Рамачарака

РАДЖА-ЙОГА

Чтения: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

     

Чтение V
ВОСПИТАНИЕ ВНИМАНИЯ

      Внимание играет важную роль в практике раджа-йоги, и йоги требуют от своих учеников систематических упражнений, чтобы развить и усовершенствовать эту способность. Внимание лежит в основе силы воли, и развитие внимания облегчает пользование силой воли.

      Чтобы объяснить, почему мы придаём столь важное значение воспитанию внимания, нам пришлось бы забежать вперёд, и поэтому здесь мы попросим читателя пока принять на веру всё, что мы будем говорить относительно важности воспитания внимания для использования умственных сил в некоторых направлениях.

      Для того, чтобы вы знали, что мы не выдвигаем никакой особенной теории йогов, которая может оказаться не в гармонии с современными западными знаниями, мы приводим вам в этом чтении ряд выдержек из западных писателей и мыслителей, касающихся этой важной способности. Мы делаем это для того, чтобы вы видели полное согласие взглядов Востока и Запада по этому предмету, как бы различны ни были объяснения этого факта разными школами или методы пользования силой, достигнутой при помощи воспитания внимания.

      «Я» желает, чтобы ум был сосредоточен на данном предмете, как на факте, и ум протягивается к данному предмету, или объекту, сосредоточивая на нём всю свою энергию, подмечая каждую деталь, расчленяя, анализируя сознательно и в подсознании; благодаря этому, ум как бы вбирает в себя всевозможные сведения, относящиеся к данному предмету, как из самого предмета, так и из того, что его окружает. Никогда нельзя достаточно сильно подчеркнуть необходимость приобретения или, правильнее, развития способности волевого внимания, так как обладание им необходимо для разумного изучения раджа-йоги.

      Для того, чтобы выяснить важность этого предмета, попробуем обратить наше внимание на сам предмет внимания и посмотрим, насколько больше содержания в этом предмете, чем мы раньше думали. Мы с избытком будем вознаграждены за количество времени и труда, которые потратим на это.

      Внимание определяют, как сосредоточение сознания в фокусе, или если вы предпочитаете другую форму выражения, как удержание чего либо в сознании. В первом случае мы можем сравнить внимание с действием зажигательного стекла, проходя через которое, солнечные лучи сосредоточиваются на предмете, причём в результате теплота собирается в одной точке и интенсивность теплоты повышается настолько, что она начинает зажигать кусочки дерева или заставляет испаряться воду. Если бы лучи не были собраны в фокусе, то те же лучи и та же теплота были бы рассеяны по большей поверхности, и их действие и сила были бы слабее. То же происходит и с умом. Если ему позволять рассеяться по всему пространству данного ему предмета, он проявит очень мало силы, и результаты будут слабы, но если его пропустить через зажигательное стекло внимания и сначала собрать в фокусе на одной части предмета, а затем на другой и т. д., то предмет можно исследовать во всех деталях, и достигнутый результат будет казаться почти чудесным для тех, кто не знает секрета.

      Томсон сказал: «Переживания, которые наиболее прочно запечатлелись в сознании — это те, которым было отдано наибольшее количество внимания».

      Другой автор, писавший по данному вопросу, говорит: «Внимание существенно необходимо для понимания, и без известной степени внимания, идеи и восприятия, проходящие через ум, не оставляют на нём следа».

      Гамильтон писал: «Акт внимания, то есть акт сосредоточения, кажется таким образом необходимым для каждого направления сознания, как известные сокращения зрачка необходимы для всякого напряжения зрения. Поэтому внимание играет ту же роль по отношению к познанию, как сокращение зрачка для зрения, или можно сказать, что внимание для умственного зрения то же самое, что микроскоп или телескоп для физического зрения. Внимание обуславливает собой значительную часть интеллектуальной силы».

      Броуди добавляет, подчёркивая это: «Сила внимания гораздо больше, чем какая-нибудь разница в способностях отвлечённого рассуждения, обусловливает разницу, которую мы наблюдаем между умами различных индивидуумов».

      Бётлер приводит следующее важное свидетельство в пользу сказанного: «Самая полезная интеллектуальная привычка, какую я знаю — есть привычка заниматься исключительно тем делом, которое на очереди в настоящий момент. Обыкновенно говорят, что гениальность не может быть дана воспитанием, однако сила сосредоточенного внимания, которой должен непременно обладать всякий великий изобретатель, несомненно может значительно увеличиться посредством постоянных упражнений».

      Заканчивая этот обзор различных мнений, доказывающих правильность учения йогов по данному вопросу, приводим ещё слова Битти, который говорит: «Сила, с какой что-либо поражает ум, обыкновенно пропорциональна степени внимания, отдаваемого данному факту. Более того, великое искусство памяти есть именно внимание, и невнимательные люди всегда обладают скверной памятью».

      Существуют два рода внимания: первое — это внимание, направленное внутрь ума на умственный предмет или понятие; другое есть внимание, направленное на внешний для нас предмет. Одни и те же общие правила и законы применимы в одинаковой степени к обоим родам внимания.

      Точно таким же образом можно найти другое различие между двумя родами внимания, а именно: внимание, привлекаемое каким-нибудь впечатлением, поступающим в сознание без какого-либо усилия со стороны воли. Это внимание называется непроизвольным вниманием, так как внимание и интерес вызваны привлекательностью или новизной предмета. Другой род внимания, когда оно бывает направлено на какой-либо предмет усилием воли, называется волевым вниманием. Непроизвольное внимание наиболее часто встречается и не требует специальной тренировки. В действительности, высшие животные и малые дети кажутся обладающими большей степенью непроизвольного внимания, чем взрослые люди. Большой процент людей обладает только этой формой внимания, имея лишь зачатки высших форм. С другой стороны, волевое внимание требует усилий, воли и определённой цели, то есть известной тренировки, которая недостижима для большинства людей, так как они не хотят потрудиться направлять своё внимание по этому пути. Волевое внимание есть признак учеников-йогов и других мыслящих людей. Они сосредотачивают свой ум на предметах, не говорящих непосредственному интересу или наслаждению, и делают это с целью учиться направлять своё внимание и совершенствоваться. Мало думающий человек не будет стараться таким образом удерживать своё внимание на неинтересных предметах, разве на одно мгновение, так как его невольное внимание скоро будет привлечено каким-нибудь проходящим предметом, хотя бы самым ничтожным по характеру, и волевое внимание исчезает и будет забыто. Волевое внимание развивается упражнениями и настойчивостью и вполне окупает труд, так как ничто в умственном мире не может быть совершено без него.

      Внимание само нелегко останавливается на неинтересных предметах, и если интерес не будет создан, потребуется значительная степень напряжения волевого внимания для того, чтобы ум не отходил от такого предмета. Кроме того, если бы даже простое внимание и было привлечено, то оно скоро начнёт колебаться, если не произойдёт какой-либо интересной перемены в аспекте предмета, которая даст вниманию новую точку опоры, или в самом предмете не проявится какое-нибудь новое качество, характеристика или свойство. Это обстоятельство зависит от того, что умственный механизм не был тренирован для продолжительного волевого внимания, и в действительности физический мозг не приучен к работе, хотя он мог бы быть тренирован для этого путём терпеливых упражнений.

      Исследователями было замечено, что внимание может отдыхать и освежаться двумя способами: или посредством отвода волевого внимания от предмета и разрешения вниманию следовать непроизвольным импульсам, или с другой стороны — направлением волевого внимания на новое поле наблюдения, то есть на какой-нибудь новый предмет. Иногда один способ покажется лучшим по результатам, а иногда предпочтительнее другой. Мы обращаем ваше внимание на тот факт, что интерес развивает внимание и держит его на предмете, в то время как неинтересная тема или предмет требуют большого усилия и прилежания. Этот факт ясен для каждого. Процесс чтения книги служит простой иллюстрацией вышеупомянутого. Почти каждому случалось отдавать всё своё внимание какому-нибудь яркому, захватывающему рассказу, в то время как людей, способных уделить достаточное количество волевого внимания, чтобы одолеть научную книгу, очень мало. Здесь мы желаем обратить ваше внимание на другую сторону вопроса, лишний раз подтверждающую тот факт, что истина состоит из парадоксов.

      Подобно тому, как интерес развивает внимание, внимание развивает интерес. Если человек даст себе труд сколько-нибудь сосредоточить волевое внимание на каком-либо предмете, то он скоро убедится в том, что при некоторой настойчивости, перед ним откроются новые интересные стороны этого предмета. Ему откроются вещи, которых он раньше не видел и не подозревал, и в каждом предмете он увидит много новых фаз и аспектов, которые все будут представлять для него интерес. Ищите интересных сторон в неинтересных вещах, и эти стороны явятся вам, а тогда неинтересный предмет изменится в ваших глазах. в вещь, полную самого разнообразного интереса.

      Волевое внимание — один из признаков развитой воли, то есть ума, хорошо тренированного волей, потому что воля всегда сильна и в тренировке нуждается ум, а не воля. С другой стороны, один из лучших путей тренировки ума посредством воли — это практические упражнения волевого внимания.

      Таким образом вы видите двойное действие изложенного правила. Некоторые западные психологи высказали теорию о том, что волевое внимание есть единственное орудие воли и что этого орудия воли достаточно, потому что, если внимание твёрдо установить и держать на предмете, то ум сделает остальное. Мы не согласны с мнением этой школы; и упоминаем об этом факте только для иллюстрации той важности, какую современные психологи приписывают волевому вниманию.

      Человек с сильно развитым вниманием часто достигает гораздо большего, чем даровитый человек, но с недостатком внимания. Волевое внимание и прилежание — весьма хорошие замены гениальности и часто достигают гораздо большего результата, особенно на большом промежутке времени.

      Волевое внимание есть твёрдое и определённое утверждение ума на каком-нибудь определённом предмете, причём в то же время выключаются из сознания все другие предметы, стремящиеся туда проникнуть. Гамильтон определяет волевое внимание, как сознание, намеренно применённое, согласно закону его ограничения, к какому-нибудь определённому объекту. Тот же автор дальше утверждает, что чем больше число предметов, к которым одновременно простирается сознание, тем меньше интенсивность внимания, отдаваемого каждому из этих предметов, и следовательно, тем менее живо и ясно будет знакомство сознания с каждым из этих предметов. Когда наш интерес возбуждён по отношению какого-либо предмета и мы хотим получить все сведения относительно этого предмета, какие только возможны, мы должны ограничиваться стремлением к познанию одного этого предмета, откинув всё остальное.

      Человеческий ум обладает способностью заниматься одновременно только чем-нибудь одним, хотя он способен переходить с одного предмета на другой с удивительной скоростью, так быстро, что многие утверждают, будто могут одновременно схватывать несколько предметов. Лучшие авторитеты по психологии, восточные и западные, держатся того мнения, что теория «одной идеи» более правильна. По этому вопросу мы приведём несколько мнений.

      Жоффруа говорит: «Практикой установлено, что мы не можем отдавать наше внимание одновременно двум различным предметам». Голланд утверждает, что «две мысли, как бы тесно они не были связаны одна с другой, не могут существовать в одно время». Льюис писал: «Природа нашего организма препятствует нам представлять сознанию более одного аспекта в каждый данный момент». Уэтли говорит: «Лучшие философы согласны, что ум не может в действительности заниматься одновременно более, чем одной вещью, и даже, когда кажется, что он делает это, в действительности он с удивительной быстротой перебегает взад и вперёд от одной вещи к другой».

      Сосредоточив волевое внимание на предмете, мы не только в состоянии видеть его и думать о нём с величайшей возможной степенью ясности, но при таких условиях ум обладает склонностью приводить в поле сознания все различные идеи, соединённые в нашей памяти с этим предметом или вопросом, и как бы ставить вокруг данного предмета все относящиеся к нему факты и сведения. В то же время внимание, направленное на предмет, оживляет и делает ярче всё то, что мы знаем относительно этого предмета в данное время и могли бы узнать впоследствии. Внимание как бы прорывает канал, по которому течёт знание.

      Внимание увеличивает и усиливает способности восприятия и сильно помогает деятельности органов восприятия. Обращая внимание на то, что он видит и слышит, человек начинает замечать невиденные или неслышанные ранее подробности, и где невнимательный ум получит, скажем, три впечатления, внимательный ум воспримет их трижды три, или может быть, трижды трижды три.

      Как мы сейчас сказали, внимание приводит в действие силы ассоциации и даёт нам свободный конец бесконечной цепи ассоциированных между собой фактов, хранящихся в нашей памяти. Эти факты образуют комбинации, о которых мы никогда не думали раньше, и этим дают нам совершенно новые сведения относительно рассматриваемой вещи. Доказательство этого доступно каждому на опыте. Кто не помнит, как сидя и занимаясь письмом, рисованием или чтением с большим вниманием и интересом, он с изумлением обнаруживал, что целый поток мыслей, относящихся к данному предмету, проникает в его голову. Внимание как будто собирает в фокус все ваши познания, которыми вы обладаете по отношению к данной вещи, и соединяет их вместе, позволяя вам комбинировать и классифицировать их, создавая таким образом новые знания. Гиббон говорит нам, что бросив беглый взгляд и немного подумав о новой теме, он переставал размышлять о ней и позволял своему уму (при сосредоточенном внимании) обнаруживать всю сумму своих знаний по отношению к этому предмету, после чего он возобновлял работу с удвоенной силой и производительностью.

      Чем больше внимания человек отдаёт рассмотрению предмета, тем глубже впечатление, которое предмет оставляет в уме, и тем легче будет ему впоследствии проследить это течение мыслей при работе.

      Внимание — это необходимое условие для хорошей памяти, и фактически не может быть хорошей памяти без известной степени внимания. Степень памяти зависит от степени внимания и интереса. И когда мы подумаем, что работа сегодняшнего дня даёт результаты благодаря тому, что мы помним, что было вчера, третьего дня и т. д., мы начинаем видеть, что степень внимания, проявляемого сегодня, определяет качество работы завтрашнего дня.

      Некоторые мыслители определяют гениальность, как результат великих сил внимания, или по крайней мере признают, что внимание и гениальность идут рядом. Один писатель говорит, что, может быть, гениальность лучше всего определяется силой сосредоточения на каком-либо данном предмете до тех пор, пока из этого предмета не взято всё, что заключается в нём.

      Симпсон писал, что сила и привычка мыслить внимательно и беспрерывно об одном деле, с изъятием на это время всяких других предметов, есть одно из главных, если не главное средство, ведущее к успеху. Сэр Исаак Ньютон рассказывает нам свою систему приобретения сведений и знаний. Он говорит, что старался возможно более долгое время держать перед собой предмет, подллежащий рассмотрению, и затем оставлял его и ждал, пока у него как бы сами собой не начинали появляться новые мысли, касавшиеся данного предмета — слабая полоска зари постепенно превращалась в яркий свет дня. Это на самом деле как бы умственный солнечный восход.

      Внимательный наблюдатель, доктор Абекромби, писал, что он не знает более важного правила для достижения успеха на любом поприще, чем способность делать одну вещь в одно время, избегая всех развлекающих и отвлекающих предметов, причём ум непрерывно должен держать главную мысль перед собой. Другие добавляют к этому, что такая система помогает человеку замечать отношение или связь, существующую между данным предметом и другими вещами, те отношения, которые не будут видны менее внимательному наблюдателю.

      Степень внимания, развиваемая человеком, есть показатель его способности к интеллектуальной работе. Как мы сказали, «великие» люди всех жизненных поприщ развивали эту способность до замечательной степени, и многие из них, которые, как может казаться, достигают всего интуитивно, на самом деле действуют при помощи сосредоточенной силы внимания, которое помогает им видеть самый центр дела, а также все окружающие его обстоятельства в такое короткое время, что это кажется невероятным для человека, не развившего в себе эту могучую силу. Люди, которые посвятили много внимания какой-нибудь специальной отрасли работы или исследований, в состоянии действовать почти так, как если бы они обладали ясновидением, при условии, что предмет работы лежит в их любимом поле деятельности.

      Внимание усиливает все способности — способность рассуждения, чувства, способности выбора, аналитические способности и так далее, причём каждая способность как бы обостряется благодаря тому, что ею пользуются при сосредоточенном внимании. И с другой стороны, нет более верного указания на слабость ума, чем недостаток внимания.

      Эта слабость может произойти от болезни или физического расстройства, действующего на мозг, и в этом случае слабость будет только временной. Но она может возникнуть от недостатка умственного развития. Умственно неразвитые люди и идиоты или совсем не обладают вниманием, или очень малой степенью его. Французский психолог Люи, говоря об этом факте, сообщает, что умственно неразвитые люди и идиоты видят плохо, слышат плохо, осязают плохо, и соответственно этому их общее чувствилище также слабо развито, его впечатлительность к вещам внешнего мира минимальна; его чувствительность ничтожна и, следовательно, у них трудно вызвать физиологические условия, необходимые для создания внимания.

      В старости внимание, как способность, первое проявляет признаки упадка. Некоторые учёные склонны думать, что память в старые годы первая подвержена влиянию лет, но это неверно, что легко проверить. Старики высказывают замечательно ясную память к событиям, произошедшим в далёком прошлом. Причина, почему старики плохо помнят недавние события, заключается в том, что ослабление внимания мешало им получать сильные и ясные умственные впечатления от этих событий. Впечатления молодости, будучи сильными и ясными, легко припоминаются в то время, как поздние впечатления слабы и припоминаются с трудом. Будь дефект в памяти, для них было бы трудно припомнить всякие впечатления, как недавние, так и отдалённые.

      Мы должны ограничиться приведёнными примерами и ссылками на психологов и мыслителей и удовлетвориться тем, что мы сказали относительно важности внимания. Если вы теперь не сознаете этого вследствие мало проявленного внимания к предмету, то дальнейшее повторение вам не поможет.

      Допуская важность внимания с психологической точки зрения, не говоря об оккультной стороне предмета, разве не важно для вас самих приступить к воспитанию этой способности? Мы полагаем, что да, а единственный путь для воспитания какой-либо умственной или физической способности — это упражнять её. Упражнение изнашивает мускулы или мозговую ткань, но организм спешит доставить материал для возобновления изношенных тканей, стремится пополнить расход, причём всегда посылает больше, чем требуется, и этот избыток, постепенно накопляясь, заставляет расти и увеличиваться мускулы и мозговые центры, а лучшие и укреплённые мозговые центры предоставляют для ума лучшие условия для работы.

      Одна из первых вещей, которой необходимо выучиться при воспитании внимания — это думать в одно время об одной вещи и делать в одно время только одну вещь. Приобретая привычку внимательно заниматься тем, что лежит перед вами, а затем, кончив это, переходить к следующему, обращаясь с ним тем же образом, мы будем приближаться к успеху, и пользование этой привычкой будет упражнением в воспитании способностей внимания. И наоборот, нет ничего более вредного с точки зрения успешного исполнения дела и ничего, что могло бы более разрушительно действовать на силу внимания, как привычка пробовать делать одно, а думать о другом. Мыслительная часть ума и действующая часть должны работать вместе, а не противореча одна другой.

      Доктор Битти, говоря об этом предмете, устанавливает следующее: «Очень немаловажно приобрести привычку делать одно дело в одно время, то есть не позволять мыслям уходить к другому делу, когда вы делаете одно». Гранвиль добавляет: «Частая причина ослабления способности внимания создаётся попытками думать одновременно о нескольких вещах». Кэй приводит мнение одного писателя, который говорит об одной женщине. Она легко справлялась с делами, так как, делая их, она была занята только тем, что делала. Когда она пекла хлеб, она думала о хлебе, но не о фасоне нового платья и не о танцах. Лорд Честерфилд говорит: «В течение дня достаточно времени для всего, но при условии, если вы будете делать только одну вещь зараз; если же вы захотите делать две вещи сразу, вам не хватит времени в целом году».

      Для достижения лучших результатов всякий должен стараться сосредотачиваться на лежащей перед ним задаче, отгоняя возможно дальше от себя всякую другую идею или мысль, и в таких случаях человек должен стараться забыть себя, свою личность, так как нет ничего, что бы действовало разрушительнее на правильное мышление, чем позволение вторгаться в него болезненному самосознанию. Всякий действует лучше, когда забывает себя в работе и позволяет своей личности совершенно исчезать в творчестве.

      Искренно работает тот, кто отдаёт свою личность для достижения желаемых результатов или для совершения поставленной задачи. Актёр, проповедник, оратор или писатель должны потерять идею самих себя для достижения лучших результатов в том, что они делают. Не отвлекайтесь от предмета и не заботьтесь о вашем «я».

      В связи с этим мы можем привести рассказ об Уэтли, который может быть интересен в связи с тем, что мы говорим о необходимости забывать себя, делая своё дело. Однажды у него попросили совета, как излечиться от застенчивости. Он отвечал, что человек бывает застенчив потому, что всё время думает о себе и о впечатлении, какое он производит. Его совет заключался в том, чтобы молодой человек, о котором шла речь, больше думал о других и о том, что он им может сделать. Таким образом его робость должна была пропасть. Средство это дало блестящие результаты. Тот же Уэтли писал: «Оратор, говорящий экспромтом, или автор, читающий своё произведение, должны избегать всех мыслей о себе, серьёзно держа в уме только то, что они говорят или читают, и они будут меньше чувствовать стеснение, которое возникает от мысли о том, какое мнение о них составят слушатели».

      Уэтли, повидимому, специально изучал вопрос о внимании и даёт нам много интересных сведений о подробностях своих наблюдений. Следующее может быть прочитано с интересом, а если оно будет правильно понято, то может принести и пользу. Он говорит: «Факт, и притом весьма любопытный, заключается в том, что многие могут наилучшим образом отдаваться какому-нибудь серьёзному делу, когда они заняты чем-нибудь другим, что требует мало внимания, или совсем не требует его, так, например: шитьём, разрезанием страниц книги или, за отсутствием этого, просто игрой со своими пальцами». Автор не объясняет этого явления и с первого взгляда оно может показаться противоречащим идее «одно дело в одно время», но более близкое изучение показывает нам, что второстепенная работа относится по своей природе к невольным или автоматическим движениям, требующим очень мало или совсем не требующим волевого внимания и происходящим как бы сами по себе. Это автоматическое движение не отвлекает внимания от главного предмета, но производится как бы «излишком» внимания, который, не расходуясь, часто стремится отвлечь внимание от одного волевого действия на другое. Привычка может помогать делать одно дело в то время, когда внимание обращено на другое. Например, человек может писать, отдавая всё своё внимание тем мыслям, которые он может выразить, но его рука в то же время будет писать слова и буквы, повидимому не требуя никакого внимания. Но позвольте ребёнку или лицу непривычному к письму попробовать выразить свои мысли таким путём, и вы увидите, что он запутывается в потоке мыслей в силу того, что ему приходится уделять слишком много внимания механической работе письма. Таким же образом начинающий печатать на пишущей машинке находит трудным составлять текст писем или вообще то, что он пишет, работая на машинке, то есть следя за клавишами, регистрами и пр., тогда как человек, привыкший к этой работе, находит, что механические движения не являются препятствием для течения его мыслей и сосредоточения внимания. На самом деле многим даже легче думать, работая на пишущей машинке, чем диктуя стенографу. Мы полагаем, вы поймёте, почему это так происходит.

      Теперь следует приступить к ментальным упражнениям сосредоточения внимания, что даёт возможность вступить на правильный путь к воспитанию этой важной способности.

     

Умственные упражнения в сосредоточении внимания

      Упражнение 1-е. Начните, взяв какой-нибудь знакомый предмет, и поставив его перед собой, постарайтесь вобрать в себя возможно больше впечатлений, идущих от него. Изучите его форму, цвет, величину и все маленькие особенности, представляющиеся вашему вниманию. Затем разложите вещь на её составные части и проанализируйте их возможно глубже; разложите её на части и изучайте каждую её часть отдельно в её подробностях. Чем меньше и проще части, которые вы рассматриваете, тем более ясно будет впечатление, которое вы получите, и тем более живо будет оно припоминаться. Приведите вещь к самому простому виду, изучайте каждую её сторону, и только совершенно овладев одной стороной, переходите к следующей. Когда вы изучите таким образом предмет, возьмите карандаш и бумагу и запишите всё, что вы узнали о нём. Когда вы сделаете это, сравните описание с самим предметом и вы увидите, как много вы не заметили.

      На следующий день возьмите этот же предмет и, рассмотрев его ещё раз, опишите его замеченные подробности, и вы увидите, что собрали большее количество впечатлений относительно его и при вторичном осмотре открыли много новых подробностей. Это упражнение укрепляет память так же, как и внимание, так как и то и другое неразрывно связаны между собой, причём память в значительной степени зависит от ясности и силы полученных впечатлений, а сила впечатлений зависит от суммы внимания, отданного наблюдавшейся вещи. Не утомляйте себя этим упражнением, так как усталое внимание — слабое внимание. Лучше упражняйтесь постепенно, с каждым разом усложняя задачу. Постарайтесь сделать развлечение из этого занятия и вы найдёте крайне интересным подмечать постепенное улучшение в своей способности замечать подробности наблюдаемых предметов.

      Интересно производить эти упражнения вдвоём с товарищем. При этом один и тот же предмет изучают оба, и оба отдельно друг от друга записывают свои впечатления, а затем сравнивают результаты. Это делает упражнение более занимательным, и вы будете удивлены, насколько быстро у вас начнёт увеличиваться наблюдательность, которая развивается в результате усиления внимания.

      Упражнение 2-е. Это упражнение — ничто иное, как вариация первого. Войдите в комнату и бросьте быстрый взгляд вокруг вас, затем, выйдя из комнаты, запишите число виденных вами предметов с описанием каждого. Вы будете удивлены, заметив, как много вещей вы пропустили при первом взгляде и как быстро начнут улучшаться ваши наблюдения после небольшой практики. Это упражнение можно также усовершенствовать, пригласив товарища, как описано в первом случае. Замечательно, как много деталей наблюдается и запоминается после небольшой практики.

      Про французского фокусника Удена рассказывают, что он замечательным образом развил у себя способность внимания и памяти, практикуясь с молодым родственником в описанных упражнениях. Они проходили мимо окна магазина, бросая быстрый, но внимательный взгляд на выставленные вещи. Затем они заходили за угол и проверяли свои впечатления; сначала они могли запомнить только самые главные предметы, то есть их внимание могло схватить только очень немногие предметы за раз, но по мере того, как они развивали способность внимания, они стали находить, что могут наблюдать и замечать сразу большее число из предметов, выставленных в окнах. В конце концов, как рассказывают, Уден мог пройти перед какой-нибудь большой витриной, бросив один только быстрый взгляд, и затем мог перечислить почти все предметы, находившиеся там, и дать подробное описание почти каждого из них. Это делалось благодаря тому, что правильно воспитанное внимание позволяло Удену запечатлеть в своём уме ментальный образ окна со всем, что там находится. А затем он мог описывать предметы, один за другим, беря их из картины, имевшейся в его уме.

      Уден также учил своего сына развивать внимание при помощи простых упражнений, которые могут быть интересными и полезными для читателей. Он клал перед мальчиком косточку домино, например, — пять—четыре, и затем требовал, чтобы мальчик сразу сказал сумму очков, не останавливаясь, чтобы их сосчитать. «Девять», отвечал мальчик после секунды колебания. Затем прибавлялась ещё косточка — 3—4. «Шестнадцать», говорил мальчик. На следующий день брались сразу две косточки, на третий день — три, затем четыре и т. д., пока мальчик не был, наконец, решить эту задачу сразу с двенадцатью косточками домино, то есть сразу, бросив один только беглый взгляд, говорить общую сумму очков двенадцати косточек. Это было действительно развитое внимание, и оно показывает, что даёт практика для развития какой-либо способности. Результат проявлялся в замечательной силе наблюдательности, памяти и внимания вместе с изумительной быстротой умственной деятельности, которую развивал в себе ребёнок. Он в состоянии был не только необыкновенно быстро припомнить в уме число очков, но и обладал наблюдательностью, которая казалась почти чудесной. А между тем рассказывают, что он имел слабое внимание и недостаточную память, когда начал упражняться.

      Если рассказанное кажется невероятным, вспомним старых игроков в вист, которые замечают и запоминают все карты и могут сказать, была ли данная карта в игре или не была. То же самое верно и относительно шахматистов, которые запоминают каждый ход и могут рассказать всю партию в деталях спустя долгое время после того, как она была сыграна. Вспомните также, как женщина, пройдя мимо другой на улице и, повидимому, бросив на неё только беглый взгляд, может после описать во всех подробностях туалет этой женщины, все цвета, материал, фасон и вероятную цену материи и пр., и пр. Мужчина едва бы мог заметить что-нибудь из этих подробностей, потому что он не обратил бы на них достаточно внимания, но и этот мужчина может быстро сравняться с женщиной в способности наблюдения и запоминания подробностей, если это почему-нибудь ему нужно, например если это связано с его профессией или если его наблюдательная способность пробуждена каким-нибудь особым импульсом, например если он держал пари с приятелем, что может запомнить все подробности туалета, виденные только мельком. Вы видите, что всё это — дело интереса и внимания.

      Но мы забываем, что внимание может быть развито и воспитано, и жалуемся, что часто многое забываем или неспособны сразу замечать. Между тем маленькая практика сделала бы чудеса в этом направлении.

      Приведённые упражнения разовьют вашу память и силу наблюдения, но мы дали их не только этого. Есть ещё другая цель, которая станет видна в своё время. Мы стремимся развивать вашу силу воли и знаем, что внимание открывает дверь для проявления силы воли. Чтобы пользоваться волей, вы должны быть способны определённо и твёрдо сосредотачивать внимание. Эти детские упражнения помогут вам развить умственные мускулы внимания. Если вы могли бы только получить понятие о тех играх, заключающих в себе психические упражнения, в которые заставляют играть учеников-йогов для развития их умственных способностей, вы изменили бы своё мнение об адептах учения йогов, о которых вы думали раньше, как о мечтателях, далеко стоящих от действительности. Наоборот, эти люди и их последователи чрезвычайно практичны. Они достигли господства над умом и над его способностями и могут пользоваться ими, как хорошо отточенными инструментами, тогда как человек, не прошедший специальной тренировки, имеет в своём распоряжении только тупые инструменты, которыми он может только грубо рубить и колоть и некогда не может сделать ничего тонкого и законченного. Йог верит в пользу хороших инструментов для работы «Я» и он тратит много времени на закаливание и заострение этих инструментов. Нет, йог не пустой мечтатель; его практическое чутьё удивит многих деловых западных людей, когда последние столкнутся с этими способностями йогов.

      Итак, мы просим вас заняться упражнениями в «наблюдениях». Два приведённых примера — только указание на общую черту. Мы могли бы привести вам тысячи упражнений, но вы можете сами создать их. Маленького индусского ребёнка учат развивать внимание, заставляя замечать и запоминать число, цвет, характер и другие подробности разноцветных камней и драгоценностей, которые ему показывают на одно мгновение, раскрывая ладони, и затем сейчас же закрывая их. Его также учат наблюдать и описывать прохожих, экипажи, дома, которые он видит во время прогулок, и тысячи других вещей. Получаемые результаты почти чудесны, и таким путём ребёнка приготовляют для роли «челы» или ученика. Являясь к своему «гуру» или учителю, он уже имеет хорошо развитый мозг, то есть ум, вполне приученный повиноваться воле «Я», а также и способности, обострённые настолько, что он замечает мгновенно то, на что другим понадобилась бы неделя. Правда, йоги не пользуются этими способностями для практических целей или для «дел», но предпочитают отдавать их отвлечённым занятиям и стремлениям вне того, что западный человек считает целью жизни. Помните, что эти две цивилизации совершенно различны, преследуют различные идеалы, развиваются в различных экономических условиях, как бы в разных мирах. Но это уже дело вкуса и идеалов. Во всяком случае, «чела» обладает всеми способностями для практической жизни Запада, если он захочет пользоваться этими способностями, но конечно, не нужно забывать, что не все индусские юноши — «челы», так же как и не все западные юноши — будущие короли промышленности или Эдисоны.

     

Мантра

      Я пользуюсь своим вниманием для развития своих умственных способностей, для того, чтобы дать моему «Я» совершенный инструмент для его работы.

      Ум — мой инструмент, и я привожу его в такое состояние, в каком он даст наиболее совершенную работу.


разработка фирменного стиля