История жизни 
 Учение 
 Ашрамы 
 Даттатрея 
 Ашваттхаман 
 Фотографии 



Даршан Даттатреи


(отрывок из автобиографии Пилота Бабы)

Никто не может поведать вам Реальность,
вы должны пережить её сами.
- Пилот Баба

Это был дождливый вечер 1973 года, когда Я решил отправиться в горный курорт Бхавали около Найнитала, где находился на излечении Махант Раджендра Бхарати. Я был тронут тёплым приёмом, который был оказан Мне семейством Махантджи. После того, как эмоциональная встреча закончилась, Я уселся в уединённом уголке, чтобы восстановить Своё спокойствие. И в это время образы ашрама Кайнчи и Нимкароли Бабы стали появляться перед взором Моего ума снова и снова. Я решил установить мысленный контакт с Бабой. Итак, Я сконцентрировал все Свои мысли на нём. За короткое время Мне удалось телепатически получить информацию от Бабы, что время его маха-праяны (ухода) наконец пришло. Ашрам должен был обезлюдеть, и это было его главным беспокойством. В декабре удручённый ученик Нимкароли Бабы проинформировал Меня о его маха-праяне. Храм и ашрам стояли как символ его незабываемого присутствия. Человек не может оплакивать уход любимого человека вечно, поскольку жизнь должна двигаться своим естественным чередом. Поэтому Я отстранился от печали атмосферы и начал намечать Свои будущие планы.

Я мягко освободился от эмоциональных уз семейства Махантджи и отправился на поезде в Бомбей. В Бомбее Я жил у С.К.Биндры, владельца "Биндра продакшн". Г-н Биндра был очень рад Моему прибытию, ибо в это время он столкнулся с серьёзным финансовым кризисом, который плохо влиял на его физическое состояние. Он стал банкротом, поскольку его картина провалилась, и его друзья и родственники отказались оказать ему помощь в этой неожиданной бедственной ситуации. Более того, некие синдхи из Ахмедабада с помощью колдуна мучали его посредством призраков и вампиров.


Пилот Баба проводит хому

Не теряя времени, в ту же ночь Я успешно высвободил его из когтей злых духов. Облегчение от ментальной агонии постепенно разогнало его неудачи. Он снова стал получать предложения о сотрудничестве, которые улучшили его финансовое положение. Я задыхался от толпы, которая обычно собиралась у Биндры, и поэтому Я переехал в дом барристера Бхатии – судьи Высокого суда правосудия. Я побыл там несколько дней и затем решил уехать из Бомбея и направиться в Джунагарх (Джунагадх). Г-н Бакши помог мне достать билеты в Джунагарх. Под предлогом прогулки Я вышел из дома Биндры и пошёл к железнодорожной станции. На станции Сударшан Бакши ждал Меня с билетом и фруктами. Одетый только в простое шёлковое одеяние без какого-либо надлежащего багажа, я сел в поезд, направлявшийся в Вирамгаон. В ранние часы утра, поезд прибыл в Вирамгаон, где я должен найти поезд, следующий в Джунагарх. Я сошёл с поезда и, терпя холод зимнего утра, направился к маленькой группе носильщиков, сидевших в кругу и разводивших костёр, чтобы согреться. Тепло огня принесло Мне огромное облегчение, и Я продолжал сидеть там до тех пор, пока прямой поезд на Джунагарх не был подан на платформу.

Когда поезд прибыл в Джунагарх, уже наступила ночь. На станции Я встретил одного садху, который также искал место для ночлега. Итак, вместе мы стучались в двери различных храмов и матхов (монастырей и миссий) с надеждой найти какое-нибудь место для ночлега. Джунагарх, известный в былые времена своей религиозностью, обернулся для нас большим разочарованием. В настоящее время этот город уже не то гостеприимное место для садху и святых, которым он был в прошлом, ибо лицемеры и шарлатаны погубили его репутацию. Он стал обкуренным притоном проныр и притворщиков в одеждах цвета охры, которые, прикрываясь именем религии, вымогали деньги у наивной богобоязненной публики.


Пилот Баба в найнитальском ашраме на фоне статуи Даттатреи. 14 июля 2006 г.

Утомлённый, замёрзший и голодный, Я продолжал идти по дороге в поисках какого-нибудь места для ночлега. Внезапно один садху с длинными локонами заметил Меня и предложил Мне переночевать в его хижине. Он был монахом-вайшнавом. Этот садху отвёл Меня в свою хижину, где горел дхуни (костёр), и три садху были заняты приготовлением пищи. Я отведал пищи, которая была предложена Мне с большой сердечностью и гостеприимством. Вскоре после этого пришёл Мауни Баба, известный отшельник-подвижник Джунагарха. У него была ниспадающая белоснежная борода и локоны, и он выглядел молодым и энергичным, несмотря на свой пожилой возраст. Я был ошеломлён, когда без всякой преамбулы он повалился к Моим стопам и начал рыдать. Другие садху, которые находились в комнате, вероятно знали его, но для Меня он был совершенно незнакомым человеком. Его глаза и его тело выказывали черты продвинутого йога. Поскольку он принял обет молчания, он был известен как Мауни (молчащий). В течение пары минут он сидел неподвижно, только пристально глядя на меня, а затем внезапно начал выразительно жестикулировать, общаясь с другими садху. Вначале он коснулся места ниже своего пупка, а затем совершил этой рукой круговое движение, означающее двигающуюся чакру. Наряду с другими саньясинами Я также мог расшифровывать его жестикуляцию. Он вынул карандаш и бегло написал на листке бумаги следующее: "Дорогие садху, Он – йог, и Он пребывает в кундалини: Он – в недвойственности (адвайте). Он благословлён великими мастерами. Его имя – Капил Адвайт, и Он пребывает в возвышенной компании парам-сиддха Хари Бабы и Бабы Горакхнатха. Он вступил на духовный путь. Я желаю выразить Ему моё искреннее уважение". Его подпись была неразборчиво написана в конце этой записки.


Вишва викхйате махайоги махамандалешвар (джуна-акхара)
Шри Пилот Бабаджи

Всемирно известный великий йог,
глава ("великий владыка печати") линии монахов "джуна" ("старейшая")
Шри Пилот Бабаджи

После того как все уснули, Мауни Баба нарушил своё молчание и заговорил со Мной. Он ознакомил Меня с "духовным светом" и электрическими вибрациями, которые исходят в результате мыслительных вибраций. Он оставался со Мной до полуночи, а затем вернулся в свою пещеру. Я был единственным неспящим в хижине. Когда Я сидел в безмолвии, пытаясь рассмотреть что-то на удалённых холмах, внезапный яркий свет озарил всю хижину. Чудесный свет образовал круг на полу хижины, и посреди этого круга стоял юноша с небесным нимбом. В течение нескольких мгновений Я стоял прикованным к месту, и когда на Меня снизошло осознание того факта, что передо Мной стоит божественная сущность, Я бросился к Нему и припал к Его стопам. Читатель может хорошо представить себе великолепие этого небесного момента. Своими огромными руками Он помог Мне подняться и сказал: "Продолжай идти по Своему пути, время пришло". Божество исчезло после произнесения благословения, и вместе с Его исчезновением пропал яркий свет, заливавший хижину. Я был ошеломлён лицезрением Господа Даттатреи в облике юноши. Это внезапное событие оставило Меня ошарашенным, и Я чувствовал себя так, словно Я видел сон наяву. Это неожиданное божественное посещение, возможно, было плодом карм Моего предыдущего рождения. Баба Гопал Дас поднялся со своего ложа, ибо он также увидел исчезающий свет этой божественный сцены.

В этот момент мы услышали голос, который произнёс: "Пошли, Капил, уже утро". Мы выбежали наружу по направлению к этому звуку, но там никого не было, только резонанс голоса. Мы смотрели друг на друга в крайнем удивлении и безмолвно стояли. Вскоре Я собрал Моё шёлковое покрывало, засвидетельствовал Своё почтение Бабе Гопал Дасу и отправился дальше.

(отрывок из автобиографии Пилота Бабы, перевод: Бхоле Баба Гири)