ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизмГиты

Бхагавад-гита

Глава 7
Йога знания и осуществление Его

1.  Отчаяние Арджуны
2.  Санкхья-йога
3.  Йога действия
4.  Йога жертвы Брахмо
5.  Йога отречения от действий
6.  Йога самообуздания
7.  Йога знания и осуществление Его
8.  Йога вечного Брахмо
9.  Йога царственного знания и царственной тайны
10.  Йога силопроявления
11.  Йога созерцания вселенской Формы
12.  Йога благоговейной любви
13.  Йога распознавания между полем и познавшим поле
14.  Йога освобождения от трёх гун
15.  Йога высочайшего Духа
16.  Йога распознавания асурической и божественной участи
17.  Йога троякого подразделения веры
18.  Йога отрешения

Строфы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Перевод В. Г. Эрмана:

«Йога знания и познания»

Преславный Господь сказал:

7.1. Выслушай же, о Партха, как, прилепляющийся ко мне мыслью, [путем] сопряжения сопрягаясь, ты, нашедший во мне опору, непременно всецело меня познаешь.




Перевод Б. Л. Смирнова

Бхагавад-гита – обложка издания в переводе Б. Л. Смирнова
Йога знания и осуществление Его

Шри-Бхагаван сказал:

Мне преданный сердцем, приобщённый йоге, под Моим кровом,
Как несомненно и полно, Партха, Меня ты познаешь – внемли.
Перевод В. С. Семенцова

Бхагавад-гита – обложка издания в переводе В. С. Семенцова
Глава 7

Благой Господь сказал:

Партха! Сердцем в Меня проникнув,
привязавшись ко Мне, свершай йогу;
Я скажу тебе, как ты познаешь
непреложно Меня и всецело.



7.2. То знание вместе с познанием я поведаю тебе до конца, коим овладевшему уже не остается в сем мире ничего, что бы еще познать было должно.

jñānaṃ te'haṃ savijñānamidaṃ vakṣyāmyaśeṣataḥ |
yajjñātvā neha bhūyo'nyajjñātavyamavaśiṣyate ||


Это знанье, его применение Я сообщу тебе полно.
Познавшему это здесь ничего иного не остаётся для постиженья.

Что есть знание, что – рассуждение,
Я тебе расскажу без остатка.
Зная это, ничто уж иное
познавать тебе не придется.



7.3. Из тысяч людей едва один старается достичь совершенства, а из старающихся и достигших едва один кто-либо истинно знает меня.

manuṣyāṇāṃ sahasreṣu kaścidyatati siddhaye |
yatatāmapi siddhānāṃ kaścinmāṃ vetti tattvataḥ ||


Из тысяч людей едва ли один стремится к совершенству,
А из стремящихся и достигших едва ли кто истинно Меня постигает.

Среди тысяч людей – едва ли
к совершенству один стремится;
из стремящихся, из совершенных –
благо, если один Меня знает.



7.4. Земля, вода, огонь, ветер, пространство, сознание, разум, а также самость — такова моя восьмичастно разделенная природа.

bhūmirāpo'nalo vāyuḥ khaṃ mano buddhireva ca |
ahaṃkāra itīyaṃ me bhinnā prakṛtiraṣṭadhā ||


Земля, вода, огонь, воздух, пространство, манас, буддхи,
Основа личности – вот Моя восьмерично-разделённая природа;

Земля, ветер, огонь и воды,
манас, буддхи, пространство, самость –
это, Партха, Моя природа,
разделенная восьмичастно,



7.5. То низшая; узнай же о другой, высшей моей природе, о мощнорукий, которая есть духовное существо, ею же поддерживается этот мир.

apareyamitastvanyāṃ prakṛtiṃ viddhi me parām |
jīvabhūtāṃ mahābāho yayedaṃ dhāryate jagat ||


Это – низшая; но познай иную, высшую Мою природу,
Душу Живую, мощный, Она этот преходящий мир объемлет.

но лишь низшая; знай же иную,
Мою высшую, Партха, природу:
это – джива, душа всех тварей,
на себе этот мир он держит.



7.6. Помни, что живые существа — все из этого лона. Я же — всего мира происхождение и растворение .

etadyonīni bhūtāni sarvāṇītyupadhāraya |
ahaṃ kṛtsnasya jagataḥ prabhavaḥ pralayastathā ||


Все существа – её лона, постигни это;
Я начало, конец всего преходящего мира.

Твердо помни: эта утроба
существа порождает в мире;
из Меня они все возникают
и во Мне растворяются, Партха.



7.7. Нет ничего высшего, нежели я, о Завоеватель богатств, вся эта вселенная нанизана на мне, как жемчуга на нити.

mattaḥ parataraṃ nānyatkiṃcidasti dhanaṃjaya |
mayi sarvamidaṃ protaṃ sūtre maṇigaṇā iva ||


Выше Меня, Дхананджая, нет ничего иного;
Всё на Мне нанизано, как жемчуг на нити.

Я – превыше всего, Дхананджая,
и ничто Меня не превосходит;
на Меня этот мир нанизан,
словно жемчуга горсть на нитку.



7.8. Я есмь вкус в воде, о сын Кунти, я — свет в луне и солнце, священный Слог во всех Ведах, звук в пространстве, сила в мужах,

raso'hamapsu kaunteya prabhāsmi śaśisūryayoḥ |
praṇavaḥ sarvavedeṣu śabdaḥ khe pauruṣaṃ nṛṣu ||


Я вкус в воде, Каунтея, Я блеск луны и солнца,
Я во всех Ведах живоносное слово, звук в эфире, человечность в людях.

Вкус воды – это Я, о Партха,
Я – сиянье луны и солнца,
в Ведах Я – это ОМ, слог священный,
Я – в эфире звук, мужество в людях.



7.9. Чистый запах в земле, я есмь и яркость в пламени, я — жизнь во всех существах и подвижничество в подвижниках.

puṇyo gandhaḥ pṛthivyāṃ ca tejaścāsmi vibhāvasau |
jīvanaṃ sarvabhūteṣu tapaścāsmi tapasviṣu ||


Я чистый запах в земле, в огне – сиянье,
Жизнь во всех существах, Я подвижников подвиг;

Я – в земле благой чистый запах,
Я – и пламени жгучая сила,
Я есмь жизнь во всем том, что дышит,
Я – в отшельниках сила аскезы.



7.10. Знай, о Партха, что я — вечное семя всех существ, я есмь мудрость мудрых, отвага отважных я.

bījaṃ māṃ sarvabhūtānāṃ viddhi pārtha sanātanam |
buddhirbuddhimatāmasmi tejastejasvināmaham ||


Я вечное семя существ, постигни, Партха;
Я мудрость мудрых, Я великолепие великолепных;

В существах же Я – вечное семя,
ясно знай и об этом, сын Притхи,
сила разума Я – в разумных,
Я – величие великолепных.



7.11. Я же — мощь мощных, свободная от желания и страсти, в существах я — желание, не противное добродетели, о бык среди бхаратов.

balaṃ balavatāṃ cāhaṃ kāmarāgavivarjitam |
dharmāviruddho bhūteṣu kāmo'smi bharatarṣabha ||


Я сила сильных, свободных от вожделенья и страсти;
В существах Я закономерное влечение, мощный Бхарата.

Я – та сила, которая в сильных
лишена вожделенья и страсти;
а в живущих Я, знай, – вожделенье,
когда дхарме оно не противно.



7.12. И какие ни бывают состояния — истовости, страстности либо косности, — знай, все они от меня, я же не в них, как они — не во мне.

ye caiva sāttvikā bhāvā rājasāstāmasāśca ye |
matta eveti tānviddhi na tvahaṃ teṣu te mayi ||


От Меня состоянья: саттва, раджас и тамас,
Ибо они во Мне, а не Я в них, постигни это.

Гуны три – саттва, раджас и тамас –
состоянье существ различают;
от Меня эти гуны возникли,
они, Партха, во Мне, но не Я в них.



7.13. Этими тремя качественными состояниями ослепленный, не узнает весь этот мир меня, их превосходящего, нетленного.

tribhirguṇamayairbhāvairebhiḥ sarvamidaṃ jagat |
mohitaṃ nābhijānāti māmebhyaḥ paramavyayam ||


Три состоянья весь мир преходящий в заблуждение вводят,
И мир не знает Меня: вечный, Я пребываю над ними.

Этот мир ослеплен различьем
состояний, от гун возникших;
он не знает, что Я, неизменный,
пребываю выше, чем гуны.



7.14. Ибо трудноодолима эта моя божественная, из нитей-качеств слагаемая майя, но те, кто прибегнут ко мне, эту майю преодолеют.

daivī hyeṣā guṇamayī mama māyā duratyayā |
māmeva ye prapadyante māyāmetāṃ taranti te ||


Божественна Моя труднооборная, из гун состоящая майя;
Те, что ко Мне стремятся, преодолевают майю.

Состоит ведь из гун Моя майя:
одолеть ее, дивную, трудно;
но, кто ищет Меня всей душою,
тот ее позади оставляет.



7.15. Не прибегают ко мне злодеи, заблудшие, низкие среди людей, чье знание похищено майей, кто склоняется к демонскому бытию.

na māṃ duṣkṛtino mūḍhāḥ prapadyante narādhamāḥ |
māyayāpahṛtajñānā āsuraṃ bhāvamāśritāḥ ||


Ничтожные люди, безумные, творящие зло, ко Мне не стремятся:
Они полагаются на природу асуров, их майя лишила знанья.

Уподобившись темным асурам,
зло творящие, низкие люди
отыскать Меня не стремятся,
погубив свое знание майей.



7.16. Четырех родов добродетельные люди почитают меня, о Арджуна: страждущий, взыскующий знания, пользы домогающийся и знающий, о бык среди бхаратов.

caturvidhā bhajante māṃ janāḥ sukṛtino'rjuna |
ārto jijñāsurarthārthī jñānī ca bharatarṣabha ||


Есть четыре рода праведных, чтущих Меня, Арджуна:
Страдающие, стремящиеся к знанью, стремящиеся к обладанью и мудрые, мощный Бхарата;

Те, кто здесь Меня почитают, –
люди дел благих – четверовидны:
тот, кто страждет; кто жаждет пользы;
тот, кто знание ищет; кто знает.



7.17.* От них отличен знающий, постоянно сопряженный, исполненный преданности единому, ибо превыше [всего] дорог я знающему и он мне дорог.

teṣāṃ jñānī nityayukta ekabhaktirviśiṣyate |
priyo hi jñānino'tyarthamahaṃ sa ca mama priyaḥ ||


Лучше всех – мудрый, неизменно-преданный, Единое чтущий.
Я мудрому дорог превыше всего, и он Мне дорог.

Но лишь знающий всех превосходит –
постоянно обузданный бхакт Мой;
ибо Я лишь один ему дорог
и он сам Мне дорог безмерно.



7.18.* Благородны все они, но знающий почитается мною, словно то — я сам, ибо он утверждается во мне, духом сопряженный, как в убежище, выше которого нет.

udārāḥ sarva evaite jñānī tvātmaiva me matam |
āsthitaḥ sa hi yuktātmā māmevānuttamāṃ gatim ||


Всех высоки достиженья, мудрый же Мне подобен, так полагаю,
Ибо он, преданный духом, Меня, верховного Пути достигает.

Хоть и все они, знай, безупречны,
но лишь знающий – словно сам Я:
ведь себя обуздав, он стремится
лишь ко Мне, к высочайшей цели.



7.19. По прошествии многих рождений обладающий знанием приходит ко мне, [ведая]: «Васудева есть все», но найти такого, духом великого, нелегко!

bahūnāṃ janmanāmante jñānavānmāṃ prapadyate |
vāsudevaḥ sarvamiti sa mahātmā sudurlabhaḥ ||


После многих рождений мудрый Меня достигает;
"Васудэва есть всё", – так мыслит трудно-находимый махатма.

На исходе бессчетных рождений
тот, кто знает, Меня достигнет,
"Васудева есть все" – помышляя;
очень редок подобный махатма.



7.20. Те же, чье знание похищено всяческими желаниями, прибегают к иным божествам, утверждаясь во всяческих запретах, замкнутые собственной природой.

kāmaistaistairhṛtajñānāḥ prapadyante'nyadevatāḥ |
taṃ taṃ niyamamāsthāya prakṛtyā niyatāḥ svayā ||


Те же, чью мудрость уносят различные страсти, к иным богам прибегают,
Соблюдая разные обеты, побуждаемые своей природой.

Но кто знанье страстями разрушил,
тот иных богов почитает:
он, своим естеством побуждаем,
совершает обряд тот иль этот.



7.21. Кто бы из поклоняющихся какой бы образ ни хотел почтить верою, его ту веру в него я утверждаю неколебимо.

yo yo yāṃ yāṃ tanuṃ bhaktaḥ śraddhayārcitumicchati |
tasya tasyācalāṃ śraddhāṃ tāmeva vidadhāmyaham ||


Какие бы образы с верой ни почитал поклонник,
Его нерушимую веру Я ему посылаю.

Кто б из бхактов какой бы образ
почитать ни стремился с верой,
Я его наделяю верой,
к тому образу неколебимой.



7.22. Наделенный тою верой, он его благоволения ищет и оттого получает исполнение желаний, — но мною же предопределенное.

sa tayā śraddhayā yuktastasyārādhanamīhate |
labhate ca tataḥ kāmānmayaivaḥ vihitānhitān ||


Он ищет милости образа, укрепясь этой верой,
От него получает желанные блага, хотя они Мной даются.

Обладающий этой верой
ею чтить божество стремится
и дары от него обретает;
но даров тех лишь Я даритель.



7.23. Недолговечен, однако, плод, обретаемый теми малоумными. Жертвующие богам идут к богам, преданные же мне идут ко мне.

antavattu phalaṃ teṣāṃ tadbhavatyalpamedhasām |
devāndevayajo yānti madbhaktā yānti māmapi ||


Но преходящим бывает этот плод маломудрых;
К богам идут приносящие жертву богам, но ко Мне идут Мои бхакты.

У таких людей, разумом бедных,
жертвы плод преходящим бывает.
Кто богов чтит – к богам приходит,
Мои бхакты – Меня достигают.



7.24.* Непроявленного, подверженным проявлению мнят меня неразумные, не ведающие высшей моей природы, нетленной, непревосходимой.

avyaktaṃ vyaktimāpannaṃ manyante māmabuddhayaḥ |
paraṃ bhāvamajānanto mamāvyayamanuttamam ||


Неразумные мыслят, что Непроявленный Я достиг проявленья,
Они запредельного, вечного, непревосходимого Моего Бытия не знают.

Непроявленного – в проявленье
Меня мнят неразумные, Партха,
не постигнув, что Я запределен,
в тайной сути своей не проявлен.



7.25. Не для каждого явен я, окутанный волшбою сопряжения; этот заблудший мир не знает меня, нерожденного, нетленного.

nāhaṃ prakāśaḥ sarvasya yogamāyāsamāvṛtaḥ |
mūḍho'yaṃ nābhijānāti loko māmajamavyayam ||


Я не для всех постижим, йогамайей скрытый;
Меня, нерождённого, вечного, этот заблудший мир не знает.

Я не всякому глазу доступен,
своей майи действием скрытый;
неизменен Я, вечен, Партха:
мир Меня, ослепленный, не знает.



7.26. Я ведаю минувшие существа, и настоящие, о Арджуна, и будущие; меня же не ведает никто.

vedāhaṃ samatītāni vartamānāni cārjuna |
bhaviṣyāṇi ca bhūtāni māṃ tu veda na kaścana ||


Я знаю все существа, Арджуна,
Те, что были, что есть и что будут, Меня же никто не знает.

Всех существ Я ушедших знаю
и живущих всех знаю, Арджуна,
знаю тех, что еще возникнут;
но Меня здесь никто не знает.



7.27. Все существа в сотворенном мире, о Бхарата, из-за ослепления двойственностью, происходящего от влечения и отвращения, впадают в заблуждение, о каратель врагов.

icchādveṣasamutthena dvandvamohena bhārata |
sarvabhūtāni saṃmohaṃ sarge yānti paraṃtapa ||


Влечение и отвращение рождают двойственность, Бхарата,
Все существа в этом мире она ослепляет, подвижник.

Существа, возникая в мире,
в ослепленье впадают тотчас,
в заблужденье двойственных качеств,
отвращеньем и страстью рожденных.



7.28. Но те люди, творящие добрые дела, чей грех пришел к концу, избавившиеся от ослепления двойственностью, почитают меня, твердые в исполнении обетов.

yeṣāṃ tvantagataṃ pāpaṃ janānāṃ puṇyakarmaṇām |
te dvandvamohanirmuktā bhajante māṃ dṛḍhavratāḥ ||


Праведные люди, зло в себе уничтожив,
Свободные от двойственности, заблужденья, Меня почитают, стойкие в обетах.

Люди добрых, благих деяний,
чьи грехи навсегда прекратились,
став свободны от качеств двояких,
чтят Меня, соблюдая обеты.



7.29. Те, кто, ко мне прибегнув, стремятся избавиться от старости и смерти, те Брахмана ведают всецело, и о том, что [у них] превыше Себя, и о деянии досконально.

jarāmaraṇamokṣāya māmāśritya yatanti ye |
te brahma tadviduḥ kṛtsnamadhyātmaṃ karma cākhilam ||


Кто во Мне прибежища ищет, стремясь быть свободным от старости, смерти,
Тот вполне постигает Брахмо, Высшего Атмана, Карму.

Узы старости-смерти разрушить
кто стремится, ко Мне прибегнув,
тот всецело Брахмана знает,
также действие всё и адхьятму.



7.30. Те, что знают меня как то, что превыше существ и превыше божеств, и как то, что превыше жертв, те, сопряженные сердцем, знают меня и в час кончины.

sādhibhūtādhidaivaṃ māṃ sādhiyajñaṃ ca ye viduḥ |
prayāṇakāle'pi ca māṃ te viduryuktacetasaḥ ||

OM tatsaditi śrīmad bhagavadgītāsūpaniṣatsu
brahmavidyāyāṃ yogaśāstre śrīkṛṣṇārjunasaṃvāde
jñānavijñānayogo nāma saptamo'dhyāyaḥ


Кто знает Меня, как Высочайшую Сущность, Высочайшего Бога, Высочайшую Жертву,
Те, верные духом, постигают Меня в час ухода.

Так в Достославных Упанишадах
Святой Бхагавадгиты,
учении о Брахмо, писании йоги,
в беседе Шри-Кришны и Арджуны
гласит седьмая глава,
именуемая
ЙОГА ЗНАНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЕГО

И кто знает Меня, сын Притхи,
в божествах, в существах и в жертве –
тот Меня даже в час последний
постигает, душою обуздан.



Предыдущая глава Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Следующая глава


Текст седьмой главы Бхагавад-гиты в романизированной кодировке Harvard-Kyoto,
которая используется для ввода санскритских слов в
онлайновом санскритско-английском словаре Моньера-Вильямса


saptamo'dhyAyaH
jJAnavijJAnayoga


zrIbhagavAnuvAca -
mayyAsaktamanAH pArtha yogaM yuJjanmadAzrayaH-asaMzayaM samagraM mAM yathA jJAsyasi tacchRNu—1—
jJAnaM te'haM savijJAnamidaM vakSyAmyazeSataH-yajjJAtvA neha bhUyo'nyajjJAtavyamavaziSyate—2—
manuSyANAM sahasreSu kazcidyatati siddhaye-yatatAmapi siddhAnAM kazcinmAM vetti tattvataH—3—
bhUmirApo'nalo vAyuH khaM mano buddhireva ca-ahaMkAra itIyaM me bhinnA prakRtiraSTadhA—4—
apareyamitastvanyAM prakRtiM viddhi me parAm-jIvabhUtAM mahAbAho yayedaM dhAryate jagat—5—
etadyonIni bhUtAni sarvANItyupadhAraya-ahaM kRtsnasya jagataH prabhavaH pralayastathA—6—
mattaH parataraM nAnyatkiMcidasti dhanaMjaya-mayi sarvamidaM protaM sUtre maNigaNA iva—7—
raso'hamapsu kaunteya prabhAsmi zazisUryayoH-praNavaH sarvavedeSu zabdaH khe pauruSaM nRSu—8—
puNyo gandhaH pRthivyAM ca tejazcAsmi vibhAvasau-jIvanaM sarvabhUteSu tapazcAsmi tapasviSu—9—
bIjaM mAM sarvabhUtAnAM viddhi pArtha sanAtanam-buddhirbuddhimatAmasmi tejastejasvinAmaham—10—
balaM balavatAM cAhaM kAmarAgavivarjitam-dharmAviruddho bhUteSu kAmo'smi bharatarSabha—11—
ye caiva sAttvikA bhAvA rAjasAstAmasAzca ye-matta eveti tAnviddhi na tvahaM teSu te mayi—12—
tribhirguNamayairbhAvairebhiH sarvamidaM jagat-mohitaM nAbhijAnAti mAmebhyaH paramavyayam—13—
daivI hyeSA guNamayI mama mAyA duratyayA-mAmeva ye prapadyante mAyAmetAM taranti te—14—
na mAM duSkRtino mUDhAH prapadyante narAdhamAH-mAyayApahRtajJAnA AsuraM bhAvamAzritAH—15—
caturvidhA bhajante mAM janAH sukRtino'rjuna-Arto jijJAsurarthArthI jJAnI ca bharatarSabha—16—
teSAM jJAnI nityayukta ekabhaktirviziSyate-priyo hi jJAnino'tyarthamahaM sa ca mama priyaH—17—
udArAH sarva evaite jJAnI tvAtmaiva me matam-AsthitaH sa hi yuktAtmA mAmevAnuttamAM gatim—18—
bahUnAM janmanAmante jJAnavAnmAM prapadyate-vAsudevaH sarvamiti sa mahAtmA sudurlabhaH—19—
kAmaistaistairhRtajJAnAH prapadyante'nyadevatAH-taM taM niyamamAsthAya prakRtyA niyatAH svayA—20—
yo yo yAM yAM tanuM bhaktaH zraddhayArcitumicchati-tasya tasyAcalAM zraddhAM tAmeva vidadhAmyaham—21—
sa tayA zraddhayA yuktastasyArAdhanamIhate-labhate ca tataH kAmAnmayaiva vihitAnhi tAn—22—
antavattu phalaM teSAM tadbhavatyalpamedhasAm-devAndevayajo yAnti madbhaktA yAnti mAmapi—23—
avyaktaM vyaktimApannaM manyante mAmabuddhayaH-paraM bhAvamajAnanto mamAvyayamanuttamam—24—
nAhaM prakAzaH sarvasya yogamAyAsamAvRtaH-mUDho'yaM nAbhijAnAti loko mAmajamavyayam—25—
vedAhaM samatItAni vartamAnAni cArjuna-bhaviSyANi ca bhUtAni mAM tu veda na kazcana—26—
icchAdveSasamutthena dvandvamohena bhArata-sarvabhUtAni saMmohaM sarge yAnti paraMtapa—27—
yeSAM tvantagataM pApaM janAnAM puNyakarmaNAm-te dvandvamohanirmuktA bhajante mAM dRDhavratAH—28—
jarAmaraNamokSAya mAmAzritya yatanti ye-te brahma tadviduH kRtsnamadhyAtmaM karma cAkhilam—29—
sAdhibhUtAdhidaivaM mAM sAdhiyajJaM ca ye viduH-prayANakAle'pi ca mAM te viduryuktacetasaH—30—

oM tatsaditi zrImadbhagavadgItAsUpaniSatsu brahmavidyAyAM yogazAstre zrIkRSNArjunasaMvAde
jJAnavijJAnayogo nAma saptamo'dhyAyaH

Кришна и Арджуна

Полный текст Бхагавад-гиты в переводе Б. Л. Смирнова, PDF, 3 МБ, скачать


   Духовные и священные писания Востока