Абдул Разак Бабурао Корбу



Саи Сатья Сакха

( Саи – истинный друг )



SAI SATHYA SAKHA

Божественные взаимодействие, опыты и преобразования в моей жизни

2002 г.


Кольцо, материализованное Сатьей Саи Бабой автору
книги (мусульманину) в июле 1982 года в Путтапарти.
В центре кольца написано 'Аллах' на арабском языке. Содержание:

1. Под опекой Бабы.
2. К Бабе.
3. Новый университет и я.
4. Переживание чуда.
5. Ещё одно чудо.
6. Приказ для меня.
7. Трудные дни.
8. Большое интервью.
9. Прощание.

4. Переживание чуда

Став директором колледжа в Колхапуре, я отправился в Путтапарти в третью неделю июля 1982 года для преподавания. Я думал, что мне необходимо сообщить Бабе о моём директорстве в колледже в Колхапуре. Баба ни разу даже не взглянул на меня за прошедший год. Я был хорошо знаком с самыми дорогими для Бабы преданными – доктором В.К.Гокаком, доктором Бхагавантамом, Шри Кастури, подполковником Йога Рао – и встречался с хорошо известными писателями книг о Бабе, такими как Шри П.Балу, Шри Р.Ганапати, Говард Мёрфет, доктор Хислоп и доктор Самюэль Сандвайс. Я всё ещё не мог обрести милость Бабы, и было бы лучше, если бы я сидел посреди толп, чем быть приближенным и пренебрегаемым.

Но наступило время произойти чему-то новому. На вечернем даршане Он подошёл прямо ко мне. Со слезами на глазах я сделал Ему паднамаскар. Затем Баба спросил меня: "Как вы поживаете, сэр?" "У меня всё в порядке, Баба, но сейчас..." и, прежде чем я смог завершить предложение, Баба сказал: "Я знаю, Я увижусь с тобой позже" и ушёл. Это осчастливило меня.

На следующий день я встретил в колледже доктора В.К.Гокака. Он сказал мне: "Свами любит вас очень сильно. Ваши студенты всё время говорят, что вы преподаёте очень хорошо и что они счастливы с вами. Я хочу при случае посетить ваше занятие". Я смиренно ответил: "Пожалуйста, не делайте этого, сэр. Я не смогу произнести ни единого слова в вашем присутствии". Услышав это, доктор Гокак от души рассмеялся.

Обычно я возвращался в Колхапур в воскресенье, но в этот раз я опоздал на автобус и, в результате, задержался и пошёл на вечерний даршан. Баба никого не взял на интервью. После окончания даршана Баба подошёл прямо ко мне, и между Бабой и мной состоялся следующий диалог на веранде.

Баба: "Как ваше имя, сэр?"

(Только позже я понял, почему Баба называет меня "сэром".)

Я: "Абдул Разак".

Баба: "Что означает "Абдул"?

Я: "Преданный".

Баба: "Что означает "Разак"?

Я начал бессвязно бормотать и не смог ответить сразу же. Тогда Баба сказал Сам.

Баба: "Разак" означает "Аллах". Что означает "Аллах"?

Я: "Бог".

Баба: "Это не совсем правильно. "Аллах" означает "Всевышний", "Выше всего", а это – обозначение ПарамешварыПарама-ишвары (Запредельного Владыки). Между ними нет различий, Аллах и Парамешвара – одно, и оно – всё это бытие, эта вишва (вселенная)!"

В первый раз Баба говорил со мной так много на веранде. Все присутствующие на веранде – Шри Гокак, Кастури, Бхагавантам и другие – слушали Бабу. Я стал пустым, почти загипнотизированным.

Затем Баба сказал "Пошли!" и зашагал.

Я не смог понять и смутился. Шри Кастури стоял неподалёку. Он смог уловить моё состояние и пришёл мне на помощь, сказав: "Свами решил дать тебе индивидуальное интервью. Это большая удача. Иди в Его комнату".

Я поднялся и зашагал к комнате Бабы. Он стоял у двери. Я подошёл совсем близко к Нему и, склонившись, стоял со сложенными ладонями (я полагаю, что никто, даже критики Бабы, не в состоянии стоять прямо, находясь совсем близко к Нему).

Шри Гокак также был там, и он с улыбкой смотрел на нас. Баба взглянул на Шри Гокака и, указывая на меня, сказал ему: "Бедный человек, Я люблю его".

Затем, повернувшись лицом ко мне, Баба сказал на хинди: "Заходи в комнату, Абдул".

Я прошёл внутрь, потом зашёл Баба. Баба включил вентилятор и сел на Своё кресло. Я уселся у Его стоп и вовсю зарыдал.

Баба: "Сядь нормально и не создавай шума своими рыданиями. Зачем бояться, когда Я здесь? Ты – Абдул, Мой Абдул, а Я – твой Разак, ведь ты же знаешь это, не так ли?"

К этому времени мой мокрый носовой платок был уже бесполезен. Я тут же вытер свои глаза и нос краем своей неру-рубашки и постарался взять себя в руки. Через несколько минут Баба сказал: "Абдул, посмотри вверх", и я немного приподнял свою голову. Баба совершил движение Своей правой рукой с обращённой вниз ладонью вокруг моей головы, и я заметил белый вибхути (священный пепел), появляющийся в центре Его ладони. Не прекращая движения Своей руки, Он поднял её вверх, повернув ладонью ко мне, т.е. держа её в абхая-мудре – жесте, означающем защиту и показывающем, что не нужно бояться. Я увидел белое пятнышко вибхути в центре Его ладони.

Баба: "Съешь его весь. Ты почувствуешь расслабление".

Я съел вибхути, как велел Баба, и успокоился.

Баба: "Как ваше новое директорство, сэр?"

Я: "(О, Баба всё знает!) Я счастлив по поводу моей новой должности, Баба".

Баба: "Не будь чрезмерно счастлив. После этого наступает печаль".

(Я не произнёс ни слова и продолжал смотреть на Бабу.)

Баба: "Я знаю, что ты преподаёшь закон очень хорошо. Что такое закон?"

Я: "(Как профессор юриспруденции, я был поначалу озадачен этим неожиданным вопросом) Закон означает правила поведенческой дисциплины, предписанные правительством для улучшения общества в целом".

Баба широко улыбнулся, и я немного расслабился.

Баба: "Книжный ответ! Скажи Мне, Абдул, почему ты читаешь студентам лекции, диктуя из своей записной книжки?"

Я: "Что в этом неправильного, Баба?"

Баба: "Очень неправильно. Почему бы не диктовать из своей памяти, а не из записной книжки?"

Я: "Баба, очень трудно запомнить юридические темы для последующей диктовки".

Баба: "Нет ничего трудного. Разве ты не отдаёшь свою одежду местной прачке каждое утро? Тысячи преданных отдают свою грязную одежду прачке каждый день. Постиранная и поглаженная одежда корректно доставляется каждой семье на следующее утро. Разве неграмотная прачка когда-либо делает записи про одежду и её владельцев? Каким образом она правильно запоминает? Искренность – естественна. Серьёзность – неестественна. Начиная с этого момента будь искренним всегда, и Я увижу, что ты будешь диктовать лучше по памяти. Нет ничего трудного для благочестивой и искренней личности. Преданность лишена трудностей. Человек создаёт закон для человека. Как тогда это может быть трудным? Закон (юриспруденция) печален, но прост. Присутствие закона означает отсутствие любви. Дыши любовью – и закон умрёт".

О, такие лёгкие и великие мысли! Почему я не смог задуматься об этом раньше все эти годы? Из-за "я" моего эго. А Баба всеведущ – само знание! Подобные безудержные мысли охватили меня. Я не издавал ни звука. Баба вынул пригоршню пакетиков с вибхути, дал их мне и сказал: "Для членов твоей семьи. Я увижусь с тобой снова завтра утром, и завтра ты не опоздаешь на автобус до Бангалора".

Той ночью я не мог заснуть и испытывал ликование. Не было смысла пытаться разрешить загадку автобуса – опоздал ли я на него сам или же было сделано так, чтобы я опоздал! Я осознал значение одного высказывания Бабы, которое Он сделал по поводу событий и происшествий в жизни человека, которые не похожи на обычные события. Также я был счастлив из-за того, что Баба сказал: "Я увижусь с тобой завтра утром".

После утреннего даршана в понедельник я заметил группу иностранцев – пять женщин и четверо мужчин – идущих с Бабой на интервью, и я начал переживать по поводу того, смогу ли я уехать на десятичасовом автобусе. Баба повелел группе продолжать путь, повернулся назад и позвал меня. Во внешней комнате Баба задал некоторым из них несколько вопросов, дал совет всем, материализовал вибхути и раздал его всем присутствующим. Затем Он стал звать каждого на индивидуальное интервью во внутреннюю комнату. (В некоторых случаях на индивидуальное интервью может быть позвано до сорока человек. Только когда все эти интервью завершены и Баба уходит, все остальные, находящиеся во внешней комнате, выходят из неё.)

Я прошёл внутрь, затем вошёл Баба и сел в Своё кресло. Я упал к Его стопам. Преклонение перед стопами Бабы – неутолимое желание преданных Бабы.

Баба: "Я знаю, что у тебя есть вера в Меня, но ты не веришь в Мою силу, которой Я материализую объекты. Разве это не так?"

Этим вопросом Баба застиг меня врасплох. Ни одна мысль не могла прийти мне в голову для ответа. До некоторой степени я был рад, что, наконец, этот вопрос всплыл на поверхность, поскольку я всё ещё не был полностью удовлетворён в отношении этого. Я хотел увидеть и пережить это лично. За последние пять лет я упоминал и говорил о Бабе с учёными, докторами и другими образованными личностями. Я не мог ответить на их вопросы о сотворении (материализации) объектов из воздуха. Я полагал, что это могло быть из-за того, что у меня не было такого переживания или адекватного знания об этом из-за моих вялых усилий.

Каждый прекрасно знает об одном хорошо известном факте – что в этой вселенной сотворение (материализация) – это мистерия. С самого начала мира науки вплоть до нынешней передовой науки ни один учёный не способен дать истинное объяснение творению, то есть объяснить – каким образом и почему? Он способен только давать описание. Например, зачатие ребёнка осуществляется мужчиной и женщиной. Возможно, этот вопрос может быть объяснён более подробно с помощью науки. Но никто не в состоянии ответить на вопрос "почему". Давайте рассмотрим другой пример. Вода образуется в результате соединения двух атомов водорода и одного атома кислорода – H20. Но для этого процесса необходим катализатор. Невозможно произвести воду, просто держа в бутылке две части водорода и одну часть кислорода. То, каким образом действует катализатор – это мистерия природы. В процессе дыхания после вдоха мы поглощаем кислород и выдыхаем углекислый газ; у растений и деревьев этот процесс направлен в обратную сторону, таким образом поддерживая баланс в атмосфере. Кто управляет этим балансом, обеспечивая и поддерживая его?

Наука считает, что знание может быть разделено на две части: одна часть – познанное, вторая – непознанное. Мы полагаем, что с прогрессом науки непознанное уменьшается.

Адхьйатмическая джнана (духовное знание) утверждает, что существует глубинное знание, находящееся за пределами досягаемости науки, которое может быть пережито внутри как исходящее от собственной высшей Сущности, а не в лабораториях. Моё понимание этого вопроса заключается в том, что вместо того, чтобы дискутировать на эту тему, мы должны воспользоваться обоими (знаниями) и продвигаться вперёд. Чтобы жить содержательной и счастливой жизнью, человечество нуждается как в духовной отрасли знаний, так и в научной. Подлинное внешнее счастье не может переживаться в полной мере без внутреннего поклонения. Творение – это и внутренняя, и всеобщая истина. Когда это переживание имеет место внутри собственной высшей сущности, тогда обе эти системы взаимодополняют друг друга, а не противоречат.

Я не увлекался изучением методологии сотворения материальных объектов из пустоты. Я хотел увидеть это воочию, чтобы узнать, является ли это естественным феноменом или магией. Сегодня Баба предоставляет мне такую возможность.

Я: "Прости меня, Баба. Это так".

Баба: "Твоё отсутствие веры в Мою силу сотворения подлинное и пытливое. Мне нравится твоя искренность, и Я люблю тебя. Очень хорошо, что ты не воспринимаешь ничего как само собой разумеющееся. Твоя вера в Меня не является слепой. Очень хорошо. А теперь Я велю тебе попросить Меня о чём угодно, и Я дам это тебе прямо здесь и сейчас. Не торопись и попроси что угодно из того, что ты желаешь".

Теперь у меня был перерыв. Я видел множество объектов, сотворённых Бабой, а также держал их в руках. Я был убеждён в подлинности этих предметов, но я не был уверен в том, сотворил ли их Баба лично. Подумав какое-то время и очень хорошо зная, что среди преданных Бабы мусульман совсем немного, я решил попросить невозможную вещь, которую ещё никто не видел до сих пор!

Я: "Баба, пожалуйста, дай мне такую вещь, которая заключает в себе всю вселенную, и чтобы только моя собственная религия была показана на ней".

Баба: "(С мягкой улыбкой) Абдул, неужели ты действительно думаешь, что обратился ко Мне с невыполнимой просьбой?"

Не отвечая, я просто продолжал смотреть немигающим взглядом на Бабу.

Баба: "Посмотри на Мою ладонь. Видишь ли ты на ней что-нибудь? Ни в Моей ладони, ни за ней ничего нет. Ты можешь проверить это".

Баба повернул Свою руку ладонью кверху, рукав Его одеяния был выше Его локтя. Я не мог осмелиться держать Его за руку. Тогда Баба принудительно схватил меня за запястье и провёл моей ладонью вокруг Его руки от ладони до локтя.

Баба: "Теперь давай смотри в центр Моей ладони какое-то время".

В течение семи или восьми секунд кожа в центре Его ладони раскрылась, и я увидел некий кругловатый объект большого размера, выходящий из неё; вскоре кожа стала нормальной как прежде, и на ладони лежало прекрасное сияющее кольцо.

Кольцо, материализованное Сатьей Саи Бабой автору
книги (мусульманину) в июле 1982 года в Путтапарти.

Баба: "(На хинди) Возьми его, а затем положи обратно на Мою руку. Перед этим внимательно посмотри на него".

По велению Бабы я взял кольцо и осмотрел его очень внимательно. На нём были полумесяц и звезда, выгравированные в золоте. Затем я положил его назад на ладонь Бабы.

Я: "Баба, я не могу понять ничего в отношении этого кольца. Пожалуйста, объясни".

Баба: "Ты только рождён как мусульманин. Ты ничего не смыслишь в исламе".

Это было правдой. Ранее я упомянул в разговоре с Бабой о моей религии для Его проверки. Я не религиозный человек в истинном смысле этого слова.

Баба: "Я сделал это кольцо в форме ашта-коны (восьмиугольника) с вставленной наваратной (девятью драгоценными камнями) – эти два аспекта вместе олицетворяют вселенную, а посреди наваратны Я поместил исламский символ звезды и полумесяца в изумрудах (зелёных драгоценных камнях)".

Я: "Баба, где же мусульманская религия на этом кольце?"

Баба: "Посмотри на эти зелёные камни. Это – твоя религия. А сейчас Я надену это кольцо на безымянный палец твоей левой руки, поскольку соответствующий палец на твоей правой руке изуродован".

Говоря это, Баба надел тяжёлое кольцо на указанный палец. Ах, оно подошло идеально по своему размеру! Я снова преклонился перед Его стопами, теперь весь в слезах. Через несколько минут я проследовал за Бабой во внешнюю комнату. Баба рассказал девяти иностранцам, ожидавшим там, о кольце и о мне как о "Моём шаловливом (naughty) (запутанном? – knotty) преданном".

Я вышел на веранду. Безымянный палец моей левой руки стал тяжёлым из-за кольца. Кольцо было тяжёлой искрящейся красотой. Оно сразу же привлекло к себе внимание Шри Кастури. Он поднял мою ладонь, скрупулёзно изучил кольцо и воскликнул: "Я не видел такого прекрасного творения Свами никогда прежде! Это – наваратна. Но что находится в средней зелёной части кольца? Не Ом ли это?" Доктор В.К.Гокак, который также осмотрел его, сказал: "Это определённо не Ом. Что бы это ни было, это кольцо изысканно красиво. Я тоже вижу такое творение Свами в первый раз". Несколько других преданных также увидели это кольцо и приложили его к своим лбам и глазам.

Я почти лишился дара речи, будучи практически не в силах произнести даже единого слова. Когда я вышел в даршанный зал, множество преданных окружили меня, и среди них также было много иностранцев.

Один из них был бородатым американским преданным. Он подошёл совсем близко ко мне, пристально посмотрел на кольцо, взял мою руку с кольцом, приложил его к своей груди и произнёс: "Алл Хум до Аллах! (О, Бог, Твои деяния непостижимы!)"

Я был изумлён этим и попросил его рассказать мне что-нибудь ещё. Он сообщил: "Я – мусульманин. Это кольцо показывает, что ты – тоже мусульманин". Я снова спросил его: "Как вы узнали об этом?" Он сказал: "Ты можешь читать на арабском языке?" Когда я ответил отрицательно, он разъяснил: "Это написано в середине кольца зелёным цветом". Я спросил снова: "Что означает эта надпись?" Он ответил: "Это слово Аллах, написанное на арабском языке".

Только в тот момент я узнал, что Баба запечатлел слово "Аллах" в центре кольца зелёными изумрудными камнями. Я спрашивал Бабу о моей религии, и Баба благословил меня таким чудесным образом! Только тогда, к моему удивлению, я осознал, что Баба говорил об изуродованном безымянном пальце моей правой руки, даже не посмотрев на него и не прикоснувшись к нему!

Я вернулся в свою комнату и затем вспомнил, что я должен был успеть на десятичасовой автобус, в то время как уже была половина двенадцатого. Не обедая, я спешно отправился на автобусную станцию, где мне сообщили, что я могу легко добраться до Колхапура с небольшими неудобствами из-за пересадок по маршруту Путтапарти-Анантапур-Беллари-Хубли-Колхапур. Я тотчас же сел на автобус, идущий в Анантапур, и добрался до своего дома на следующий день рано утром. С пустым желудком и после бессонной ночи. Я не чувствовал никакой усталости или утомлённости. Где я был? Я полностью потерялся в кольце!


Мои глаза видят вас также и тогда, когда вы не знаете этого. Не важно, смотрю ли Я на вас или нет. Ибо вы не в состоянии оценить Мой взгляд и его значение. Это эго, которое так заинтересовано в желании видеть. Быть зримым Богом – вот в чём вопрос. А Бог видит всех и вся.

– Баба


5. Ещё одно чудо

(Прежде чем рассказать нижеприведённые эпизоды, я должен указать об одном факте, касающемся моей личной жизни. Я женат дважды. Мы все счастливо живём вместе до сих пор [автор книги – мусульманин, прим. перев.].)

В соответствии с учебным расписанием я отправился в Путтапарти для чтения лекций во второй неделе декабря 1982 года. После того как Баба благословил меня кольцом, я перестал диктовать студентам из записных книжек. Поскольку это был декабрь, количество иностранных преданных постоянно увеличивалось. Почти все иностранные авторы, которые писали книги о Бабе, были видны каждый день на веранде, когда они сидели в ожидании даршана Бабы. Я не знаю, как рождество (25-ое декабря) и Новый год (1-ое января) празднуются в Ватикане. Судя по тому, как эти два события празднуются Бабой в Путтапарти, мы можем понять, почему миллионы преданных-христиан со всего мира верят в то, что святая душа Иисуса Христа снизошла на эту землю в форме Бабы. Сотни тысяч преданных-христиан практически из всех стран мира приезжают в Путтапарти в декабре-январе каждый год из-за этого. Я должен здесь сказать, что почти все иностранные преданные Бабы делают щедрые пожертвования на проекты Бабы и умоляют Его принять эти пожертвования! Это похоже на сувенир, который они дарят в знак признательности за ту духовную силу и мудрость, которую они получили от Него. Многие индийские преданные не всегда столь же щедры, приезжая только для того, чтобы получить что-то.

Был субботний вечер, и это был мой последний день и последний даршан в этом декабрьском посещении Бабы. Баба вышел на веранду и довольно долго разговаривал с иностранцами, особенно с авторами книг. Затем Он прошёл к другому концу веранды, потом снова вернулся к нам и заговорил с преданным, сидевшим рядом со мной. Вначале я сделал паднамаскар (прикосновение к стопам святой личности с поклоном), а затем вернулся в прежнее сидячее положение, делая намаскар (приветствие двумя прижатыми друг к другу у сердца ладонями). В декабре индийские преданные в каком-то смысле становятся иностранцами! Баба отошёл на несколько метров, затем вернулся и, глядя на меня, громко сказал: "Абдул, в следующем месяце приезжай с женой". После этого Он отошёл на несколько метров и начал с кем-то разговаривать. Меня охватили сомнения – которая жена? Старшая или младшая, или же обе? Но как я смогу выяснить это у Бабы в такой толпе? Знает ли Баба о том, что я – муж двух жён? Одобрит ли Он такое, если узнает об этом? Баба снова подошёл близко ко мне, чуть наклонился вперёд и прошептал: "Вторая жена". Я почувствовал облегчение – стало ясно, что Баба услышал все сомнения, возникавшие в моём уме!

На следующий день в воскресенье во время своего возвращения домой я после полудня снова погрузился в свои мысли. Зачем Баба попросил меня взять с собой мою вторую жену? Почему не всю семью? Почему бы не приехать также и с первой женой? Что она будет чувствовать из-за этого? Согласится ли поехать моя вторая жена Насим? Это невозможно. Она – очень ортодоксальная мусульманская женщина, делает намаз пять раз в день и почитает только Коран. К тому же она необразованна. Согласится ли она приехать в Путтапарти? Баба ничего никому не навязывает. Тогда почему же Он настаивает в отношении моей второй жены? Разве не достаточно того, что я – преданный? Нет, Баба никогда не поступает неправедно. Во всём этом должен быть какой-то тайный замысел Бабы! Мои мысли безостановочно вертелись подобным образом.

Таким образом, когда я вернулся, мой ум пребывал в смятении. Мой следующий курс лекций в университете Бабы был назначен на конец третьей недели января 1983 года. Поскольку бронирование билетов необходимо осуществлять за неделю вперёд, я позвал мою вторую жену Насим в свою комнату за неделю до своего отъезда и сказал ей, что в этот раз мы оба поедем в Путтапарти. Она ответила (на хинди): "Это я-то?! Сопровождать тебя в поездке туда?! Для поклонения кумиру? Я не могу совершить такой грех и не хочу отправляться в ад (и т.д.)". Я ожидал от неё именно такого ответа. Даже если Баба говорил мне что-то, мне никогда не нравилось навязывать это кому-либо. Я никогда не говорил о Бабе и не навязывал преданность Бабе кому-либо, кто следовал своей религии, своему Богу или святому. Баба всегда жёстко предостерегает в этом отношении. За мои 23 года карьеры университетского преподавателя я никогда не говорил моим коллегам или студентам, что я – преданный Бабы. В духовности более важен окончательный результат, нежели основание и мотив; все основания и причины возникают из Него, только из того источника-семени. "Экохам бахусьям".

Насим – твёрдая мусульманская верующая. Я могу даже сказать, что в отношении своих убеждений она – фанатичка, которая скорее предпочтёт талак (развод) участию в какой-либо нерелигиозной деятельности. Я задумал предпринять ещё одну попытку в этом отношении. Поскольку я преподавал "мусульманский закон" последние десять лет, мне известно гораздо больше о Коране и хадисах, чем другим. Между нами состоялся следующий диалог.

Я (на хинди): "Насим, послушай меня внимательно. Я не принуждаю тебя идти в какой-либо храм в Путтапарти или делать намаскар Сатье Саи Бабе, или же преклоняться перед Его стопами. Ты просто будешь сопровождать меня. Разве не сказано, что муж также является религиозным Богом для своей жены?"

Насим (резко): "Не упоминай хадисы ради своей выгоды. До сих пор ты ни разу не просил меня приехать туда. Почему же ты принуждаешь меня сейчас?"

Я: "Я не принуждаю тебя. Сам Сатья Саи Баба позвал тебя".

Хотя это и было против её желания, панацея Сатьи Саи Бабы сыграла свою роль, и она ответила.

Насим: "Хорошо, я поеду при условии, что я не буду делать намаскар ни перед кем, а также не буду преклоняться перед чьими-либо стопами".

Я мысленно обратился к Бабе с молитвой о прощении и сказал:

Я: "Я согласен".

Я забронировал два билета на автобус для нашей поездки, и мы выехали в среду вечером в третью неделю января 1983 года. Мы добрались до Путтапарти на следующий день после обеда, приняли душ, пообедали и пошли на даршан. Я проинструктировал её сесть на женской стороне и, если я подниму свою руку, она должна подняться и пройти в направлении, которое я укажу ей. Если же Баба пройдёт на её сторону и позовёт её, она должна немедленно пройти на веранду. Внимательно выслушав то, что я сказал ей, она ответила: "Я говорю тебе ещё раз, что я не буду делать намаскар". Я успокоил её и ответил: "Как пожелаешь".

Баба вышел. Вначале Он прошёл к женской стороне, потом к мужской, а затем к веранде. Хотя Баба видел меня после долгого перерыва, Он узнал меня и подошёл ко мне. Я сделал паднамаскар. Он произнёс: "Я знаю, что твоя жена приехала", и ушёл.

На второй день, то есть в пятницу, пока мы шли на вечерний даршан, я повторил все инструкции, которые я дал ей вчера. Она ответила: "Хорошо. Но я снова говорю тебе, что я не буду делать намаскар или преклоняться перед чьими-либо стопами". У меня возникло ощущение, что, поскольку всё происходило против её воли, Баба не должен пригласить её!

Баба вышел, посмотрел на меня, прошёл на мужскую сторону, затем на женскую, вернулся на веранду, встал возле двери и поманил меня. Со сложенными ладонями я подошёл к Нему. Баба сказал: "Позови свою жену". Я поднял свою руку, давая ей знак прийти. Затем я увидел её поднимающейся посреди толпы и идущей к веранде. О, я испытал большое облегчение! Собственно говоря, я был признателен ей уже сразу после того, как дал ей знак прийти. Если бы эта женщина не пришла, то что я должен был бы делать? Но она пришла (большая удача для Бабы!). Баба попросил нас пройти внутрь, что мы и сделали. Он прошёл вслед за нами, запер дверь на засов и задёрнул занавеску. Я преклонился перед Его стопами. Он погладил меня по спине Своей рукой и велел мне сесть справа от Его кресла. Лицо моей молчащей жены было вытянутым, она не сделала намаскар, равно как и не преклонилась перед Его стопами. Тем не менее, на лице Бабы была небесная улыбка, которая, как я полагаю, была более заметной в этот день. Вопреки обыкновению Баба не сотворил вибхути. Он казался находящимся в совершенно необычном настроении.

Я: "Баба, пожалуйста, прости её".

Хотя моя жена и не знает английского языка, она может улавливать смысл сказанного. Она поняла, почему я обратился с этой просьбой к Бабе, и неодобрительно взглянула на меня.

Баба: "Замолчи. Ты слишком много говоришь".

Я стал безмолвным. Ниже я привожу перевод с оригинального хинди краткого изложения беседы Бабы и моей жены.

Баба: "Как ты поживаешь, мой бачхи (ребёнок)?"

У моей жены не было желания отвечать, но слово "бачхи" заставило её открыться. Глядя в пол, она ответила:

Моя жена: "У меня всё хорошо".

Баба: "Сколько у тебя детей?"

Насим: "Четыре. Три сына и дочь".

Баба: "Чем они занимаются?"

Насим: "Двое занимаются адвокатской практикой. Двое пока учатся. Дочь изучает медицину".

Баба: "Очень хорошо. Я очень счастлив".

После этого моя жена стала чувствовать себя лучше, но я начал испытывать беспокойство. Затем Баба повернулся ко мне и спросил о моём преподавании в колледже. Он посоветовал мне быть внимательным в отношении моей работы в колледже в целом, поскольку в ближайшем будущем у меня могут быть некоторые проблемы с администрацией. Далее Он сказал, что мне необходимо увеличить мою терпимость и стойкость. Я выслушивал всё это, но по-прежнему испытывал большое беспокойство. Баба несколько лукаво засмеялся. Он, должно быть, насквозь видел встревоженное состояние моего ума, иначе зачем Ему нужно было бы смеяться лукаво?

Баба: "Абдул, если ты хочешь что-то от Меня, то скажи Мне об этом".

Я: "Ничего, Баба. Но..."

Прежде чем я смог закончить предложение, Баба дал мне знак Своей рукой прекратить говорить. Несмотря на то, что Баба велел мне высказать мою просьбу, я был в неподходящем состоянии ума, чтобы сделать это. Насим сидела в медитативной позе намаза, смотря вниз и сложив руки на своих коленях.

Баба снова сказал моей жене: "Мери бачхи (мой ребёнок)!" Использование звательного падежа очень трогательно. Я ощутил это, когда Баба обратился к моей жене со словами "мери бачхи". Насим немного расслабилась и в первый раз подняла свою голову, чтобы взглянуть на Бабу. Совершенно поверхностным тоном, как бы вскользь, Баба спросил её: "Не хочешь ли ты иметь своего собственного сына?" Теперь я полностью расслабился. Задав этот вопрос, Баба пристально и не моргая посмотрел в глаза Насим. Хорошо известно, что во время разговора глаза Бабы движутся живее, чем у остальных. Насим была прикована к месту, и её глаза смотрели только на Бабу. Эта божественная связь длилась непродолжительное время. Затем внезапно, как будто притянутая какой-то невидимой силой, она припала к стопам Бабы и жалобно простонала: "О, мере Баба! (О, мой Баба!)" Всё её тело дрожало. Она громко рыдала и омывала стопы Бабы своими слезами! Я собрался было приблизиться к ней и помочь, но Баба дал мне знак сидеть на своём месте и молчать. Баба взял Свой носовой платок, вытер им Своё лицо и губы и продолжил непринуждённо сидеть на кресле. Кроме звука надрывных всхлипываний Насим больше не было слышно абсолютно ничего.

Через несколько минут Баба сказал: "Вставай, мой ребёнок!" Насим удалось приподняться и только лишь сесть. В своей руке она сжимала угол одеяния Бабы, которое свисало до пола. Некоторые преданные могут не знать того факта, что в этом Своём воплощении (аватарстве) Баба никогда не дотрагивался ни до одной из Его преданных.

Баба посмотрел на меня, положил Свою руку на моё левое плечо и велел мне сесть рядом с моей женой, которая всё ещё всхлипывала. Продолжая смотреть на меня, аватар сказал: "Эта женщина беременна, начиная с этого момента. Она родит очень разумного сына в значимый для нации день. Она родит ещё одного сына в другой важный день". О, моя челюсть отвисла, я был изумлён! Медленно произнося слова, я сказал: "Баба, доктора подтвердили, что..." Прерывая мою фразу, Баба сказал: "Какие доктора? Доктора... Я – Доктор докторов!" И Насим, и я поняли сказанное, и мы оба снова припали к Его стопам. Подобным образом Насим исполнила молитвы "Саи намаза" дважды.

Затем Баба велел нам немедленно встать, что мы и сделали, хоть и не смогли исполнить это сразу же. Баба сотворил вибхути Своим неповторимым образом, насыпал его в мою протянутую ладонь и сообщил мне: "Дай его весь "Моему ребёнку". Я сделал так, как было велено Бабой, и она съела его весь. Я слизал остававшееся вибхути, которое прилипло к моей ладони. Затем Баба вручил нам заготовленные заранее пакетики с вибхути, и мы все вместе вышли из комнаты на веранду. Оттуда, не разговаривая ни с кем по дороге, мы вернулись к себе в комнату и легли на свои кровати.

В качестве пролога к этой божественной драме я должен рассказать следующее. Я женился на своей второй жене – Насим – около восьми лет назад. Поскольку она не могла стать матерью в течение долгого времени, мы обратились к гинекологу в Колхапуре, который заявил, что она не сможет зачать ребёнка из-за закупорки маточных труб, первой группы крови с отрицательным резусом и т.п. Тем не менее мы продолжили её медицинское обследование и лечение, осуществлявшееся доктором Нагавкаром и доктором (миссис) Миной Маладкаром (Бхадре). Насим безоговорочно любила мою первую жену и её четырёх детей. Дети также любили свою "младшую маму" так же сильно, как и свою "старшую маму". Именно поэтому – когда Баба спросил "Сколько детей?" – она могла дать твёрдый ответ "Четыре". Поскольку это было неправдой, а Баба ничего не сказал по этому поводу, я забеспокоился и стал испытывать небольшие сомнения относительно Его всеведения! Другим важным моментом было то, что перед поездкой в Путтапарти мы посетили доктора Минатаю, и она сказала нам, что она попытается сделать искусственное оплодотворение в следующем месяце, то есть в феврале.

На второй день после возвращения из Путтапарти я отправился к доктору Минатае и сказал ей, что Насим беременна и родит сына, а в будущем родит ещё одного. Минатай посмотрела на меня взглядом, полным сомнения, поскольку она тщательно обследовала Насим как раз перед нашим отъездом в Путтапарти. Даже её месячные должны были наступить в конце января. Тогда я рассказал Минатае всё то, что произошло в Прашанти Нилаяме. Она и её семья из Бхадре были преданными Саи Бабы из Ширди. К Сатье Саи Бабе она относилась с подозрением. Тем не менее, она сказала: "Я согласна, что такое возможно только благодаря санкальпе (воле) аватара. Я советую вам не предавать рассказанное вами огласке до тех пор, пока мы не убедимся в этом с помощью надлежащих медицинских тестов. Кто знает? Вы можете быть разочарованы". Я согласился с ней. Несмотря на это, учитывая мои наблюдения и переживания санкальпы Бабы, имевшие место прежде, я был уверен, что мы не будем разочарованы ни в коем случае. В следующие два или три дня я сообщил эти новости всем членам моей семьи, родственникам, близким друзьям и их жёнам. Никто из них не одобрил мою поспешность, включая моих друзей, которые были преданными Бабы, и их жён. Они опасались, что если рассказанное не случится, то репутация Бабы пострадает. Я не согласился с ними и сказал им: "Дело тут вовсе не в репутации. Если то, что сказал Баба, окажется неправдой, то мир узнает, что Баба не всемогущ. В таком случае даже мне придётся пересмотреть своё мнение". Преданный-доктор, который был моим близким другом, отвёл меня в сторону и задал мне деликатный вопрос: "Спал ли ты с женой после её декабрьских месячных?" Я ответил: "Конечно... Часто".

В назначенный день мы с Насим отправились в клинику под названием "Апекша", которая находится за театром "Айодхья" в Колхапуре. После проведения необходимых медицинских тестов было сделано следующее официальное заключение: "Беременность подтверждена медицинской проверкой".

Я тут же сообщил эту новость Минатае. Вместо того чтобы поздравить меня, она выразила своё желание узнать больше о Сатье Саи Бабе!

Вести об этом чуде Бабы распространились среди всех Его преданных, проживающих в Сангли и Колхапуре.

Баба не смотрел на меня, когда я посетил Прашанти Нилаям в первой неделе февраля 1983 года. Я приехал с этой хорошей новостью снова во вторую неделю марта 1983 года, во время своего очередного визита. Баба не прошёл к моей стороне на вечернем даршане в четверг. На следующий день, в пятницу, Баба подошёл ко мне на вечернем даршане, и я преклонился перед Его стопами. Когда я собрался сообщить эту новость, Баба сказал: "Я знаю, что ты очень счастлив, и что Насим также счастлива. Это то, что называется манушья-свабхавой (человеческой природой). Когда мальчику исполнится шесть месяцев, привези его сюда. Я проведу церемонию его наречения. И пусть тогда вместе с вами приедут все члены твоей семьи. Не забудь взять с собой свою первую жену".

Родовые схватки Насим начались 1-го октября, и её отвезли в роддом Минатаи. Поскольку роды так и не состоялись в тот день, Минатай решила сделать кесарево сечение. Она немного беспокоилась о том, как найти кровь необходимой группы, если она потребуется во время операции, потому что 2-го октября был красный день календаря – день рождения Махатмы Ганди, а следующий день также был нерабочим, будучи воскресеньем. Где же мы сможем найти донора с её группой крови? С большими трудностями нам удалось достать половину бутылки крови в больнице "Прамила Радже". Минатай, опытный и квалифицированный гинеколог, колебалась в отношении проведения операции. В конце концов я сказал: "Тай, пожалуйста, сделай кесарево сечение. Чему быть, того не миновать". Она провела операцию, и малыш появился на свет. Потеря крови была на удивление очень незначительной. На основе этого опыта я понял, что всё случившееся было волей и решением Бабы и произошло в соответствии с Его планом. Разве могу я сказать что-то ещё, кроме того, что таков метод проверки Бабой преданности, терпения и стойкости преданных?!

Таким образом, в соответствии с санкальпой Бабы Насим родила своего первого сына 2-го октября – в день, совпадающий со столетним юбилеем Махатмы Ганди – национально важным днём!

Через шесть месяцев после его рождения мы привезли этого малыша в Прашанти Нилаям для церемонии наречения, которую должен был провести Баба. Со мной были моя мать, обе жены, три сына, дочь, жена старшего сына, внучка, несколько друзей – преданных Бабы – и, конечно же, малыш – всего примерно 35 человек. В пятницу Баба взял на групповое интервью во внешнюю комнату всех нас. Во время личного интервью во внутренней комнате Баба говорил с нами так, что мы все плакали от счастья. Баба опознал мою старшую жену, усадил её рядом с Насим, а мне велел сесть между ними. Затем Он подошёл к моей старшей жене, сотворил из Своей ладони золотую мангала-сутру (свадебную цепочку-талисман) в мусульманском стиле и велел мне надеть её моей первой жене на шею, что я и сделал. После этого Он подошёл к Насим и сотворил такую же золотую мангала-сутру, но только немного большую (соответствующую размерам Насим), и велел мне надеть её Насим на шею, что я также сделал. Подобным образом мы снова прошли через брачную церемонию, которую Баба назвал "духовной свадьбой – свадьбой душ". Баба снова сделал круговое движение Своей рукой, сотворил маленький золотой медальон с цепочкой и велел Насим надеть его малышу на шею, что она тут же и сделала. Затем Баба сказал нам немного подождать, прошёл в боковую комнату, вернулся с двумя различно окрашенными шёлковыми сари и вручил их моим жёнам – каждой по одному. При этом Он шутливо сказал: "Эти сделаны на фабрике".

Повернувшись ко мне, Баба спросил: "Какое имя ты хочешь дать своему сыну?" Я ответил: "Баба, он – Твой санкальпа-путра (рождённый в результате Твоего решения). Пожалуйста, Ты Сам дай ему имя". Баба сказал: "Ты прав, это Мой дар. Дар Саи. "Дар" означает "бакш", поэтому он – Саи Бакш". Наши глаза наполнились слёзами радости. Затем Баба сотворил горсть вибхути, раздал его всем нам и взял корзинку с заранее приготовленными пакетиками с вибхути, которые Он также дал нам. Обращаясь к нам всем, Он громко сказал:

"Когда вы счастливы, Я счастлив.
Ваше счастье – Моё счастье.

Для Меня нет никакой другой причины быть счастливым.
Сегодня Я очень счастлив, Я благословляю всех вас".

Подобные чудеса происходили и в жизни моих друзей – преданных Саи, как следствие тех необыкновенных изменений, которые имели место в их духовной жизни. Я был свидетелем всех этих чудес и перемен. Однако было бы неуместно рассказывать о них в этой книге.

После церемонии наречения произошли следующие события.

Баба взял на интервью во внутреннюю комнату моего старшего сына. Он ничего не материализовал ему (чудо №1). Баба подарил прекрасные наручные часы моему второму сыну и предостерёг его: "Если ты будешь поступать неправильно, часы остановятся". Через несколько дней часы остановились, и они не ходят до сих пор (чудо №2). Баба подарил ручку моему третьему сыну и сообщил ему то же самое. Через несколько дней ручка перестала писать навсегда (чудо №3). Баба сказал моей дочери, что её желание будет исполнено. Спустя долгое время её брак с представителем другой касты имел место, как она и хотела. Она сказала мне, что её желание было исполнено только благодаря благословениям Бабы (чудо №4).

Во время вышеупомянутых событий моей невестке пришлось выйти со своим громко плачущим ребёнком наружу и сидеть там; кроме того, она была беременной уже два месяца. Когда я сказал об этом Бабе, Он произнёс: "Я увижусь с ней завтра". Соответственно Баба взял её на интервью на следующий день. Позже в положенный срок она родила мальчика, которого мы назвали Абдул Саи (чудо №5).

Тарабай, наша служанка, также была в нашей группе на интервью. Она сидела в дальнем углу позади нас, и наша гордость заставила нас не обращать на неё внимания. Она была принята на работу в наш дом в качестве служанки ещё девушкой, и она работала у нас вплоть до наступления преклонного возраста. Как можем мы, богатые люди, вспоминать о какой-то женщине-служанке, в то время как мы были на интервью у Бабы? Но Баба есть Баба! Он знал о её ценности, поскольку она была неотъемлемой частью нашей семьи. Он пригласил её во внутреннюю комнату и уделил ей там довольно много времени. Тем самым Баба передал важное послание об общечеловеческих ценностях всем нам. Я чувствовал, что мы достойны только порки. Гораздо позже я случайно спросил её: "Тарабай, о чём Баба говорил с тобой так долго?" Она ответила: "Вначале Баба задавал общие вопросы о моей семье и рассказал мне, как вести себя и как вступить на духовный путь с помощью бхакти (преданной любви к Господу). Он велел мне хорошо заботиться о моём старом муже, обеспечить хорошее образование моему сыну и благословил меня, сказав, что мои дочери удачно и в должное время выйдут замуж, и т.д. (чудо №6)".

Тарабай теперь уже не работает в нашем доме из-за своего преклонного возраста. Она счастлива, что благословения Бабы претворились в жизнь. Её сын получил образование и работает на хорошей должности. Её дочери вышли замуж, а её муж в добром здравии. Она счастливо живёт в доме, построенном её сыном, в котором вместе с ней живёт также вся её родня. Каждый день она неизменно поклоняется Бабе.

Насим родила своего второго ребёнка – мальчика – 19-го ноября 1984 года. 19-ое ноября – это день рождения Индиры Ганди! Доктору Минатае пришлось сделать кесарево сечение и в этот раз, и, на удивление, кровотечения практически не было. Церемония наречения была проведена в нашем доме, и малыш, в соответствии с желанием Бабы, получил имя Саи Калам. Священные строфы Корана называются аят, и вторая строка аята называется калам.

Баба сделал так, чтобы все вышеупомянутые события происходили по пятницам, хотя у Бабы в качестве священного дня отмечается четверг. Баба не придаёт этому большого значения. Но можно легко понять, почему для нас такое особенное значение имели только пятницы (священный день для мусульман, прим. перев.). В этом отношении важный для понимания момент заключается в том, что всё, что Баба делает, предназначено исключительно для того, чтобы делать его преданных счастливыми.


Глазами, сделанными из земных материалов, умом, сформированным некомпетентными чувствами, – этим вы не сможете постичь Меня. Только джнянанетрам, или глаз, сотворённый из чистой мудрости, в состоянии узреть Господа во всей Его славе. Этот глаз обретается шраваной (слушанием), мананой (размышлением) и ниддьсаной (медитацией). Слушайте с верой, размышляйте с различением и проницательностью, медитируйте с однонаправленной преданностью. Тогда раскроется истина и исчезнут сомнения.

– Баба


Я являюсь всеми формами, приписываемыми Всемогущему; Я – воплощение совершенного Покоя. Я известен под всеми именами, которые человек использует для обращения к Всемогущему и Его восхваления. Я – воплощение Доброты; Я – Бытие-Сознание-Блаженство, Атма, Недвойственное, Истина, Благость, Красота.

– Баба


8. Большое интервью

В сентябре 1990 года я приехал к Бабе после перерыва в более чем два с половиной года, то есть после 30-го января 1988 года. Наша группа друзей, с которыми я совершил эту поездку, заблаговременно запланировала этот визит в Путтапарти. В это время в Прашанти Нилаяме (в Путтапарти) выполняли служение севадалы (волонтёры) из штата Махараштра. Мы узнали через них, что, к нашему разочарованию, Баба сейчас находится в вайтфилдском ашраме – Бриндаване, а не в Прашанти Нилаяме (в Путтапарти). Многие захотели отменить эту поездку, так как они не были расположены ехать в Вайтфилд, расположенный возле Бангалора. Преданные, которые часто посещают ашрамы в Путтапарти и Вайтфилде, могут легко понять эту неохоту. Хорошо известно, что многие индийские преданные предпочитают приезжать и проживать в Путтапарти по причине лучших и более удобных условий пребывания там, как внутри, так и снаружи ашрама. В Вайтфилде (для индийцев) нет возможности для поселения внутри ашрама, и (индийские) преданные вынуждены останавливаться в дорогих отелях, расположенных в аутсайде (за пределами ашрама). Альтернативный вариант – снимать комнату в Бангалоре и ездить в Вайтфилд и обратно, проезжая около двадцати километров в одну сторону, что требует больших затрат и утомительно. Более важная причина заключается в том, что большинство индийских преданных чувствуют себя ближе к Бабе в Путтапарти, а не в Вайтфилде, где Бабу в основном окружают люди из более высоких слоёв общества.

Имеется много книг, написанных о Бабе на нескольких языках, как индийских, так и иностранных. После прочтения этих книг люди, которые стремятся получить Его даршан, едут либо в Путтапарти, либо в Вайтфилд. Куда бы они ни ехали за даршаном Бабы – в Путтапарти или в Вайтфилд – в их любви к Бабе нет различия. Некоторые чувствуют, что в Путтапарти их влечёт к Бабе сильнее, нежели в Вайтфилде. Таково моё мнение и наблюдение. Теперь о вопросе о том, почему Баба часто ездит в Вайтфилд и находится там то или иное количество дней. Ответ на этот вопрос является неоднозначным.

В Вайтфилде находятся колледж и резиденция Бабы. Резиденция – это двухэтажное здание с большим количеством комнат и просторными залами, хорошо обставленными и оснащёнными современными удобствами. Работа Бабы распространяется по всему миру. На каждом континенте, в каждой стране и в каждом большом городе имеются Саи-центры, центры по служению (севе) и преданные. Они есть даже в Иране и Ираке. Я разговаривал со многими мусульманскими преданными из этих двух стран, и это имело место даже тогда, когда война между этими странами была в самом разгаре. Баба отправляется в Вайтфилд, чтобы возглавлять собрания национальных и международных комитетов, а также для того, чтобы давать советы и указания, которые хотят получить высокопоставленные лица со всего мира. Уделяя внимание этой деятельности, Он также находит время, чтобы давать даршаны утром и вечером. Фактически, Он приезжает сюда (т.е. в Вайтфилд) не для того, чтобы давать даршаны, а для того, чтобы уделять внимание работе, упомянутой выше. По этой причине в Вайтфилде нет достаточных условий для преданных, приезжающих туда для получения даршана Бабы. Некоторые, из-за своего невежества, могут спросить: "Почему такие собрания не проводятся в Путтапарти?" Ответ заключается в том, что Вайтфилд, находящийся возле Бангалора, легче достижим для высокопоставленных лиц, прибывающих со всего мира, чем Путтапарти, и это также экономит время. Учитывая важность той Саи-деятельности, которую осуществляют эти высокопоставленные лица, Баба, следовательно, встречается с ними в Вайтфилде. Соответственно этому я прошу сведущих преданных ознакомить новичков с этими вещами. Те, кто критиковали Бабу и продолжают критиковать Его даже после получения Его даршана, относятся к числу тех, кто получал Его даршан в Вайтфилде. Я не видел и не слышал кого-либо, кто критиковал бы Бабу, получая Его даршаны в Путтапарти в течение трёх или более дней.

В сентябре 1990 года мои друзья были против того, чтобы ехать в Вайтфилд. Однако мне удалось убедить их поехать, и мы все – группа из 25 человек, включая женщин, – отправились туда. "Мери бачхи" ("Мой ребёнок") Бабы – Насим (жена автора книги) – и её санкальпа путры (сыновья, рождённые волей Саи) – Саи Бакш и Саи Калам также были в составе группы. Мы снимали номер в Бангалоре и совершали ежедневные поездки в Вайтфилд на даршан. Прежде чем рассказать вам больше об этом посещении и "большом интервью", позвольте мне вернуться к 30 января 1988 года, моему последнему посещению Бабы и интервью. В моей первой книге (на языке маратхи) я кратко рассказал о пяти "D" ("ди"), о которых Баба поведал мне в тот раз. Пять "D" – это:

1. Discretion – рассудительность и осуществление выбора.
2. Determination – решимость.
3. Discipline – дисциплина.
4. Devotion – преданность.
5. Dedication – посвящённость (самоотдача).

Если оформить это в послание, то оно будет таким: "Как в мирской, так и в духовной жизни выберите то, что вы считаете правильным. Если у вас нет свободы выбора, принимайте то, что приходит к вам, как естественный правильный выбор". Баба говорит: "Почему вы всегда делаете то, что вы любите делать, и почему бы вам не любить то, что вы должны делать? Когда вы сделали свой выбор, уделяйте ему всё своё внимание. Старайтесь изо всех сил и продолжайте прикладывать свои усилия, следуя дисциплине. Не пренебрегайте дисциплиной. Только в этом случае у вас появится преданность к вашей деятельности. В надлежащее время преданность расцветёт в посвящённость (беззаветное служение), и ваша жизнь принесёт свои плоды".

После того, как Баба преподал мне эти пять "D", Он поведал мне о том, почему я должен был пройти через все эти огорчительные напасти. Они имели место в моей предшествующей жизни, поскольку мне недоставало третьего "D" – дисциплины. Как бы там ни было, теперь уже слишком поздно. Я не в состоянии развить её, ибо до сих пор я никогда не обращал внимания на этот свой недостаток. Я не могу устранить все свои извечные тени, преследующие меня. И, всё же, я удовлетворён тем, что я получил от Бабы. Он говорил также о решительности, храбрости, и самоконтроле.

Я полагал, что на интервью в 1988 году Баба упомянет об инциденте с курением сигареты, когда мне было приказано немедленно освободить комнату, и что Он строго отчитает меня. Но Баба ни словом не обмолвился об этом. Если это помогает, то это хорошо, если не замечательно! Какой смысл пытаться высушить растения, которые стремятся вырастить? То, что в моём случае Баба закрыл глаза на мою вину, я называю милостью, особым одолжением. (По правде говоря, мне просто хочется так думать.)

Шри Н. Кастури стоит первым среди близких преданных Бабы. Баба прощал Кастури его отвратительную привычку нюхать табак в течение многих лет. Он не отверг Кастури, но иногда игнорировал его, вот и всё (подробнее об этом вы можете узнать из книги "Любящий Бог" ["Loving God"]). Возможно, что Ширди Баба, который имел привычку курить небольшую трубку (чилим), в нынешней форме стал чуть более щедрым и уступчивым! (Опять же, мне просто хочется так думать.)

Распорядок дня в Вайтфилде немного отличается от распорядка в Путтапарти. Перед утренним даршаном Баба берёт на интервью некоторых постоянных работников Его ашрама или организации, преданных, которые активно участвуют в Саи-проектах, а также тех, кто осуществляет полезную деятельность в других областях. Очень трудно получить интервью после утреннего или вечернего даршана, и такие интервью – исключение из правила. Кроме того, временами Баба не даёт вечернего даршана. Учитывая это, обычно мы все ходили на утренние даршаны.

Снова я кратко упомяну об одном интервью, данном мне Бабой где-то в 1985 или 1986 году. Моя первая жена была со мной в той поездке. После того, как мы проехали примерно 26 часов, путешествуя из нашего родного города в Путтапарти, мы узнали, что Баба уехал в Вайтфилд утром того дня, в который мы прибыли туда. Хотя мы были изнурены, не приняли душа и надлежащей пищи и соответствующим образом не отдохнули, мы немедленно пошли на автостанцию и сели на автобус до Бангалора. У нас не было в запасе много дней, и именно поэтому мы так спешили. Сразу же по прибытии в Бангалор мы взяли авторикшу и отправились в Вайтфилд. С головы до ног мы были омыты потом и усыпаны пылью. Наши волосы были растрёпанными и пыльными. Наша одежда была настолько грязной и покрытой пятнами, что невозможно было угадать её подлинный цвет. В таком состоянии мы вышли из авторикши прямо перед главными воротами ашрама и поинтересовались о том, можем ли мы посетить вечерний даршан. Увы, он как раз только что закончился! Преданные уходили и направлялись домой. Мы присели недалеко от ворот на некоторое время. Я указал своей жене на резиденцию Бабы и сказал ей: "Это – мечеть Бабы. Наш паигамбер (пророк) – внутри. Мы совершим ибадат (молитву) мысленно, сидя здесь. После этого мы вернёмся в Колхапур на поезде". Уставшие, но с блаженными умами, мы сели на корточки (для мусульманской молитвы) прямо там. Кроме нескольких севадалов, на площади уже никого не было. Но мы могли видеть много хорошо одетых женщин и мужчин, задержавшихся у резиденции Бабы. Их роскошные машины были запаркованы друг за другом возле ворот, где мы сидели. Когда мы уже собирались уезжать, севадал подбежал к нам и сообщил на смеси английского и хинди: "Вы оба, пожалуйста, пройдите внутрь. Свами зовёт вас". Видя, что мы поднялись, не беря в руки свой багаж, он сказал: "Возьмите свои сумки с собой". Мы взяли свои сумки и пошли к резиденции Бабы. Мы уловили запах духов, исходивший от элитных преданных, которые ждали там. На многих были дорогие одежды и дорогостоящие украшения. Некоторые держали обёрнутые пакеты в своих руках. Все они ждали момента, когда Баба позовёт их. Некоторые из них, посмотрев на нас, стали шептаться между собой. Мы предпочли оставаться чуть поодаль от них, поскольку мы не хотели разбавлять собой их духи. Ворота открылись, и из них вышел севадал. Все эти преданные стояли, пытаясь уловить его взгляд. Севадал увидел нас, схватил наши сумки и сказал: "Следуйте за мной". Я почувствовал, что мы можем загрязнить наполненный запахом духов воздух. По лицам ожидавших преданных можно было понять, что они думали, что севадал совершил ошибку. Меня наполнила гордость! Почему это должен был быть не я? Это подтверждение того, что Он – "Саб ка Малик" (Бог, Которому подвластны все и всё). Если мы не испытываем гордость в таких случаях, то когда же ещё мы можем испытывать её?

Мы оставили свои багаж и сандалии снаружи и прошли внутрь. Севадал провёл нас до веранды и ушёл. Вначале мы заглянули в зал. Бабы там не было. Тогда мы прошли во второй зал, а потом – в третий. Повсюду мы видели элитных женщин и мужчин, одетых в дорогие одежды и украшенных драгоценностями. Но где же Баба? В конце концов я велел моей жене сесть в углу зала, и я сам примостился у стены возле неё, устремив свой взгляд на собравшихся здесь людей. Совершенно случайно я посмотрел вверх и увидел балкон, где были две открытые двери, и прямо там внутри я увидел стоящего Бабу, благословляющего меня абхая-мудрой (жест защиты/благословения поднятой рукой) с остроумной улыбкой. Я поспешно велел моей жене подняться, и мы оба тут же сделали саджда (касание земли носом и лбом, как в намазе). Когда мы делали это, собравшиеся внутри люди вначале посмотрели на нас, а потом в том направлении, куда смотрели мы. Все они встали и звучно произнесли "Саи Рам". Внезапно Баба ушёл, и двери закрылись. Все собравшиеся снова уселись на пол. Мы оба залились слезами.

Мне показалось, что нам пора уходить. Прямо в этот момент к нам подошёл севадал и сказал: "Пожалуйста, следуйте за мной". Он подвёл нас к занавесу, висевшему в проёме двери, и сказал нам: "Пройдите внутрь". Внутри на кресле сидел Баба, и больше там никого не было. Рядом с Бабой находилась большая статуя Ганеши из сандалового дерева. Также в комнате у каждой стены стояли элегантные диваны. Мы подошли к Бабе, склонились к Его стопам с полными слёз глазами и затем сели на свои колени. Баба вытер Своё лицо платком и заговорил с нами на хинди.

Баба: "Я видел вас с балкона сверху, вы сильно устали? Не хотите ли кофе?"

Я: "Нет, Баба. Мы не хотим ничего. Мы получили то, чего хотели".

Баба: "Вы выглядите очень уставшими. Переночуйте здесь. Завтра я предоставлю машину".

Я: "Нет, спасибо, Баба. Прямо этим вечером мы уедем на поезде".

Баба: "Ладно. Как дети? Отправьте их в Путтапарти на K.G. (Кришна-джанмаштами?).

Я: "Хорошо, Баба".

Мы снова сделали паднамаскар и ушли.

У вас может возникнуть вопрос о том, почему я не остался на ночь там. О, разве мы смогли бы уснуть в то время, когда Бог ходил бы по соседней комнате? Также – с помощью таких ситуаций – Баба проверяет желания и выносливость (прочность) преданных. Никто в этом мире не может знать, что на уме у Бабы. Для нас всегда лучше и безопаснее жить в соответствии с нашими уровнем и стандартами.

В этой поездке в Вайтфилд в сентябре 1990 года моё настроение не было таким, как всегда; возможно, это было обусловлено перерывом в два с половиной года. Я желал интервью с Бабой, а также Его разъяснений по поводу моих сомнений и ответов на вопросы, которые я изложил в моей первой книге, написанной на языке маратхи. Я также решил написать эту вторую книгу после моих бесед с Бабой. Казалось, что это желание может остаться неосуществлённым. На даршанах я сидел в конце зала. Другие члены нашей группы также были не в духе, особенно женщины, поскольку в Путтапарти у них обычно были хорошие даршаны в каждую поездку. Тем не менее, некоторым из них удавалось попадать в первый ряд, лелея желание получить даршан с короткого расстояния или, если повезёт, паднамаскар и вибхути (священный пепел).

У меня было ещё одно намерение в эту поездку. У меня была катаракта в обоих глазах. Если я должен написать эту книгу, то у меня должно быть хорошее зрение. Стоимость хирургической операции по удалению катаракты составляла примерно 12 тысяч рупий. Кроме того, в течение двух-трёх месяцев необходим послеоперационный уход с использованием лекарств, а также необходимо носить чёрные защитные очки. После выполнения операции на одном глазе другой будет прооперирован через год. Я был немного угнетён всем этим. Поэтому в эту поездку у меня было странное желание попросить Бабу исцелить мои глаза немедленно, как если бы всё это лечение уже завершилось.

Однажды утром мы сидели в линии в ожидании даршана, когда до него оставалось совсем немного времени. Некий севадал подошёл ко мне и спросил: "Вы – директор Корбу?" После моего утвердительного ответа он сказал мне: "Заведующий студенческим общежитием срочно зовёт вас к себе". Я последовал за севадалом в кабинет заведующего. Заведующий поздоровался со мной и сказал: "Пожалуйста, входите, директор Корбу". Предложив мне присесть на стул, он продолжил: "Я знаю вас с тех пор, когда в прошлом вы посещали Прашанти Нилаям для преподавания торгового права в колледже Бабы. В то время я был заведующим студенческим общежитием в Прашанти Нилаяме. Студентам очень нравилось ваше преподавание. Сегодня я попросил вас прийти сюда по требованию Свами. Он встретится с вами этим вечером в 4 часа перед даршаном. Пожалуйста, придите сюда чуть ранее четырёх часов вечера, и я отведу вас к Свами. А сейчас давайте пойдём на даршан".

Я вернулся на даршан. После даршана Бабы толпа разошлась. Мои друзья собрались вокруг меня, поскольку они видели меня ходившим куда-то вместе с севадалом. Я сказал им, что я получил сообщение от Бабы о встрече с Ним в 4 часа. Они тут же спросили меня: "Ты один или мы тоже?" Я ответил: "Я не знаю. Я должен быть в кабинете заведующего чуть ранее четырёх часов. Тогда я это и выясню". После того, как мы пообедали в столовой и отдохнули под деревом, мы собрались на площади, когда уже было без четверти четыре. В назначенное время я был у кабинета заведующего. Снаружи у двери в это время находился другой севадал. Заведующий вышел и сказал: "Саи Рам. Пойдёмте". Втроём мы прошли через толпу к резиденции Свами. Ранее я проинструктировал моих друзей сесть вместе и, если по дороге в резиденцию я дам им знак своей поднятой рукой, то им следует присоединиться ко мне, в противном случае – нет.

Ворота открылись, и только севадал и я прошли внутрь. Заведующий вернулся назад. Баба общался с группой студентов. Кто-то сидел рядом с Бабой. Сняв свои сандалии, я встал внутри в непосредственной близости от них, поэтому Баба мог легко заметить меня. Примерно через пятнадцать минут студенты ушли, и Баба подозвал меня к Себе. Я сделал паднамаскар и уже был готов усесться на пол, когда Баба сказал мне сесть на диван, стоящий напротив. Разговор между Бабой и другой личностью завершился через несколько минут, и он сделал састанг паднамаскар Свами. Когда он уже собрался уходить, Баба посмотрел на меня и сказал: "Наш будущий вице-ректор" (вероятно, его зовут Сампат). Затем, указывая на меня, Баба сказал ему: "Он – директор юридического колледжа в Махараштре. Сегодня он пришёл сюда задать Мне несколько вопросов. Ты можешь идти". Он поклонился и ушёл. Итак, очевидный смысл этого не может быть ничем иным, кроме как: "Этот идиот собирается задать Мне несколько вопросов!"

Баба поднялся, и я сделал то же самое. Он сказал: "Пошли", – и мы вышли из дома. Баба шёл к воротам, держа Свою левую руку на моём плече. Когда мы уже подходили к воротам, севадал начал открывать их. Я полагал, что встреча со мной на этом завершена, и что Баба выходит, чтобы дать даршан. Мои большие надежды были разбиты в прах. Неожиданно Баба подал знак Своей рукой севадалу, и тот открыл ворота. Стоя в воротах и подняв Свою руку в абхая-мудре, Баба дал даршан преданным, собравшимся снаружи. Затем Он пошёл к Своей резиденции. Я не знал, что делать. Пройдя небольшое расстояние, Он повернулся в мою сторону и позвал меня. Я снова воспрянул духом.

Баба отвёл меня в ту же самую комнату, где находилась статуя Ганеши, и где я и моя жена делали Ему паднамаскар во время предыдущей поездки. Баба указал мне знаком сесть на диван напротив, что я и сделал.

Большое интервью наконец началось! Я осознал, что изречения Бабы были короткими и точными, и они были в форме афоризмов.

Баба: "Как вы поживаете, сэр?"

Боже милостивый! Это обращение (сэр), использованное Бабой, указывает на моё увеличивающееся эго. Итак, важно, чтобы я обязательно снова выполнял самоанализ.

Я: "Хорошо."

Баба: "Что ты планируешь делать?"

Я: "Баба, у меня катаракта в обоих глазах. Пожалуйста, исцели меня."

Баба: "Я знаю. Но никакого чуда для зрелого преданного. Подвергнись операции. Твои глаза будут вылечены. Что ещё?"

Я: "Когда я приезжал сюда в прошлый раз, я видел много мужчин и женщин. Все ли они являются Твоими истинными преданными?"

Баба: "Не многие из них. Но они жаждут Меня. Бедных людей легко сформировать. А что касается этих богатых – трудно устранить их самомнение и заносчивость, их привязанности, их образ жизни с внебрачными связями и их внешний блеск. По этой причине Я должен приводить их к Себе немного ближе, чем других, и проводить работу. Это личности, которые мчатся в погоне за мирским счастьем и следуют в точности туда, где счастья нет. Разве они – не человеческие существа, как и все остальные люди? Как только они начнут улучшаться, они станут полезными в Моей миссии. Богатство – не грех!"

Я: "Баба, мы – тысячи бедных, усердно работающих и честных преданных – никак не можем уяснить этого. Фактически, Ты не встречаешься со многими из них. Они не получают ничего, кроме Твоего даршана (лицезрения), и даже его они получают с очень большого расстояния и с большими трудностями."

Баба: "Я уделяю пристальное внимание только таким людям. Я всегда пребываю в сердцах Моих простых преданных. Я не отвожу от них Своих глаз даже на мгновение. Я понимаю их нужды и исполняю их. Но Я не исполняю их желания и требования! Многие желания преданных обусловлены жаждой богатства и завистью. Если Я дам им то, что они хотят, то это будет похоже на то, чтобы позволить им утонуть в океане страдания и несчастья. И тогда они станут похожими на преданных, которые приходят сюда. Те, кто бедны из-за недостатка богатства, могут оставаться бедными. Что касается богатых, многие из них в действительности являются нищими попрошайками. Они ходят повсюду с дорогими мисками для подаяния, выпрашивая покой и счастье. Поэтому как Я могу довести Моих преданных до страданий и нищеты (дистресса), сделав их богатыми только материально?"

Я: "Я полагаю, что тем бедным преданным будет трудно понять это различие и согласиться с ним."

Баба: "Но хотя бы ты лично понимаешь это?"

Я: "Я понимаю."

Баба: "Но тогда чем вы, люди, занимаетесь в мире? Вы только говорите и стремитесь похвалиться тем, насколько близким преданным Саи Бабы вы являетесь. Преодолейте это эго. Для Меня все преданные равны. Расстояние между Мной и каждым из них – одно и то же. В действительности этого расстояния не существует вовсе. Вы, люди, можете видеть только географически и оценивать разницу. Это задача старших преданных – всё время сознательно действовать для устранения этих недоразумений. Вот ты, что ты сделал в этом направлении?"

Я: "Я говорил им очень много. Но я не думаю, что все они стали убеждёнными в этом."

Баба: "Это – твоя вина. Тебе недостаёт силы убеждения. По сравнению с богатыми, осознавание и понимание бедных очень гибкое. Всегда говори каждому, что Я пребываю в них всё время. Я зову их сюда для того, чтобы перезарядить их духовные аккумуляторы. Просто прекратите проводить сравнение между преданными, находящимися далеко и близко. Преданность невозможно сравнивать. Преданность обязана всем только самой себе и она – качество, совершенное само по себе. Что ещё?"

Я: "В эти дни грехи, преступления, взятки, убийства, жажда власти и т.д. увеличиваются и в Индии, и в других странах. Убивают невинных людей. Где же спасители, аватары? Почему Ты не приведёшь всё в порядок? Мы, преданные, также находимся в затруднительном положении в отношении этих вопросов. Пожалуйста, можешь ли Ты сказать что-то по этому поводу?"

Баба: "Грех и добродетель, хорошее и плохое, счастье и страдание, жизнь и смерть, день и ночь не действуют друг против друга. Они всегда сосуществуют. Они – неотъемлемые части одного и того же, дополняющие друг друга. Когда есть одно, то другое невидимо. Они подобны двум сторонам одной монеты – когда вы смотрите на одну её сторону, то можете ли вы сказать, что другой стороны не существует? Человеческая жизнь также похожа на это. Человек рождается из любви. Любовь – его изначальная природа. Любовь – его религия. Если вы полагаете, что любовь – это день, тогда нелюбовь может быть ночью. Отсутствие достоинства – это грех. Отсутствие добра – это зло. Отсутствие счастья – это страдание. Отсутствие хорошего поведения – это плохое поведение. Именно поэтому эти кажущиеся плохими качества не являются базовыми качествами человека. Они – его негативные аспекты. Когда по некоторым причинам его базовая природа любви затмевается и хорошие качества перестают быть видимыми, то тогда наступает ночь зла или порока. Начиная с рождения цивилизации вплоть до сегодняшнего дня, и даже во времена прихода аватаров также, хорошие люди всегда были в меньшинстве. Таков закон природы. В Бхагавад-гите упоминается, что необходимо защищать хороших людей. Кого защищать и от кого? Меньшинства необходимо защищать от большинства. Большинство, или плохие качества, будучи сильными, не боятся меньшинств, или хороших качеств. Человеческое существо является таким же. Хорошее и плохое существуют вместе и составляют одно целое. Если все станут хорошими, то как их можно будет сравнивать и восхвалять? Резать – это неотъемлемое свойство ножа. Хирург режет, чтобы спасти жизнь, палач – чтобы забрать её. Они оба – человеческие существа. Каждая личность обладает своими врождёнными базовыми составными частями и инстинктами. Когда эти качества раздуваются до большего размера, тогда порождаются те ситуации, о которых ты упоминал. Но это – проходящая фаза. Своего рода открытие аварийного выхода. И это также качество природы. А человеческое существо – маленькая часть этой природы (пракрити). Ни одна личность не может быть на 100% хорошей или на 100% плохой. Все люди одинаковы. Они отличаются только своей видимой частью. Эта видимая часть может быть изменена или улучшена."

Я: "Разве Твои преданные не являются на 100% хорошими?"

Баба: "Каждый – "преступник". Только видимое или показываемое отличается от личности к личности."

Я: "Я не уловил смысла."

Баба: "Ты – директор юридического колледжа. Ты изучал закон и являешься экспертом в нём. Предположим, что завтра твой сын совершит кражу и ты узнаешь об этом. Полиция арестует его. Ты освободишь его до суда под залог, не так ли? Когда дело будет рассматриваться в суде, найдёшь ли ты адвоката для его защиты? Не отпирайся. Ты найдёшь его любой ценой. В это время ты также будешь преступником. Но за это преступление нет наказания! Из-за привязанности, поддерживать преступника с помощью закона не является преступлением с точки зрения закона. У Меня много преданных, обладающих обоими качествами. Преданность и в то же самое время привязанность к мирским вещам. И, всё же, Я не отвергну их. Я постараюсь устранить их привязанность."

Я: "Но почему Ты не изменишь сегодняшнюю хаотическую ужасную ситуацию?"

Баба: "Каждый аватар действовал подобно магниту. В поле Своей ауры Он естественным образом притягивает все содержащие железо частицы. Его граница – не географическая; она определяется преданностью. Многие люди, которые приходят близко ко Мне, пребывают рядом со Мной, могут быть в Путтапарти или за его пределами. Те, кто не понимают Меня, критикуют. Каким образом Я могу быть связан с ними? Те, кто проржавели умом и поведением, не притягиваются этим магнитом. Однако если вы пытаетесь устранить эту ржавчину или, по меньшей мере, желаете этого в своём сердце, тогда этот магнит может притянуть железные частицы откуда угодно.

Природа предоставила полную свободу каждому в отношении того, как себя вести. Кто Я такой, чтобы менять законы природы? Аватар никогда не противоречит законам природы. Хотя аватар приходит для простых людей и похож на простых людей, всё же Он очень сильно отличается и очень могущественен. Чтобы люди поверили в это, в исключительных случаях Он демонстрирует Свои сверхъестественные силы, и это также закон природы. В каждом теле течёт жизненная сила, природный ток всемогущего Бога. В моём случае напряжение гораздо больше.

Ты говорил, что доля преступления и греха увеличивается. На какой основе? В сравнении с чем? Разве это не доказывает, что в этом обществе где-то есть добродетели и добродетельные люди? Не существует другого теста или метода измерения.

Темнота не может быть увидена без малейшего фонаря или без малейшей лампы. Общественная темнота имеет место, и она видна. Это означает, что маленькие лампы добродетели всё же где-то светятся. Моя задача – оберегать и поддерживать их."

Я: "Когда изменится сегодняшняя ужасная ситуация?"

Баба: "Чем спрашивать, когда изменится ситуация, лучше спроси Меня, когда же изменится человек. Я говорю тебе, что человек, несомненно, изменится. Сейчас в этом мире его базовый, или основной, элемент – добродетель любви – пришёл в упадок, но не исчез совсем. В то же самое время маленькие живые светочи любви всё ещё сияют на этой земле. Из-за того, что они маленькие, ночь кажется чрезвычайно тёмной и ужасающей. В действительности ночи не существует. Свет – единственная истина. Когда придёт время, свет распространится повсюду. Это (непрерывное движение) – вечный закон природы."

Я: "По меньшей мере, чтобы остановить убийства невинных людей, Ты..."

Баба: "Почему ты придаёшь так много значения смерти? Жизнь, жить, признак жизни – всё это существует всегда, это вечно, а смерть – это пауза на несколько мгновений. Временная задержка между двумя рождениями – это смерть! Это должно быть благоприятным событием. Источник твоего вопроса – страстная привязанность к жизни. Этот вопрос свидетельствует о невежестве. При извержениях вулканов, во время землетрясений, в штормах, наводнениях и других природных катаклизмах гибнут тысячи, сотни тысяч человеческих существ, животных и птиц. В такое время разве ты задаёшь вопрос о том, почему это случается?

Каждый считает смерть печальным событием. Но в соответствии с природным законом "непрерывного изменения" она неизбежна. Основные инстинкты человечества (mankind) раздуваются всё больше. Очень скоро они успокоятся. Тогда всё изменится для процветания человечности (humanity). В Моей "Эре Саи" Я совершу всё, что Я должен выполнить. Что ещё?"

Я: "Религиозные раздоры – почему они стали сопровождаться убийствами?"

Баба: "Религия и раздор не могут оставаться вместе. Где есть религия, там нет раздора или войны. Долг любой религии – не допускать раздоров, искоренять их. Это – единственная религия религий.

Религия – это нечто личное, а не общественное. Это нечто домашнее, а не рыночное, сделанное на продажу. Человечные отношения имеют место только тогда, когда религия остаётся личной и домашней, в противном случае человечество будет оставаться только в виде толпы, где люди толкают друг друга."

Я: "Что Баба подразумевает под личной религией?"

Баба: "Личная религия означает неотъемлемую природу каждого человеческого существа, и это – любовь без эгоизма, без ожидания чего-либо взамен. Для такой религии нет никакого другого имени, кроме любви. Ни один аватар не называл Свои поучения религией. Божественные поучения вездесущи и вечны, для них нет никаких географических или общественных границ!

Индуизм, мусульманство, христианство, сикхизм – эти сегодняшние имена не являются именами истинных религий. Они появились в результате эго этих общин. Сегодняшние раздоры и войны – это не религиозные раздоры и войны, они – раздоры и войны эго. Отсутствие любви означает вражду, зависть, ненависть, эгоизм и убийства. Когда любовь приходит в упадок, тогда общество приходит в упадок и страдает."

Я: "Баба, какое решение для этого?"

Баба: "Уберите нынешние религии (различия), и человек станет истинно религиозным."

Я: "Сможешь ли Ты сделать это?"

Баба: "Конечно. Я только это и делаю. У преданных Саи нет никакой другой религии, кроме религии любви."

Я: "Тогда почему Ты проповедуешь все религии? Разве не достаточно Твоих собственных предписаний? Разве все религии не поощряются Твоими поучениями?"

Баба: "Почему все религии – потому что они проповедуют только одну вещь – любовь! Если человек понимает любовь, то ему не нужна поддержка религии. Если ты уже добрался до другого берега реки, то зачем помпезно маршировать с каноэ на своей голове? Я собираю все религии вместе, чтобы выкорчевать различия между ними, растворить их друг в друге и превратить их в одну религию любви! Я не учу ничему, что отличалось бы от Меня Самого. Ни один аватар не делал этого до сих пор. Всё преподанное – это только одна сокровенная (внутренняя) религия любви.

Математика представляет собой один предмет. Хотя имеется много преподавателей, преподающих её по-своему, математика остаётся одной и той же. Она не множится."

Я: "Разве правительству недостаёт этого, чтобы найти спасительные средства?"

Баба: "Где правительство? Есть только эксплуатация. Ты закончил?"

Я: "Последний вопрос, Баба. Поскольку Ты – перевоплощение аватара Саи Бабы из Ширди, то как так получилось, что Ты никогда не посещал место Своего предыдущего прихода?

Баба: "Я – вездесущ. В том числе Я нахожусь и в Ширди. Зачем же Мне ехать туда, если Я уже и так нахожусь там?"

Я: "Ты находишься там в этой форме или в форме Саи Бабы из Ширди?"

Баба: "Конечно же, только в этой форме. Животворная энергия Саи Бабы из Ширди перешла в Меня. И, тогда, каким образом форма Саи Бабы из Ширди может быть живой? Сегодняшняя форма Саи Бабы из Ширди – это только Я."

Я: "Это означает, что без твоей животворной энергии Саи Баба из Ширди отсутствует там? Только Ты находишься там."

Баба: "Даже такую простую вещь ты не в состоянии понять. Разве ты не веришь в реинкарнацию?"

Я: "Конечно верю, потому что реинкарнация – научный факт."

Баба: "Ты согласен с тем, что Я в этом теле являюсь перевоплощением Саи Бабы из Ширди?"

Я: "На все сто процентов."

Баба: "Тогда, согласно правилу перерождения, каким образом одна жизнь может находиться в двух формах или двух телах одновременно? В соответствии с этим правилом Я всегда говорю: "Я – во всех аватарах, и все аватары – во Мне". Форм много, физических оболочек много, но животворная энергия жизни – только одна. Это – единственная извечная религия, извечная истина."

Я: "Это означает, что для Твоих преданных бесполезно ехать в Ширди?"

Баба: "Снова неправильный вопрос. Отправляйся в Ширди, храм Рамы, Кришны, в мечеть, церковь. Иди в любое такое место, где тебе лучше. Я – везде и в каждом. Я – вездесущ. Когда те, кто не верят в Меня, но верят в Саи Бабу из Ширди, посещают Ширди и видят Саи Бабу из Ширди, то это Я принимаю эту форму, чтобы удовлетворить их. Для преданных Шивы Я превращаюсь в Шиву. Подобно этому Я превращаюсь в Раму, Иисуса и Магомета. Я пребываю в них всех. Это – истина извечной недвойственности. Это – единственная всемирная религия, религия любви."

Я: "Но тогда...?"

Баба: "На сегодня достаточно. Ты говоришь слишком много."

Я: "Последнее сомнение. Ты сказал, что Ты пребываешь в той форме в Ширди. Тогда почему в Ширди допускаются пятизвёздочные отели, комнаты с пропускной системой, азартные игры и предосудительное поведение? Почему за Твой даршан там преданные должны платить, оплачивая абхишеку (омовение идола), прасад (освящённую ритуалом пищу) и т.д.? Если всё совершенно правильно там, тогда почему это не сделано в Путтапарти и здесь (в Вайтфилде)? Почему Твои фотографии и книги недоступны в Ширди? Я вижу здесь фотографии и другие вещи, относящиеся к Саи Бабе из Ширди."

Баба: "Это – вина менеджмента. Не Саи Бабы из Ширди, не Моя и не преданных. Те, кто позволяют всё это, и те, кто принимают участие в этом, столкнутся с последствиями и пройдут через период злоключений и невзгод. Истинный преданный не похож на них. В людных местах фальшивые монеты циркулируют наряду с настоящими. Такие вещи имеют место во всех местах паломничества. Они столкнутся с последствиями. Хотя Я пребываю всюду, здесь Я живу в человеческой форме. В других местах перемещаются только Мои божественные волны. В этом также заключается Моя природа. Ты не должен сравнивать и говорить "старший Саи" и "младший Саи" и т.п. Осознай наивысшую истину недвойственности.

Эта истина – любовь. Любовь недвойственна."

Затем Баба встал. Я поспешно склонился к Его стопам и вышел. Интервью длилось более полутора часов. Снаружи мои друзья всё ещё сидели и с нетерпением ждали. Они спросили меня: "Для нас нет интервью?" Я ответил: "Сегодня Баба дал интервью не только вам, но и всему миру! Пойдёмте".

Баба не ответил полностью на мой вопрос о том, почему Он никогда не ездил в Ширди. Я полагаю, что ответ заключается в том, что Он не хочет навязывать себя последователям других верований. Всякий раз, когда преданные нарушают порядок и начинают бежать к Нему, Баба просто поворачивает назад и уходит от них. Так что это может быть причиной того, почему Он не посещает Ширди. Конечно же, это только моё мнение. Только Баба знает истину.

Сегодня, в июне 1993 года, я записал по памяти диалоги с Бабой, которые имели место на интервью в сентябре 1990 года. Я не делал аудиозаписи и не записал в то время обсуждавшиеся вещи. Я корректно записал все вопросы, которые я задал. Может быть, я сделал несколько ошибок при написании ответов Бабы. Я мог некорректно перевести их на язык маратхи (для первого издания книги), а также я мог некорректно понять то, что сказал Баба. Но все эти мысли – это мысли только Бабы. Я слушал лекции Бабы последние пятнадцать лет. Также я читал книги, написанные преданными Бабы. Всё это привело к формированию устойчивого мнения в моём уме, и оно могло также повлиять на мою память при записывании этого интервью. Если любой преданный найдёт некоторые предложения ненадлежащими или парадоксальными, то, пожалуйста, пусть он отнесёт это на счёт провала в моей памяти. Я говорю здесь об этом потому, что я заметил подобные изъяны в книгах, написанных некоторыми преданными о Бабе. В некоторых книгах даже приведены фальшивые и преувеличенные сообщения о чудесах. Конечно же, Баба знает обо всём этом. Доказательством этого служит то, что на таких книгах вы не найдёте письменного благословения Бабы. Баба уже письменно благословил первое издание этой книги.

На интервью я узнал, что Баба не сделает ничего для решения моей проблемы с глазами, то есть с катарактой. Я слышал о подобных опытах, имевших место с доктором Гокаком и даже Шри Кастури. И, всё же, я осмелился попросить Бабу исцелить меня – не из любви к чудесам, но чтобы сэкономить на расходах на хирургическую операцию стоимостью 12 тысяч рупий. Сейчас я расскажу вам, что же случилось впоследствии.

Доктор Бхаусахеб Паранджапе, хорошо известный в Сангли офтальмолог, является моим другом. Я хотел, чтобы операция на моём глазе была выполнена только им. Он имел репутацию прагматичного, умелого, очень строгого и бескомпромиссного человека, особенно в отношении того, что касалось оплаты и т.п. Но моё решение было твёрдым. В то время я погряз в долгах. Хирургическая операция на одном глазе была выполнена в день, назначенный заранее. В день оплаты я пришёл с требуемой суммой денег. В то утро доктор пришёл, заменил повязку и сказал: "Можете идти". После этого он ушёл. Мы собрали наши вещи и вышли из комнаты. Когда мой сын подошёл к кассе для оплаты счёта, медсестра сказала ему: "Бхаусахеб отдал распоряжение не брать с вас денег". Когда я услышал это, я вспомнил Бабу. Через доктора Баба совершил ещё одно чудо. После послеоперационной проверки я спросил доктора: "Хорошо известно, что вы никогда не делаете бесплатных операций и не уменьшаете свои гонорары. Тогда почему я – единственное исключение?" Доктор ответил: "Таково моё желание и соизволение. Мне не хочется брать с вас какие-либо деньги. Но я не могу объяснить вам, почему мне так хочется". Через год был прооперирован второй глаз, и имплантация искусственного хрусталика также была проведена бесплатно!


Не только сегодня, но и в любой другой день никто не в состоянии – как бы напряжённо он ни пытался, какими бы средствами и в течение какого-либо периода времени – определить Мою истинную Природу.

– Баба


9. Прощание

Сегодня, 22-го мая 1994 года, я пишу эти прощальные слова по завершении написания этой книги "Сатья Саи Сатья Сакха" (на языке маратхи – языке штата Махараштра).

Во время интервью в сентябре 1990 года Баба повелел мне написать книгу на английском после завершения написания этой книги на языке маратхи, чтобы она была опубликована в Прашанти Нилаяме. У меня нет уверенности в том, когда именно это произойдёт. Это случится только в соответствии с волей Бабы.

(В этой книге на маратхи я написал несколько предложений на английском. Я прошу тех, кто владеет английским языком, истолковать эти предложения тем, кто не владеет им.)

(Профессор Корбу слился с Бабой 27 мая 2000 года [в ночь с пятницы на субботу] у себя дома в Джайсингпуре.)

К 65-ому дню рождения Бхагавана Бабы было опубликовано сувенирное издание, озаглавленное "Листья любви к лотосным стопам Бхагавана Шри Сатьи Саи Бабы". В нём содержатся статьи, написанные хорошо известными преданными со всего мира. Первую статью написал президент республики Индия Шри Дин Дайал Шарма. Спикер индийского парламента Шри Шиврадж Патил, пандит и певец Шри Бхимсен Джоши и известный игрок в крикет Шри Сунил Гаваскар также написали свои статьи для этого издания. Наряду со статьями, написанными такими выдающимися людьми, Баба включил в это сувенирное издание и мою статью, тем самым выказав мне Свою благосклонность.

В заключение я благодарю вас от всего сердца и кхуда хафиз ("и да хранит вас Бог", мусульманское пожелание во время прощания)!


"Необходимо угодить Богу и завоевать Его милость через отношение к Нему как к другу, а не вовлекаясь в чрезмерные восхваления. Для этого возвышенная Любовь – первоочередное средство. Эта любовь должна быть непоколебимой и неизменной, незатрагиваемой злоключениями, невзгодами и превратностями жизни. Необходимо, однако, осознать, что нет большего друга, чем Бог. Он – за пределами достижения хвалы и хулы. Он не отвергает человека из-за неудачи последнего соответствовать Его ожиданиям. Именно поэтому Бога нарекли "добрым другом (сухридом)". Бог не желает каких-либо подношений от какого-либо преданного. Бог – единственный друг, который наделяет преданных благами, не ожидая ничего взамен. Тем не менее, человек неохотно принимает такого друга. Только тот человек, который принимает Бога как такого друга и направляем Его советом, может осознать полное значение божественной дружбы. Только вера такой природы составляет истинное всевышнее Знание (джнану)."

– Баба


"Сегодня религия стала бессмысленной и бесполезной из-за всякого рода неправильных истолкований, сделанных сектантскими и извращёнными толкователями. Базовые значение и цель "религии" состоят из двух частей: "ре" означает "снова" и "лигия (лигио)" означает "соединиться". То есть религия – это воссоединение с Богом. Люди считают, что религия – это набор догм, предписаний и запретов, которым необходимо строго следовать. Это совершенно неправильно. Священная цель религии – напоминать человеку о его божественном происхождении и помогать ему в воссоединении с Богом."

– Баба


     Перевод с маратхи на английский: д-р Л.Шива Прасад, г. Виджай Г.Ваднере.
     Перевод с английского: В.Вернигора