ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизмГиты

Бхагавад-гита

Глава 6
Йога самообуздания

1.  Отчаяние Арджуны
2.  Санкхья-йога
3.  Йога действия
4.  Йога жертвы Брахмо
5.  Йога отречения от действий
6.  Йога самообуздания
7.  Йога знания и осуществление Его
8.  Йога вечного Брахмо
9.  Йога царственного знания и царственной тайны
10.  Йога силопроявления
11.  Йога созерцания вселенской Формы
12.  Йога благоговейной любви
13.  Йога распознавания между полем и познавшим поле
14.  Йога освобождения от трёх гун
15.  Йога высочайшего Духа
16.  Йога распознавания асурической и божественной участи
17.  Йога троякого подразделения веры
18.  Йога отрешения

Строфы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Перевод В. Г. Эрмана:

«Йога самообуздания»

Преславный Господь сказал:

6.1. Кто должное деяние творит, на плод деяния не полагаясь, тот и есть отрешенный, тот и есть сопряженный, а не тот, кто не возжигает огня и не совершает обрядов.




Перевод Б. Л. Смирнова

Бхагавад-гита – обложка издания в переводе Б. Л. Смирнова
Йога самообуздания

Шри-Бхагаван сказал:

Кто надлежащие дела совершает, о плодах не заботясь,
Тот санньясин, тот йогин, а не тот, кто без огня, без обрядов.
Перевод В. С. Семенцова

Бхагавад-гита – обложка издания в переводе В. С. Семенцова
Глава 6

Благой Господь сказал:

Тот не йогин, тот не отрешенный,
кто в огонь не приносит жертву;
тот поистине йогин, кто, действие
совершая, к плодам равнодушен.



6.2. То, что называют отрешением, знай, и есть сопряжение, о сын Панду, ибо никто не становится сопряженным, не отрешившись от умысла.

yaṃ saṃnyāsamiti prāhuryogaṃ taṃ viddhi pāṇḍava |
na hyasaṃnyastasaṅkalpo yogī bhavati kaścana ||


То, что отрешённостью называют, знай это как йогу, Пандава,
Ибо не бывает никакой йоги без отрешённости от желаний.

То, что люди зовут "отрешенность",
это также есть йога, сын Панду:
ведь от помыслов не отрешившись,
невозможно достигнуть йоги.



6.3. Для мудреца, старающегося возвыситься до сопряженности, средством почитается деяние. Для него же, до сопряженности [уже] возвысившегося, средством почитается покой.

ārurukṣormuneryogaṃ karma kāraṇamucyate |
yogārūḍhasya tasyaiva śamaḥ kāraṇamucyate ||


Для стремящегося к йоге муни действие называется средством;
А для достигшего йоги уравновешенность называется средством.

Устремляясь к вершине йоги,
человек видит в действии средство;
но кто к ней совершил восхожденье,
недеяньем себя очищает.



6.4. И если он ни к предметам чувств, ни к деяниям не привязан, отрешившийся от всякого умысла, возвысившимся до сопряжения почитают его.

yadā hi nendriyārtheṣu na karmasvanuṣajjate |
sarvasaṅkalpasaṃnyāsī yogārūḍhastadocyate ||


Когда он ни к предметам чувств, ни к делам не привязан,
Отрешён ото всех желаний, тогда он именуется достигшим йоги.

Ведь кто к действиям не привязан,
кто к предметам чувств равнодушен,
кто от помыслов всех отрешился,
тот взошел на вершину йоги.



6.5. Да возвысит он себя собою, да не унизит себя; ибо он сам есть друг самому себе, сам — самому себе враг.

uddharedātmanātmānaṃ nātmānamavasādayet |
ātmaiva hyātmano bandhurātmaiva ripurātmanaḥ ||


Пусть сам себя он поднимет, пусть сам себя не снижает,
Ибо каждый себе союзник, враг себе каждый.

Человек только сам себе друг,
только сам себе враг бывает:
пусть себя он собою поднимет,
пусть собою себя не уронит.



6.6. Сам себе друг — кто победил себя собою; с не овладевшим же собой, самая Душа его во вражде пребывает, врагу подобно.

bandhurātmātmanastasya yenātmaivātmanā jitaḥ |
anātmanastu śatrutve vartetātmaiva śatruvat ||


Кто сам себя победил, тот сам себе союзник,
Кто же собой не владеет, тот, враждуя, себе враждебен.

Кто себя победил собою,
тот становится сам себе другом,
но кто сам над собою не властен –
словно враг он себя ненавидит.



6.7. Кто победил себя, в том, умиротворенном, Превышний Дух сосредоточен — и в зной, и в холод, в счастье и в несчастье, также в чести и в бесчестии.

jitātmanaḥ praśāntasya paramātmā samāhitaḥ |
śītoṣṇasukhaduḥkheṣu tathā mānāpamānayoḥ ||


Победивший себя, умиротворённый, на высшем Атмане сосредоточен
В холод, жар, в счастье-несчастье, в бесчестии-чести.

Высший Атман в том сосредоточен,
кто себя, победив, успокоил:
в горе-радости, в холоде-зное,
также в почести и в бесчестье.



6.8. Сопряженный, чей дух удовлетворен знанием и познанием, вознесшийся, победивший страсти, зовется к сопряжению обращенным, для него одинаковы глина, и камень, и золото.

jñānavijñānatṛptātmā kūṭastho vijitendriyaḥ |
yukta ityucyate yogī samaloṣṭāśmakāṃcanaḥ ||


Насытивший себя знанием и осуществлением знания, стоящий на вершине, победивший чувства,
Воссоединённым именуется йогин, равный к золоту, кому земли, камню.

Кто возвышен, кто чувства осилил,
кто и знаньем и мудростью полон,
для кого равны глина и злато –
тот зовется обузданным йогин.



6.9. Отмечен тот, кто друзей, приятелей, врагов, безразличных, посторонних, ненавистных и родных, благочестивых и грешных — мыслит как равных.

suhṛnmitrāryudāsīnamadhyasthadveṣyabandhuṣu |
sādhuṣvapi ca pāpeṣu samabuddhirviśiṣyate ||


К безучастному, к противнику, стороннику, недругу, другу,
К равнодушному, к товарищу, к праведным, грешным он относится равно, он их превосходит.

К другу кто и к врагу одинаков,
к ненавистному и к родному,
к добродетельному и к злодею –
йогин тот превосходен, сын Притхи.



6.10. Да сопрягает сопряженный постоянно Себя, пребывая скрытно, в уединении, обуздавший мысль свою и Себя, лишенный упований, неимущий.

yogī yuñjīta satatamātmānaṃ rahasi sthitaḥ |
ekākī yatacittātmā nirāśīraparigrahaḥ ||


Пусть йогин всегда упражняется в йоге тайно,
Одинокий, укротив самосознанье, без собственности, без ожиданий.

Пребывая всегда в месте скрытном,
пусть отшельник себя упражняет,
обуздав свою душу и мысли,
без надежд, ничего не имея.



6.11. В чистом месте воздвигнув твердую опору для себя, не слишком возвышенную и не слишком низкую, покрытую тканью, оленьей шкурой и травою куша, одна над другой,

śucau deśe pratiṣṭhāpya sthiramāsanamātmanaḥ |
nātyucchritaṃ nātinīcaṃ cailājinakuśottaram ||


Устроив себе в чистом месте крепкое сиденье,
Не слишком низкое и не высокое, покрытое одеждой, шкурой лани и травой куша,

В чистом месте йогин, устроив
для занятий своих сиденье,
в меру низкое, сбитое крепко,
ткань постлав, траву куша и шкуру



6.12. Сосредоточив сознание на одном, подавивший деятельность мысли и чувств, воссев на той опоре, да прибегнет он к йоге ради самоочищения.

tatraikāgraṃ manaḥ kṛtvā yatacittendriyakriyāḥ |
upaviśyāsane yuñjyādyogamātmaviśuddhaye ||


Там, сердце на одно направив, укротив волнение чувств и мысли,
Опустясь на сиденье, пусть ради самоочищения он упражняется в йоге.

и взойдя на него, пусть он йогу
практикует, себя очищая,
на одном сконцентрировав манас,
обуздав чувств и мыслей движенье.



6.13. Тело, голову и шею ровно держа и неподвижно, стойкий, взор направив на кончик носа и не оглядываясь по сторонам,

samaṃ kāyaśirogrīvaṃ dhārayannacalaṃ sthiraḥ |
saṃprekṣya nāsikāgraṃ svaṃ diśaścānavalokayan ||


Стойкий, пусть прямо, недвижно туловище, голову, шею держит,
Взор устремив на кончик носа, по сторонам не глядя.

Держа ровно голову, шею,
телом всем неподвижен, спокоен,
взор направив на кончик носа,
вправо, влево не озираясь,



6.14. Умиротворенный Душою и лишенный страха, твердый в исполнении обета целомудрия, сознание подавив, мыслью ко мне обратившись, сопряженный, да восседает, поглощенный только мною.

praśāntātmā vigatabhīrbrahmacārivrate sthitaḥ |
manaḥ saṃyamya maccitto yukta āsīta matparaḥ ||


Умиротворённый, отогнав страх, стойкий в обетах брахмачарья,
Смирив сердце, преданный, пусть он сидит, устремясь ко Мне, обо Мне помышляя.

страх оставив, умиротворенный,
брахмачарьи обет соблюдая,
пусть тот йогин, сердцем обуздан,
лишь на Мне пребывает мыслью.



6.15.* Всегда так сопрягающий Себя, с подчиненной душою, достигает сопряженный мира, в упокоении завершающегося, что во мне пребывает.

yuñjannevaṃ sadātmānaṃ yogī niyatamānasaḥ |
śāntiṃ nirvāṇaparamāṃ matsaṃsthāmadhigacchati ||


Так всегда упражняясь, йогин, укротивший манас,
Достигает Мне присущего мира высшей нирваны.

Так свое победивший сердце,
постоянно себя упражняя,
достигает умиротворенья
и нирваны, во Мне пребывая.



6.16. Не для того йога, кто переедает, и не для того, кто совсем не ест, не для того, кто привык много спать, но и не для [постоянно] бдящего, о Арджуна.

nātyaśnatastu yogo'sti na caikāntamanaśnataḥ |
na cātisvapnaśīlasya jāgrato naiva cārjuna ||


Йога не для того, кто в еде не умерен или ничего не вкушает,
Кто привык слишком много спать или бодрствовать, Арджуна:

Тот не йогин, кто переедает,
и не тот, кто не ест совершенно,
и не тот, кто спит свыше меры,
и не тот, кто себя сна лишает.



6.17. Для того, кто умерен в снедании и отдохновении, кто умерен в движениях во время деяний, кто умерен во сне и в бодрствовании, существует йога, истребляющая страдания.

yuktāhāravihārasya yuktaceṣṭasya karmasu |
yuktasvapnāvabodhasya yogo bhavati duḥkhahā ||


А для умеренного в еде, в воздержанье, умеренного в делах, в движеньях,
Для умеренного во сне и в бодрствованье предназначена скорбь уносящая йога.

В пище, в отдыхе будь умерен,
будь умерен в свершенье действий,
в сне и в бдении – так обретешь ты
уносящую скорби йогу.



6.18. Когда же подчиненная мысль в Себе лишь самом утвердится, тогда, нечувствительный ко всем желаниям, зовется он обращенным к сопряжению.

yadā viniyataṃ cittamātmanyevāvatiṣṭhate |
niḥspṛhaḥ sarvakāmebhyo yukta ityucyate tadā ||


Когда укрощённое сознанье в Атмане утвердится,
Тогда отрешённый ото всех желаний именуется воссоединённым.

Когда мысли поток, обуздан,
пребывает лишь в атмане, Партха,
когда муж успокоил желанья –
он тогда именуется "йогин".



6.19. Как не мигает светильник в безветренном месте — это сравнение относят к сопряженному, обуздавшему мысль, сопрягающему Себя в йоге.

yathā dīpo nivātastho neṅgate sopamā smṛtā |
yogino yatacittasya yuñjato yogamātmanaḥ ||


"Как светильник не мерцает в безветренном месте"..., подобие это
Относится к йогину, укротившему мысли, приобщённому йоге.

Когда йогин, мысль обуздавший,
сам себя укрепляет в йоге,
он подобен свече, чье пламя
не колеблется в месте без ветра.



6.20. Где мысль замирает, сдержанная соблюдением йоги, и где зрящий Себя Собою в Себе довольство обретает.

yatroparamate cittaṃ niruddhaṃ yogasevayā |
yatra caivātmanātmānaṃ paśyannātmani tuṣyati ||


Где успокоена мысль, заторможенная упражнением в йоге,
Где радуется Атману Атмана в себе прозревший,

Там, где мысль, упражнением в йоге
остановленная, замирает,
там, где в атмане радость находит
созерцающий атманом атман, –



6.21. То, что как высочайшее счастье, доступное разуму и выходящее за пределы чувств, он воспринимает, в чем утвердившись, он уже не отпадает от истины,

sukhamātyantikaṃ yattad buddhigrāhyamatīndriyam |
vetti yatra na caivāyaṃ sthitaścalati tattvataḥ ||


Там познаётся предельная радость, доступная буддхи,
Превосходящая чувства: от истины не уклоняется, кто в ней пребывает;

ибо там познает он то счастье,
что сверх чувств, одной мысли доступно,
запредельное, стоя в котором
он от истины не уклонится, –



6.22. Что обретя, он уже другого обретения не мыслит, это превосходящего, в чем утвердившись, он уже даже тяжким горем не бывает потрясен,

yaṃ labdhvā cāparaṃ lābhaṃ manyate nādhikaṃ tataḥ |
yasminsthito na duḥkhena guruṇāpi vicālyate ||


Кто её достигает, видит, что это – предел достижений;
В ней пребывая, он не колеблется даже тяжёлым горем.

пребывающий там, не смутится
даже самой тяжелою скорбью:
ведь достигнув той цели, не мнит он
что-то высшее, лучшее встретить.



6.23. То следует знать как называемое йогою, приверженностью, отверженное от подверженности страданию. Та йога должна свершаться с решимостью, с беспечальным сердцем.

taṃ vidyād duḥkhasaṃyogaviyogaṃ yogasaṃjñitam |
sa niścayena yoktavyo yogo'nirviṇṇacetasā ||


Знай, она именуется йогой, расторгающей узы скорби;
В этой йоге надлежит упражняться стойко, отрешённым сознаньем.

Состояние это есть йога,
что оковы скорбей размыкает.
Этой йоги стремись достигнуть!
Стань решителен, сердцем бесстрашен!



6.24. Отринув все без остатка желания, в умысле коренящиеся, мыслью подавив сонм чувств, [откуда бы ни нахлынули они],

saṅkalpaprabhavānkāmāṃstyaktvā sarvānaśeṣataḥ |
manasaivendriyagrāmaṃ viniyamya samantataḥ ||


Покинув желаньем рождённые страсти, все без остатка,
Манасом смирив толпу чувств, стремящихся отовсюду,

Совершенно в себе уничтожив
порождения помыслов, страсти,
обуздав усилием сердца
всю толпу этих чувств без остатка,



6.25. Пусть успокаивает себя мало-помалу разумением, твердостью обузданным, и, мысль внутри Себя укрепив, да не помышляет ни о чем больше.

śanaiḥ śanairuparamed buddhyā dhṛtigṛhītayā |
ātmasaṃsthaṃ manaḥ kṛtvā na kiṃcidapi cintayet ||


Тихо-тихо себя да успокоит стойко обузданным сознаньем,
Атману сердце предав, пусть ни о чём не мыслит.

свое сердце на атман направив,
пусть себя он тогда успокоит
мыслью стойкой – и пусть тогда он
ни о чем другом не помышляет.



6.26. Чем бы ни влеклась колеблющаяся и нестойкая мысль, от того отвратив ее, Себе единому в подчинение ее да приведет.

yato yato niścarati manaścaṃcalamasthiram |
tatastato niyamyaitadātmanyeva vaśaṃ nayet ||


Куда бы ни ускользал неустойчивый, шаткий манас,
Обуздав, к воле Атмана его надлежит приводить отовсюду.

И куда бы в нем ни увлекался
неспокойный, подвижный манас –
пусть, его обуздав, отовсюду
под власть атмана он приводит.



6.27. Ибо высшее счастье к тому сопряженному приходит, чья мысль умиротворена, чья усмирена страсть, кто, безгрешный, становится един с Брахманом.

praśāntamanasaṃ hyenaṃ yoginaṃ sukhamuttamam |
upaiti śāntarajasaṃ brahmabhūtamakalmaṣam ||


Ибо йогина с умиротворённым сердцем, с успокоенной страстью,
Безгрешного, уподобившегося Брахмо, охватывает высочайшее блаженство.

Этот Брахманом ставший йогин,
успокоивший сердце, чистый,
страсть утишивший, скверну изгнавший,
обретает нетленную радость.



6.28. Так всегда сопрягая Себя, от грехов избавленный, беспредельное счастье соприкосновения с Брахманом вкушает сопряженный.

yuñjannevaṃ sadātmānaṃ yogī vigatakalmaṣaḥ |
sukhena brahmasaṃsparśamatyantaṃ sukhamaśnute ||


Так, всегда сочетаясь Атману, грехи уничтоживший йогин,
Вкушает предельное блаженство соприкосновенья с Брахмо.

Так всегда себя упражняя,
этот йогин, скверны лишенный,
без помех обретает, Партха,
беспредельное в Брахмане счастье.



6.29. Себя, пребывающего во всех существах, и все существа в себе видит сопряженный с сопряжением, на все равно взирающий.

sarvabhūtasthamātmānaṃ sarvabhūtāni cātmani |
īkṣate yogayuktātmā sarvatra samadarśanaḥ ||


Постигает предавшийся йоге, что в Атмане все существа пребывают,
Что Атман также во всех существах пребывает, всюду Одно созерцая.

Свою душу очистивший йогой
и повсюду единое зрящий,
он себя в тварях всюду видит,
твари все он в себе созерцает.



6.30. Кто всюду видит меня и все во мне видит, для того я не пропадаю и тот не пропадает для меня.

yo māṃ paśyati sarvatra sarvaṃ ca mayi paśyati |
tasyāhaṃ na praṇaśyāmi sa ca me na praṇaśyati ||


Кто Меня во всём и всё во Мне видит,
Того Я не утрачу, и он Меня не утратит.

Кто повсюду, всегда Меня видит,
кто во Мне весь мир созерцает –
тот Меня никогда не утратит,
не забуду и Я его, Партха.



6.31. Меня, во всех существах пребывающего, кто почитает, в единстве утвержденный, где бы ни существовал он, тот сопряженный существует во мне.

sarvabhūtasthitaṃ yo māṃ bhajatyekatvamāsthitaḥ |
sarvathā vartamāno'pi sa yogī mayi vartate ||


Кто, утвердясь в единстве, Меня, как присущего всем существам, почитает,
При всяком образе жизни этот йогин во Мне существует.

Кто меня сущим в теле всех тварей
почитает, в единство поверив,
этот йогин, где бы он ни был,
лишь во Мне пребывает, Арджуна.



6.32. Кто, прибегнув к уподоблению себе, равным все видит, о Арджуна, будь то в радости или в горе, тот почитается высочайшим из сопряженных.

ātmaupamyena sarvatra samaṃ paśyati yo'rjuna |
sukhaṃ vā yadi vā duḥkhaṃ sa yogī paramo mataḥ ||


Кто, в силу уподобления Атману, всегда одинаково взирает
На счастье, несчастье – тот считается совершенным йогином, Арджуна.

Кто лишь Атмана образ всюду
созерцает в бесчисленных тварях,
несмотря на их боль или радость, –
тот считается йогином высшим.



Арджуна сказал:

6.33. Для этой сопряженности, которую ты объявил уравновешенностью, о Губитель Мадху, твердой основы не вижу я вследствие [нашей] изменчивости.

arjuna uvāca:
yo'yaṃ yogastvayā proktaḥ sāmyena madhusūdana |
etasyāhaṃ na paśyāmi caṃcalatvātsthitiṃ sthirām ||


Арджуна сказал:

Для этой йоги, которую Ты именуешь тождеством, Мадхусудана,
Прочного основания из-за подвижности я не вижу:

Арджуна сказал:

Проповедуя это ученье,
ты его объясняешь как ровность,
но не вижу ему я опоры:
ведь нестойко, изменчиво сердце.



6.34. Ведь изменчива [у человека] мысль, о Кришна, беспокойна, упряма, упорна, я думаю, подчинить ее, как ветер, необычайно трудно.

caṃcalaṃ hi manaḥ kṛṣṇa pramāthi balavad dṛḍham |
tasyāhaṃ nigrahaṃ manye vāyoriva suduṣkaram ||


Ибо манас подвижен, Кришна, беспокоен, силён, упорен,
Полагаю, его удержать так же трудно, как ветер.

Это сердце столь непостоянно,
столь порывисто, сильно, упрямо,
что его удержать так же трудно,
как в руке удержать быстрый ветер.



Преславный Господь сказал:

6.35. Несомненно, о мощнорукий, трудно подчинить мятущуюся мысль, но ею овладевают, о сын Кунти, через усердие и бесстрастие.

śrībhagavānuvāca:
asaṃśayaṃ mahābāho mano durnigrahaṃ calam |
abhyāsena tu kaunteya vairāgyeṇa ca gṛhyate ||


Шри-Бхагаван сказал:

О мощный, несомненно, строптив и шаток манас;
Но упражненьем и бесстрастием обуздать его можно, Каунтея.

Благой Господь сказал:

Это правда, могучерукий,
что изменчиво сердце, нестойко;
все же знай: упражненьем, бесстрастьем
обуздать его, Партха, возможно.



6.36. Труднодостижимо сопряжение, я полагаю, для того, кто не обуздал себя, но для владеющего собою, для усердного, возможно достичь его [должными] средствами.

asaṃyatātmanā yogo duṣprāpa iti me matiḥ |
vaśyātmanā tu yatatā śakyo'vāptumupāyataḥ ||


Кто не владеет собой, тому трудно достичь йоги, так полагаю,
Кто себя победил собой же, кто подвизается, тот ею овладеть способен.

Кто себя обуздать не в силах,
этой йогой едва ль овладеет;
но подвижник, себя победивший,
зная средства, ее достигает.



Арджуна сказал:

6.37. Исполненный веры, но не отрешившийся, тот, чья мысль удаляется от йоги, не достигнув совершенства в сопряженности, каким путем идет он, о Кришна?

arjuna uvāca:
ayatiḥ śraddhayopeto yogāccalitamānasaḥ |
aprāpya yogasaṃsiddhiṃ kāṃ gatiṃ kṛṣṇa gacchati ||


Арджуна сказал:

Неотрешённый, отпавший сердцем от йоги, но полный веры,
Не достигнув успеха в йоге, каким путём он идёт, о Кришна?

Арджуна сказал:

Не аскет, но богатый верой,
в йоге сердце не удержавший,
не обретший в ней совершенства –
по какому пути он шагает?



6.38. И в том, и в другом сорвавшись, словно развеянное облако, не гибнет ли он, о мощнорукий, лишенный опоры, заблудившийся на пути к Брахману?

kaccinnobhayavibhraṣṭaśchinnābhramiva naśyati |
apratiṣṭho mahābāho vimūḍho brahmaṇaḥ pathi ||


Отпав от обеих, о долгорукий, не исчезает ли он, подобно разорванной туче,
Не устоявший, сбившийся с пути Брахмо?

Иль он сгинет, как облачко в небе,
на обоих путях потерявшись,
и, утратив опору, погибнет,
не достигнув Брахмана, Кришна?



6.39. Это мое сомнение, о Кришна, благоволи до конца разрешить, ибо ведь нет никого, кроме тебя, кто бы сомнение это разрешить был способен!

etanme saṃśayaṃ kṛṣṇa chettumarhasyaśeṣataḥ |
tvadanyaḥ saṃśayasyāsya chettā na hyupapadyate ||


Это моё сомненье, Кришна, благоволи разрешить без остатка,
Ибо никто, помимо Тебя, этого сомненья рассеять не может.

Без остатка, Могучерукий,
прогони Ты мое сомненье,
ибо, кроме Тебя, вопросы
разрешить мне никто не сможет.



Преславный Господь сказал:

6.40. О Партха, ни здесь, ни в ином мире нет гибели для него. Ибо никто, благое творящий, не вступает, сын мой, на пагубный путь.

śrībhagavānuvāca:
pārtha naiveha nāmutra vināśastasya vidyate |
na hi kalyāṇakṛtkaścid durgatiṃ tāta gacchati ||


Шри-Бхагаван сказал:

Ни здесь, ни в том мире нет гибели для такого, Партха,
Ибо творящий добро никогда не пойдёт дурной дорогой, сын Мой.

Благой Господь сказал:

Не погибнет ни в здешнем он, Партха,
ни в ином, после смерти, мире;
ведь никто не приходит к дурному концу,
кто творит здесь добро, моя радость!



6.41. Достигнув миров праведников и проведя там несчетные годы, в доме честных и почтенных [людей] вновь рождается отпавший от йоги.

prāpya puṇyakṛtāṃ lokānuṣitvā śāśvatīḥ samāḥ |
śucīnāṃ śrīmatāṃ gehe yogabhraṣṭo'bhijāyate ||


Достигнув обители праведных, пробыв там несчётные годы,
В чистом, счастливом доме рождается отпавший от йоги;

Но, достигнув миров благой кармы,
проведя там бессчетные годы,
в доме чистом и благословенном
вновь родится заблудший в йоге.



6.42. Или же он появляется в роду сопряженных, наделенных мудростью, а рождение, подобное этому, очень нелегко обрести в мире.

athavā yogināmeva kule bhavati dhīmatām |
etaddhi durlabhataraṃ loke janma yadīdṛśam ||


Или же он родится в семье мудрых йогинов,
Но самое трудное в мире – такое рожденье.

Или даже он в доме аскетов
возродится, обильных знаньем;
ведь такое рождение, Партха,
очень трудным считается в мире.



6.43. Тогда приемлет он просветленность свою из прежнего воплощения и опять затем стремится к совершенству, о радость куру.

tatra taṃ buddhisaṃyogaṃ labhate paurvadehikam |
yatate ca tato bhūyaḥ saṃsiddhau kurunandana ||


Здесь единение с мудростью, обретённое в прежних рожденьях,
Он получает и вновь к совершенству стремится, о радость куру.

Так возникнув на свет, обладая
своей буддхи из прежнего тела,
он потрудится с большим усердьем,
чтоб теперь совершенства достигнуть.



6.44. Ибо тем прежним усердием влечется он [все далее] даже помимо воли, а тот, кто познания йоги жаждет, выходит за пределы Брахмана-Слова.

pūrvābhyāsena tenaiva hriyate hyavaśo'pi saḥ |
jijñāsurapi yogasya śabdabrahmātivartate ||


Былые упражненья его увлекают помимо воли;
Даже только желающий познать йогу, преодолевает Слово Брамы.

Ибо прежних рождений заслуги
его мощно вперед увлекают;
ведь кто жаждет познания йоги,
слово-Брахмана тот превосходит.



6.45. Со рвением же прилагающий силы сопряженный, очистившийся от грехов, совершенствующийся на протяжении многих рождений, достигает затем высшего убежища.

prayatnādyatamānastu yogī saṃśuddhakilbiṣaḥ |
anekajanmasaṃsiddhastato yāti parāṃ gatim ||


Но йогин, очищенный от грехов, покоривший сердце,
Многими рожденьями достигший совершенства – идёт Путём Высочайшим.

Упражненьем упорным тот йогин,
от грехов себя всех очищая,
восходя от рожденья к рожденью,
высшей цели затем достигает.



6.46. Сопряженный превосходит подвижников, считается он даже знающих превосходящим, и творящих обряды сопряженный превосходит. Поэтому будь сопряженным, о Арджуна!

tapasvibhyo'dhiko yogī jñānibhyo'pi mato'dhikaḥ |
karmibhyaścādhiko yogī tasmādyogī bhavārjuna ||


Йогин выше аскетов, он считается выше мудрых,
Йогин выше творящих обряды, поэтому йогином стань, Арджуна.

Превосходит йогин аскетов,
йогин выше, чем тот, кто знает,
йогин выше, чем делатель жертвы;
устремляйся же к йоге, Арджуна!



6.47. Из всех же сопряженных тот, кто внутренним существом своим ушедший в меня почитает меня, исполненный веры, полагается сопряженнейшим со мною.

yogināmapi sarveṣāṃ madgatenāntarātmanā |
śraddhāvānbhajate yo māṃ sa me yuktatamo mataḥ ||

OM tatsaditi śrīmad bhagavadgītāsūpaniṣatsu
brahmavidyāyāṃ yogaśāstre śrīkṛṣṇārjunasaṃvāde
ātmasaṃyamayogo nāma ṣaṣṭho'dhyāyaḥ


А меж всех йогинов тот, кто до глубин души Мне предан,
Кто с верой Меня почитает, тот в единенье достиг совершенства, так мыслю.

Так в Достославных Упанишадах
Святой Бхагавадгиты,
учении о Брахмо, писании йоги,
в беседе Шри-Кришны и Арджуны
гласит шестая глава,
именуемая
ЙОГА САМООБУЗДАНИЯ

Но и йогинов тот превосходит,
кто, на Мне всей своею душою
утвердившись, исполненный веры,
почитает Меня с любовью.



Предыдущая глава Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Следующая глава


Текст шестой главы Бхагавад-гиты в романизированной кодировке Harvard-Kyoto,
которая используется для ввода санскритских слов в
онлайновом санскритско-английском словаре Моньера-Вильямса


SaSTho'dhyAyaH
AtmasaMyamayoga


zrIbhagavAnuvAca -
anAzritaH karmaphalaM kAryaM karma karoti yaH-sa saMnyAsI ca yogI ca na niragnirna cAkriyaH—1—
yaM saMnyAsamiti prAhuryogaM taM viddhi pANDava-na hyasaMnyastasaMkalpo yogI bhavati kazcana—2—
ArurukSormuneryogaM karma kAraNamucyate-yogArUDhasya tasyaiva zamaH kAraNamucyate—3—
yadA hi nendriyArtheSu na karmasvanuSajjate-sarvasaMkalpasaMnyAsI yogArUDhastadocyate—4—
uddharedAtmanAtmAnaM nAtmAnamavasAdayet-Atmaiva hyAtmano bandhurAtmaiva ripurAtmanaH—5—
bandhurAtmAtmanastasya yenAtmaivAtmanA jitaH-anAtmanastu zatrutve vartetAtmaiva zatruvat—6—
jitAtmanaH prazAntasya paramAtmA samAhitaH-zItoSNasukhaduHkheSu tathA mAnApamAnayoH—7—
jJAnavijJAnatRptAtmA kUTastho vijitendriyaH-yukta ityucyate yogI samaloSTAzmakAJcanaH—8—
suhRnmitrAryudAsInamadhyasthadveSyabandhuSu-sAdhuSvapi ca pApeSu samabuddhirviziSyate—9—
yogI yuJjIta satatamAtmAnaM rahasi sthitaH-ekAkI yatacittAtmA nirAzIraparigrahaH—10—
zucau deze pratiSThApya sthiramAsanamAtmanaH-nAtyucchritaM nAtinIcaM cailAjinakuzottaram—11—
tatraikAgraM manaH kRtvA yatacittendriyakriyAH-upavizyAsane yuJjyAdyogamAtmavizuddhaye—12—
samaM kAyazirogrIvaM dhArayannacalaM sthiraH-saMprekSya nAsikAgraM svaM dizazcAnavalokayan—13—
prazAntAtmA vigatabhIrbrahmacArivrate sthitaH-manaH saMyamya maccitto yukta AsIta matparaH—14—
yuJjannevaM sadAtmAnaM yogI niyatamAnasaH-zAntiM nirvANaparamAM matsaMsthAmadhigacchati—15—
nAtyaznatastu yogo'sti na caikAntamanaznataH-na cAtisvapnazIlasya jAgrato naiva cArjuna—16—
yuktAhAravihArasya yuktaceSTasya karmasu-yuktasvapnAvabodhasya yogo bhavati duHkhahA—17—
yadA viniyataM cittamAtmanyevAvatiSThate-niHspRhaH sarvakAmebhyo yukta ityucyate tadA—18—
yathA dIpo nivAtastho neGgate sopamA smRtA-yogino yatacittasya yuJjato yogamAtmanaH—19—
yatroparamate cittaM niruddhaM yogasevayA-yatra caivAtmanAtmAnaM pazyannAtmani tuSyati—20—
sukhamAtyantikaM yattadbuddhigrAhyamatIndriyam-vetti yatra na caivAyaM sthitazcalati tattvataH—21—
yaM labdhvA cAparaM lAbhaM manyate nAdhikaM tataH-yasminsthito na duHkhena guruNApi vicAlyate—22—
taM vidyAdduHkhasaMyogaviyogaM yogasaMjJitam-sa nizcayena yoktavyo yogo'nirviNNacetasA—23—
saMkalpaprabhavAnkAmAMstyaktvA sarvAnazeSataH-manasaivendriyagrAmaM viniyamya samantataH—24—
zanaiH zanairuparamedbuddhyA dhRtigRhItayA-AtmasaMsthaM manaH kRtvA na kiMcidapi cintayet—25—
yato yato nizcarati manazcaJcalamasthiram-tatastato niyamyaitadAtmanyeva vazaM nayet—26—
prazAntamanasaM hyenaM yoginaM sukhamuttamam-upaiti zAntarajasaM brahmabhUtamakalmaSam—27—
yuJjannevaM sadAtmAnaM yogI vigatakalmaSaH-sukhena brahmasaMsparzamatyantaM sukhamaznute—28—
sarvabhUtasthamAtmAnaM sarvabhUtAni cAtmani-IkSate yogayuktAtmA sarvatra samadarzanaH—29—
yo mAM pazyati sarvatra sarvaM ca mayi pazyati-tasyAhaM na praNazyAmi sa ca me na praNazyati—30—
sarvabhUtasthitaM yo mAM bhajatyekatvamAsthitaH-sarvathA vartamAno'pi sa yogI mayi vartate—31—
Atmaupamyena sarvatra samaM pazyati yo'rjuna-sukhaM vA yadi vA duHkhaM sa yogI paramo mataH—32—
arjuna uvAca -
yo'yaM yogastvayA proktaH sAmyena madhusUdana-etasyAhaM na pazyAmi caJcalatvAtsthitiM sthirAm—33—
caJcalaM hi manaH kRSNa pramAthi balavaddRDham-tasyAhaM nigrahaM manye vAyoriva suduSkaram—34—
zrIbhagavAnuvAca -
asaMzayaM mahAbAho mano durnigrahaM calam-abhyAsena tu kaunteya vairAgyeNa ca gRhyate—35—
asaMyatAtmanA yogo duSprApa iti me matiH-vazyAtmanA tu yatatA zakyo'vAptumupAyataH—36—
arjuna uvAca -
ayatiH zraddhayopeto yogAccalitamAnasaH-aprApya yogasaMsiddhiM kAM gatiM kRSNa gacchati—37—
kaccinnobhayavibhraSTazchinnAbhramiva nazyati-apratiSTho mahAbAho vimUDho brahmaNaH pathi—38—
etanme saMzayaM kRSNa chettumarhasyazeSataH-tvadanyaH saMzayasyAsya chettA na hyupapadyate—39—
zrIbhagavAnuvAca -
pArtha naiveha nAmutra vinAzastasya vidyate-na hi kalyANakRtkazciddurgatiM tAta gacchati—40—
prApya puNyakRtAM lokAnuSitvA zAzvatIH samAH-zucInAM zrImatAM gehe yogabhraSTo'bhijAyate—41—
athavA yoginAmeva kule bhavati dhImatAm-etaddhi durlabhataraM loke janma yadIdRzam—42—
tatra taM buddhisaMyogaM labhate paurvadehikam-yatate ca tato bhUyaH saMsiddhau kurunandana—43—
pUrvAbhyAsena tenaiva hriyate hyavazo'pi saH-jijJAsurapi yogasya zabdabrahmAtivartate—44—
prayatnAdyatamAnastu yogI saMzuddhakilbiSaH-anekajanmasaMsiddhastato yAti parAM gatim—45—
tapasvibhyo'dhiko yogI jJAnibhyo'pi mato'dhikaH-karmibhyazcAdhiko yogI tasmAdyogI bhavArjuna—46—
yoginAmapi sarveSAM madgatenAntarAtmanA-zraddhAvAnbhajate yo mAM sa me yuktatamo mataH—47—

oM tatsaditi zrImadbhagavadgItAsUpaniSatsu brahmavidyAyAM yogazAstre zrIkRSNArjunasaMvAde
AtmasaMyamayogo nAma SaSTho'dhyAyaH

Кришна и Арджуна

Полный текст Бхагавад-гиты в переводе Б. Л. Смирнова, PDF, 3 МБ, скачать


   Духовные и священные писания Востока