме, которая тебе нравится больше всего. Полностью предайся Ему. Если у нас есть Он, у нас есть все. Чего еще можно желать?

 

 


Апрель 1990 г.
Дражайщий Дон Марио!

Некоторое время назад я находилась в смятении, и все выглядело так безнадежно. Я не знала, куда иду, что ищу и за кем следую. Я чувствовала себя так, как чувствовала раньше, когда не знала о Саи Бабе и у меня были те же самые негативные качества, что и тогда. Однажды утром, в четверг, я твердо решила вычеркнуть Бабу из своей жизни и возвратить все на круги своя. Он не помогает мне. Почему я должна слушать его? Я отослала Его: “Ты можешь уходить, и чем скорей, тем лучше!”

После этого я начала молиться, смотря на изображение Иисуса, и затем, как обычно, я обратилась к Отцу. Как только я подумала о Нем, то сразу погрузилась в океан мира, покоя и любви. Я молилась так: “Папочка, пожалуйста, прости меня за то, что я называла “папочкой” того, кто не есть отец, и за то, что отдавала свое сердце тому, кому не следовало. Если я допустила ошибку, то готова исправить ее. Я не хочу терять Твою любовь, Я хочу верить в Тебя, в Иисуса и Деву Марию, Его матерь”.

Затем я задала Ему вопрос: “Скажи мне, Папочка, кто такой Саи Баба?” Ответа не последовало, в уме лишь промелькнули слова Саи Бабы: “Делай все с любовью в сердце”. Я проигнорировала их и решила молиться до тех пор, пока Он не даст мне ясный ответ. Я задала тот же самый вопрос Иисусу, но Он, казалось, не хотел вмешиваться в дела Своего Отца. Спустя некоторое время я сдалась. Я почувствовала, что злоупотребляю любовью Бога и сказала Ему: “Ничего, что Ты не хочешь открыть мне, кто Он такой, позволь мне лишь всегда оставаться в Твоем несравненном присутствии”.

И в тот момент, когда я уже ничего не ждала, в моем уме сверкнули слова: “Я — Он, Баба —Я. Дорогая дочь, тебе нелегко это понять, но это действительно так”.

Теперь я расскажу вам о своем сне. В нем я исповедовалась в своих грехах Бабе, но странным образом. В руках я держала небольшую книгу и читала ее вслух, а Баба мне внимал. Когда закончилась страница, Баба объяснил мне значение того, что я читала. Затем я начала читать снова, но сон прекратился. Проснувшись, я не могла ничего вспомнить из того, что читала и что говорил мне Баба. Поэтому я сразу задала Бабе вопрос: “Зачем Ты посылаешь такой сон о Тебе, который я не могу вспомнить?” Но затем, немного подумав, я вспомнила одну деталь, которая все объяснила, т.е. объяснила, какой урок мне хотел преподать Баба. Во время сна я все время хотела задать Бабе вопрос и ждала подходящего момента. Вопрос был такой: “Ты действительно Бог?”

“До тех пор пока вы будете беспокоиться и задавать себе подобные вопросы, ответ на которые столь очевиден, вы не сможете осознать значение Моей миссии, постигнуть глубину Моих учений и любви и будете оставаться на поверхности! До тех пор, пока у вас будут сохраняться опасения, вы не сможете понять Мои учения, даже если бы Я попытался объяснить их вам, апеллируя к вашему высшему разуму”.

 

 


3 мая 1990 г.
Дражайшая Сестра В.!

“Гуру” — это санскритское слово, значение которого не просто “учитель”. Оно переводится как “тот, кто рассеивает тьму невежества”. Гуру никогда не дает советов, он никогда не устанавливает правил: он просто указывает путь. Иногда именно мы, священники, больше всего нуждаемся в свете, и если это так, то мы, конечно, не должны считать, что способны освещать путь другим людям.

В настоящий момент я тоже пытаюсь осуществить главное веление, полученное мной от Божественного Учителя: живи согласно проповедуемым тобой заповедям. Поэтому мой строительный проект еще не осуществлен и моя строительная площадка, как и все строительные площадки, находится в беспорядке. И так будет продолжаться до тех пор, пока не завершится строительство.

Ты должна дорожить всеми теми указаниями, которые звучат в глубине твоего сердца: там говорит с тобой Он. Ты очень хорошо знаешь, что указания, получаемые тобой во время медитации, не порождение ума. Они исходят от твоего истинного Гуру! Баба советует поступать согласно велениям совести, потому что Он выражает Свою волю через совесть.

Если у тебя возникают сомнения относительно Саи Бабы, то призови Святой Дух. Поведай Ему о своих страданиях, о размолвке с сестрами-монахинями и полностью доверься Ему без всяких условий и оговорок, не ожидая ничего взамен. Безоглядно предайся Ему, и тогда, что бы ни случилось, какое бы несчастье ни произошло, до тех пор, пока ты будешь полагаться на Святого Духа, который есть Дух Истины, ты ничего не потеряешь. Но если ты будешь надеяться на людей, то получишь лишь то, что они могут дать тебе — ничего. Настойчиво проси Бога, чтобы Он помог тебе обрести Его. С Ним у тебя будет все, все, абсолютно все!

Разве ты не видела влюбленных пар? Они ходят, не обращая никакого внимания на окружающий мир. Они продолжали бы смотреть друг другу в глаза и растворяться друг в друге, даже если бы обрушились небеса. Когда говорят, что любовь слепа, то имеют в виду не только то, что страсть ослепляет человека, но и то, что полностью доверившись другому, вы растворяетесь в нем и уже не можете взглянуть на него со стороны. Такой должна быть и наша любовь к Богу. Если мы уверены в Его любви, то у нас нет оснований для страха и беспокойства. Чего еще нам желать, если с Ним мы получаем все?

Твои сны очень благоприятны. Как тебе известно, такие сны не являются простой игрой воображения, Он Сам соблаговолил прийти к тебе. Он говорил об этом не один раз. Обычно Он общается со Своими последователями через сны. Этот способ одновременного пребывания во многих местах является наиболее удобным и требует меньших затрат драгоценной энергии. Неважно, что ты не запоминаешь эти сны. Вся сообщаемая тебе информация навсегда запечатлевается в астральном теле. Иногда даже необходимо, чтобы сознательный ум не фиксировал эту информацию, потому что он исказил бы ее своими глупыми рационалистическими теориями, подобными тем замысловатым ментальным построениям, которые ты все еще создаешь по поводу физического воплощения Саи Бабы. Его учение — это божественная копь: чем глубже копаешь, тем больше находишь алмазов. Она неистощима и состоит из пластов, соответствующих каждому уровню нашего сознания. Вот почему, перечитывая записи Его бесед, мы каждый раз находим в них для себя что-то новое. При каждом чтении мы понимаем Его слова все глубже и глубже, обнаруживая для себя новые уровни учения.

Поэтому пусть в настоящий момент твоей задачей будет понять как можно глубже тексты Его духовных бесед, которые попадают тебе в руки. Не забывай, что эту возможность тебе предоставляет Баба. Будь благодарна Ему за это. Иногда я думаю, что очень многое могло бы помешать тебе получить Его Слово! Не теряй эту возможность. Такая возможность никогда не повторяется дважды. Читай и перечитывай эти учения и составь себе небольшую и несложную программу осуществления их в жизни. Его учение по своей сущности очень простое, хотя и довольно взыскательное: не трать напрасно время, не трать напрасно пищу, не трать напрасно деньги, не трать напрасно энергию, не трать напрасно знания. Если бы мы просто соблюдали данный совет, то этого было бы более чем достаточно. Мы существуем благодаря его Любви. Давайте попросим у Него прощения за то, что мирские заботы отвлекают от Него наше внимание. Давайте скажем Ему: “Моя душа — Твоя. Что я могу дать Тебе, если все и так Твое?” Как ты думаешь, что бы такое мы могли преподнести в дар Богу, что бы уже не принадлежало Ему? Подумай и напиши мне. С Ним жизнь исполнена упоительной, нескончаемой радости. Иногда тело не может вынести силы этого света...

Я благословляю тебя и да пребудешь ты в Блаженстве Саи, Свете Христа и Их божественном союзе.

 

 


Июль 1990 г.
Дражайший Дон Марио!

Я получила ваше письмо в период, когда в моем сердце нет любви. К моему прискорбию, я знаю, что из предлагаемого мной Богу Ему не принадлежит. Это мои грехи и отрицательные качества характера. Как говорит Баба, мы должны отдать их Господу в первую очередь. Я убеждена в том, что все принадлежит Ему, и что в конечном итоге силы зла будут трансформированы и превратятся в добро. Однако я не думаю, что грехи, зло, отрицательные качества характера — также Его. Они станут Его частью лишь после трансформации. Вы можете возразить, что Бог — это Вечное Настоящее, и поэтому Он уже обладает конечной реальностью. Если это так, тогда даже мои грехи — Его, и мне нечего Ему дать. Я вышла из Него чистой, чистой я и должна вернуться к Нему. Но предполагает ли такое рождение наличие начала? Разве мы не всегда существовали и существуем в Боге и потому всегда, как и Он, вечны? Я думаю, утверждение, что мы вышли из Бога — неверно. Мы, вероятно, никогда и не покидали Его. Мы просто построили свою жизнь определенным образом и установили с Ним особые отношения. Мы приближаемся к Богу или отдаляемся от Него согласно своей свободной воле. Но даже и эта мысль кажется мне неверной. Как будто возможно отделить себя от себя! Если я Бог, то как я могу приблизиться к Богу или отдалиться от Него?! Я думаю, что существует только одна Реальность — Бог и только одна Душа — Душа Бога. Это объясняет, почему я есть другие и другие есть я и почему все мы вместе есть Бог, одно единое целое.

Это объясняет и то, что смущало меня каждый раз, когда я об этом думала. Я имею в виду тот факт, что Сатья Саи Баба, как считают в Индии, является реинкарнацией Ширди Саи Бабы. Как раз в эти дни, между одной океанской волной и другой, я спрашивала себя: “Если Сатья Саи Баба Бог, то у Него есть Своя собственная Душа, и если Он, согласно Его словам, является реинкарнацией Ширди Саи Бабы, то куда делась душа этого святого?” Ширди Саи Баба похож на нас и, подобно нам, он многократно перевоплощался. После своей последней физической смерти он был готов слиться с Богом, т.е. его душа была готова раствориться в Душе Бога. Воплотившись в Сатья Саи Бабе, душа святого из Ширди стала душой Бога или, по крайней мере, их души соединились вместе. Я спросила Бабу, почему он не воплотился в теле прямо “из ничего”. Я думаю, ответом было, что все творение появилось сразу, включая и человека. Рождения, происходящие сейчас, и те, которые будут происходить завтра и послезавтра ,— все это перерождения. Когда я, пребывая в депрессии, говорила вам, что существует лишь определенное количество личностей, всегда одних и тех же, постоянно перевоплощающихся, то думаю, что была права, и дело обстоит именно так. Определенное количество личностей или, точнее, душ, некоторые из которых пребывают в физическом теле, другие — в астральном или причинном, не считая тех, которые достигли просветления...

Недавно во время молитвы я имела возвышенное переживание, которое трудно передать словами. Пребывая в полном сознании, я оказалась в присутствии Бесформенного Бога. Он сказал мне, что Бог запределен форме Иисуса и Бабы, но так как я хочу почитать Его в конкретной форме, то должна любить и лицезреть Его в форме, которую Он принял в настоящее время, т.е. в форме Бабы. Относительно Иисуса Он сказал, что для меня Иисус является Учителем и Образцом для подражания. Моя жизнь должна сообразовываться с жизнью Христа, и мне следует подражать Возлюбленному Спасителю. Существует только один Бог и только одна вера.

Как раз тогда, когда я думала, что Баба ответил мне на главный вопрос, произошла катастрофа. Вчера, в день, который знаменует Вознесение Иисуса, во время утренней молитвы, я услышала эти ужасные слова: “Баба — это змей, змей во плоти”. Я плакала так, как никогда не плакала в своей жизни. Я говорила, что это неправда, что это невозможно.

Сегодня утром, после тщетных молитв Бабе и недавно умершему в ореоле святости священнику, я пошла и уединилась на невысоком холме... Я была счастлива, потому что Баба выразил желание пойти со мной. Я была одна и все было чудесно. Я любовалась цветами и ела ягоды, до которых могла дотянуться. Баба как бы говорил мне: “Пробуй Меня и восхищайся Мной в каждом творении”. Я укоряла Его за вчерашнее и просила все объяснить. Вдруг я с ужасом заметила, что в нескольких метрах от меня лежит длинная черная змея. Я сразу подумала, что если она ядовита, то спастись мне не удастся. Поэтому я в панике закричала: “Баба, нет!” Змея дернулась и исчезла в траве.

Я сомневаюсь, что это было простое совпадение, и потому меня мучают две мысли. Либо священник, которому я молилась, хотел подтвердить, что Баба есть змей, либо Баба желал показать, что охраняет меня и защитит в любой ситуации, какой бы трудной она ни была...

Дорогой Дон Марио, не могли бы вы объяснить мне все это?.. Я надеюсь, что Баба укажет мне, по какому пути я должна следовать. Недавно я написала ему, что не могу больше жить с этими сомнениями и неуверенностью, и невозможностью примирить Его воплощение с Иисусом. Под Иисусом я подразумеваю всю свою жизнь, жизнь верующей и монахини.

 

 


5 июня 1990 г.
Дорогая Сестра В.!

В твоем длинном и прочувствованном письме я не обнаружил ни единой мысли, которая не отвечала бы духу любви. Я не думаю, что в твоей жизни возможны периоды, когда “в сердце нет любви”. Разве может быть горьким мед? Человеческие существа по своей сути не что иное, как Сознание-Бытие-Блаженство. Мы не что иное, как безграничная неизменная Любовь. Единственно, что меняется в нас, так это гастрономические пристрастия, которые зависят он нашего здоровья и от того, что мы накануне ели...

Ты хорошо ответила на мой вопрос: мы действительно не можем ничего предложить Богу, что бы уже не принадлежало Ему. Тем не менее, наши слабости не имеют к Нему никакого отношения, потому что Он не наделял ими нас и должен их устранить. Позволь Ему исцелить тебя. Может быть, твои настоящие страдания, являющиеся поистине нелегким испытанием, и есть начало такого исцеления. Убей желание все объяснять. Мы не можем понять Его! Мы можем лишь пытаться подражать Ему. Когда мы полностью достигнем Его и когда наши сердца сольются с Его сердцем, нам все станет ясным. Его план перестанет быть таким загадочным и непостижимым. Теперь “мы видим Его как в зеркале, но потом, в самадхи, мы будем созерцать Его лик непосредственно”.

Твои слова — чудесны, Бог действительно берет то, что Ему принадлежит, — освященное тело...

Твоя карма, т.е. сумма накопленных тобой поступков и их последствий, которых никто не может избежать, вынуждает тебя жить среди слепых людей. Смиренно прими это, но не теряй надежды и уверенности, что слепые прозреют также благодаря и твоей доброте, дыханию твоей любви и терпению. Больные люди часто бывают нервными, нетерпеливыми и агрессивными. Ты, у которой открылось зрение и которая больше не может не видеть, будешь вести слепых, держа их за руку, по дороге терпимости и доброты. Прости им агрессивность и имей к ним сострадание, которое ты испытываешь к слепому, рассердившемуся на тебя за то, что ты помогла ему перейти дорогу. Такая любовь уничтожит окружающую тебя апатию и защитит тебя, как футляр защищает драгоценности.

Иногда твой мозг вместо голоса Бога воспринимает посторонние голоса, являющиеся выражением окружающих тебя мыслеформ. Если ты не повторяешь имя Бога, если ты не медитируешь, если ты не молишься от всего сердца, то этот футляр может разбиться, и тогда в твое внутреннее святилище может проникнуть что угодно. Даже фраза “...он — змей”.

Баба обладает бесконечной, неизмеримой любовью. В тот момент, когда ты думала, что Он есть змей, Он хотел дать тебе даршан именно в этой форме, но удалился из-за твоего глупого страха. Кроме того, змея, про которую ты пишешь в своем письме, не ядовита, безвредна и даже полезна тем, что поддерживает в природе определенное равновесие, уничтожая насекомых и маленьких вредных грызунов. Баба заявил: “Все формы — Мои”. То, что ты встретила его именно в тот момент и в такой форме, — событие необычайное. Он как бы говорил тебе: “Если ты полагаешь, что Я змей, то Я явлю Себя именно в этой форме”. Поразмышляй над этим. Неужели ты не понимаешь, как тебе повезло?

Какие еще тебе нужны доказательства любви Господа? Откуда эти постоянные требования к Тому, кто уже дал все? Единственно, что нам нужно сделать, это предать себя Ему и предложить свое сердце таким, какое оно есть. Если оно кровоточит, то Он исцелит его, если оно распухло от слез, то Он осушит их Своей любовью, если оно ослабло, то Он вдохнет в него новые силы, если оно окаменело, то Он заменит его на сердце из плоти.

Не сгущай проходящие облака смятения, тревоги и житейских невзгод. Укрепляй свои душевные силы чтением тестов Его бесед, перечитыванием Евангелия, но более всего — воплощением в жизнь хотя бы малой толики того, о чем пишется в этих книгах. Начни с малого и, понемногу продвигаясь вперед, ты сможешь достичь цели в добром здравии. Прими свое одиночество на этом пути. Как только ты примешь его, оно больше не будет причинять тебе боли. Тому, кто проявляет упорство и настойчивость до самого конца, успех обеспечен!

 
 

 
Эпилог

Дорогая Мать...

Открытое письмо к католической церкви


Моя дорогая Мать!

Я давно хотел написать тебе, но не знал, как это сделать. Ты всегда так занята. Так как ты решаешь проблемы всего мира, у тебя нет ни времени, ни возможности выслушать мою скромную особу.

Я пишу эти строки, чтобы ты знала, что я все еще очень люблю тебя, хотя временами и чувствую, что тебе не до меня. Я бы очень хотел, чтобы в трудные моменты моей жизни ты была рядом, но именно в эти моменты ты покидала меня. В твоих рядах есть святые, но иногда влияние тех, кто не служит тебе самоотверженно и бескорыстно, более значительно. Я уверен, что такое положение дел создалось в результате ошибок, допущенных человеком, или, возможно, это один из твоих уроков, направленный на то, чтобы я мог научиться жить, не надеясь на чью-то помощь.

К сожалению, многие люди подвергают тебя грубым нападкам, не сознавая при этом того факта, что ты являешься лишь внешним выражением их внутренней природы. Творог будет хорошим, если он делается из хорошего молока. Если его делать из козьего молока, то он будет соленым, но если из молока буйволицы — сладким и жирным... Те, кто поносят тебя, не сознают, что осуждают самих себя.

Мне часто приходится защищать тебя от нападок тех, кто очень сердит на тебя, тех кто считает тебя “мачехой”, тех, кто помнит в своей жизни лишь плохое. С некоторыми несправедливо обошелся в интернате какой-нибудь священник или монахиня, и на основании этого они осуждают тебя и отвергают все твои действия, даже если они исполнены мудрости. Многие люди, не понимая твоих методов обучения, считают твои учения лживыми. Они думают, что с их помощью ты хочешь скрыть истину и заставить людей поверить в то, что тебе выгодно.

Многие мужчины и женщины, которых ты омыла водами крещения, когда они были еще в пеленках, теперь отвергают твою опеку, считая ее по меньшей мере ненужной. Они часто обвиняют тебя в порабощении людей, думая, что твоя опека направлена на подчинение их индивидуального сознания твоей воле.

Поэтому они потеряли веру в твое учение и думая, что твои догматы — простой обман, отбросили их в сторону. По правде говоря, в прошлом ты иногда поддавалась искушению и пыталась властвовать над людьми. Но эти люди не понимают, что твердость твоей позиции в определенных вопросах веры помогает путникам держаться пути, который неизменно приводит их к цели на протяжении вот уже двух тысячелетий.

Дорогая Мать, я прошу тебя не обижаться на мои слова. Пожалуйста, не сердись. За высокими стенами твоих дворцов не слышно протестующих голосов. Но мы, живущие за их пределами, слышим их. Не обманывай себя, Мать. На миллионы людей, одобряющих все твои действия, приходится столько же миллионов, желающих, чтобы ты была откровенней и пролила свет на многие вопросы. Я уверен, что если ты изменишь свою позицию и перестанешь быть деспотичной матерью, которая всегда права и никогда не признает своих ошибок, ты сможешь вернуть в свое лоно тех детей, которые покинули тебя, устремившись к другим берегам в надежде найти там сочувствие, а не осуждение.

В этом письме мне бы хотелось назвать главные причины падения твоего престижа как среди католиков, так и людей, принадлежащих к другим конфессиям. Я надеюсь, что это окажется полезным для тебя. Рассматривай меня как своего сына, который хочет видеть тебя всегда молодой и, обнаружив у тебя морщинку или седой волос, хочет дать совет из области косметики, с помощью которого ты сможешь улучшить свою внешность.

Твое стремление властвовать над другими является одной из причин, по которой ты вызываешь к себе враждебность. Я знаю, ты прекрасна. У тебя долгая история, традиции, ты породила великих святых, ты избавила многих людей от крайней нищеты, ты дала прибежище сиротам и койки больным, ты владеешь великолепными храмами, являющимися внешним выражением веры как простых людей, так и сильных мира сего. Ты оказываешь большое влияние на людей, занимающих важные посты в различных правительствах, и достигла в этом мире всего, чего только можно достичь. Но если ты хочешь быть Матерью всего мира, рассматривай всех существ как своих детей и не придавай слишком большого значения внешним различиям. Если ты хочешь быть единственной и непревзойденной, то перестань вести себя как примадонна, и тогда все полюбят тебя за простоту и смирение и поймут, что являются твоими детьми. Не увязай в бесплодных дискуссиях по спорным вопросам морали, потому что этика у разных народов различна. Сконцентрируйся на самом главном, на том, к чему на протяжении тысячелетий стремятся все люди. Они осознают свое единство в Истинной Любви. Только в ней возможно обрести Мир.

Ты хочешь, чтобы единое стадо пас единый пастырь. Тогда раздвинь границы этих метафор и заключи в них стадо всего мира, со всеми его верованиями и религиями, и пусть этим стадом правит лишь Добрый Пастырь. Он не занимается интриганством и политикой, Он входит в дома обездоленных и тех, кто ищет его и жаждет истины. Ты знаешь, что именно к этому Стаду и были обращены проповеди Христа. Не позволяй своим слугам подменять служение этому Стаду удовлетворением своей корысти и желаний.

Пусть тебя не волнует, что все люди хотят придерживаться своих собственных ритуалов и поклоняться своим богам. Не приходи в уныние от того, что среди шести миллиардов человеческих существ пять миллиардов отправляют свои собственные экзотические обряды и поклоняются своим собственным божествам. Я уверяю тебя, что это не чужие Боги, и люди, поклоняющиеся им, не язычники. Эти божества просто являются внешними формами, масками одного Бога, чья любовь и фантазия настолько неистощима, что Он всегда приходит в новом обличье, каждый раз пряча в Своем рукаве нечто новое, способное облегчить человеческое существование, которое часто бывает унылым и исполненным всяческих страданий.

Дражайшая Мать, заключи всех без исключения и без всяких предварительных условий в свои объятья и не бойся преклонить колена перед божественными формами, которым поклоняются люди других вероисповеданий. Эти формы так же совершенны как и почитаемые тобой, и за их масками скрывается Единый, Высочайший, Невыразимый Бог, веру в которого ты, в своем материнском рвении, хотела бы распространить среди всех народов. Если бы ты согласилась с тем, что поклоняться следует не внешним формам, а Содержанию, которое они выражают, то тебе стало бы ясно, что среди шести миллиардов людей, населяющих землю, не существует никаких конфессиональных разногласий, и ты не колеблясь вознесла бы молитвы, стоя перед статуей Ганеши или в пагоде.

Обожаемая Мать, поверь мне, эти формы совершенно равноценны и прежде всего в интеллектуальной сфере. Сколько существовало противоречий и велось бесполезных споров просто из-за того, что одну и ту же истину излагали по-разному! Более того, поручив тебе распространение Его провозвестия, Господь не запретил тебе ожидать Его нового пришествия. И если “начиная с древних времен, Он уже много раз и различными способами говорил об этом нашим отцам”, то почему Ему вдруг надоело посылать нам Свое Слово? Ведь Он даже предупреждал тебя заранее, что придет опять, но не открыл тебе, в какой форме Он появится снова. Я умоляю тебя, Мать, не совершай ошибки, которую допустила твоя сестра около двух тысяч лет назад. Она полагала, что все откровения закончились на Аврааме, Моисее и пророках. Бог никогда не устает пестовать нас, потому что Его любовь неистощима и Он всегда готов делать то, что делал через Иисуса, до Него и... что Он делает сегодня снова!

О Мать, если бы ты знала, как я мечтаю о том дне, когда мы вместе сможем совершить необычайное путешествие, во время которого ты откроешь для себя живое Сокровище — Того, о Ком ты столько веков говорила миллионам человеческих существ. Он пришел опять, играя на этот раз другую роль, роль Любящего Отца... Ну же, дорогая моя Мать, не упрямься и не говори “Замолчи, ты!” своему дитя, указывающему тебе местонахождение истинного Сокровища, находящегося к тому же совсем недалеко от твоего дома. Не делай вид, что ты презираешь это Сокровище, из опасения потерять свой многовековой авторитет. Ты не можешь себе представить, какой радушный прием ждет тебя в священной Обители, где блистает это Сокровище. Я уверяю, что тебе воздадут такие почести, которые за две тысячи лет церкви не оказывал ни один народ на земле.

Владыка этой Обители ждет тебя на протяжении многих веков. Не опасайся, Он не желает свергнуть тебя с трона. Это совсем не так. Он определенно не хочет этого. Он ожидает твоего прибытия только для того, чтобы лично короновать тебя. В этот день Он устроит великий пир, чтобы отпраздновать твою встречу с Ним, и тогда возликуют даже ангелы на небесах. Весь мир соединится в первоначальной молитве “Амен” и будут звучать гимны, прославляющие триумф Христа!

Многие люди отдаляются от тебя также и потому, что их не устраивает уровень твоих проповедей и то, как ты их преподносишь. Общество изменилось и твои дети выросли. Вы, матери, всегда были склонны считать своих сыновей и дочерей маленькими детьми! Мы повзрослели за последние две тысячи лет, и нас уже не устраивает та пища, которую ты давала нам в младенчестве. Мы достигли того возраста, когда хотят лично удостовериться в истинах, которым мать учит своих маленьких детей.

В ту пору, для того, чтобы как-то сдерживать нас, ты говорила о Боге, как о суровом и скором на расправу существе. Этот образ больше не устраивает нас. Мы хотим изучать, исследовать эту Реальность, которая так проста и в то же время так сложна, и хотим делать это не опасаясь, что нас объявят еретиками или вышвырнут из дома просто потому, что по какому-то вопросу мы не сошлись с кем-нибудь во мнении. Если родители предоставляют детям свободу и позволяют им познавать мир самостоятельно, то дети очень ценят их. Если же родители, действуя в том же самом духе свободы, присоединяются к поискам смысла жизни своих детей, то их уважение к ним не знает границ.

Дорогая Мать, мне хочется, чтобы ты обладала именно этими качествами. Пусть твои дети ищут там, где им хочется искать, и, если они будут заниматься этим искренно и честно, то результаты будут превосходны и они вернутся к тебе с новой и непреходящей любовью. Пусть тебя не пугают наши теории и не поднимай шума, если кто-то говорит тебе, что Иисус жил и “снова умер” в Кашмире или что мы перерождаемся столько раз, сколько необходимо для возвращения в Дом Отца. Давай искать вместе... или ты пытаешься что-то от нас скрыть? Ты все еще считаешь нас слишком юными и незрелыми? Но это же очень хорошо, что в мире все еще есть люди, желающие рыться в архивах Бога. Ты должна гордиться, что у тебя есть такие смелые и предприимчивые дети. Такие дети должны быть особенно дороги тебе.

Ты не можешь отрицать, что на протяжении многих веков ты также была вынуждена время от времени менять курс и иногда допускала небольшой перекос в определенных теологических и научных вопросах... Но ты остаешься нашей любимой матерью даже тогда, когда, играя свою музыку, ты берешь несколько фальшивых нот. От этого ты даже становишься нам еще ближе и дороже и кажешься менее величественной. И если ты не пытаешься отрицать своих ошибок, мы лишь слегка посмеиваемся над ними и готовы мгновенно простить тебя.

Люди недовольны также и тем, что ты резко меняешь свои обряды и их содержание. Мы все жаждали всеобщего обновления и изменений, которые бы коснулись как внешней, так и внутренней стороны твоего существования. Вместо этого последовало внезапное уничтожение наших привычных ритуалов, которое не только дезориентировало нас, но, самое главное, сильно повредило твоей репутации. Я знаю очень хорошо, что ты хотела привести свои ритуалы в соответствие с психологией современного человека, так как видела, что на практике почти все твои дети игнорировали их. Но Мать, разреши мне заметить, что для поднятия общего уровня сознания лучше всего придерживаться высоких стандартов и лучше иметь стадо, состоящее из трех хороших овец, чем из ста, но ленивых и испорченных. Самая высокая вершина притягивает лишь хороших альпинистов, в то время как лентяи довольствуются невысокими холмами.

Позволь мне, затрагивая лишь некоторые вопросы, на основе нескольких примеров пояснить, что я имею в виду. Раньше перед причастием всегда соблюдался полный пост. После полуночи, перед Мессой, нельзя было есть, и даже пить воду. Сейчас разрешается есть и даже пить алкогольные напитки за час до причастия.

Раньше запрещалось есть мясо во время 52 пятниц, имеющихся в году. Теперь это правило распространяется только на пять пятниц Великого Поста. Хуже всего то, что изменение этого правила не принесло никакой пользы, потому что, по моим наблюдениям, большинство католиков едят мясо и во время Великого Поста. Как раз в это время в супермаркетах продаются все виды мясной продукции. И все это происходит в наше время, когда даже врачи признают пользу вегетарианства!

Яркая и волнующая “Торжественная Месса”, превращавшая воскресенье в особый день, День Господа, изобиловала Григорианскими песнопениями, в которых принимали участие все прихожане. Она была заменена на однообразную, монотонную мессу, которую отправляют, поглядывая на часы, и сопровождают, как правило, посредственной музыкой. “Торжественная Месса” сопровождалась воскурением фимиама, и этот запах не только вызывал у верующих трансцендентные состояния, но и оставлял впечатление от этого торжественного ритуала на протяжении всей недели.

Мать, ты вероятно думаешь, что я являюсь последователем Лефевра, тоскующим по старым временам. Нет, Мать. Если ты хочешь знать, я вовсе не приверженец ритуалов, но я верю, что для многих людей они являются незаменимым инструментом, помогающим им духовно расти и приближаться к Непостижимому.

Однажды мне в руки попала книга, написанная неким Ледбитером, епископом, обладающим необычайной сенситивностью. Он служит в Либеральной Церкви, являющейся твоей двоюродной сестрой. В этой книге, называющейся “Таинства”, этот высокопоставленный прелат описывает то, что он “видит” во время совершения Мессы. Трудно себе даже представить то, что происходит в церкви на тонком уровне во время совершения “Торжественной Мессы”. Если бы ты могла “видеть” проявляющиеся в это время энергии и убедиться в том, что в литургии имеет огромное значение и большую благодатную силу даже самый незначительный жест и простейшее одеяние, то ты бы уже давно восстановила отправление таинств согласно древней традиции. После прочтения этой книги я снова испытал духовный подъем, который вызывала старая Месса. Но сейчас нам остается только оплакивать потерю этого эзотерического языка.

Однако все вышесказанное относится лишь к внешней стороне религии, т.е. ритуалам и различным дисциплинам, помогающим человеку достичь Богопознания. А как обстоит дело с различными аспектами твоего учения? Ибо ты более не даешь какого-либо удовлетворительного объяснения таким понятиям как рай, ад, чистилище, преддверие ада, воскресение из мертвых, вознесение Иисуса, существование Бога и т.д. На занятиях по изучению катехизиса эти вопросы также являются табу. Детям рассказывают различные истории из Библии, на основе которых они затем делают различные сценки, но все это без какой-либо системы, подобной той, которую применял Папа Пий Х. Совершенно очевидно, что простое механическое заучивание формул не приносит никакой пользы. Однако такое определение, как “Бог на небесах, на земле и повсюду”, можно было бы использовать как отправной момент для бесконечного множества уроков на самые различные темы, начиная с космологии, ядерной физики и кончая теологией.

Годичный курс изучения катехизиса можно было бы проводить на основе принципов, изложенных в работе “Дела телесного и духовного милосердия”. Однако было бы неплохо изменить выспреннее, викторианское название книги на “Бескорыстная материальная и духовная помощь”.

Должен тебе признаться, Мать, я обнаружил среди так называемых верующих постыдное невежество относительно твоих учений. Когда я цитирую даже самые известные места из Евангелия, то вижу перед собой ничего не выражающие лица, как будто бы я говорил о какой-то недавно открытой рукописи. Мне становится стыдно за это невежество каждый раз, когда я встречаю индуистов или буддистов. С ними можно вести беседу на высоком теологическом уровне, даже если они далеки от религии. Я даже встречал людей, называющих себя “атеистами” или “внеконфессионалами”, которые жаждали Бога и были духовно восприимчивы. Другие добровольно отказывались от жизненных благ, чтобы посвятить все свое время и отдать всю свою энергию делу служения и помощи обездоленным и угнетенным, рассматривая их как Бога.

Несколько дней назад я находился на борту самолета, летящего в Индию. Рядом со мной сидел молодой человек, буквально парализованный страхом. Лицо его было бледно и покрыто холодным потом. Справа от меня сидел индиец. Он был явно богат и носил на себе много золота. Он был ювелиром. Он говорил со мной о деньгах, своей карьере и удовольствиях жизни. Заметив физическое и психическое состояние молодого человека, сидевшего слева, он спросил меня: “Что с вашим другом?” Я ответил ему, что молодой человек очень боится летать на самолете. Услышав это, индиец от души рассмеялся и затем, наклонившись к нему и сдерживая смех, сказал: “Вы боитесь умереть? Ваша жизнь вам не принадлежит, она принадлежит Богу. Почему вы боитесь потерять то, что вам не принадлежит? Бог Сам позаботится о Своей собственности!” На фоне всей его предыдущей мирской болтовни эти слова были подобны алмазу в куче песка. Они заставили меня изменить мнение относительно моего мудрого попутчика.

Мать, я бы хотел, чтобы твои люди были подобны этому человеку. Я бы хотел, чтобы они верили и говорили о Боге без фальшивой набожности, в то же время не уподобляясь бесплотным духам, витающим в облаках и не имеющим практической смекалки. Они должны жить в мире, но быть не от мира сего, постоянно пребывая умом в Боге. Для того чтобы осуществить это, тебе следует, по моему мнению, сделать шаг, который может нанести ущерб твоей популярности и стоить тебе потери пары влиятельных друзей. Ты должна сделать основной акцент на духовных ценностях, поднявшись над материальными мирскими привязанностями. И должна первой подать в том пример.

Ты часто занята решением таких насущных проблем, как аборты, разводы, наркомания и многие другие проявления социального зла, присущие современному миру. Но это всего лишь симптомы заболеваний, гнездящихся гораздо глубже и появляющихся в результате отсутствия религиозного и духовного воспитания. Правильное поведение неизбежно присуще человеку, обладающему глубокой верой в Бога. Если люди не знают, почему они должны соблюдать определенные моральные предписания, то у них не будет и нравственных устоев и от них нельзя ждать даже соблюдения внешних приличий. Для того чтобы достичь цели, человек должен вновь обрести уверенность в себе и перестать считать себя никчемным грешником и никудышным человеком. Он должен осознать, что является сыном и сонаследником Самого Отца и способен достичь той же самой цели, которой достиг Христос. Люди ведут себя подобно бесам, потому что глубоко убеждены в том, что таковыми они и являются.

Мать, мне пора заканчивать это длинное письмо. Я бы мог еще многое сказать тебе, но предпочитаю ограничиться тем, что уже сказал. Я уверен, что ты правильно поймешь меня, и эта книга не будет тобой неверно истолкована. Я посвятил ее тебе, потому что искренне тебя люблю.

“Если вы хотите мира, то уважайте чужие убеждения”. Когда я услышал эти мудрые, пролившие на мою душу бальзам слова, произнесенные Папой в канун 1991 года, я почувствовал, что время пришло и я должен говорить.

Никто из нас не знает, сколько времени ему отпущено для завершения своей миссии на земле. Но сколько бы мне еще не пришлось жить, я писал эту книгу так, как будто это мое последнее дело, мое завещание. Я более не мог скрывать эту тайну. Я должен был поведать тебе о своей любви и разделить ее с тобой. Я бы хотел, чтобы содержание этой книги помогло осветить путь к Богу, и могу повторить вместе с Лактанцием: “Quo perfecto satis me vixisse arbitrabor, et officium hominis implesse, si labor meus aliquos homines ad erroribus liberans, ad iter caelestis direxerit”. (Указав другим священный путь и исполнив тем самым свой долг, я чувствую, что прожил свою жизнь не зря.)

Эта любовь не имеет границ. Она настолько обильна, что ее хватит на всех. Не нужно пытаться монополизировать этот прииск, потому что наши руки и сердца никогда не смогут вместить Сокровище, изливающееся столь полно и с такой безграничной щедростью.

Дорогая Мать,

я верю в тебя, зная, что ты едина, потому что, любя Мир, ты не хочешь разделения;свята, потому что, проповедуя Любовь, ты объединяешься с Господом; соборна, потому что праведна и понимаема всеми;апостолична, потому что, зная Истину, ты не можешь ее скрывать и распространяешь повсюду, не ожидая за это никакой награды.

С сыновьей любовью нежно обнимаю тебя.

Всегда твой, Дон Марио.

 


 

 

 

“Возлюбленный мой бел и румян,
лучше десяти тысяч других.
Голова его — чистое золото;
кудри его волнистые,
черные, как ворон;
глаза его — как голуби
при потоках вод,
купающиеся в молоке,
сидящие в довольстве;
щеки его — цветник ароматный,
гряды благовонных растений;
губы его — лилии,
источают текучую мирру;
руки его — золотые кругляки,
усаженные топазами;
живот его — как изваяние из слоновой кости,
обложенное сапфирами;
голени его — мраморные столбы,
поставленные на золотых подножиях;
вид его подобен Ливану,
величествен, как кедры
Уста его — сладость,
и весь он — любезность.
Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой,
дщери Иерусалимские!”
Песнь Песней. (5, 10-16)
 
 
 

Послесловие

Прощай, Мать!

История одного отлучения от церкви

Для предсказания того, что публикация этой книги вызовет негативную реакцию со стороны церковных властей, не нужно было быть пророком. Целью автора было привлечь хотя бы какое-нибудь внимание к великому Голосу, раздающемуся с Востока и провозглашающему, что время спасения страждущего человечества пришло. По правде говоря, я не мог себе даже представить, что церковь прибегнет к таким анахроничным мерам. Эти меры заставили меня серьезно задуматься (другими словами, это была не просто игра воображения) какова была бы моя реакция, если бы вместо сообщения об отлучении от церкви, доставленного мне срочным заказным письмом, ко мне домой пришли бы стражники с приказом сжечь меня на костре, предварительно привязав к столбу посреди площади...

Несколько дней назад я снова посмотрел очень красивый, но довольно тяжелый фильм Лилиан Кавани “Галилео”. Я пытался поставить себя на место Джордано Бруно, приговоренного к сожжению заживо на костре. На меня сильно подействовали леденящие кровь крики объятого пламенем монаха. Я спрашивал себя, смог бы я так же мужественно встретить смерть на костре? Страх потери своего тела является инстинктивным, и меня охватила дрожь, когда я подумал, что мог бы уступить и сдаться, хотя бы даже и в мыслях. Но мне в голову пришло также и следующее: человек сгорает на костре через несколько минут — ужасных минут, но недолгих. С другой стороны, что бы меня ждало, если бы я, для того чтобы избежать сожжения на костре, обрек себя на сожжение в огне, который бы стал полыхать во мне, предай я Истину? Поистине, это была бы самая позорная смерть, и никакое средство, включая даже и время, не смогло бы уменьшить или облегчить боль от этого предательства.

Итальянская пресса уделила много внимания факту моего отлучения от церкви. Некоторые журналисты показали своими статьями, что они все поняли, другие же с обычным верхо-глядством все проглядели и смешали Божество с так называемыми индийскими гуру. Вся католическая пресса единодушно осудила грешника и поддержала совершение над ним моральной казни.

Ватикан осмотрительно постарался избежать обычного в таких случаях судебного разбирательства. Я имел дело только с кардиналом Камилло Руини, викарием римской епархии. Никто, конечно, не проконсультировался с кардиналом Ратцингером, главой Святой Конгрегации по Вопросам Веры, единственным органом, обладающим правом рассматривать подобные случаи. Папу, который, насколько мне известно, всегда неохотно позволяет священнослужителям слагать с себя сан, также никто не спросил. Приговор, провозглашающий меня “еретиком”, и соответствующее осуждение были вынесены с удивительной быстротой, что подтверждают факты, которые я изложу ниже. “Обвиняемому”, которого в каноническом церковном праве именуют “delinquens”, т.е. правонарушителем или преступником, было отказано в праве законным образом защищать себя. Я до сих пор не понимаю, почему было принято решение не проводить судебного разбирательства, хотя судья церковного суда и сказал мне, что тем самым я был избавлен от унижения и психологического давления.

Поэтому я решил сделать так, как посоветовал мой издатель: сообщить о случившемся по трем причинам: 1) чтобы дать возможность широкой публике самой судить обо всем происшедшем; 2) потому что я обладаю всей информацией и подлинными документами, относящимися к данному случаю; вследствие того, что информацию всегда лучше получать из “первых рук”.

Газеты обычно зависят от того, кто вкладывает в них средства, и потому должны угождать ему. Автору же этой книги терять нечего. Он хочет оставить описание данного случая для истории, не высказывая при этом никаких суждений, чтобы читатель мог обо всем судить сам. Больше всего я не хочу этим отчетом как-то повлиять на мнение читателя относительно автора и его книги. Вот почему этот отчет напечатан в конце книги, как послесловие.

Церковь отлучила меня от себя, но я продолжаю любить ее, как свою Мать, хотя она и не проявляет ко мне никакой любви, на что вправе рассчитывать любой сын, каким бы испорченным он ни был. Однако, поверяя читателям как нынешнего, так и следующего поколения обстоятельства моего отлучения от церкви, я должен заявить, что любое человеческое суждение несовершенно. Единственное суждение, которое я могу признать и пред которым я преклоняюсь, — это суждение Бога. Я знаю, что пред Ним моя совесть чиста и что главной побудительной причиной всего, что я писал и говорил, являлась любовь к истине. Даже это послесловие для меня лишь возможность пролить свет на истину, обыкновенную, а не абсолютную истину, которая так редко встречается в журналистских статьях. Я рад, что этот отчет впервые появится в Америке, потому что считаю ее свободной страной, где существует свобода совести и свобода печати, и где люди не подвластны касте жрецов.

Когда несколько месяцев назад Понтифик римской церкви реабилитировал Галилея и извинился перед учеными за прошлые ошибки, я подумал о записях судебного процесса и указах, осуждающих выдающегося астронома. Я размышлял следующим образом: кто знает, когда люди смогут ознакомиться с тем, что действительно было написано и сказано не только о Галилее, но и обо всех других людях, окончивших свою жизнь на костре, погибших от пыток или умерших в изгнании? В результате этих раздумий я решил, что должен оставить для истории описание моего случая, чтобы любой человек, интересующийся данным вопросом, мог узнать, что же произошло в действительности. Кроме того, многие люди, в том числе и католики, не знакомы с механизмом действия церковной организации и мирятся с этим, делая вид, что это нормально.

Я заявляю, что все нижеизложенное, относящееся к фактам моего отлучения от церкви, является правдой и ничем, кроме правды. Что же касается моих бесед с различными прелатами, у которых я тогда был в подчинении, то я записывал их сразу после наших встреч, чтобы их содержание было отражено как можно точнее. Само собой разумеется, что вся моя переписка с церковными властями, касающаяся этого дела, находится в моем распоряжении и в распоряжении Ватикана. По инициативе церковных властей отрывки из нее были использованы в прессе, в сообщениях о моем отлучении. Они были так озабочены распространением данной вести, что спустя четыре месяца опять сообщили об отлучении во всей национальной прессе и даже в Швейцарии, так, как будто бы это была самая последняя новость. Я думаю, что было бы наивно полагать, что это произошло случайно из-за какой-то бюрократической ошибки.

Теперь я опишу, как это произошло.

В сентябре-октябре 1991 года, когда вышла моя первая книга, епископское место в Бергамо было фактически вакантным. Прежний епископ подал в отставку, так как был серьезно болен и достиг пенсионного возраста. Незадолго до этого я пытался связаться с ним (его имя монсеньер Джелио Оджиони) и даже написал ему письмо, но так и не получил ответа.

Его место занял настоящий епископ, монсеньер Роберто Амадеи. Он был профессором и преподавал нам церковную историю в то время, когда я изучал теологию. Это было в 1965-1969 годах. Я полагал, что будет уместным, если я съезжу к нему и засвидетельствую свое почтение и использую эту возможность для начала диалога, который мне не удавалось наладить с 1978 года. Перед этой поездкой мне позвонили и известили, что новый епископ хочет меня видеть. Хотя я и подозревал, что этот звонок мог быть прелюдией к принятию церковными властями дисциплинарных мер, я был рад, что приглашение совпало с моим собственным желанием увидеть епископа. Я договорился о дате встречи с секретарем и с нетерпением стал ожидать назначенной даты, 16 марта 1992 года.

Он сердечно приветствовал меня и попросил сесть. После обмена любезностями он заговорил со мной о книге. (Я обозначу слова епископа буквой “Е”, а свои собственные ответы и замечания буквой “М”. )

Е. — Мне позвонили из Рима, чтобы сообщить о вашей книге. Некоторые ваши идеи не совпадают с позицией церкви. Например, Христос для нас — это Иисус Христос и никто другой. Вы же проводите различие между Иисусом и Христом (т.е. Мессией).

М. — Да, но под этим я подразумеваю, что человеческая и божественная природа Иисуса Христа отличаются друг от друга: первая — сосуд, вторая — его содержимое; первая — иллюзорна, вторая — реальна.

Е. — Именно здесь вы и входите в противоречие с официальным учением церкви, Магистериумом. Я не могу согласиться с вашей точкой зрения. Вы кончаете тем, что ставите Христа и Бабу на один уровень!

М. — Это не совсем так, но я понимаю, что это легко истолковать таким образом. Я знаю, что это трудно объяснить, учитывая наши многовековые традиции определенного толкования Евангелия, но, Монсеньор, кто может отказать Богу в праве воплощаться в той форме, в какой Ему угодно, и тогда, когда Он захочет?

Е. — Марио, Бог не может противоречить Самому Себе. Если Он открыл нам, что явился как Спаситель только в Иисусе Христе, Он не может нарушить Свое слово.

Беседа на эту тему продолжалась в течение длительного времени. Мы затронули вопросы Единородности, Истины, которая, согласно епископу, “была дана полностью, раз и навсегда Христом и т.д. Иисус не исчез и как человек. Он вечен, как и Христос, и Они не отличны друг от друга”. Я озадаченно посмотрел на него и затем спросил:

М. — Вы считаете, что тело Иисуса до сих пор существует? Но где, Монсеньор?

Е. — Например, в Евхаристии.

М. — Скажите это любому ребенку, и он заявит, что ничего не видит, кроме кусочка хлеба. Я прошу вас объяснить мне, как может в нем находиться в скрытой или проявленной форме тело Иисуса, состоявшее из плоти и крови.

Е. — Видите, Марио, в этом пункте вы также противоречите учению церкви...

М. — Но почему, Монсеньор? Разве в учение церкви никогда не закрадывались ошибки?

Е. — Давайте не будем обсуждать этот вопрос. Он к делу не относится.

М. — Почему, как только возникает спорный вопрос, вы говорите мне: “Давайте не будем обсуждать этот вопрос”? (Эта фраза звучала уже неоднократно.) Монсеньор, разрешите мне задать вам провокационный вопрос. В наших писаниях говорится, что Христос придет опять. Как мы узнаем Его?

Е. — (После короткого замешательства и колебания). Это случится в конце времен, когда человечество уже закончит свое существование.

М. — Даже астрономы говорят, что эта Вселенная имеет невероятные размеры и постоянно расширяется. Вы действительно верите, что, когда наш крошечный человеческий род закончит свое существование, наступит всеобщий конец света?

Е. — Других миров не существует, поэтому именно так все и произойдет.

М. — Не существует никакой необходимости постулировать существование других миров... Кроме того, если все человечество одновременно окончит свое существование, то какой будет смысл в новом приходе Христа во плоти и во всей Его славе? Показать Себя, но кому?

Постепенно я начал раздражаться. Тон был знакомым. Он был обусловлен нашими предыдущими отношениями преподавателя и студента, но я также почувствовал, что вступаю на какое-то минное поле. Я смотрел на него, как на отставного профессора истории, а он на меня, я думаю, как на студента. Я продолжил сражение, но уже хотел лишь одного — чтобы он понял мои духовные устремления.

М. — Разве нельзя пересмотреть любую точку зрения, которая неизбежно является ограниченной, вследствие несовершенства человеческого интеллекта? Разве не могут эти положения быть ошибочными?

Е. — Ну, конечно же, нет, Марио! В противном случае мы бы стали отрицать принцип противоречия...

М. — Принцип противоречия..! Я понимаю, что для вас я еретик.

Я использовал слово “еретик” в почти положительном смысле, чтобы мой собеседник, как историк, почувствовал, насколько все это было анахронично. Я думал, что это смягчит дискуссию, он станет возражать и начнет говорить о том, что прошлое ушло навсегда. Вместо этого епископ промолчал и опустил голову. Он не сказал ни слова.

Я улыбнулся и спросил:

М. — И что же вы собираетесь делать со мной?

Е. — Понятия не имею.

В комнате воцарилось долгое и тягостное молчание. Затем я попробовал зайти с другого конца:

М. — Почему вы не учитываете мнение теологов, цитируемых в моей книге, которые придерживаются тех же воззрений, что и я? Ведь церковь состоит из людей, и она всегда использовала мысли теологов и аскетов.

Е. — Церковь — это благо, а совсем не “примадонна”, как вы утверждаете в письме, помещенном в вашей книге, потому что ее направляет Иисус Христос... Для того чтобы познать Бога, не требуется ничего, кроме официального учения церкви, которая дает нам истинное толкование священных писаний. Теологи не вырабатывают официального учения (sic!).

М. — И все же, самый большой вклад в нашу теологию внесли именно теологи. Например, такие, как святой Фома Аквинский, которого я в своей книге цитировал несколько раз.

Е. — Учения святого Фомы не есть Магистериум, официальное учение!

М. — Тогда почему вы заставляете нас столь подробно изучать его труды в семинарии? Почему вы придаете ему почти такое же значение, как и Библии? Вы, вероятно, полагаете, что Бога можно достичь только с помощью учения католической церкви?

Е. — Именно так! Вне церкви спастись нельзя!

Я пал духом.

Я изложил здесь лишь несколько основных пунктов нашей беседы. Епископ затронул и другие вопросы с целью убедить меня в том, то я был неправ. Он не допрашивал меня, а скорее выслушивал, чтобы убедиться, действительно ли я думал так, как писал; и убедился, что это так. Мои убеждения были непоколебимы, и его надежда доказать мне, что я неправ, была окончательно потеряна, когда в ответ на осторожное предложение изменить мою позицию я уверил его, что никогда, никогда в жизни, не предам своих убеждений.

Время от времени мой собеседник брал в руки обсуждаемую нами книгу и выбирал какую-нибудь сомнительную на его взгляд фразу, чтобы прокомментировать ее и оспорить. Затем он клал книгу назад лицевой стороной вниз. Он твердо стоял на позициях церкви. Иногда он выслушивал меня, но затем я понял, что епископ просто использовал против меня мои же собственные слова.

Тем не менее, его вопросы не носили инквизиторского характера. Он спокойно слушал меня и поправлял без всякого раздражения и злости. Внешне, по крайней мере, это выглядело именно так. Он как бы постоянно повторял с видом человека, констатирующего неоспоримый факт: “Вы неправы, значит, правы мы”.

Большую часть нашей беседы я был лишен возможности давать адекватные ответы, и у меня не было времени для обдумывания своих объяснений: этим невозможно заниматься во время непринужденной беседы в гостиной. Поэтому все мои аргументы в защиту истин, изложенных в книге, быстро отвергались им, как неубедительные. Я не забыл поговорить с ним и о Саи Бабе, о Его миссии и о том, как благотворно Он влияет на сознание человека.

М. — Прежде чем мы закончим нашу беседу, я бы хотел сказать вам (говоря “вам” я имел в виду всех церковных иерархов), что людей разделяет не Истина, которая чиста и беспорочна, а то, как люди интерпретируют эту Истину, что хорошо продемонстрировала наша беседа. Почему вы не принимаете во внимание тот факт, что многие люди, посетившие Саи Бабу, стали более серьезно относиться к их собственной католической вере? Ведь именно к этому призывает Сам Саи Баба.

Е. — По этому поводу я могу сказать то, что, возможно, будет не слишком приятно звучать для вас. Даже убийца может стать для кого-нибудь инструментом спасения, но при этом по-прежнему остается убийцей.

М. — По правде говоря, мне совсем не нравится ваше сравнение.

Поняв оскорбительность своих слов, епископ извинился за неудачный пример, но затем использовал в беседе еще несколько раз аналогичные сравнения.

В конце он любезно предложил мне выпить кофе, от чего я вежливо отказался. Он осведомился о номере моего телефона и затем учтиво проводил до двери. У двери, когда я уже собирался уходить, он пристально посмотрел мне в глаза и попросил молиться за него Господу. “Я также рассчитываю на ваши молитвы, — немного шутливо ответил я. — Полагаю, что они мне понадобятся в большей степени”.

Несмотря на то, что беседа протекала спокойно, это было спокойствие непроницаемой стены, за которой скрывалась ( и последующие события это подтвердили) абсолютная уверенность в том, что католики лучше других людей.

Несколько недель спустя в ежедневной католической газете “L’Eco di Bergamo” (общеизвестно, что ей оказывает финансовую поддержку папская курия) одна за другой появились две статьи, в которых опровергались различные выраженные в моей книге идеи. Статьи были написаны священником, преподававшим в семинарии нашей епархии. Это была первая официальная реакция на мою книгу со стороны экклезиастических кругов. В полном согласии с клерикальным этикетом, мой коллега и не подумал сообщить мне, что собирается писать против меня, и поэтому я посчитал неуместным отвечать на его публичные обвинения. Несколько друзей показали мне эти статьи. Меня очень утешило то, что многие люди звонили мне и, выражая поддержку моей позиции, сетовали, что неизвестный священник так дискредитирует своего собрата, марая бумагу чернилами. Они были удивлены самим фактом беспощадной критики одним священником другого.

24 мая я получил заказное срочное письмо из римского викариата. Не нужно было быть ясновидящим, чтобы угадать его содержание. Вот текст этого письма:

18 мая 1992 г. Рим. Прот. № 447.92.
Кардинал Римской епархии Камилло Руини, Викарий-Генерал Его Святейшества Иоанна Павла II,
принимая во внимание, что

— епископ Бергамо информировал Римский викариат в письме от 17 декабря 1991 года, что писания, публичные заявления и, по меньшей мере, вводящие в соблазн идеи священника Дона Марио Маццолени относительно индийского учителя Саи Бабы, чьим убежденным последователем он себя провозглашает, вызывают большое удивление и оскорбляют чувства верующих;

— вышеупомянутый священник посвятил католической церкви, 23 ноября 1990 года книгу, озаглавленную “Католический священник встречается с Саи Бабой”: несмотря на то, что в начале этой книги выражено похвальное намерение искать действие Божественного Духа в каждом человеке и в каждом религиозном опыте, она заканчивается отрицанием истин католической веры;

— внимательное чтение книги обнаруживает, что автор потерял католическую веру в Святую Троицу и в Христа как Единственного Спасителя, и что уникальность Христа Спасителя особенно ясно отрицается в письмах, адресованных другу;

— утверждения, в которых демонстрируется признание притязаний Саи Бабы на то, что он является божественным воплощением и защищается его деятельность, чудеса, высказывания и учения есть серьезное прегрешение против католической веры;

— публичные заявления Дона Марио Маццолени производят замешательство среди верующих и вводят в соблазн из-за того, что исходят от священника, продолжающего служение от имени католической церкви;

— автор обладает глубокой верой, что ясно обнаруживается из текста посвящения, предпосланного книге, и поэтому ему тем более необходимо указать на ошибку и настоятельно потребовать от него прекратить смущать верующих и вернуться к учению церкви,

призывает

священника Марио Маццолени отказаться от своих еретических взглядов, прекратить оскорблять чувства верующих и открыто отречься от своих ошибочных теорий в течение трех месяцев; в случае, если отречение не последует, кардинал будет вынужден приступить к процедуре отлучения от церкви latae sententiae (в широком смысле) за ересь согласно каноническому закону 1364 и затем лишить данного священника права осуществлять служение до тех пор, пока он не вернется к католическому учению.

Вышеупомянутый священник приглашается для личной беседы на данную тему в Римский викариат 3 июня 1992 года в 10 часов утра или же 6 июня 1992 года в 12 часов дня.

Кардинал Камилло Руини,
Викарий-Генерал

Я осознавал серьезность своего положения, но не был чрезмерно этим озабочен. Наоборот, приглашение кардинала предоставляло мне хорошую возможность поделиться с ним моим опытом и познакомить этих людей с личностью Саи Бабы. Я давно мечтал об этом. Я позвонил и договорился о встрече 3 июня, в годовщину смерти Папы Иоанна XXIII.

К счастью, мои друзья разрешили мне остановиться в их маленькой квартире в Риме. Для меня это было весьма существенно, потому что все расходы на транспорт и жилье я оплачивал из своего кармана. Меня приняли в 11 часов 15 минут, после того как я провел два часа в приемной. Кардинал говорил мало, но внимательно слушал, испытующе смотря на меня сквозь очки, сидевшие на его худом, непроницаемом лице.

Я чувствовал себя очень непринужденно. У меня не было страха, и я постоянно обращал свои мысли к Тому, кто держит в Своих руках все нити истории. Я вспоминал слова Бабы, которые Он часто повторяет: “Старайтесь увидеть Бога в каждом человеке. Я скрываю Себя в формах всех существ”. Поэтому, пока кардинал перебирал бумаги моего досье, я развлекался тем, что представлял себе Саи Бабу в кардинальском облачении. “Твоя режиссура изумительна, — говорил я себе, — как и Ты Сам! Что ты собираешься сделать со мной сейчас?”

Я чувствовал себя зрителем, смотрящим кинофильм, в котором как кардинал, так и я играли определенные роли.

На письменном столе прелата лежало несколько газет, письма, содержащие протесты различных епископов, с которыми я явно не имел удовольствия встречаться и не состоял в переписке, и моя книга, на этот раз лицевой стороной вверх. Я заметил, что кардинал на несколько мгновений остановил свой взгляд на фотографии Свами.

Мы говорили о многих вещах. Чтобы соблюсти все приличия и из опасения, что я могу забыть сказать о чем-нибудь важном, я изложил в письме кардиналу все, что хотел поведать ему при личной встрече. В итоге, я сказал именно то, что изложил на бумаге. Вот текст этого письма:

 

Ваше Высокопреосвященство!

В настоящем письме я хочу доверить бумаге то, что, возможно, не смогу так ясно изложить при нашей встрече.

Прежде всего, мне хотелось бы выразить свою благодарность за внимание к моей особе и за предоставленную мне возможность лично изложить причины того, что я сделал. Можно сказать, что я с нетерпением ждал этой встречи, потому, что, невзирая на то, какое в отношении меня решение примет вышестоящее начальство, я хотел бы рассказать о своем опыте, который продолжает оказывать благотворное воздействие на мою жизнь.

В основе миссии Шри Сатья Саи Бабы лежит идея вселенского экуменизма, при этом экуменизм в Его учении означает не подавление различных религий для создания из них хаотичной мешанины, а постоянный поиск того общего, что имеется в этих религиях. Целью данного поиска, как говорит великий Учитель, является единая религия, религия Любви.

Исследуя учения Саи Бабы, а я занимался этим на протяжении двенадцати лет, убеждаешься в том, что Он стремится не к созданию новой религии, а к повышению уровня человеческого сознания. Он делает это, ведя всех, кто приходит к Нему, к жизни, исполненной истины, праведности, мира, любви и ненасилия. Он призывает своих последователей, приезжающих к Нему в ашрам, жить согласно принципам, лежащим в основе их религий. Часто эти люди вообще не исповедуют никакой религии, либо просто отбились от своих церквей. Истинным чудом является появление у них желания вернуться в лоно своей религии, и я это чудо постоянно наблюдаю.

Ваше Преосвященство, давайте не будем закрывать двери перед этими людьми. Они переживают довольно сложный момент в своей жизни и вернуть их снова в лоно церкви было бы не только благородным жестом, но и осуществлением на практике евангельских истин. Саи Баба не стремится создать новую церковь, Он хочет заполнить храмы, которые уже существуют!

Я знаю, что церковь серьезно обеспокоена появлением новых сект. Но мне достоверно известно, что Саи Баба дал ясное указание не создавать новых религиозных общин в противовес официальным религиозным организациям. Почитатели Саи Бабы объединяются только для проведения совместных благотворительных акций и изучения священных писаний. Разрешите заметить, что кришнаиты, свидетели Иеговы или адвентисты седьмого дня ни за что не войдут в католическую церковь, чтобы принять участие в воскресной службе, но я уверяю вас, многие последователи Саи Бабы молятся в наших церквах с удвоенным рвением и причащаются с таким энтузиазмом, который редко встречается среди обычных христиан. Последователи Саи Бабы собираются раз в неделю для того, чтобы молиться и петь, но они обращают свои молитвы к тому же самому Богу, которому поклоняются в церквах.

Я бывал во всех центрах Саи Бабы, существующих в Италии. Много раз я призывал членов этих групп к упрощению внешнего ритуала, форма которого проистекает от любви к экзотическому миру Индии, и просил приходских священников разрешить им встречаться в церкви для молитв и воспевания Господа. К сожалению, непонимание данного феномена и предрассудки не позволяют им дать такое разрешение. Тем не менее, многие священники связываются со мной для того, чтобы больше узнать о Саи Бабе и Его учении. За последние несколько месяцев я получил бесчисленное количество писем с выражением признательности. Большая часть этих писем написана католиками. Писем, в которых выражается несогласие (всегда звучащее громче всего), приходит очень мало.

Во всем этом меня больше всего удручает чрезвычайная поверхностность, с которой церковь судит о Саи Бабе и Его миссии. Между тем, Его необычайное величие привлекает к Нему миллионы людей различных национальностей, рас и религий, и я вижу, как хорошо образованные и интеллектуальные люди один за другим убеждаются в истинности того, что видели их глаза и чувствовало сердце.

Ваше Преосвященство, я не хочу защищать свои теологические позиции. Я понимаю, что они спорны и могут вызвать замешательство. Поверьте, я вовсе не хотел произвести скандал. Если это и произошло, то по причине моего чрезмерного религиозного рвения, и я постараюсь исправить свою ошибку.

Я обещаю, если мне позволят продолжать пастырское служение, не читать более публичных лекций и не говорить с представителями средств массовой информации о Саи Бабе. В течение всех этих лет я никогда не пятнал своего служения теориями, чуждыми нашему учению.

Я хочу лишь одного: чтобы наша церковь серьезно изучила Саи Бабу, и готов принять участие в любой комиссии, которую можно было бы создать для такого изучения. Я также готов принять участие в любых поездках в ашрам, если они будут предприняты с научной целью и без предубеждения. Нелишне упомянуть, что я знаком со многими врачами, физиками и другими учеными, изучающими “феномен” Саи Бабы на протяжении многих лет.

Какие бы меры не были приняты в отношении меня, я заявляю, что всегда буду рад служить церкви в любом качестве, например, как консультант или ученый, потому что всегда буду чувствовать свое единство с ней.

 

Преданный Господу,
Дон Марио Маццолени
3 июня, 1992 г., Рим

Когда я рассказывал кардиналу о Саи Бабе и Его экуменической миссии, он прервал меня и обеспокоенно сказал: “Не может быть никакого экуменизма, потому что истина во всей ее полноте была открыта лишь католицизму”.

Эти слова причинили мне боль в большей степени, чем угроза отлучения от церкви.

В ходе нашей беседы я понял, что кардинал не читал моей книги, но, как он подтвердил позднее, отдал ее для прочтения своему подчиненному. Этот человек составил ее резюме, которое было полностью отрицательным. В конце нашей беседы я отважился задать кардиналу следующий вопрос: “Ваше Преосвященство, если бы вы испытали то же самое, что испытал я, если бы вы встретили всемогущее существо, поражающее весь научный мир, заставляющее благоговеть перед собой выдающихся людей из всех областей знания и лиц высокой духовности, творящее любые чудеса и одним своим видом дарующее бесконечный мир, то что бы вы стали делать?”

Кардинал ответил не сразу. Он помолчал некоторое время и затем сказал: “Я бы подал в отставку”. Я не мог понять, были ли его слова советом мне или же они указывали на его искренность.

Перед окончанием нашей встречи, продолжавшейся около часа, князь церкви похвалил мое намерение не поднимать шума. Он также прочел письмо, написанное ему приходским священником моего маленького города, в котором этот клирик очень хвалил меня. Я должен был передать это письмо кардиналу. Затем, взяв из своих бумаг лист, содержащий текст, отпечатанный на машинке, он сказал мне, что это декларация, которую я могу подписать, и начал читать ее: “Я, нижеподписавшийся Марио Маццолени, и т.д., заявляю, что...” Кардинал остановился; он не стал дальше читать текст. Он положил лист назад, под другие бумаги, и попросил сообщить ему о моих намерениях в течение двух месяцев после получения заказного письма. Так как мне не дали текст этого отречения, я не могу его здесь воспроизвести, но я очень хорошо знаю содержание подобных текстов.

Он проводил меня до двери своего кабинета. Я хорошо помнил этот кабинет, т.к. бывал в нем, когда жил в Риме. Тогда его занимал кардинал Полетти. Я поцеловал ему руку и первым же поездом отправился в Милан. Я был погружен в глубокие раздумья, но в душе моей царил мир. В ближайшее время я собирался в очередной раз отправиться в Индию, где меня ждал Учитель, чтобы утешить так, как мог это сделать только Он. Я решил отправить ответ перед своим отъездом, задолго до срока, назначенного мне начальством.

Перед написанием письма я внутренне собрался и помолился Бабе, прося Его помочь мне найти нужные слова и избежать выражений, выдававших горечь или негодование, которые в такой ситуации легко могли сойти с моего пера. Вот это письмо:

Ваше Высокопреосвященство!

В ответ на ваше письмо по известному вопросу я хочу заявить следующее:

Критические замечания в адрес книги “Католический священник встречается с Саи Бабой”, о которой в письме судят по необъективному отчету, написанному рецензентом, сделаны таким образом, что я лишен возможности представить какие-либо контраргументы или защитить мои доктринальные позиции, которые категорически именуются Вами “еретическими”. Однако такие контраргументы являются неотъемлемой частью любого разбирательства дисциплинарного проступка.

Я позволю себе почтительно напомнить вам, что написано в энциклике “Dignitatis humanae”, в которой заявляется, что “каждый человек обязан стремиться к истине и потому имеет право на поиск истины в религиозных вопросах... с помощью независимого исследования”; что “человек постигает Божественный Закон через свою совесть”; что “поэтому его нельзя принуждать действовать против своей совести или мешать ему действовать в согласии с ней, особенно в религиозной сфере”. В этой связи я обращаю ваше внимание, что требование “открытого отречения” под страхом отлучения от церкви, по меньшей мере, противоречит официальному учению церкви.

Как автор обсуждаемой книги я вновь утверждаю, что не потерял своей католической веры. Наоборот, после своей встречи с великим “индийским Учителем” Шри Сатья Саи Бабой, я чувствую, что исповедую ее с еще большим рвением, осознавая ее единство со всеми другими религиями. Все они имеют единую цель и стремятся достичь одного и того же Бога, который превосходит все преходящие имена и формы.

Между двумя предлагаемыми мне альтернативами — быть изгнанным из института церкви или пойти против своей совести, я не могу выбрать последнюю и никогда не сделаю этого. Институт церкви не следует за нами после смерти в мир иной. Единственное, с чем мы предстаем перед Богом на том свете — это наша совесть. Господь, “читающий в сердцах” является нашим Судией. Если в данном случае я совершил или собираюсь совершить ошибку (отказываясь отречься), я прошу Его простить меня и помочь ее исправить. Если же я поступаю в согласии с истиной, да простит Он тех, кто осуждает меня.

Вечная хвала Христу, Ему, “Иже от Отца рожденного прежде всех век”, Ему, стоящему надо всеми хорошими и плохими поступками людей и никогда не умирающему.

 

АУМ Шанти Шанти Шанти!
14 июля 1992 г. Санта Кроче.
Священник Марио Маццолени

Дата написания письма совпала со святым днем Гуру пурнима, днем, посвященным духовному Учителю. Саи Баба часто говорит, что Учитель находится в сердце каждого из нас. Я порадовался этому совпадению и со спокойным сердцем отправился на Восток.

Хотя никто не говорил Бабе о моем положении, Он уделил мне много внимания и был особенно милостив. Он также материализовал для меня кольцо, как бы скрепляя тем самым наши отношения, и надел его мне на левую руку. Он, несомненно, знает все, и демонстрировал это мне много раз.

Возвращаясь в Италию, я полагал, что ответ из Ватикана уже пришел, но среди почты заказного письма из Рима я не обнаружил. Это молчание меня удивило и, должен признаться, немного обеспокоило. Если вам должны отрубить голову, то лучше пусть это произойдет сегодня, чем завтра. Что касается помилования, то я подумал, что если и дождешься его от данного суда, то это произойдет с значительной задержкой, обычно исчисляемой веками.

24 сентября, в четверг, роковое письмо пришло. На этот раз это был полностью официальный указ, отпечатанный на желтоватом пергаменте большого размера. Наверху пергамента находился герб кардинала Руини. Согласно традиции он состоял из классического красного головного убора кардинала с красными шнурами и пятнадцатью красными шелковыми кистями с каждой стороны. Под головным убором — личная геральдическая эмблема: щит с крестом, лежащим на открытой книге. Внизу пергамента было изображено знамя с надписью, которая, учитывая обстоятельства моего дела, была особенно красноречивой: “Veritas liberabit nos”, “Истина сделает нас свободными!”

За исключением лент и кистей, текст указа был идентичен содержанию предыдущего письма и содержал лишь несколько незначительных добавлений. Например, в нем говорилось о намерении “более не откладывать решение этого вопроса” и о необходимости “перейти к принятию внесудебного постановления на основе канонического закона 1342”. Это должно было служить оправданием того, что не был проведен обычный процесс с адвокатами (выбранными, либо назначенными), что является обычной процедурой в церковном судопроизводстве. Этой процедуры придерживались, например, в случае Леонардо Боффа и других.

Приговор гласил: отлучение от церкви “latae sententiae” за ересь, согласно каноническому закону 1364, с наказанием, предусмотренным каноническим законом 1331. Указ заканчивался следующей декларацией: “Вышеупомянутые дисциплинарные санкции будут оставаться в силе, пока данный священник, по милости Господа, не откажется от своего упрямства и непослушания согласно каноническому закону 1347, раздел второй”. Последнее предложение объясняет, что имелось в виду под “latae sententiae (В широком смысле)”.

Для того чтобы читатель мог получить представление о положении человека, отлученного от церкви, я сообщу об этом кое-какие подробности. Многие люди, слышавшие о происшедшем, фактически не знали толком, что это означает: они путали отлучение с временным отстранением от проведения богослужения “Suspensio a divinis”, что является более распространенной формой наказания. Я должен признаться, что также не знал многих деталей, о которых сейчас расскажу читателю.

“Suspensio a divinis” налагает запрет на отправление священником любых ритуалов, которые он уполномочен совершать после его посвящения религиозным орденом. Это означает, что отстраненный от отправления обрядов священник не может ни при каких условиях служить мессу, исповедовать прихожан или приобщать святых тайн. Однако он может причащаться. Ему запрещается отправлять обряды, но он может присутствовать при этом и даже принимать в них участие, причащаясь, исповедуясь и т.д.

Отлучение же — это официальное постановление, которым высшие церковные власти запрещают определенному лицу “1) принимать в качестве священника какое-либо участие в праздновании Евхаристической Жертвы или любой другой церемонии публичного богослужения; 2) отправлять таинства или святые обряды или приобщаться таинств; 3) занимать какие-либо должности, выполнять служение или обязанности в любых церковных учреждениях”. Если “виновная сторона” не захочет подчиниться вышеупомянутым распоряжениям, “ее следует выдворить, в противном случае необходимо прервать литургию, если только этому не препятствуют какие-либо серьезные обстоятельства” (канонический закон 1331).

Из этого следует, что отлучение (которое может быть наложено на любого католика) исключает осужденное лицо из церковной общины и из числа верующих. К этой мере прибегают по разным причинам, в моем случае это была “ересь”, и лицо, подвергнувшееся отлучению, считается отверженным во всех отношениях. Раньше такому лицу (не человеку) даже запрещалось входить в церковь и его останки запрещалось хоронить на территории христианского кладбища. А несколько веков тому назад такой человек заканчивал свое земное существование на эффектном костре посреди городской площади.

Я не говорю уже о материальном аспекте: отлученный священник теряет право на любую финансовую поддержку. Его, так сказать, увольняют без всякого выходного пособия, компенсации или пенсии и он, таким образом, внезапно оказывается лишенным всяких средств к существованию.

Определенные церковные круги заявляют, что отлучение — это просто “лекарство”, с помощью которого церковь пытается “исцелить” больного, в надежде, что он вернется в ее лоно. Однако возникает вопрос: если, как всегда считала церковь, таинства являются средством, помогающим человеку приблизиться к Богу и преодолеть свои недостатки, то как сможет произойти такое исцеление? Не является ли все это, скорее, наказанием и не лучше ли было сказать об этом открыто и без притворства?

Здесь история моего служения в церкви подходит к концу. Эта глава моей жизни окончена. Я чувствовал себя обязанным рассказать данную историю читателю, хотя все это меня больше и не волнует. Отстранение от отправления определенных обрядов, которые, как говорят, являются божественными, конечно не отстраняет от Бога. Я более не могу посещать Мессу и погружаться в теплую атмосферу Всенощного Бдения, восторгаться сладостью Рождественских песнопений, но я всегда могу откровенно говорить с Господом, молиться Ему, любить Его и встречаться с Ним. Это может делать каждый. Благодаря этому даже “атеисты” знают, как молиться. Это истинное утешение, которое никто и никогда не сможет у меня отнять. Никто в мире не сможет отлучит вас от Бога.

Принадлежность к какому-либо религиозному институту не означает автоматически принадлежности к Богу. Чтобы быть в гармонии с Богом, необходимо уважать свободу совести каждого человека и слушать голос своей собственной совести. В заключение хочется сказать: “Если Бог с нами, то кто будет против нас?”

“Не бойтесь никогда, Я с вами всегда!”

Марио Маццолени