Вы на странице: ГлавнаяМедитация ➤ 1-ый отрывок описания духовной медитативной практики

Медитация и йога

Описание духовной медитативной практики в одной из ветвей (виджняна-вада) буддизма махаяны

1    2    3    4    5    6    7

   Я не являюсь экспертом по буддийской медитации. Если кто-то сам не знает, как петь, то как он может учить другого? Тем не менее, давайте попытаемся обрести определённое понимание данного вопроса. Давайте начнём с рассмотрения двух основных вопросов: "Для чего мы медитируем? Что такое медитация?" Здравомыслящий человек принимается за дело только после надлежащего рассмотрения средств его осуществления и возможного результата. Начинать что-либо, не сделав этого, не кажется мудрым.

   Это правда, что люди достаточно разумны и без медитации. В своём развитии наука превосходит наши ожидания без медитации; компьютер без медитации производит вычисления гораздо быстрее, чем человеческий мозг, который создал его. Зачем, в таком случае, нам необходимо интересоваться медитацией? Наши бесчисленные рождения уже жёстко обусловили и сформировали наши умы; несомненно, они не нуждаются в дальнейшем обусловливании, даже если это будет осуществляться через медитацию! Почему столь многие люди в наши дни страстно стремятся медитировать? В некоторых местах труднее найти хорошее кафе, чем центр медитации или, по меньшей мере, центр, где учат медитировать!

   И каков результат медитации? Люди медитируют годами, и всё же они кажутся столь же мирскими и несчастными, как и те, кто этого не делает. Моё намерение не заключается в том, чтобы отговорить вас от медитации, но я упоминаю обо всём этом с целью привлечь ваше внимание к этому факту, чтобы вы самостоятельно поразмыслили о нём. Ибо если вы обнаружите, что медитация – это бесполезное упражнение, то лучше заняться чем-то другим.

   Мой первый вопрос к тем, кто хочет медитировать, может быть сформулирован следующим образом: "Зачем вы хотите заниматься медитацией?" Я считаю этот вопрос очень важным, поскольку именно намерение определяет всю ценность медитации. Если наша мотивация чиста не настолько, насколько она должна быть таковой, то наш долг – скорректировать себя правильным мышлением. Некоторые люди хотят медитировать, поскольку их умы находятся в смятении, и они хотят сделать их спокойными. Они не знают, что такое спокойный ум и истинная природа покоя. Они хотят некоего покоя, который приятен и успокоителен и может оказывать тот же эффект, что и глубокий сон; такое отношение лишено мудрости. Они хотят всего лишь быть свободными либо от своего беспокойства, либо от своей усталости, либо от своих разочарований. Будет лучше, если они примут несколько снотворных таблеток, ибо они не только действуют быстрее, но и приносят желанный результат без каких-либо усилий со стороны страдающей личности. Кто-то ещё полагает, что медитация – это что-то вроде терапии для исцеления физических и ментальных болезней, и хотя подобное может иногда случаться, это не является первоочередным назначением медитации. Современная медицина с её химическими средствами и техническим оснащением обладает гораздо большей действенностью в этой области.

   Есть также те, кто хотят обрести магические силы или некие особенные способности, чтобы подпитывать свои уже раздутые эго. Они хотят чего-то незаурядного, чего нет у обычных людей – фактически только чтобы щеголять этим. Для этих людей медитация станет полным провалом; она может даже увести их в сторону безнравственной деятельности.

   Поэтому нам необходимо быть очень внимательными и проверить свои мотивы в отношении того, зачем мы хотим медитировать. И, в первую очередь, мы должны знать, что такое медитация. Ибо наши два вопроса – "Для чего мы медитируем? Что такое медитация?" – тесно связаны между собой.

   Мне неизвестно происхождение английского слова "медитация" ('meditation'), но в санскритской традиции медитация содержит в себе два аспекта: дхарана (дхааранаа) и бхавана (бхааванаа). "Дхарана" означает "сосредотачиваться", а "бхавана" – "размышлять", "обдумывать", "исследовать", "анализировать". Поэтому настоящая медитация должна состоять из этих двух частей: однонаправленной целеустремлённости ума и силы анализирования. Вместе эти два аспекта формируют полноту медитации, то есть щаматху и випассану. Щаматха относится к сосредоточению, а випассана – к анализу. Анализ с полным сосредоточением образует медитацию. Теперь, на чём мы сосредотачиваемся и что мы анализируем? Как правило, во внешнем мире для осуществления анализа нет нужды в сосредоточенном уме, в полноте ума.

   Даже учёный, не медитируя и полагаясь только на внешние инструменты, осуществляет анализ этого материального мира с большой искусностью. Но он оставляет незатронутой свою внутреннюю сущность. Истина о внутренней стороне вещей не может быть исследована научными методами или научной аппаратурой. Существование и важность духовного измерения получает в наши дни всё большее признание. Ранее, когда наука только зарождалась, большинство людей считали духовные вопросы и внутреннюю мудрость чем-то ненужным и бесполезным. Но сейчас уже сами учёные осознают тот факт, что что-то всё ещё остаётся непознанным и ждёт своего часа, и что, возможно, это сможет быть сделано с помощью некоего метода, находящегося за пределами материализма. Медитация – это сосредоточение и раздумье, и эти вещи должны быть обращены внутрь, а не наружу. Медитация – это инструмент, в котором мы нуждаемся для того, чтобы двигаться внутрь в поисках того, что находится всё ещё за пределами нас самих.

   Методы медитации можно найти в большинстве религиозных писаний. У буддистов нет каких-то особых методов, которые могли бы быть описаны как чисто буддийские. Но у них есть несколько понятий, которые являются специфически их собственными; например, о природе щаматхи, или умиротворённости ума, и о природе випассаны, или постоянной осознанности ума. Но техники медитации, используемые буддистами, получены из тех же источников, которые описаны в санкхье, веданте и других школах философии индуизма и, по-видимому, в других религиях, которые учат медитации.

   Наш ум, так или иначе, в действительности не подготовлен, или не оснащён всем необходимым, для исследования самых сокровенных глубин нас самих. Нам было дано руководство в отношении того, как искать вещи, находящиеся снаружи нас, но вряд ли хоть какие-то указания были даны в отношении того, как обратить взгляд внутрь. Мы должны приучать себя обращать свой взгляд внутрь, и единственный способ достижения этого заключается в использовании медитации. Чтобы медитировать, ум должен быть направлен по определённому каналу, ибо в противном случае он не будет обладать силой сосредотачиваться на одном объекте. Если этого нет, тогда то, что мы часто в своём воображении считаем медитацией, не является ей вовсе. Наш недисциплинированный ум подобен пламени свечи, которое дрожит на ветру. Объекты, искажённые таким светом, кажутся вибрирующими и не могут быть чётко распознаны глазами. Всего лишь несколько минут медитации позволяют осознать то, как быстро ум движется от одного объекта к другому и насколько он взволнован множеством причин, таких как эмоции и воспоминания. Ум похож на улицу, запруженную движущимися машинами, мотоциклами, велосипедами и людьми. Когда мы находимся посреди толпы, мы замечаем только спешку и суматоху вокруг нас, но если мы посмотрим вниз с вершины небоскрёба, то увидим, насколько огромна эта толпа и сколь много в ней народу. Подобным образом, когда ум наполнен беспокойством и загромождён, мы не замечаем того, насколько он непостоянен и неустойчив. Когда мы начинаем медитировать и становимся способными отстранять и абстрагировать своё сознание, нам становится заметно, насколько ум загромождён и беспокоен. Ум заурядного человека обычно раздроблен и разделён, полон мыслей и иллюзий. В таком состоянии сосредоточение абсолютно невозможно. Таким образом, чтобы обратить свой взор внутрь с целью лучше узнать свою внутреннюю сущность, ум должен быть обучен сосредоточению.

   Таким образом, первый шаг в медитации – обучить ум сосредоточению на одной точке, одном объекте в течение определённого периода времени. Это требуется для преодоления ограничения нашего нынешнего ума, который не может ни всецело сосредотачиваться на одном объекте, ни оставаться сосредоточенным хотя бы в течение небольшого периода времени. Например, когда мы разговариваем, наш ум должен быть полностью сосредоточен на обсуждаемой теме. Но, в действительности, только некая его часть уделяет внимание сказанному, ибо в то же самое время мы слушаем звуки, исходящие от находящейся рядом птицы, и обращаем внимание на движение людей вокруг нас. Ум, таким образом, в одно и то же время делает несколько вещей, такие как слушание, наблюдение и общение. Это ясно показывает, что он редко сосредотачиваться только на чём-то одном, хотя иногда истинно и обратное. Например, может случиться так, что когда мы смотрим на прекрасную картину или на закат, мы становимся настолько захвачены этим, что не можем услышать кого-то, кто пытается заговорить с нами. Однако сосредоточение такого рода обычно длится всего несколько секунд, а затем всё снова идёт по-старому.

NeuroSky MindWave – ускоренное самостоятельное изучение медитации    Первый шаг в медитации, таким образом, заключается в обучении ума сосредотачиваться на чём-то одном, чтобы он не отвлекался и не беспокоился. Но вскоре мы заметим, что из-за интенсивных и непрерывных упражнений в сосредоточении мы склонны терять нашу способность анализировать и размышлять. Очень важно не терять эту способность, ибо в то время как сосредоточение – первый шаг в медитации, размышление, обдумывание и анализирование – это второй шаг. Именно на этих крайне необходимых процессах и строится медитация – однонаправленная сосредоточенность на теме или предмете и сохранение в это время способности ясно видеть многочисленные аспекты объекта сосредоточения и обдумывать их. Если это станет понятным, то мы поймём, что буддисты подразумевают под медитацией.

   Теперь мы должны вернуться к побудительной причине медитации. Медитация будет полезной и стоящей только в том случае, если мы действительно серьёзны в поиске своей сущности, или если мы, согласно буддийской терминологии, "ищем нашу незапятнанную высшую сущность, или безэговость (selflessness)" или "ищем то, что иллюзорно внутри". Если мы воистину искренне стремимся найти эту истину – не ради нашего собственного удовлетворения, а для того, чтобы помочь другим людям, которые ещё не нашли её – тогда действительно стоит изучать медитацию и практиковать её. Но если наша мотивация не чиста, то медитация будет просто напрасной тратой времени, ибо она не может послужить для каких-либо мирских целей, таких как обретение удовольствия или власти.

   Этот мир наполнен несчастьем и нищетой. Никто не может отрицать этого. Наши тела подвержены разрушению, болезням, боли и смерти. Кроме того, в мире есть такие бедствия, как бедность, неравенство, ненависть. Каждый отдельный человек – будь он известным или нет, богатым или бедным, молодым или старым – несёт свою собственную ношу страдания, то есть своё тело, к которому он привязан кармой. Разумная личность должна не только осознать безмерное страдание в мире, но и также исследовать причину этого страдания. Согласно буддийской доктрине, страдание порождается кармой, которая обусловлена удовольствием – продуктом нечистого ума. Нечистый ум создаётся иллюзией внутренней сущности – авидьей, или невежеством. Иллюзия внутренней сущности может быть устранена только праджней (мудростью) или пониманием, обретаемым посредством самадхи, сосредоточенного ума. А сосредоточенный ум можно обрести только в том случае, если мы соблюдаем щилу – нравственный, или праведный, образ жизни. Таким образом, всё буддийское учение подытоживается в трищиксе – в трёх доктринах. Это доктрины щилы, или праведного образа жизни; самадхи, или сосредоточение ума; и праджни, или мудрости. Из этого становится совершенно ясно, что медитация становится незаменимой для каждого, кто стремится обрести правильное понимание Истины, осознание Истины, осознание незапятнанной высшей сущности и высшей Сущности как таковой. Таким образом, мы должны медитировать, чтобы развить свой ум и обрести интуитивное понимание, позволяющее узреть внутреннюю природу человека. Мы должны обладать полностью сосредоточенным умом, который мы обретём посредством правильной медитации. Здесь есть два аспекта: щаматха, или покой ума, и випассана, или способность к анализу.

   Дав определение медитации и выяснив, зачем мы хотим медитировать, мы теперь можем приступить к рассмотрению наших приготовлений к медитации. Приготовление очень важно; его нельзя ни недооценивать, ни игнорировать. Буддийская медитация состоит из трёх стадий. Первая стадия – это изучение, когда вы слушаете своих инструкторов и старших, изучаете книги и обсуждаете свои находки. Шрути (щрути), "слушать" (понимание через воспринимаемое на слух) – это первая стадия. За ней следует вторая стадия – вичара – обдумывать, размышлять над услышанным и над полученными объяснениями. Затем вы должны внимательно рассмотреть, являются ли те методы, которые вы собираетесь использовать, корректными и пригодными для ваших конкретных условий. Только тогда, когда ваш ум готов и вы определились в отношении тех методов, которые вы собрались применять, вы можете приступать к третьей стадии – бхаване, т.е. медитировать.

   Также имеются определённые условия, которые абсолютно необходимы для начинающего. Например, у него должно быть подходящее место для проживания. Оно должно быть спокойным и тихим, таким местом, где он может сидеть, не опасаясь чьего-либо вторжения, не испытывая ментального напряжения или беспокойства, как сознательного, так и бессознательного, ибо страх любого рода – это конец медитации. Также оно должно быть приемлемо близко к рынку или магазинам, чтобы можно было легко приобретать пищу, одежду, лекарства и другие необходимые вещи. На ранних стадиях изолированное место не рекомендуется. Необходимость путешествовать многие километры к врачу была бы напрасной тратой времени, которую медитатор не может себе позволить, особенно в начале своих занятий.

   Наша жизнь должна быть чистой физически и, особенно, нравственно. Мы должны довольствоваться простой жизнью, преодолевая свои желания к роскоши. Мы должны прекратить думать о приобретении сравнительно более лучших, больших и новых приспособлений и других вещей, потому что все эти мысли беспокоят и отвлекают ум. Мы должны учиться быть удовлетворёнными тем, что мы имеем, и это относится и к пище, и к одежде, и к тому месту, где мы живём. Достаточно продвинувшийся медитатор может поступать так, как он пожелает, но для начинающих лучше всего отстраниться от всех ориентированных вовне вещей, таких как просмотр телевизионных передач, посещение кинотеатра, чтение газет или хождение по людным улицам.

   С целью дальнейшего обуздывания и успокаивания ума мы должны уделять внимание своему повседневному распорядку. Это означает, что подъём, приём пищи, сон и так далее должны осуществляться в строгом соответствии с расписанием. Также мы должны есть простую пищу в умеренном количестве, предпочтительно чисто вегетарианскую. Наконец, важно понять, что жить чистой жизнью означает, что средства к существованию целеустремлённого медитатора никогда не должны быть получены в результате безнравственных способов заработка. Человек, который на какое-то время уютно поселился в определённом месте и серьёзно следует подобному распорядку, должен будет обнаружить, что его тело и ум в значительной мере успокоились.

   Из вышесказанного теперь видно, почему занятое ответственное лицо или, в данной связи, любой занятый человек, живущий суматошной жизнью, посещающий общественные собрания, метающийся с места на место и работающий весь день напролёт будет не в состоянии приготовиться к медитации. Необходимое успокаивание достигается не с помощью медитации, а в процессе следующей своим чередом повседневной жизни. Даже техническим специалистам и учёным будет трудно приступить к медитации, поскольку медитация и исследования поначалу плохо совместимы, и такая ситуация несомненно будет иметь место в течение первых трёх-шести месяцев или около того. Однако если технические специалисты и учёные являются продвинутыми медитаторами, то у них не должно быть никаких трудностей ни в их работе, ни в медитации. Но для начала лучше отказаться от всей той разнообразной деятельности, которая не полезна для того, кто хочет практиковать сосредоточение. Более того, начинающему рекомендуется иметь всего несколько книг, и они должны быть только о медитации. Помимо этих книг также будет полезно иметь учителя или друзей со сходными интересами, чтобы, если у него возникнет какое-либо сомнение в отношении либо используемых методов, либо способов, с помощью которых он пытается улучшить свою медитацию, он мог обсудить это с ними.

   Когда все вышеупомянутые приготовления завершены, искатель должен проанализировать всю свою жизнь. Он снова должен проверить свои намерения, своё понимание того, что такое медитация и почему он хочет медитировать, потому что сейчас он должен принять решение либо отказаться от своего желания медитировать, либо начать практиковать только короткие периоды медитации. Также он должен снова оценить своё окружение и сделанные им приготовления. Нельзя слишком часто подчёркивать тот факт, что медитация – это не лёгкое занятие, и что она часто может становиться опасной, ведя небрежного медитатора к ненормальной жизни. Следовательно, все эти меры предосторожности должны быть приняты теми, кто хочет заняться глубокой медитативной жизнью, кто очень серьёзен в своём стремлении достичь более духовного образа жизни и искать истину.

   Если человек не в состоянии приступить к долговременной программе регулярных медитаций, ему следует пройти ограниченный курс, и это также поможет ему в значительной степени. Он может пройти ритрит, длящийся от нескольких дней до нескольких месяцев. Важный момент заключается в том, что он должен определить точную продолжительность такого курса, чтобы в его уме не было неопределённости по этому поводу. Расписание должно быть надлежащим образом спланировано, а программа составлена таким образом, чтобы в конце участник достиг чего-то – например, лучшего понимания медитации.

   После посещения двух или трёх курсов медитатор, возможно, окажется способным приступить к самостоятельным занятиям и практиковать чуть более длительные медитации без постоянной помощи учителя. Однако необходимо понимать, что начинающему требуется значительная помощь на ранних стадиях его развития, независимо от количества соответствующего материала, изученного им самим, или предписаний, полученных им от своего учителя, или независимо от его уверенности в тех методах, которые он использует. Поэтому рекомендуется, чтобы искатель время от времени обязательно обсуждал свой прогресс со своим учителем или другими искателями, потому что неправильный метод медитации, принятый вначале и практикуемый продолжительное время, может оказаться вредным.


Вопросы и ответы

   В. Вы говорили о чистоте и постоянной осознанности ума, а также о сосредоточении и анализе. Что вы имеете в виду, когда говорите об анализе как о части медитации? Я спрашиваю об этом, потому что вы начали с высказывания, что ум загромождён столь многими мыслями, а анализ – это деятельность мысли. Следовательно, разве процесс анализа не будет загромождать ум ещё большим количеством мыслей?

   О. Это очень важный вопрос, и он детально обсуждается в буддийских шастрах. Буддийские ачары (техники) могут быть разделены на две части. Первая – это випассана, размышлять, анализировать, а вторая часть – это щаматха, сосредотачиваться. Многие ачарьи, или учителя, рекомендуют для медитации только щаматху (сосредоточение), и не упоминают о випассане, процессе анализа. Но имеются также и такие знаменитые ачарьи, которые полагают, что оба аспекта должны идти рука об руку в медитации. Щаматха – это успокаивание и сосредотачивание ума, в то время как випассана, или анализ, – это процесс мысли. В заурядном уме этот процесс не является ни сосредоточенным, ни полностью направленным по определённому каналу, в то время как процесс мысленного анализа во время медитации полностью сосредоточен и направлен по определённому каналу. Мысль не будет прыгать от одного объекта к другому, пока она находится под контролем. Более того, медитатор выбирает только одну мысль для своего анализа, и в этом контексте анализ означает поиск своей высшей сущности, чтобы выяснить, является ли она сущностью или проекцией ума, является ли её природа взаимозависимостью и "ускользанием от (аннулированием) бытия". До тех пор, пока мы не выполним анализа и не поразмыслим на эту тему, мы не сможем найти истину. На первой стадии осознание истины может быть достигнуто только через ануману, умозаключение. Анумана – это, конечно же, мысль, но когда наступает прогресс в медитации, то анумана, или умозаключение, становится всё менее и менее необходимой. Подобным образом значение мысли в процессе медитации постепенно уменьшается до тех пор, пока её значимость, в конце концов, не будет сведена к нулю, когда обретается пратьякша, или непосредственная реализация (осознание). Процесс мышления теперь оказывается не загромождённым, а систематичным и однонаправленным, поскольку теперь необходимо анализировать только один объект. Следовательно, с полной концентрацией ума процесс анализа будет острым и действенным. Таким путём процесс мышления используется для устранения мыслительного процесса.

   В. Что вы можете сказать в отношении использования пранаямы в медитации?

   О. Пранаяма обычно известна в буддизме как сосредоточение на дыхании. Но пранаяма, предписанная в йоге индуизма, и традиция дыхания в буддизме служат разным целям. В буддийской медитации мы не называем это пранаямой. Мы просто ведём счёт дыханию в процессе вдоха и выдоха через ноздри, и в то же самое время мы сосредотачиваемся на кончике носа. Дыхание оказывает влияние на физическое тело и это, в свою очередь, помогает нам приводить ум под контроль. В буддизме махаяны многие новички начинают свою медитацию с сосредоточения на своём дыхании вместо использования для этой цели какого-нибудь внешнего объекта, и это сосредоточение на дыхании очищает и тело, и ум.

   В. Какова роль мантр в медитации?

   О. Мантры иногда очень полезны на высших стадиях медитации. В буддизме они используются только в тантрической медитации, а не в обычной. Медитация обычно начинается с тренировки ума. В то же время тантрическая медитация начинается с комбинированного развития ума, тела и речи, все эти три вещи вместе. И, в таком случае, мантры (подразумевающие использование речи) обязательны.


1    2    3    4    5    6    7


Тексты книг и статей, находящиеся на этом сайте, предназначены только для ознакомительного чтения.
Запрещено любое использование этих текстов в коммерческих целях сторонними лицами, все права на книги принадлежат издателям и авторам.