ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том I


Глава пятая

МАТЕРИАЛИЗМ


IV. ТЕОРИИ МАТЕРИАЛИЗМА

   В своем стремлении низвергнуть жреческую монополию и провозгласить абсолютную свободу в отношении принятия или непринятия религиозной веры материалисты прибегли к другой крайности.

   Мы узнаем из их взглядов, к чему приводит нас необузданная, освободившаяся от всяких ограничений мысль. Сущность этого учения выражена одним из действующих лиц во втором акте аллегорической пьесы Прабодхачандродая. "Локаята – это единственная в своем роде шастра; авторитетом для нее является только перцептивная очевидность; земля, вода, огонь и воздух суть элементы; богатство и наслаждение являются целью человеческого существования. Материя может мыслить. Никакого другого мира не существует. Смерть – конец всему".

   Шастра называется локаятой 13 именно потому, что она утверждает, что существует только этот мир, или лока. Материалистов называют локаятиками. Их называют также чарваками, по имени основателя этой теории [36].

   Истинно лишь то, что достигается с помощью непосредственного восприятия. Существует только то, что дается в восприятии. Невоспринимаемое не существует по той простой причине, что оно не воспринимается. Значение вывода не признается вообще. Когда мы видим дым, мы вспоминаем об огне благодаря ассоциации или памяти о прошлых восприятиях. Вот почему вывод иногда бывает правильным, а иногда ложным. Материалисты более позднего периода выдвигают определенные мотивы для обоснования своих взглядов относительно вывода. Мы не можем делать выводов, пока не знаем всеобщей связи. Восприятие не дает нам всеобщей связи, эта связь также не может быть обусловлена выводом, поскольку такой вывод требовал бы наличия второго и т. д. Свидетельство других лиц не имеет цены. Аналогия не может объяснить правомерности вывода, и, таким образом, он становится необоснованным. Это только субъективная ассоциация, которая если вообще и может быть оправдана, то только в отдельных случаях.

   Поскольку чувственное восприятие является единственной формой познания, материя есть единственная реальность. Только она одна познается чувствами. Все, что материально,- реально. Первоосновой всего являются четыре элемента: земля, вода, огонь и воздух. Эти элементы вечны, и с их помощью можно объяснить развитие вселенной от простейших животных организмов до появления философов.

   Интеллект – не что иное, как модификация этих четырех элементов, и он погибает, как только распадаются соединения элементов, из которых он возникает. "Интеллект, воплощенный в модифицированных формах неразумных элементов, возникает таким же путем, каким красный цвет получается из комбинации бетеля, арекового ореха и извести" 14. Подобно тому, как опьяняющая сила возникает в результате смешения определенных ингредиентов, так и сознание является продуктом соединения указанных четырех элементов. При наличии четырех элементов самосознающая жизнь возникает таинственно, подобно тому, как появляется джин, когда Аладдин трет свою лампу. Мысль является функцией материи. Уместно использовать здесь знаменитое изречение Кабаниса о том, что мозг выделяет мысль так же, как печень выделяет желчь. Нет нужды рассматривать душу как нечто отличное от тела. Это то же тело, только наделенное интеллектом. "Атман – это тело, которое характеризуется качествами, выраженными в суждениях типа "Я толстый", "Я молодой", "Я старый", "Я взрослый" и т. д." 15 Мы не имеем доказательств раздельного существования души и тела. Мы не видим я без тела. "Кто видел душу, существующую отдельно от тела? И разве жизнь не возникает из первичных состояний материи?" 16 Сознание неизменно связано с телом. Поэтому оно само является телом. Человек есть то, что он ест.

   Садананда упоминает о четырех различных школах материализма. Главное, что их разделяет,- это понятие души. Одна школа отождествляет душу с грубым телом, другая – с чувствами, третья – с дыханием, четвертая – с органом мышления 17. Однако все эти школы придерживаются той точки зрения, что душа – только естественное явление. В подтверждение этого положения материалисты ссылаются на священное писание и приводят следующее высказывание из упанишад: "Возникшее из этих элементов погибает. И когда они распадаются – после смерти нет места и интеллекту" 18. Из сказанного вытекает, что глупо думать, будто душа может рассчитывать на какое-либо вознаграждение за свои деяния в будущем состоянии. Поэтому следует признать ошибочным взгляд, согласно которому признается существование другого мира. Не существует никакого другого мира, кроме этого, и нет ни неба, ни ада. Все это измышления шарлатанов. Религия – это глупое заблуждение, болезнь разума. Бог вовсе не является необходимым для объяснения мира. Под влиянием религиозных предрассудков люди привыкли к мысли о существовании другого мира и бога, и, когда исчезают религиозные иллюзии, они начинают ощущать какую-то потерю и испытывать непривычную опустошенность и потребность в этих иллюзиях. Однако природа абсолютно равнодушна ко всем человеческим ценностям. Она безразлична и к хорошему и к плохому. Солнце освещает одинаково и добро и зло. Если природа и обладает какими-нибудь качествами, то эти качества трансцендентны и не могут быть подведены под понятие нравственности. Большинство людей, из-за их слабости, верят, что существуют божества, покровители добродетели и мстители за прегрешения, к которым обращаются поклоняющиеся им и чтущие их. Все это, разумеется, должно быть отнесено за счет скудости мышления. За все время существования мира мы нигде не обнаруживаем вмешательства высших существ. Мы неправильно истолковываем естественные явления, когда полагаем, что они вызваны богами или дьяволами. Те, кто отрицает духов, не могут рассматривать природу как доказательство существования доброго бога, истолковывать историю как проявление божественного разума, объяснять личные переживания как предначертания Провидения. Рассмотрение истории как свидетельства божественной справедливости, а совершающихся в мире событии как предначертанных Провидением для спасения души есть не что иное, как извращение действительности. Природа производит вещи сама, без какого-либо вмешательства со стороны богов. Разнообразие мира порождается им самим. Огонь горяч и вода холодна потому, что все это в природе вещей. "Кто так изумительно раскрасил павлина или кто заставил кукушку так хорошо куковать? В данном случае это не кто другой, как сама природа" 19. С дерзновенным догматизмом эта философия выбрасывает из мира все ценности 20 и считает веру в бога и в потусторонний мир признаком лживости, феминизма, слабости, малодушия или подлости.

   Согласно этой теории наслаждение и страдание – основные факторы жизни. Неограниченный гедонизм является этическим идеалом материалистической школы. Надо есть, пить и наслаждаться жизнью, ибо смерть, прекращающая жизнь, приходит ко всем.

Пока жизнь еще ваша – живите радостно:
Никто не может избежать пронзительного взгляда смерти;
И раз уж этот взгляд все равно испепелит наш остов,
То как он сможет когда-либо снова возродиться? 21

   Добродетель является иллюзией, реально только наслаждение. Жизнь – это цель жизни. Все доброе, возвышенное, чистое вызывающее сострадание внушало недоверие. Эта теория выступала за сенсуализм и эгоизм и грубое утверждение низменных желаний. Нет нужды умерять страсти и инстинкты, поскольку они от природы присущи человеку. В то время как упанишады предписывают смирение и строгий образ жизни и стремятся развить чувство всеобщего благоволения и любви, материалисты провозглашают учение неконтролируемой энергии, самоутверждение и пренебрежительное отношение ко всем авторитетам. Они считают несправедливым, что один человек должен управлять, а другой повиноваться, поскольку все люди равны от природы. Моральные правила – это людские условности. Когда мы следуем отрицательным правилам поста и эпитимии, мы забываем о главной цели в жизни – о наслаждениях. "Те, кто, убивая животных, или предаваясь чувственным наслаждениям, или беря то, что принадлежит другим, сомневаются в том, законно это или нет, действуют вопреки главной цели жизни" 22. На утверждение буддистов, что наслаждения связаны со страданием, материалисты отвечают: "Они считают, что вы должны отказаться от наслаждений жизни потому только, что они связаны со страданиями, но какой благоразумный человек бросит неочищенный рис, в котором заключается превосходное зерно, только из-за того, что он покрыт шелухой?" 23 "Можете ли вы сказать, что чувственные наслаждения не являются целью человека, потому что они всегда связаны со страданием? Все дело в том, чтобы разумно пользоваться наслаждениями в чистом виде и избегать страданий, которые неизбежно сопутствуют наслаждениям. Поэтому не следует из-за боязни страданий отказываться от наслаждений, которые по самой природе присущи нам" 24.

   Авторитет вед отвергался в самых резких выражениях. Ведийские тексты имели три основных недостатка – неистинность, внутреннюю противоречивость и тавтологию.

   Не существует ни неба, ни окончательного освобождения, ни какой-либо души в ином мире.
   Ни деятельность четырех каст, ни деятельность групп людей и т. д. не дают реальных результатов.
   Агнихотра, три веды, три правила аскетов и посыпание друг друга пеплом –
   все это создано самой природой как средство к жизни для тех, кто был лишен знания и мужества.
   Если животное, убитое согласно обряду джьйотиштомы, отправится прямо на небо,
   то почему же приносящий жертву не предложит тотчас своего собственного отца?
   Если шраддха дает полное вознаграждение существам, которые умирают,
   в таком случае нет надобности снабжать провизией, тех, кто отправляется в безвозвратный путь.
   Если находящиеся на небе существа вознаграждаются нашими жертвоприношениями во время шраддхи,
   в таком случае почему не давать пищи земным проповедникам?
   Пока есть жизнь, пусть человек живет счастливо, пусть он кушает все с топлёным маслом, если даже он задолжает из-за этого.
   Если тело становится пеплом, каким образом оно когда-либо сможет возродиться?
   Если тот, кто расстается со своим телом, отправляется в иной мир,
   то как может он не вернуться, будучи привязан любовью к своим родным?
   Отсюда следует, что все, что установлено брахманами, является не чем иным, как только способом добывания средств к жизни.
   Все эти церемонии для умерших преследуют только эту цель.
   Тремя творцами вед являются шуты, мошенники и дьяволы.
   Все хорошо известные формулы пандитов, джарпхари, турпхари и т. д.
   и все непристойные обряды для царицы, предписываемые ашвамедхой,
   все это было надумано шутами, а также и все виды даров жрецам.
   Употребление мяса в пищу также предписано дьяволами, бродящими в ночи (S. D. S., I).

   Очевидно, что приведенные выдержки заключают в себе элементы пародии на взгляды чарваков. Ибо философия, которая серьезно принималась в течение веков [37], не может быть представлена в столь примитивно грубой форме 25.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

   13 Термин "локаята" в отношении чувственного мира – санскритское обозначение материализма.

   14 S. S. S. S., II. 7.

   15 Там же, 6.

   16 Prabodhacandrodaya, II.

   17 Vedantasara.

   18 Brh. Up., II. 4. 12.

   19 S. S. S. S., II. 5.

   20 По мнению г-на Банерджи, системы ньяя и вайшешика были первоначально атеистическими, хотя их современные последователи превратили их в теистические учения. Согласно Кумариле, атеистические настроения были общераспространенными среди приверженцев школы пурва-мимансы.

   21 S. D. S., p. 2.

   22 Prabodhacandrodaya, II.

   23 Prabodhacandrodaya, II.

   24 S. D. S., p. 4.

   25 См. Rhys Davids, Dialogues of Buddha, I, pp. 166 – 172.

Примечания автора.

   [36] Если Чарвака – собственное имя, то возможно, что это имя одного из учеников Брихаспати. Это имя частo считают нарицательным. См. Масdonell, Sanskrit Literature p. 450.

   [37] В Артхашастре (см, I. 2) материализм ставится наравне с санкхьей и йогой.