ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том II


Глава четвертая

СИСТЕМА САНКХЬЯ


IX. ПУРУША

   Все органические существа обладают источником ощущения своего бытия, который обычно называют “душа”. В прямом смысле слова “душа” относится к каждому живущему существу, и разные по природе души в своей основе тождественны. Различия зависят от физических организмов, которые затемняют и искажают жизнь души. Разные степени затемнения душ объясняются природой тел, в которые они воплощены. Души нельзя относить к той же первопричине, от которой возникают физические организмы. Поэтому санкхья признает существование пуруш, свободных от всех случайностей конечной жизни и находящихся вне времени и изменений. Сознание свидетельствует, что, хотя индивид, поскольку он смертен, не выходит за пределы отдельного ограниченного существа, подверженного всем случайностям и изменениям, в нем имеется что-то такое, что ставит его над всем этим. Им управляет не ум, жизнь или тело, а одушевленная и поддерживающая жизнь душа, бессловесная, спокойная и вечная. Когда мы смотрим на факты мира с точки зрения теории познания, мы классифицируем их на субъекты, с одной стороны, и объекты – с другой. Отношение между любым субъектом и любым объектом – это отношение познания или, более широко,— опыта. Санкхья считает познающее пурушей, а познаваемое – пракрити.

   Для доказательства существования пуруши санкхья выдвигает ряд аргументов 168: 1. Совокупность вещей должна существовать для блага других. Гаудапада говорит, что подобно кровати, которая, являясь соединением различных частей, служит для использования ее человеком, который на ней спит, так и “этот мир, являющийся соединением пяти элементов, служит для использования его кем-то другим; это приятное тело, состоящее из интеллекта и остального, создано для наслаждения я”. 2. Все познаваемые тела имеют три гуны и предполагают существование я, которое лишено гун и служит их мерой. 3. Для координации всех переживаний должна существовать какая-то руководящая сила – чистый разум. 4. Поскольку пракрити является неразумной, должен существовать некто, испытывающий продукты пракрити. 5. Существует стремление к освобождению (каивалья), подразумевающее существование пуруши с качествами, противоположными качествам пракрити. Стремление выйти за пределы условий существования означает реальность того, кто может осуществить этот выход.

   Что является природой я, или субъективного сознания? Такой природой не является тело. Сознание – это не продукт элементов; ибо раз его нет в каждом элементе в отдельности, его не может быть и во всех них вместе 169. Оно отличается от чувств 170, ибо последние суть инструменты зрения, а не сам зрящий. Чувства вызывают модификации в буддхи. Пуруша отличается от буддхи, ибо последний является не-сознанием. Объединение наших переживаний в систематическое целое обусловливается присутствием я, которое удерживает вместе различные состояния сознания. Я определяется как чистый разум, отличающийся от тела, или пракрити 171. Если бы я подлежало изменению, познание было бы невозможно. Так как сознание является его свойством, оно помогает вводить продукты эволюционной цепи в самосознание. Оно освещает всю сферу мышления и чувствования. Если бы пуруша был подвержен преобразованию, тогда временами он терял бы силу и не было бы гарантии, что были бы испытаны такие состояния пракрити, как удовольствие и боль. Природа пуруши, подобно немеркнущему свету (садапракашасварупа), не изменяется 172. Она присутствует в состоянии сна без сновидений 173, равно как и в состояниях бодрствования и дремоты, которые суть модификации буддхи 174. Следовательно, пуруша существует, хотя он не является ни причиной, ни следствием 175. Это свет, при помощи которого мы видим, что существует такая вещь, как пракрити. Она существует только для того, чтобы пролить свет на объекты. Пракрити и ее продукты не являются самопроявляющимися и для своего проявления нуждаются в свете пуруши. Хотя сознание физически опосредствовано, оно необъяснимо физически. Буддхи, манас или им подобное являются инструментами или средствами; они не могут объяснить цель сознания, которому они содействуют. Пуруша – это только сознание, а не блаженство, потому что счастье зависит от гуны саттвы, которая является стороной пракрити. Двойственность субъекта-объекта включается в переживания, приносящие удовольствие, равно как и в приносящие боль. Удовольствие и боль принадлежат в буддхи 176. Больше того, присутствие блаженства в дополнение к сознанию внесло бы двойственность в природу пуруши 177. Если природу пуруши составляет боль, невозможно никакое освобождение. Пуруша неспособен к движению и, достигнув освобождения, он никуда дальше не идет 178. Он не ограничен размерами, ибо тогда он бы не состоял из частей и, следовательно, был бы разрушаем 179. Он не атомарен, потому что тогда было бы невозможно объяснить его способность познавать все состояния тела. Он не принимает участия ни в каком действии. Санкхья отрицает в пуруше все качества, ибо в противном случае он был бы неспособен к освобождению. Природа вещи неотделима от него, и счастье и бедствия не могут принадлежать душе.

   Душ много, ибо опыт показывает, что люди по-разному одарены в умственном отношении. В мире имеется много сознательных существ, и каждое рассматривает мир по-своему, создавая свой собственный, самостоятельный мир переживаний его субъективных и объективных процессов. Эта разница в миросозерцаниях не может зависеть от действий пракрити, и поэтому утверждается, что имеются различные свидетельства сознания. Они, эти существа, имеют разные органы и действия, каждый из них подвержен самостоятельному процессу рождения и смерти 180. Один идет на небеса, другой в преисподнюю. Санкхья подчеркивает количественное различие потоков сознания, равно как и индивидуальное единство отдельных потоков. В то время как мы можем объяснить организованное единство индивидуальных опытов, не признавая существования индивидуального субъекта, отличия разных единств способствуют предположению о существовании множества я. Если бы я было одно, то все делались бы свободными, как только кто-либо один достигал свободы 181. Если я противоположно природе пракрити, единой и общей для всех, то, следовательно, я не одно, а их множество. Тексты священного писания, которые поддерживают монизм, интерпретируются как имеющие отношение к отсутствию различия между существенными свойствами 182. Они предполагают отсутствие различия в виде, а не в однородном 183. Свобода – это не соединение с абсолютным духом, а отделение от пракрити. Я, живущие в нескольких индивидах, имеют то общее свойство, что они являются безмолвными свидетелями всего, что развивается из продуктов пракрити и с чем они временно связаны.

   Взгляд санкхьи на пурушу определяется концепцией Атмана в упанишадах 184. Атман безначален и бесконечен, не имеет качеств, он тонкий и вездесущий, вечно смотрящий, находящийся вне чувств, вне разума, вне интеллектуального процесса, вне последовательности времени, пространства и причинности, которые образуют основу мозаики эмпирического мира. Он не производится и не производит. Его вечность – это не простое постоянство, а неизменность и совершенство. Он – форма сознания (чидрупа), хотя не познает все вещи в эмпирическом смысле, ибо эмпирическое познание возможно только через ограничения тела. Когда я делается свободным от этих ограничений, оно не имеет познавательной способности модификации, а остается в своей собственной природе 185. Пуруша не соотносим с пракрити 186. Это просто созерцатель, одинокий, бесстрастный, пассивный зритель 187. Характеры пракрити и пуруши по природе противоположны. Пракрити бессознательна (ачетанам), а пуруша сознателен (сачетанам). Пракрити активна и постоянно движется по кругу, а пуруша неактивен (акарта). Пуруша неизменно постоянен, а пракрити слишком изменчива. Пракрити характеризуется тремя гунами, а пуруша лишен гун; пракрити это объект, а пуруша – субъект.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

   168 S. К., 17; S. Р. S., III. 66; Y. S. IV. 24.

   169 S. P. S., V. 129; III. 20 – 21.

   170 S. P. S., II. 29.

   171 S. P. S., VI. 1 – 2.

   172 S. P. S., I. 75; Y. S, IV. 18; S. P. S., I. 146.

   173 S. P. S., I. 148.

   174 S. P. S., I. 148.

   175 S. P. S., I. 61.

   176 S. Р. S., VI. 11.

   177 V. 66.

   178 S. P. S., I. 49; S. К., 3.

   179 I. 50.

   180 S. P. S., VI. 45; I. 149 – 150.

   181 S. K., 18.

   182 S. P. S., V. 61; S. P. B., I. 154.

   183 Vaidharmyaviraha, а не akhandata.

   184 Brh. Up.. IV. 3. 16; Svet., VI. 11. 19; “Amrtabindu”. V. 10.

   185 S. P. S., Vrtti, VI. 59.

   186 Brh. Up., IV. 3. 15.

   187 S. K., 19. Cp. Manibhadra и Haribhadra, Saddarsanasamuccaya, 41.

   Amurtas cetans bhogi nityah sarvagato'Kruyah.
Akarta nirgunah suksma atma kapiladarsane.