ОМ
Вы на странице: ГлавнаяСатья СаиКниги
     Прикосновение Господа

Из жизни близнецов О'Брайен

Прикосновение Господа


Из жизни близнецов О'Брайен


 

Признательность

     Без помощи, которую нам с любовью оказали наши милые друзья Рон и Свонни Фармер, а также Росс Вудвард, эта книга не была бы написана.

     Когда год назад - в апреле 1998 года - они впервые предложили нам это сделать, мы сочли это очень хорошим начинанием, но, хотя нами были написаны несколько коротких статей, мысль о написании книги о нашей жизни привела нас в волнение. Однако благодаря их энтузиазму, мы сказали Саи Бабе на интервью: "Рон со Свонни и Росс, которые сейчас здесь с Тобой, хотят помочь нам написать книгу о нашей жизни и о радости быть с Тобой. Это хорошая идея?" Он сказал с энтузиазмом: "Да, Я даю разрешение, с беседами". Мы попросили: "Благослови нас". Он ответил: "Конечно". И так было положено начало этой задумке.

     Каждый день мы заново переживали наши воспоминания с того времени, когда были детьми, по настоящее время, а Рон, Свонни и Росс записывали всё это на магнитофон. Затем началась работа по переработке этого текста для книги, и несколькими месяцами позже они представили нам копию черновика, которую мы взяли с собой к Саи Бабе в декабре того же года.

     Он с интересом перелистал её и подписал: "С любовью, Баба". Затем встала огромная задача её отредактировать; наши дорогие друзья посвятили этому много часов; в конце концов книга появилась, как бабочка из куколки.

     Мы благодарим дорогих Рона, Свонни и Росса за огромную любовь и преданность, а дорогого Хауэрда за редакцию, а также за добрые и любящие слова в его предисловии к книге.

Дороти и Мойя О'Брайен,
Австралия, апрель 1999 года

 


 

Предисловие

     Моя первая встреча с замечательными близнецами О'Брайен и их столь же замечательной мамой состоялась в Прашант'и Нилайаме, в Индии, во время их первой поездки к Сатья Саи Бабе в 1981 году. В ашраме была огромная толпа, хотя не такая большая, как сегодня, но моя покойная жена Айрис, которая всегда находила духовные богатства, заметила их где-то в толпе и привела на встречу со мной. Она, казалось, знала с самого начала. что это три ангела, переодетые в людей, но у меня ушло некоторое время, прежде чем я это понял.

     В течение восемнадцати лет с тех пор, как я встретил уникальных близнецов Дороти и Мойю О'Брайен, у меня в сердце росло к ним что-то особое. Этим особым вероятно является соединение духовной любви, огромного восхищения и особого уважения. С годами их имена и слава распространились по всей большой и всё ещё растущей Организации Саи в Австралии; их обычно знают как "розовых близнецов", так их часто называет Сам Свами. Причина довольно проста: они обычно одеваются в розовое, им особо идёт розовый цвет - цвет любви и света.

     С публикацией этой прекрасной книги, рассказывающей об их благородной работе и Божественной жизни, которую они ведут, репутация близнецов О'Брайен распространится эхом в более широкие области, трогая и вдохновляя сердца людей. Однажды я услышал следующее замечание о них: "Близнецы - единственные из всех знакомых мне людей, кто следует правилу трёх мудрых обезьян". По своему личному опыту я знаю, что они действительно не видят плохого, не слышат плохого и не говорят о плохом, но я уверен, что эта духовная чистота не является результатом влияния обезьян - она исходит из постоянной осознанности близнецами Единого Вездесущего Бога и частого внутреннего общения с Ним.

     С тех пор как мы встретились, в течение многих лет мы были тесно связаны между собой, поскольку шли одним духовным путём, руководимые одним великим Гуру. В Прашант'и Нилайаме двери наших квартир находятся рядом; время от времени близнецы оказывают мне честь, посещая мой дом в Блу Маунтэнз (Blue Mountains) в Нью Саут Уэйлзе (New South Wales); и меня всегда гостеприимно встречают в их доме в Брисбене, Куинзлэнд (Queensland). В течение всего этого времени мне не приходилось слышать, чтобы они о ком-нибудь говорили плохо. Наоборот, когда другие заняты обсуждением пятнышка в чьём-то глазу, обращая его в бревно, близнецы если вообще что-то скажут, это всегда будет что-то хорошее и позитивное о том человеке, который подвергся критическому препарированию; кажется, они всегда помнят несущее свет учение Саи Бабы, Иисуса и мистиков о том, что Бог пребывает во всех.

     Весь материал для их автобиографии они предоставили сами, в то время как другие любящие руки сыграли свою роль, переработав его в очень привлекательную и легко читаемую книгу, которая сама по себе делится на три основные части. Первая - детство и обучение двух маленьких девочек; здесь включены характеризующие их случаи, которые указывают на их единство в отношении к событиям жизни, к людям и к великой невидимой силе, которая руководит всем. В нежном возрасте 3-х лет они потеряли своего земного отца Тони О'Брайена. Он служил в хорошо известном полку австралийской лёгкой кавалерии во время первой мировой войны, где получил ранения, которые погубили его вскоре по возвращении домой. Их мать, которую можно описать как священного воина, стала для них отцом, матерью и гуру в период их детства и юности. Таким образом, их твёрдая вера в Бога, бесстрашие перед материальными трудностями и забота обо всех тех, кто страдает, начали проявляться с раннего возраста. Когда под конец обучения им надо было выбрать себе профессию, кажется вполне естественным, что они избрали трудотерапию. Чтобы получить подготовку по этой профессии, им пришлось оставить свой дом в Тувумбе (Куинзлэнд) для учёбы в колледже в Сиднее. За этим последовала поездка по всему миру в сопровождении их отважной мамы. Этот опыт был для них очень интересным; он расширил их мышление и углубил познание людей. И естественно это было время романов для двух привлекательных девушек. Но возможно из-за того, что они родились душами-близнецами, или потому, что их судьба была в служении Богу через служение человечеству, а может быть именно по этим двум причинам мистеру "Роману" пришлось тихо уйти с их пути.

     Со временем их профессиональная работа трудотерапевтов соединила их снова, и они смогли удвоить свои профессиональные усилия и талант во вдохновляющей истории СВАРЫ (прим.: учреждение для инвалидов). Этот рассказ - вторая часть книги - в каком-то смысле является героическим: с одной стороны, две нежные, но смелые женщины, борющиеся за установление и расширение оригинального и очень нужного учреждения для инвалидов в Брисбене, а с другой - вмешательство тогдашних властей, жадных до денег и угрожающих отнять у них даже основу для их деятельности. Это стало постоянной борьбой, но они не сдаются и до настоящего времени. Вероятно, они знают, что победа за ними не столько благодаря тому, что Бог на их стороне, сколько потому, что они на стороне Бога, -как много лет назад сказал Авраам Линкольн.

     Главная тема третьей части книги: как изменилась их жизнь, когда они встретили на Земле, в человеческой форме, любящего Бога, которому они всегда поклонялись - Аватара Саи Бабу. Но как же насчёт Иисуса Христа, который более полувека руководил их жизнью? Без сомнения они, как и тысячи других людей, включая меня, не считают, что они покинули Иисуса, - они просто встретили Его в другом воплощении. Поскольку существует только один Бог во Вселенной, Его появление как Богочеловека два и более раз на Земле может быть только проявлением единого Бога в различных физических образах, обучающего одной и той же великой истине различными способами, соответствующими расширяющемуся сознанию человечества.

     Хотя близнецы О'Брайен очень заняты, они находят время по меньшей мере дважды в год сидеть у ног Саи Бабы, впитывая вдохновляющую радость Его присутствия и слушая Его Божественную мудрость. Хотя толпы людей вокруг Него умножаются с невероятной скоростью из года в год. Он всегда находит время лично поговорить со Своими "розовыми близнецами". Таким образом усиливается и постоянно поддерживается внутреннее общение, которое установилось в их повседневной жизни; это без сомнения является огромной поддержкой для них в их полной служения жизни.

     Как описано в этой книге, у них так же, как у святого Павла, есть заноза в теле; однако, я никогда не слышал, чтобы они жаловались на страдания, которые она им приносит; в действительности они считают её благословением, потому что она заставляет их преодолевать все препятствия на пути к цели человеческой жизни - единению с Богом. В более игривом тоне они говорят улыбаясь: что бы ни принёс им день, они всегда в розовом.

     Эта история их жизни - захватывающий и возвышающий опыт.

Хауард Мёрфет,
Австралия, апрель 1999 года

 


 

Содержание

ПРОЛОГ
1. Рождение душ близнецов
2. Ранние годы
3. Мы покидаем дом родной
4. История СВАРЫ: как всё начиналось
5. История СВАРЫ: Божественная Неопределённость
6. История СВАРЫ: СВАРА растёт
7. Встреча с Единым
8. "Розовые близнецы"
9. "Они создают для Меня хорошие книги"
10. Мы творим и поём для Бабы
11. Любите Мою Неопределённость
12. Множество интервью и чудес
13. Летние ливни в Бриндаване
14. Направляющий свет учения Саи
15. Чудесные наставники
16. Делиться истиной Саи Бабы
17. Существует только любовь
18. Когда день подходит к концу
ЭПИЛОГ

 


 

ПРОЛОГ

     Прежде чем представить вам рассказ о нашей жизни, мы хотели бы поделиться небольшим очерком о нашей дорогой маме. Именно она с ранних лет формировала наши индивидуальные характеры с нежностью и любовью, оставаясь нашим самым близким другом со дня нашего рождения до того времени, когда в 95 лет она покинула тело.

     Наша мама рассказывала нам, что детство её было очень счастливым, полным восторга и радости. Её отец владел недвижимостью в Клифтоне (Дарлинг Даунз, Австралия), где она родилась 24 июля 1900 года. Она с радостью вспоминала своих сильных, строгих, но в то же время нежных и понимающих родителей. Её мать была очень талантливой и творческой натурой; она передала дочерям своё умение в шитье и кулинарии.

     Наша мама описывала своего отца как очень мудрого и духовного человека; её семья была сплочённой благодаря дисциплине, поддерживаемой родителями, а также большому взаимопониманию и любви.

     Поскольку она была семнадцатым ребёнком в семье из восемнадцати детей, она с добрым чувством вспоминала девятерых братьев и восьмерых сестёр, некоторые из которых уже были взрослыми, когда она родилась.

     Семья была совершенно независимой; у них в доме было много развлечений: братья играли на различных музыкальных инструментах, а сёстры на пианино; у них было множество друзей, которые сходились по субботам и воскресеньям, чтобы вместе помузицировать. Её воспоминания детства были так прекрасны, что она упивалась ими, не в силах их забыть.

     В 18 лет её отправили на много недель в Тувумбу к дантисту, где ей делали зубы. Будучи там она встретила Тони О'Брайена, нашего отца, и полюбила его с первого взгляда. Она рассказывала нам, что он был очаровательным и красивым человеком. Когда пришло время, они поженились, но, к сожалению, вместе они прожили очень мало, всего пять лет.

     Позже она написала об этом трудном времени: "Тони получил отравление газом во время первой мировой войны, и это повлияло на его почки. Он "ушёл" совсем внезапно. Я осталась с тремя маленькими девочками. Нелл было 4 года, а Дороти и Мойе по 3. Когда мы остались совсем одни, нам надо было как-то выжить; моя маленькая семья приносила мне огромную радость. Время от времени возникало множество трудностей, бед и проблем, но мы всё преодолевали с помощью Всемогущего Бога".

Коллаж из нашей книги 'Ближе к сердцу Господа', 1994 год. Наша мама с Саи Бабой в нашем саду в Тувумбе

     Наша мать была серьёзным духовным искателем, и в 1981 году, когда ей шёл 81-й год, она стала инструментом Саи Бабы - через неё мы все пришли к Господу. Мы съездили к Нему в Индию, и это глубоко повлияло на жизнь каждой из нас.

     Под конец своей жизни на Земле наша мама написала следующие прекрасные слова:

     "Мне сейчас 94 года. Я люблю свою жизнь, и я так благодарна за все благословения, которые мне даются каждый день. Я так много познала за последние 20 лет жизни и вижу так много красоты в этом старом мире - её можно увидеть, если достаточно глубоко присмотреться.

     Каким чудесным временем жизни может быть старость, когда у нас есть время остановиться и приглядеться ко всей красоте вокруг, оценить глубину и благость людей и всего окружающего, а также великую ценность жизни. Как хорошо быть живым и жить, получив благословение в виде дара старости! У многих нет такой возможности. Это истинно великое благословение. Как прекрасно жить с благодарностью, энтузиазмом и мужеством.

     Я всегда стараюсь быть похожей на цветок: в молчании, он говорит языком аромата".

     Таким цветком была наша мать, и она живёт в сердцах столь многих людей.

 


 

Глава первая

Рождение душ близнецов

"Вы едины с самой отдалённой звездой и самой крошечной былинкой. Вы сияете росой на лепестке розы. Вы летаете от звезды к звезде. Вы неотъемлемая часть всех этих проявлений".

Саи Баба

     Нам было сказано, что мы были вместе во многих жизнях. ещё в Древнем Египте, и что мы всегда возвращаемся вместе в этот мир, потому что мы души-близнецы, то есть мы две души, которые лучше развиваются духовно, когда они вместе. Мы уверены, что были вместе и раньше.

     До нашего рождения в нашей семье никогда не было близнецов, поэтому это было очень необычно. Наша мама была совсем маленькая - она весила всего 39 килограмм, когда мы у неё появились, - поэтому нам пришлось обеим втиснуться, чтобы поместиться. Хотя первый ребёнок, наша сестра, родилась за год до нас, однако, пока мы не родились, мама не знала, что у неё близнецы. Очнувшись от наркоза, она услышала, как медсестра говорит: "Интересно, принесут ли эти девочки счастье миссис О'Брайен?" Мама, зная, что у неё уже есть дочка, подумала: "У меня опять дочка". Через несколько минут она услышала слабый крикс одной стороны кровати: "Уа, уа", - а затем и с другой стороны послышалось "Уа, уа". Медсестра сказала: "Ваши девочки-близнецы разговаривают друг с другом". Это продолжалось весь день. В больнице заявили, что такого у них не бывало никогда. Мы отвечали друг другу; очевидно, мы скучали друг по другу, покинув утробу матери.

     Это нам напоминает историю Рамы и Лакшманы. Для трёх жён императора Дасарат'а были приготовлены три золотые чаши с божественным яством, которое им следовало съесть, чтобы забеременеть. Готовясь к этой церемонии, две царицы удалились в свои покои, а третья вышла на балкон. Откуда ни возьмись, налетела огромная птица и, ухватив клювом сосуд, взмыла вверх. Царица была в отчаянии - она потеряла всё, и тогда две другие царицы поделились с ней божественным яством. В конце концов у двух цариц родились сыновья, а у третьей - близнецы. Одним из младенцев был Лакшмана, а другим - Рама. Лакшмана надрывался от крика день и ночь напролёт; никто не мог его успокоить. Его брали на руки, качали, - но что бы с ним ни делали, он продолжал плакать. Старик-мудрец, к которому царица обратилась за советом, сказал: "Он плачет по Раме. Положите их вместе". Очевидно, он был наполовину Рамой, потому что матери этих детей поделились пищей; близнецы скучали друг по другу. Когда их положили в колыбель вместе, они оба были очень счастливы, и Лакшмана больше никогда не плакал; он всегда улыбался. Будучи наполнен любовью к Раме, он всегда находился при Нём. То же, вероятно, случилось и с нами: после рождения мы скучали друг по другу.

     В нашей жизни были кое-какие признаки того, что мы и раньше разделяли жизнь друг друга. Когда наша мама была ещё жива, мы встретили женщину-медиума из Шотландии; через неё говорили те, кто перешёл в другой мир. Сказав: "Мне дано послание для каждой из вас", - она заговорила о нашей настоящей жизни, о предыдущих жизнях и о "гидах" которые работали с нами. Нам было сказано, что мы были вместе в Древнем Египте: Мойя была молодой жрицей, женой фараона, а Дороти нянчила её детей. Но когда Мойя умерла, будучи ещё молодой, Дороти осталась в качестве советницы фараона и помогла ему воспитать детей. Это было первое упоминание о нашей близости в предыдущей жизни.

     С годами много раз подтверждалось, что мы раньше жили вместе. В 1981 году мы ездили к старому мудрецу Шастри в Бангалоре, в Индии; он читает судьбу по пальмовым листьям. Он нам сказал, что мы были душами-близнецами и провели вместе много воплощений. Он сказал: "В прошлой жизни вы были сёстрами и помогали людям. Вы не были замужем. Вы не собирались выходить замуж и в этой жизни, а пришли сюда, чтобы служить Богу. Вас больше ничего не интересует". Наша предыдущая жизнь, должно быть, была с Ширди Бабой, потому что Саи Баба однажды сказал, что в то время мы были вместе с Ним.

     В Уайтфилде есть женщина, которая была с Саи Бабой всю свою жизнь. Ещё маленькой девочкой она была с Ним на берегу реки, когда волна оставила у ног Господа жемчужины. Она была большой подругой матери Бабы и присутствовала при её смерти. Когда этой женщине было 14 лет, к калитке подошёл старик и сказал: "Дайте ребёнку эту медаль". И ей отдали прекрасный медальон Ширди Бабы. В определённых условиях она может настроиться на этот медальон. Выяснилось, что в своей предыдущей жизни она навещала Ширди Бабу каждый день. В той жизни, когда ей было 14 лет, она как-то шла к Нему, танцуя по берегу реки, - и вдруг, упав в реку, начала тонуть. Она позвала Ширди Бабу на помощь, но Он сказал: "Нет, наступило время тебе уйти, но в следующей жизни Я помогу тебе".

     Однажды вечером, когда мы были в Индии, разразилась сильная буря и воздух наполнился энергией. Мы были в доме этой женщины и пошли в комнату для молитвы. Она сказала: "Я чувствую, что могу прочитать ваше прошлое. Вы были с Ширди. Вы были с Ним, когда Он умер. Мойя любила гладить Его руки". У Мойи действительно есть тенденция гладить руки людей. Однажды Саи Баба тоже погладил её руку. Это было третье подтверждение. Однако после того как Саи Баба сказал, что мы были с Ним, когда Он был Ширди Бабой, у нас больше не возникало никаких сомнений в том, что мы души-близнецы.

"Станьте подобными прекрасной розе, с нежным ароматом Божественной Любви".

Саи Баба

 


 

Глава вторая

Ранние годы

"Jesus loves me this I know
For the Bible tells me so
Little ones to Him belong
They are weak but He is strong".

(Song)

"Что Иисус меня любит - я знаю,
Ибо Библия говорит мне об этом.
Все Ему принадлежат.
Все слабы, а Он силён!"

(Песня)

     Примером нашего осознания в детстве, что нас двое, является счастливый случай, связанный с нашим отцом. В двухлетнем возрасте мы сидим с мамой на веранде, а отец подъезжает к дому на своей машине. Мы бросаемся, чтобы встретить его. и он даёт каждой из нас пригоршню вишен. Затем мы бежим к маме, говоря: "Папа дал нам вишни". Мы помним, как мы счастливые сидим вместе на ступеньках, наслаждаясь ягодами.

     Другое раннее воспоминание о нас двоих тоже связано с небольшим лакомством, когда отец дал каждой из нас по конфетке с ментолом, сказав: "Вот возьмите и пойдёмте вместе приводить в порядок сад". Мы не представляем, как мы могли помочь, ведь мы были ещё совсем крошками! Однако мы бросились приводить сад в порядок вместе с папой.

     Последнее воспоминание о нашем отце - это празднование нашего дня рождения, когда нам исполнилось по 3 года, и он подарил нам большой розовый торт ко дню рождения. Через два месяца он умер. Он перенёс серьёзную травму во время Первой мировой войны и однажды, потеряв сознание, упал на улице. Его привезли домой к нашей маме, и через несколько дней он умер. Это было для всех настоящим шоком. Очевидно, мы очень скучали по нему, но мы были настолько счастливы вместе, что время скоро стёрло боль нашей потери. Без сомнения для нашей мамы это было огромным горем, но её мужество было так велико, что мы этого даже не осознавали, и детство наше было счастливым и радостным.

     У нас разница в возрасте с нашей сестрой Нелл лишь один год, и так как наши родители много болели, наша тётя взяла Нелл к себе и заботилась о ней до школьного возраста. Из-за этого в раннем возрасте Нелл редко бывала вместе с нами. Её привозили на субботу и воскресенье или по праздникам, но у нас не было с ней той близости, которая существует между нами. Позже она нам сказала, что очень страдала из-за этого; наша бедная милая Нелл - как печально! Ведь мы даже не знали об этом. Но теперь мы очень близки друг другу и между нами нежные и любящие отношения.

     Когда наша мама устраивала праздники в честь нашего дня рождения, на столе обычно появлялся прекрасный розовый торт. Она шила нам платья, украшая их вышивкой. Однажды в Рождество она подарила нам изысканных куколок. Всю их крошечную одежду она вышила сама - они были восхитительны.

     Даже будучи маленькими, мы в основном говорили только о Боге. Однажды, когда мы были в саду, мы увидели самолёт. В то время самолёты были очень необычным зрелищем, и мы всегда спрашивали нашу маму, кто поддерживает их в воздухе? Она всегда отвечала: "Не знаю". Мы соглашались с этим до тех пор, пока однажды не увидели очень маленький самолёт с открытой кабиной. Мы бросились к маме, говоря впопыхах: "Мамочка, мамочка, мы знаем, как самолёт держится в небе: самолёт с человеком в воздухе поддерживает Бог!" Нас очень устраивала наша концепция Бога, даже в таком раннем возрасте.

     Бог всегда присутствовал в наших играх - Он был Тем, Кто нами руководил. В детстве люди говорили нам, что если мы просим Бога о чём-то таком, как дождь, счастливый день, пикник или кукла, очень хорошо добавить: "Только если Ты хочешь, чтобы это у нас было". Мы сначала пытались так и делать, но нам это казалось трудным, так как мы сомневались, что Бог на самом деле знает, что мы хотим. Это заставило нас задуматься: "Что, если Его желания и наши - это разные вещи? Мы можем попасть в беду!" Но затем мы решили: "Так неправильно думать, потому что Бог хочет для нас только хорошего. Бог хочет только одного: чтобы мы были счастливы и здоровы. Он нам скажет, о чём молиться".

     Мы часто молились за нашу маму, говоря: "О Господи, позаботься о нашей маме: она такая маленькая, и у нас нет папы, чтобы заботиться о нас троих. О Господи, пожалуйста, позаботься о мамочке. Сделай так, чтобы мы были хорошими, и тогда она будет счастлива".

     Однажды, когда нам было 3-4 года, она заперла нас в ванной за какое-то непослушание. Мы плакали, чтобы нас выпустили, но она сказала: "Я вас не выпущу, пока вы не поймёте, что надо быть хорошими". Наш ответ был вызывающим: "Нет, мамочка, мы нехорошие; мы не выйдем. Ты не даёшь нам делать то, что мы хотим". На нас были надеты шляпки с вышитыми ею вишнями впереди. Вдруг одна из нас сказала: "Ой, мамочка прикрепила эти вишни нам на шляпы; мы же её любим. Мы делаем ей больно". Тогда мы начали плакать ещё громче; она вошла и сказала: "Ну что теперь с вами происходит?" "Ой, мамочка, - был наш ответ - мы плачем потому, что ты такая маленькая, а мы тебя расстроили". И тогда нам было разрешено выйти, и мы все обнялись.

     Вспоминается время, когда Дороти обожгла руку. Сосед вошёл со специальным маслом, но она не давала ему помазать руку; в испуге она забралась под кровать. Наша мама сказала: "Вылезай оттуда. У нас здесь чудесная коробка шоколада, и если вылезешь - первая конфетка тебе". В испуге Дороти твердила: "Нет, мамочка". Тогда мама сделала другую попытку: "Бог хочет, чтобы ты вышла". На что Дороти ответила: "Хорошо, мамочка, если Бог хочет, чтобы я вылезла, то я вылезаю". Таким образом Бог вытащил её оттуда, тогда как шоколад не мог.

     Наша мама часто пела нам маленькие духовные песенки о любви Бога; она научила нас одной песенке, которая начиналась так: "Иисус любит меня, я знаю". Даже когда мы были малышками, Мойя обычно говорила: "Давай заключим этого человека в золотой шар любви". Это могла быть наша тётя или кто-то, кто заболел, или наша сестра. Удивительно - вот мы сидим все вместе, и вдруг появляется большой шар света, всё равно что аура света, то есть Бог. Наша мама и мы, три сестры, находимся в этой ауре, включая всё, что мы любим и всех животных.

     Если мы видели катастрофу со смертельным исходом на дороге, мы направляли любовь туда, тем людям, которые ещё не знали о гибели своих любимых, чтобы им было легче принять это известие, когда они его получат. И мы это делаем до сих пор.

     Мы были очень тихими и внимательными детьми в том смысле, что не хотели заниматься тем, что не одобрила бы наша мама. С раннего детства мы понимали, что если поступаем правильно, то всё идёт легко и хорошо. Если же появлялись трудности, в этом, возможно, была наша вина, поскольку мы не были в гармонии с тем. что нам следовало делать. Кроме того, мы иногда думали, что может быть Бог нас не так сильно любит, потому что мы не такие умные и популярные, как некоторые другие девочки в школе, которые вели себя иначе. Им нравились мальчики, они рассказывали смешные истории, проказничали и озорничали; иногда они украдкой исчезали, чтобы выкурить сигарету. Мы всегда думали, что "все их любят"; мы чувствовали себя посторонними, "паиньками".

     Сначала казалось, что быть хорошими значило оказаться в очень невыгодном положении. Мы хотели понять, почему Бог сделал нас такими, какие мы есть. Позже мы начали понимать, что, вероятно, нам был дан лёгкий путь. Для нас не представляло трудности быть хорошими; это фактически было так легко, что казалось почти несправедливым. Когда озорные дети хотели стать послушными, это им давалось очень трудно. Мы также видели, что, хотя они были популярны, им это не шло на пользу, так как часто монахиням (прим.: церковная школа), а также родителям это не нравилось. А мы, наоборот, всегда пользовались благосклонностью взрослых. Некоторое время всё это было трудно понять.

     Нам повезло, что мы всегда были друг с другом; мы могли говорить и весело проводить время вдвоём - может быть, поэтому мы не были так популярны. Не то, что нам не нравились другие дети; мы относились к ним с любовью. Мы приводили их из школы к себе домой и дарили им свои книги и даже одежду. Когда наша мама замечала, что мы отдали свою одежду другим детям, она говорила: "Почему вы отдаёте эти прелестные кофточки?" Мы объясняли: "Мамочка, ведь блузка у неё была разорвана. У нас так много прекрасных вещей, а у неё нет столько красивого". Однажды мы привели домой маленькую девочку, которая насквозь промокла от дождя. Когда наша мама раздела её и увидела, что она носит наше нижнее бельё, которое она кропотливо вышила для нас, она прошептала: "Откуда она это взяла?" Наше объяснение было просто: "Мы ей дали, потому что у нас много".

     Особенно мы любили бедных детей. Кто-то сказал много лет позже: "Вы любили тех, кто "ниже" вас". Слово "ниже" здесь совсем не подходит, потому что мы никогда не считали одних людей "ниже" других. Нас никогда не интересовало быть с богатыми детьми или умными, теми, кто был лучшим в классе. Мы предпочитали быть в компании тех, кто небогат. Мы просто хотели поделиться с ними нашей любовью и попробовать им помочь.

     Одна девочка повела нас к себе домой, говоря, что у неё там большой секрет. Мы вошли за ней в дом, и там, на маленьком стульчике, мы увидели маленькую девочку. Наша подруга сказала, что девочка - "паралитик"; но мы в то время не знали, что это значит. Она была такая хорошенькая, вся в кудрях и сидела, хихикая. Мы подумали: "Зачем Бог создал такую девочку, которая сидит так весь день?" После этого, встречая калеку, мы обычно спрашивали: "Почему у одних людей такая прекрасная жизнь, а другие больны? Почему Бог так поступает с некоторыми из нас?" Когда мы подросли, мы узнали о реинкарнации (перевоплощении), и всё встало на свои места, всё стало понятно. Было так чудесно думать, что всё имеет причину и что люди сами выбирают свою жизнь, чтобы продвинуться духовно.

     Когда нам было около 10-и лет, произошло необычайное событие. Наша мама имела кредиту местного бакалейщика. Вдруг нам в голову пришла гениальная идея приводить домой из школы бедных ребятишек и по дороге покупать им шоколад и мороженое. Так продолжалось несколько недель, пока однажды наша мама не сказала: "Сейчас только звонил бакалейщик, он сказал, что с нашего счёта истрачено много денег, и это сделали вы". Мы сказали: "Ой мамочка, мы покупаем сладости своим друзьям. Мы сами их не ели". Она сказала: "Вы должны понять, что это нам стоило много денег. Больше этого не делайте". Она была так мила. И тут же заметила: "Вы поступили неправильно, но поскольку вы это сделали для других, а не для себя, на сей раз я забуду об этом, если вы пообещаете мне, что больше это не повторится". Итак нас за это не наказали благодаря самой причине, по которой мы это сделали.

     А ранее, когда нам было лет 7-8, одна из монахинь сказала нашей учительнице: "Обратите внимание, что у близнецов прекрасное бриллиантовое обручальное кольцо, и они всем его показывают там, на школьном дворе. Я увидела его сияние и пошла, чтобы разобраться". Она позвонила нашей маме, и, конечно, её кольца не было на месте; тогда монахиня отобрала его у нас. Позже наша мама сказала: "Почему вы это сделали?" Мы ответили: "Ой, мамочка, оно такое красивое; мы хотели, чтобы все дети им насладились, ведь мы чувствуем такую любовь, глядя как оно сияет радугами. Мы не собирались никому его отдавать, мы бы принесли его обратно. Мы просто хотели, чтобы все порадовались, глядя на него, и почувствовали то счастье, которое чувствуем мы". Нам не пришло в голову, что мы могли его потерять.

     Подобных случаев было много. Например, мы часто срывали свисающие с заборов цветы, говоря друг другу: "Это никого не расстроит, у них полный сад цветов, им неважно, если мы сорвём розу и отнесём её домой нашей маме или домработнице". Люди часто нам говорили: "Вы попадёте в беду, ведь это воровство, и за такие дела Бог вас любить не будет", - а мы отвечали: "Он не будет возражать, ведь нам нужны эти цветы только потому, что мы их любим и хотим поделиться ими с людьми. Бог создал эти цветы, но за забором их никто не видит. Если мы сорвём их, мы сможем поделиться ими с людьми. Несомненно Богу понравится то, что мы делаем".

     Говорят, что, когда дети рождаются, в их памяти сохраняется любовь Бога. Существует чудесный рассказ из жизни четырёхлетней девочки, обратившейся к маме, которая только что принесла домой её братика-младенца из родильного дома: "Мамочка, можно я сама с ним поговорю? Ты не входи; оставь меня с ним наедине". Тогда мать, прислушиваясь за дверью, услышала, как маленькая девочка сказала своему братику: "Быстрей, скажи мне что-нибудь о Боге, а то я уже начинаю забывать".

     Мы всегда много думали о Боге и о религии. Благодаря нашей маме у нас всегда было чувство, что Бог - наш самый близкий друг. Она всегда с большой любовью разговаривала с Богом, и поэтому мы тоже делились с ней мыслями о Боге. Когда она впервые заинтересовалась Саи Бабой, её немного беспокоило, что, может быть, она не была верна Иисусу, но со временем она поняла, что они едины.

     Во время войны у нас вызывало беспокойство и удивление то, что обе стороны молятся Богу и хотят победить. Кому Бог даст ответ? Ведь обе стороны искренно Ему молятся. Однажды нас осенило, что никто не должен победить - должен быть мир; вот чего Бог хочет для нас на самом деле. Даже когда мы спорили друг с другом, мы обычно говорили: "Бог не хочет, чтобы ты выиграла, а я проиграла. Бог хочет, чтобы мы обе были довольны. Он хочет, чтобы мы разрешили проблему мирно". Иногда, споря о чём-то, как это случается у детей, мы говорили: "Ой, Богу это причиняет боль; мы не должны так спорить. Бог наблюдает за нами. Он будет разочарован, если мы будем так поступать". И мы опять оказывались в гармонии.

     Хотя мы теперь понимаем, что можно говорить с Богом везде, на какой-то стадии мы думали, что лучше всего открыть Ему наши мысли в церкви; и поскольку мы были воспитаны в католической вере, по воскресеньям согласно правилам нам надо было ходить к мессе. Мы обычно ходили также и на неделе, ещё до школы, вставая рано утром. В дни перед Пасхой мы считали необходимым ходить много раз, чтобы разделить всю ту боль, которую Иисус испытал в Пасху.

     Во всех важных делах в нашей жизни, мы всегда просили Бога о помощи. Сдавая экзамены, мы настраивались на Бога. У нас была довольно хорошая связь с монахинями в школе, и они нас любили. Однажды, когда мы были в четвёртом классе, монахиня сказала нашей маме: "Я никогда не слышала, чтобы эти девочки говорили неправду". Мы были очень этим довольны и полны решимости не подвести её.

     Наша мама была воспитана в строгой христианской традиции - при её отце вся семья каждый день читала Библию. Наш дядя, который был воспитан таким же образом, обычно спорил с нами о Боге. Однажды он сказал: "Вы, девочки, на неправильном пути в отношении религии, но у вас был очень хороший дедушка, и благодаря ему Бог вас не проклянёт". Так они были воспитаны: если ты не согласен с тем, что говорит церковь и что написано в Библии, ты осуждён на вечные муки.

     Мы никогда не могли поверить, что Бог может кого-то осудить. После смерти наш дядя "пришёл" и, разговаривая с нами через медиума, сказал: "Слова, слова, слова; слишком много было сказано слов. Беда в том, что нам никогда не говорили достаточно о жизни на этой стороне".

     Христианской доктрине нас обучала особая монахиня. И хотя она была очень умна, однако говорила, что католическая религия - единственно правильная религия и что мы, католики, особые - мы избранные. Мы с ней спорили, говоря: "Сестра, а как же насчёт других религий? Там люди тоже любят Бога, много трудятся и стараются жить правильной жизнью. Несомненно, Бог их любит так же, как и нас". Мы спрашивали: "Почему? Почему Бог не будет их любить так же, как нас?" Это всегда нас волновало. Мы помним, как однажды мы решили: "Если Иисус был единственным Богом, который сошёл на Землю, а мир продолжает существовать все эти миллионы лет, то почему Он внёс озарение только 2000 лет назад, а не раньше? Зачем Ему так поступать, если Он любит всех?"

     Мы задавали и другие вопросы. Например, нас удивляло, что церковь учит, что Бог не любит тех, кто в разводе. Мы знали некоторых прекрасных людей, которые были разведены, и поэтому обычно говорили: "Почему Он не будет продолжать их любить? Когда они жили вместе, они постоянно ругались, и это приносило боль их детям; лучше развестись. Тогда жена и дети могут жить спокойно; наверняка, Бог захочет убрать такого мужа из подобной ситуации". Когда мы думаем об этом сегодня, мы понимаем, что это были очень сложные вопросы для молодых умов.

     В школе Дороти была награждена медалью за христианскую доктрину - когда она села за экзаменационную работу, ответы пришли сами собой. Это было не совсем то, чему нас учили, однако это было то, что она чувствовала. Было удивительно и совершенно неожиданно, что она была удостоена награды, - должно быть, все наши размышления о Боге и всё понимание и любовь, которые мы испытывали к Нему, повлияли на неё, и она написала правильные ответы.

     Когда мы решили уйти из этой школы, монахини боялись, что мы "потеряем веру", но мы никогда не потеряли ни веры в Бога, ни любви к Нему.

     Изобразительным искусством мы начали заниматься ещё будучи детьми, ещё когда мы верили в Санта Клауса, потому что "он" дал нам первую коробку с красками и книги для раскрашивания; затем наша мама надень рождения подарила нам художественные материалы. Мы писали Бога красками, и нам не хотелось, чтобы Он выглядел печальным или страдающим. Для нас Бог всегда был нежным и прекрасным. Когда мы стали подростками, мы начали понимать, что в разных религиях Бога называют по-разному. Существуют такие имена, как Кришна, Аллах, Будда и другие, и хотя мы знали о них очень немного, мы считали, что если люди им молятся и следуют их учению, ведя праведную жизнь, это не может быть неправильно, даже хотя нас учили, что Иисус - единственный Бог, сошедший на Землю.

     Даже после того, как наши девичьи годы остались позади, постоянная связь с любящим нас Богом оставалась всегда с нами. Мы благодарили Его за благословения, когда вставали по утрам, и просили сделать нас добрыми в течение всего дня, чтобы Он был нами доволен и чтобы мы могли помогать людям. Мы обычно вставали рано и иногда шли к мессе, чтобы сказать Ему, что мы Его любим. Это был наш естественный образ жизни с Богом, и он продолжается по сей день.

"Чтобы зерно стало растением, необходимы земля и вода. Таким же образом, чтобы Божественное зерно в человеке выросло в дерево и расцвело, ему нужны преданность и искренность".

Саи Баба

 


 

Глава третья

Мы покидаем дом родной

"Иди по планете Земля с высоко поднятой головой, парящим духом и сердцем, открытым к любви. Верь в себя и в Бога в тебе, и всё будет хорошо".

Саи Баба

     Мы обе всегда хотели заниматься одним и тем же. В школе мы всегда были почти одинаковы по нашим интеллектуальным способностям. По мере возмужания мы спрашивали себя: "Как мы построим свою жизнь?" Мы обе хотели заниматься искусством и думали, что это станет нашей профессией.

     Мы ушли из института с последнего курса и, пока шла война, в течение года занимались общественной работой. Когда война закончилась, мы занялись поиском профессии.

     Мы всё ещё раздумывали, какую профессию избрать, когда наша сестра, работавшая в то время медсестрой в больнице, сказала нам: "Почему бы вам не заняться трудотерапией? Я связана с подобными терапевтами; эти люди работают с больными, принося им много радости и счастья. Они должны искусно применять свои руки, показывая пациентам, как творить, используя ум и конечности". Нас это заинтересовало, и мы начали наводить справки относительно такого рода работы. Оказалось, что нам придётся ехать в Сидней, чтобы пройти обучение, поскольку в то время в нашем городе Куинзлэнде таких курсов не было. Но прежде всего мы решили пройти тест по профессиональной пригодности. У нас оказались очень похожие результаты - нам сказали, что из нас выйдут хорошие "трудотерапевты", но что самые большие способности у нас в области журналистики. Мы сказали: "Может быть, нам стоит поменять профессию?" - и попросили экзаменующего психолога сообщить нам поподробнее об изучении журналистики. Поскольку мы не получили от него ответа в течение нескольких недель, мы решили продолжать изучение трудотерапии. Как только мы обосновались на этих курсах, нам пришло письмо от психолога с извинением, что информация, которую мы ждали, временно затерялась. Однако мы не изменили своих планов, и уверены, что это было Божественным вмешательством, поскольку теперь мы знаем, что нам было предначертано судьбой работать с инвалидами.

     Мы всегда чувствовали, что находимся под защитой. Родившись в Тувумбе, мы были настоящими деревенскими девочками. Мы ходили в школу для девочек и любили наш дом, любили быть с нашей мамой; и когда люди узнали, что мы едем в Сидней учиться, они сказали: "Вы не должны уезжать. Вы не сможете выжить в условиях давления городской жизни". Но мы знали, что сможем, потому что для поездки была причина. Стоило нам понять, что мы приняли правильное решение, и наш дух был неустрашим.

     Перед отъездом в Сидней мы обе решили, что хотим снимать квартиру. В то время снять квартиру в Сиднее было очень трудно. Мы написали в газету "Сидней Сан", рассказав о нашей проблеме. Газета раньше помещала наш портрет с рассказом о нас в своей газете; они знали, кто мы, и хотели нам помочь. Они нашли нам квартиру с садом в Нортбридже, как мы и просили. Начав учёбу, мы прожили там около шести месяцев и вскоре привыкли к новому образу жизни. Школа трудотерапии была расположена в районе под названием Строберри Хиллз ("Клубничные Холмы"). Мы ожидали, что это будет район пышной зелени, и были удивлены, когда оказалось, что центр обучения находится в индустриальной части города между железнодорожной линией и фабрикой, производящей томатный соус. Удивительно, с какой радостью мы преодолевали трудности нового образа жизни, несмотря на то, что первые три месяца мы не видели солнца - только тучи и дожди - что полностью отличалось от Куинзлэнда. Во время трёхлетнего обучения в Сиднее мы встретили много интересных и любящих людей. Мы разделяли с ними много счастливых часов, особенно когда наша мама и сестра приезжали к нам погостить. Это время приносило нам много радости. Мойя встретила свою самую большую любовь, но опять же ей не суждено было выйти замуж из-за нашей преданности друг другу.

     После окончания института, мы вновь вернулись в Брисбен и начали работать трудотерапевтами с инвалидами. Это были счастливые и плодотворные годы. Дороти работала в Центре по реабилитации, организованном австралийским Союзом, а Мойя - в Матер Больнице, а позже в Спастическом Центре в Куинзлэнде. В те годы мы пришли к пониманию того, что родиться калеками - это выбор самих людей, и они выбирают это либо для своего духовного роста, либо для своих родителей и учителей; даже младенцы, которые умирают, приходят для того, чтобы чему-то научить своих родителей.

     Сознание того, что пациенты с церебральным параличом по каким-то причинам сами избрали деформированное тело, давало нам мужество. Мойя работала с ними в течение 23-х лет. У некоторых из её пациентов были маленькие скрученные тела; они не могли говорить или общаться, не могли сидеть и даже кормить себя, однако, по глазам было ясно, что эти люди обладают ясным умом. Трудно поверить, как изменилась жизнь многих из этих людей с появлением компьютеров - они, казалось, расцвели. Если заняться лечением таких людей с раннего возраста, накладывая шины на их скрученные конечности, то можно предотвратить сильную деформацию. Один маленький мальчик 10-ти лет приехал к нам из страны, где он не получил никакого лечения терапией; его тело было настолько деформировано, что он плакал, даже когда кто-то касался его тела. Мы совсем не могли с ним общаться, но когда ему дали компьютер, он написал прекрасную книгу о трудностях своей жизни. Другой молодой человек, который не мог говорить, написал чудесное стихотворение о чувстве безысходности от того, что он не мог общаться с людьми. Он сказал: "Океаны мыслей нарастают, мускулы напрягаются - но не прорывается ни единый звук". Этот же мальчик любил, когда мы проигрывали для него симфонии Бетховена, а он великолепно выражал их в рисунке. Теперь с помощью компьютера он читает лекции в университете Куинзлэнда на тему классической музыки.

     Пациентов в таких учреждениях обучают писать картины, держа кисть ногой или ртом. если у них нет координации, чтобы держать кисть рукой; они создают картины утончённых дизайнов и цветов. При церебральном параличе повреждены различные части мозга. Если нарушена двигательная область, то они не способны двигаться, но если нарушена лобная часть головного мозга, они страдают различной степенью умственной неполноценности. Если повреждены обе области, то уже возникает комплекс проблем в различных сочетаниях степени неполноценности. Мойя полюбила работу с такими людьми и вскоре стала смотреть за пределы их физического тела, ценя их за прекрасную и часто счастливую личность. Она научилась понимать их часто с трудом различимую речь. Дороти работала с многофакторными случаями - это те пациенты, которыми мы занимаемся сейчас в нашей организации под названием "СВАРА".

     Заглядывая в прошлое, мы понимаем, что все годы, которые мы проработали как платные профессиональные трудотерапевты, были подготовкой к осуществлению цели нашей жизни, чем стала организация СВАРА - это убежище для исцеления, которое также предоставляет деятельность инвалидам, многие из которых заброшены и совершенно забыты обществом.

"Необходимо понять, что иногда, когда события не раскрываются так, как вы планировали, надеясь на успех, - это и есть именно тот опыт, который вам нужен в тот самый момент".

Саи Баба

 


 

Глава четвёртая

История СВАРЫ:
как всё начиналось

"Служение исходит из Любви и сеет Любовь в изобилии".

Саи Баба

     Мы обе работали в Брисбене до тех пор, пока не достигли пенсионного возраста. Именно в это время нашей жизни Баба начал проявлять Своё Присутствие ещё более удивительным и прекрасным образом, чем когда-либо раньше. В то время, двадцать три года назад, СВАРА только начинала своё существование.

Перед домом СВАРЫ, 1999 год. Сейчас это административный центр в Брисбене

     Мы решили назвать нашу новую организацию "СВАРА", чтобы включить в неё слово "солнечный свет", потому что свет солнца - это энергия и любовь. СВАРА - это аббревиатура слов "Ассоциация Солнечного Благоденствия и Целения". Позже мы узнали, что это слово имеет различные значения на двух языках: на санскрите оно означает "звук или нота", и поэтому нам было приятно сознавать, что мы начали новый звук или ноту о том, как обращаться с инвалидами, т.е. новую концепцию, где им предоставлялась возможность самим вести хозяйство с минимальным присмотром. Второе значение этого слова в индийском языке следующее: "то, что сохраняет и поддерживает жизнь подобно дыханию". Именно это мы и делаем, поэтому нам кажется, что слово "СВАРА" здесь очень подходит.

     В самом начале, когда мы основали СВАРУ, в Брисбене существовал Правительственный Центр Реабилитации, где Дороти работала в течение 30 лет, но там основное внимание уделяли трудоустройству. Власти некоторое время содержали инвалидов в этом учреждении, в зависимости от их возможностей с точки зрения властей: это мог быть месяц; это могло продолжаться пару лет. Когда принималось решение о нетрудоспособности кого-то, такого человека выписывали, и для некоторых пациентов это было невыносимо.

     В случаях с более трудными пациентами - возьмём инвалидов с травмой головы - группа терапевтов, произведя ряд анализов, часто объявляла: "Мы ничем не можем вам помочь", - и отправляла их домой. Семья не могла справиться с такой ситуацией, потому что человек с повреждением головного мозга не понимает, что он теперь уже не тот, что был раньше.

     Если кто-то из инвалидов до травмы был главой семьи, теперь он или она становились подобными ребёнку, который часто принимает неправильные или неуместные решения. Поэтому семья, не будучи в состоянии совладать с таким инвалидом, часто отдаёт его в дом хроников или в психиатрическую больницу. Однажды, когда одного из таких людей отправили обратно домой, он весь день просидел на дорожке к дому, поливая себе патокой ноги; другие пациенты тоже в своём поведении проявляли разного рода странности. Мы решили, что если бы мы организовали помещение, где в течение дня можно было бы ухаживать за такими людьми, то семья смогла бы справляться с ними по вечерам, а также по субботам и воскресеньям. И мы открыли СВАРУ для очень немногих, очень трудных людей с повреждениями головы и головного мозга.

     Когда идея желания помочь таким людям начала осуществляться, всё стало раскрываться самым удивительным образом.

     Помимо работы в течение полной рабочей недели, Дороти была также членом комиссии другой организации, которая тоже работала со взрослыми, имеющими тяжёлую инвалидность. Этой организации были предоставлены фонды для нового помещения. Они планировали отказаться от старого заброшенного дома, где находился их центр, и передать его обратно железнодорожникам в Куинзлэнде, которым он принадлежал. Дороти сказала им: "Это хорошее место; тут прекрасные вибрации и красивые сады. Не остаться ли вам здесь?" Но члены комиссии сказали: "Нет, нет". Тогда Дороти предложила передать этот дом нам для самых тяжёлых больных с тем, чтобы мы взяли на себя всю эту работу. Но в таком случае нам нужен был управляющий.

     По её просьбе один из членов комиссии предложил возглавить этот проект. Мы решили начать 1 ноября 1975 года, когда эта организация выезжала из помещения. Казалось, всё шло прекрасно, но с потенциальным управляющим неожиданно случился сердечный приступ, и поэтому в день открытия не было никого, кроме Дороти. Тогда, чтобы суметь всё организовать, она решила взять трёхмесячный отпуск с государственной работы.

     И вот мы оказались без денег и со старым домом, который, как неожиданно выяснилось, распадался на части. Один наш хороший друг-доктор внёс 200 долларов, которые по его совету мы использовали на покрытие расходов за электричество и т.п. Это было первое пожертвование. И хотя старый дом был в очень плохом состоянии, с дырами в полу и стенах, с белыми муравьями, гнилыми столбами в основании и ржавыми проводами, у нас хватило мужества взять его на себя.

     В самый первый день, когда мы решили начать наш проект, Дороти приехала с двумя инвалидами, у которых была травма головного мозга: они не только едва могли ходить, но и говорить. Дороти сказала им: "Похоже, что сегодня никого больше не будет. Сможем ли мы всё наладить?" "Да, сможем", - отвечали они. "Тогда вам придётся сделать кое-что самим, - сказала она. - Здесь вы будете жить. Мы с сестрой Мойей просто будем присутствовать, чтобы всё не развалилось. Мы будем вас поддерживать. Это будет ваш центр. Вы здесь будете работать". Они были счастливы это услышать.

     Дороти сказала им: "Во-первых, мы начнём сегодня с того, что я съезжу и раздобуду чайник, чай и молоко, мёд и немного печенья". В помещении был единственный стол со сломанной ножкой - мы укрепили его, поставив на коробку. Ребята-инвалиды настояли, чтобы на единственном стуле, который там был, сидела Дороти. Нас было трое. Мойя была на работе и не могла прийти; мы обсудили, в каком направлении нам двигаться. Один из ребят сказал: "Мой брат придёт на помощь", а другой добавил: "Думаю, что смогу тоже привлечь кого-то в помощь..".. Так было положено начало СВАРЕ.

     Самой первой проблемой было отсутствие какой-либо мебели. В то время в Брисбене существовала городская свалка, куда люди привозили ненужные домашние вещи и другой хлам. На обратном пути из Тувумбы в час ночи мы подъехали туда на нашем легковом автомобиле-фургоне "седан" и выбрали из кучи хлама старые стулья и столы. Мы их залатали и покрасили. Один друг прислал нам немного денег, чтобы купить шпаклёвку и заделать дыры в полу и стенах. Затем нам доставили уйму кирпичей. Ещё кто-то сказал, что знает архитектора, который любит реставрировать старые здания, - его послали к нам. Он приехал и, взглянув на здание, сказал: "Нет, это здание реставрировать невозможно". Однако он прислал нам пожертвование в 100 долларов, добавив при этом, что это всё, чем он может помочь; поэтому нам пришлось самим выполнять эту задачу.

     Мы заделали стены, вызвали специалистов, которые выводят белых муравьёв, заменили старые балки и опоры. И этот старый коттедж стоит до сих пор: теперь это главное административное здание СВАРЫ; оно выглядит надёжно и вполне привлекательно.

     Мы вложили в него много энергии и любви. Чтобы покрасить здание, один из ребят пригласил свою сестру, которая привела школьных друзей. Это было ужасной ошибкой: видели бы вы, как эти девяти-, десятилетние ребята, стоя на столах, красили стены. Стены были настолько грязными, что белая краска смешивалась с пылью; ничего не получалось. В тот вечер мы пошли в церковь спиритуалистов, чтобы послушать женщину, которая излечивала людей. Но её там не оказалось, а вместо неё объявился молодой человек, который сказал, что будет этим заниматься вместо своей матери. После нашего с ним разговора о СВАРЕ, он сказал: "Пойдёмте, я хочу взглянуть на СВАРУ", - здание располагалось совсем близко. Когда мы пришли и он увидел страшную грязь, которую развели ребята, он сказал: "Я буду приходить и помогать вам в течение нескольких недель. Придётся отказаться от моей работы". Он оказался профессиональным маляром, у которого была своя фирма. В конце концов, он проработал у нас три месяца, отлично перекрасив все стены. Этот умный человек во многом нам помог; он даже умудрился заделать пол. Организация под названием "Центр Отдыха" дала нам денег для замены половых досок и покупки банок с красками. Наш друг-маляр стал неоценимым пожизненным членом Комитета СВАРЫ.

     И вот уже наш дом готов. В офисе, где мы сейчас проводим специальные встречи и ланчи, мы повесили различные афиши, чтобы прикрыть грязные стены. Мы использовали всё: картины, плакаты, аппликации, фотографии. Всё это было нужно, чтобы скрыть дыры в стенах, пока не закончился ремонт. Мы почти опустошили свой собственный дом, используя наши картины для СВАРЫ. Когда у нас наконец появились деньги, чтобы купить краску, мы сняли всё это и покрасили стены. Но люди стали говорить нам, что стены выглядят пустыми, так что нам пришлось снова повесить картины. Стены в нашей конторе до сих пор увешаны всем этим - каждый сантиметр; люди, входя в здание, чувствуют хорошие вибрации. Однажды зашёл человек из страховой компании; нам тогда ещё было не до страховки. Уходя, он нам сказал: "Спасибо, что вы пригласили меня зайти и нашли время побеседовать со мной; это место наполнено прекрасной энергией", - это был настоящий комплимент.

     Сначала наши подопечные (мы называем их "клиентами") не хотели есть здоровую пищу, которую мы предоставляли им на завтрак, на чай и так далее. Нам помогал один чудесный духовный молодой человек; он сказал: "Мы будем продолжать ставить эти продукты на стол, и если их не съедят, мы отдадим их бедным". Иногда наши клиенты хотели сами пойти и купить чипсы, рыбу и пирожные. Один молодой клиент сказал: "Я не могу есть фрукты; от них меня тошнит". У нас на столе всегда стояли вазы полные фруктов и орехов, так что любой мог угоститься. Однажды пришёл человек и, сев за стол, съел десять апельсинов. Наши клиенты возмутились: "Мы не можем позволить ему есть сразу по десять апельсинов, правда, Дороти и Мойя?" Мы ответили: "Если он съедает десять апельсинов, значит его организму они требуются, и пусть он их ест на здоровье". На следующий день он вернулся и съел восемь апельсинов; после этого он съел шесть; затем дошло до двух. Видно, всё его тело жаждало витамина С. Мы разрешали людям есть фрукты в любое время дня. Мы считаем, что если, проходя мимо, они возьмут яблоко, то это им будет только на пользу, ведь тогда они обойдутся без напитков с искусственными добавками и подобного рода продуктов.

     Каждую неделю мы ездим на рынок, чтобы купить фрукты для СВАРЫ. Первое время, когда мы приезжали туда, продавцы обычно говорили: "У нас есть оставшиеся второсортные продукты, например, дешёвые, но хорошие яблоки". Мы им отвечали: "Мы стараемся поощрять людей, которые не любят фруктов. Нам нужно только самое лучшее, и мы готовы заплатить".

     Мы никогда не покупали - и теперь не покупаем - фрукты, не попробовав их. Мы всегда носили с собой маленький ножичек, чтобы разрезать и попробовать какой-то фрукт. Недавно один из наших шофёров подошёл к Мойе и сказал: "Знаете, что мне сказал тот продавец? Он сказал: 'Мы, продавцы на рынке, - люди несговорчивые. Когда миссис СВАРА впервые пришла на рынок и разрезала фрукт, нам это очень не понравилось, и мы обычно подсмеивались: 'Вы, что, дорогая, ещё не завтракали сегодня?' Но сейчас мы её очень высоко ценим. Мы для неё готовы сделать всё, что угодно. Мы ей предлагаем только всё самое лучшее, причём недорого. Да, миссис СВАРА для нас многое значит'"

     С утра наши клиенты выпивают по чашке чая или кофе с фруктами. В 9 часов мы все собираемся, чтобы продумать программу на день. Прежде всего мы обсуждаем, какой это день, число и не особый ли это день. Затем мы всегда поём маленькую песенку с такими словами: "Все счастливы? Все довольны? Я хочу, чтобы все улыбались, я не хочу, чтобы кто-то грустил". И все улыбаются. Затем мы говорим о событиях дня и решаем, чем наши клиенты будут заниматься весь день. Например, кто займётся садом, чем конкретно они будут заниматься и кто будет руководить. Кто будет готовить бутерброды на кухне. Кто будет выполнять работу по металлу в цехе. Кто будет заниматься гончарным делом или работать в мастерской. Мы всегда спрашиваем: "Вам нравится выполнять эту работу?" Они отвечают: "Да, конечно", - и если кто-то возражает, он может выбрать что-нибудь другое.

     Некоторые любят работать с нами в офисе. Трудных клиентов, которые могут что-то испортить, мы держим в офисе, стараясь найти им более подходящую работу.

С нашими двумя пациентами, 1993 год. Фотография опубликована в 'Санатана Сарати'

     Клиентов обычно притягивает то, чем они любят заниматься. Тот, кто любит готовить и заниматься домашним хозяйством, это и делает; а тот, кто любит искусство, занимается поделками в этой области. Обычно всегда находится группа людей, которая с удовольствием чистит туалеты. Но однажды утром, когда мы спросили: "Кто сегодня чистит туалеты?" - ни один человек не поднял руку. Мы сказали: "Поскольку тот, кто обычно этим занимается, сегодня отсутствует, кто хочет предложить свои услуги?" Ни один человек не откликнулся. Тогда мы сказали: "Ну хорошо, тогда туалеты останутся невымытыми". Вдруг мы слышим: "Ну нет, я этим займусь". Раздались ещё голоса: "Мы хотим поддерживать там чистоту". И через две минуты у нас было много желающих. Отсюда видно, что эти люди действительно чувствуют ответственность за СВАРУ.

     Мы им объясняем, что здесь они сами отвечают за себя, - и так оно и есть; однако им нужна большая поддержка и руководство. Поэтому мы, сотрудники СВАРЫ, всегда там, где мы нужны. Большинство из нас в СВАРЕ сами не без физических трудностей, и мы присутствуем просто для того, чтобы помочь в случае, если у того, кто заведует секцией, возникают проблемы. Если кто-то порежется, его тотчас уведут и с любовью наложат повязку на рану; а кто-то другой тихо займёт его место, пока всё не придёт в норму. Поэтому никогда не возникает чувства, что кому-то что-то не удаётся, ведь каждый по мере возможности тут же возвращается на своё рабочее место.

     У нас нет работников, которые получают зарплату; даже профессионалы, которые приходят на помощь, работают бесплатно. Просто есть несколько ответственных лиц, нуждающихся в небольшом вознаграждении.

     К нам на работу направляют много людей, осуждённых за мелкие проступки и приговорённых к "служению обществу". Исправительная служба очень тщательно отбирает тех, кого присылают к нам. Это люди, осуждённые за нарушение правил вождения машины, или те, кто протестует против военных кораблей с ядерным оружием на борту, или студенты, участвующие в беспорядках - те, кто выступает за сохранение лесов и лугов. Обычно это хорошие люди, и мы никогда не говорим с ними об их нарушении закона. Мы говорим клиентам: "Сегодня у нас несколько новых волонтёров", - а затем волонтёрам: "Где бы вы хотели поработать?" - и стараемся их устроить там, где им понравится и где их труд будет продуктивен. Отработав положенное время, почти каждый из них возвращается, чтобы продолжать нам помогать, потому что им очень нравится то, чем занимается СВАРА.

     Один очень милый человек, который занимается продажей машин, попал к нам, потому что дал задний ход, заворачивая за угол, и был за это оштрафован полицейским. Штраф он отказался платить из принципа, и его приговорили к "работе на общество" в СВАРЕ. Он отработал свои часы с нами и теперь стал одним из неоценимых членов комитета и нашим особым другом. Некоторые из тех, кто пришёл к нам через "служение", стали нашими сотрудниками. Один учитель, побывав у нас, так полюбил СВАРУ, что стал часто приводить с собой ребят из своей школы. У нас побывали два бизнесмена, один за другим, которые были наказаны из-за проблем с налогами. Один из них должен был заниматься своим бизнесом три дня в неделю, а два дня проводить с нами. Этот прелестный человек действительно вносит много доброго в атмосферу СВАРЫ. Второй разводит лекарственные растения; он посадил для нас чудесный маленький фруктовый сад, а также помог нам с клумбами цветов и огородами. Именно он вдохновил нас на высаживание садов, так что сейчас на территории нашей собственности имеется заповедник, где на трёх акрах земли в пределах города посажено три тысячи деревьев.

     Когда мы впервые приехали сюда, мы начали с маленького старого коттеджа на заброшенном клочке земли. За нами было болото в глубокой лощине, и невозможно было пройти к другому старому дому, который железнодорожные власти хотели снести. Мы им сказали, что очень бы хотели, чтобы его оставили нам, потому что мы начали со старого здания, расположенного ближе, а теперь нам нужно было помещение с большей площадью. Они заявили: "Можете оставить это здание себе при условии, что проложите дорогу между двумя домами".

     Мы связались с железнодорожным департаментом, и к нам приехал инженер-консультант, который сказал: "По-моему лучше этого не затевать". Всё выглядело так, как будто нас могло засосать, как в трясину. На болоте были катушки с колючей проволокой, старые стволы деревьев и железнодорожные вагоны - весь этот мусор. Ужасный вид! Мы решили освоить эту землю, и кто-то посоветовал узнать, каким специальным составом можно заполнить болото. Мы не знали и поэтому не упомянули, что заполнять надо чем-то "чистым". Вскоре нам стали привозить огромное количество бетона и старой проволоки. Мы протестовали: "Если вы не будете выравнивать всё это бульдозером, то лучше этого не привозить".

     В конце концов лощину заполнили, но проволока торчала из бетона и избавиться от неё было совершенно невозможно. Это напоминало космическую декорацию с сотнями шипов. Один из инвалидов, всю свою жизнь проработавший строителем, спас положение своим аппаратом типа сварки, который укрепляется на спине: он срезал весь провод до уровня земли. Мы покрыли всё это толстым слоем земли и получилась дорога. Однако под конец недели разразилась сильная буря и в понедельник оказалось, что дорога совершенно исчезла. Она ввалилась, и болото опять захватило эту территорию.

     Очевидно, прежде всего нам надо было проложить по всей территории большие трубы, чтобы вся вода из большого парка, находящегося на более высоком уровне, могла проходить через водосток на более низкий уровень, находящийся рядом с нами; только тогда можно было проложить сверху дорогу. Но никто не мог с этим справиться; и вот появился один человек, - мы верим, что этим руководил Саи Баба, - чьей профессией было исправлять трудности, возникающие на строительных площадках зданий. Он сказал: "Я думаю, что смогу вам помочь".

     Ротари клуб выделил нам немного денег, и члены его пришли нам на помощь, как рабочие пчёлки. Работы было много, так как надо было заполнить ямы и выровнять землю, утрамбовав её специальным катком. В конце концов работа была завершена. Теперь дорога безопасна и прочна, и мы уверены, что она уже не осядет. Совсем недавно нас посетил бывший мэр города, он сказал: "Может быть, я смогу раздобыть вам немного бетона для дороги". Он привлёк фирму, которая кладёт асфальт, - всё, что можно, было сделано. Мы повесили маленькую вывеску: "Пионер - частная дорога". Это была полная победа.

     Воспоминания тех ранних лет СВАРЫ укрепили нашу веру в то, что рука Саи Бабы вела и твёрдо поддерживала наше предприятие с самого начала. Ведь было разрешено так много неразрешимых задач. В результате СВАРА сегодня - это яркий пример того, что может сделать небольшая группа людей для тех в нашем обществе, кому не очень повезло в жизни.

"Всякое служение надо считать подношением Богу и каждую возможность служить надо приветствовать как дар Бога".

Саи Баба

 


 

Глава пятая

История СВАРЫ:
Божественная Неопределённость

"Осуществление человеческой жизни состоит в служении, которое воздаёт человек, без мысли о вознаграждении, с отношением беззаветного служения. Служение, совершаемое в таком духе, проливает свет на внутренние тёмные стороны человека, оно расширяет сердце, оно очищает импульсы и дарует неизменное счастье".

Саи Баба

     В те ранние годы мы обратились к железнодорожникам с просьбой разрешить нам построить ещё одно здание. Они сказали: "Хорошо, только если вы понимаете, что ваше теперешнее пользование этой землёй невечно". Мы ответили: "Да, мы согласны с такой постановкой вопроса, и если земля понадобится для вашего пользования, мы её вернём".

     Нам надо было оплачивать все расходы, связанные с электричеством, водой и т.п., а также платить за содержание здания, текущий ремонт и различные работы по ремонту здания. Одна компания перевела нам деньги на ремонт одного из зданий; а один человек перед смертью завещал деньги на другое здание; различные группы и семьи также вносили деньги на ремонт зданий и оборудование. С нас требовалось только каждый раз извещать железнодорожную компанию о том, что сделано. В конце концов вся наша территория, с разбитыми на ней садами и лужайками и с новыми зданиями, выглядела очень красиво. Получив так много помощи, СВАРА процветала, обеспечивая многих людей работой, приносящей большое удовлетворение.

     Недавно железнодорожная компания продала всю землю на улице Рома правительственным административным службам, и обновление этой улицы вызвало большую полемику. Новый департамент проконсультировался с нами по этому поводу; нам сказали: "Мы бы хотели получить землю, которой вы пользуетесь, обратно, так как она очень поднялась в цене. Мы хотим возвести высотные здания с озёрами и садами на вашей территории, поэтому мы просим вас выехать". Мы ответили: "Нет, мы не можем выехать, потому что мы вложили сюда так много времени и энергии, и это место нам очень подходит". Все нас поддержали, включая преданных Саи Бабы со всего мира, которые посетили СВАРУ и оставили пожертвования, потому что высоко оценили то, что мы делаем. Когда мы сообщили им о нашей проблеме, их сердца открылись, и они стали писать нашему премьер-министру письма с протестом. Многие люди писали письма, включая нашего патрона, архиепископа англиканской церкви, который с большой любовью оказывает нам поддержку в нашей работе.

     Политические деятели снова и снова настаивали на своём: "Мы хотим, чтобы вы переехали, и готовы выплатить 6 миллионов долларов, чтобы вы устроились в другом месте". Но мы ответили, что мы не можем и думать о переезде. Это их очень удивило, и они спросили почему. Мы объяснили: "Мы хотим остаться здесь, потому что мы выстраивали это место в течение многих лет из ничего, кроме любви тех, кто проявил заботу, включая клиентов-инвалидов, и считаем, что заслуживаем здесь оставаться". Мы пригласили их приехать и посмотреть на всё, что мы сделали. Они приехали, и всё это произвело на них огромное впечатление. Тогда они решили пересмотреть своё предложение; но затем наступило время выборов, и в 1987 году правительство сменилось.

     Новый премьер-министр снова организовал группу, которая начала расследование проблемы заново, чтобы решить, как использовать эту территорию. Когда комиссия приехала к нам, нас спросили: "Почему вы так стоите за эту территорию?" И мы всё им объяснили. Некоторые были на нашей стороне, но кое-кто возражал. Один человек согласился с нами, сказав: "Мы понимаем, что вы пустили тут духовные корни. Вы не можете уехать; вас не следует выселять". Мы объяснили им, как дорого это место для многих людей. А кто-то из университета предложил: "Может быть, вы хотите, чтобы наши студенты вышли на забастовку или устроили марш протеста? Они все хотят, чтобы СВАРА продолжала действовать; они верят в неё". Но мы возразили: "Нет, мы хотим всё делать с любовью и в полной гармонии". В конце концов мы убедили комиссию, занимающуюся регистрацией земли, что наша территория - естественный заповедник в центре города.

     Новое правительство продолжало сотрудничать с нами; нам было сказано, что, вероятно, мы сможем остаться. Затем правительство сменилось опять. Новое правительство набрало новых служащих (это было в 1989 году), и нам надо было снова его убедить в необходимости остаться на прежнем месте. В конце концов они согласились; "Мы не будем вас переселять, а будем помогать вашим замыслам".

     Однажды нам в СВАРУ позвонил некто, занимающий высокое положение, и сказал: "Можно мне приехать к вам домой, чтобы поговорить с вами?" Когда он приехал, стала ясна цель его приезда: "Я приехал, чтобы сообщить, что правительство решило предложить вам большой участок земли, который принадлежал семинарии. Никто не может дать гарантии, что вас никогда не попросят освободить территорию, где вы находитесь сейчас, но, если бы вы согласились переехать, вам бы сдали новую землю в вечную аренду. Это была бы ваша земля - ваша навсегда".

     Мы ответили нашему гостю, который был для нас как наставник: "Мы не можем уехать. Ваше предложение очень хорошее, и очень мило, что нам это предлагают, но мы не можем переехать". Мы всё это обговорили, и под конец он сказал: "Я согласен с вашим решением и сообщу об этом правительству". Так что мы всё ещё на том же месте.

     Мы всем сердцем верим, что тут мы и останемся. Мы часто молимся и говорим с Саи Бабой о земле, где находится СВАРА и о многих причинах, по которым мы должны там оставаться. Это маленький оазис живой природы с большим количеством деревьев в центре города. СВАРА процветает. Мы сказали политикам, что экономим правительству миллионы долларов, потому что ему пришлось бы заботиться обо всех тех людях, которые приходят к нам в СВАРУ - более сотни человек в день, - распределяя их по центрам с терапевтами и другими высоко оплачиваемыми работниками.

     Однажды группа психологов проехала по всей Австралии, чтобы определить, в каком месте у инвалидов самое высокое состояние духа. Эти люди остановились у нас на пару недель; общаясь с пациентами, они знакомились с нашими программами. Вернувшись, они сказали: "Вы победили. Все люди, которые здесь находятся, любят вашу организацию; им нравятся программы и работа, которой они здесь занимаются; они любят своих руководителей, свою группу сверстников и себя; каждый из них верит, что это его место и что, если бы их здесь не было, СВАРА не была бы так полезна, как сейчас". Это история нашей непрекращающейся борьбы, поддерживаемой Божественной верой; очевидно, Бог хочет, чтобы мы оставались на этом священном участке земли прямо в центре Брисбена и заботились об этих чудесных людях.

     После утренней программы, когда мы обсуждаем, чем будем сегодня заниматься, у нас всегда есть время вопросов и ответов: каждый может задать любой вопрос о СВАРЕ. Если у СВАРЫ не хватает денег, мы все молимся Всемогущему Богу о помощи, а если кто-то умирает, мы произносим о нём молитву; затем мы поём чудесные жизнеутверждающие песни. Таким образом, каждое утро мы заряжаемся высокой энергией. Психологам, которые нас посетили, это очень понравилось, потому что большинство подобных организаций хотят, чтобы их пациенты как можно скорее занялись работой. Мы никогда не делаем особого ударения на то, чтобы зарабатывать деньги, хотя примерно треть всего, что нам необходимо, оплачивается нашим собственным трудом. Мы просто считаем, что, если в СВАРЕ люди счастливы и придерживаются принципов праведной жизни, это приносит им добро. Мы думаем, что в этом и есть наш успех.

     С финансовой точки зрения СВАРА приносит треть нашего дохода: это результат производства наших мастерских, работы наших предприятий кустарного промысла по контракту и металлического цеха, где мы разбираем старые счётчики на металлолом, отделяя медь и различные сплавы и компоненты. Здесь мы также производим металлические вешалки для одежды.

     В кухне-мастерской мы печём различные виды печенья, кексы, варим джемы и т.д.; мы разливаем по банкам мёд для уличных ларьков, которые работают каждый день. В мастерской детских игрушек мы производим привлекательные, весело разукрашенные игрушки, которые продаём в нашем магазине подарков при СВАРЕ, а также в уличных ларьках. У нас есть также гончарная мастерская, возглавляемая англиканским священником, который является профессиональным гончаром. Мы получаем много заказов со всей Австралии, особенно во время Рождества. К примеру, у нас бывают заказы на тысячу вазочек или подносов, украшенных эмблемой какой-то специальной фирмы или организации. Мы также производим привлекательных маленьких керамических животных, которые очень популярны. Эта гончарная мастерская - место творчества, и люди любят там работать. Мы также производим конфеты на Рождество и в другие праздники; они выполнены вполне профессионально и красиво, и различные учреждения, занимающиеся благотворительной деятельностью, с удовольствием их покупают, так же как и обычная публика.

     Другая треть нашего дохода поступает от правительства, и ещё одна - от пожертвований. У нас нет профессионалов, занимающихся сбором средств, поскольку в таких случаях только небольшая часть этих сборов попадает к нуждающимся.

     Посетители СВАРЫ дают высокую оценку нашей работы, и часто готовы нам помогать. Недавно некие добрые друзья помогли нам купить у строительного предприятия полное оборудование для отдыха и спорта. Кран разгрузил четыре контейнера с оборудованием для СВАРЫ, и группа людей с любовью помогла нам его собрать; затем ещё одна группа собрала веранду, а другая - палатки; люди положили на пол ковёр и расставили мебель, а вокруг мы разбили прекрасные сады. У нас получилось очень красивое здание с оборудованием, которое мы можем использовать сами, а также делиться с другими.

     Кто-то посоветовал нам обратиться за помощью в фонд Павла Ньюмана в США, поскольку у этого известного актёра сын инвалид, и он отдаёт на благотворительность все средства из своих всем известных источников. Эта организация дала нам деньги на грузовик и с тех пор предоставляет нам фонды для различных целей.

     Супруги, которым принадлежит бизнес по производству сливочной помадки, как-то услышали наше выступление о СВАРЕ в часовне Уэйсайд в Кингз Кроссе (Сидней), и после этого во время медитации у них возникло чувство: "Помогите близнецам". Они позвонили нам и сказали; "Вы нас не знаете, но как мы можем быть вам полезны?" С тех пор они постоянно оказывают нам чудесную благотворительную поддержку - они стали нашими друзьями.

     Недавно умерла старая преданная Саи Бабы, которая помогала нам со СВАРОЙ, когда мы ещё только начинали. Мы ничего не слышали о ней в течение двух лет, и недавно получили письмо от исполнителя её посмертной воли о том, что она завещала СВАРЕ 34 тысячи долларов. Подобным вещам трудно поверить, и мы благодарим за это Бога. Позвонил её адвокат и сказал: "Моя клиентка кое-что вам оставила в своём завещании; дайте нам имя вашего адвоката" и т.д. Некоторые пенсионеры присылают нам 10 процентов от своего дохода. Одно из трогательных пожертвований пришло от пожилой женщины, которая сообщила, что выиграла деньги на скачках в Мельбурне и хотела бы поделиться выигрышем с нами - её чек был на 14 долларов 75 центов.

     Сначала мы всё время были в долгах, потому что много денег уходит на содержание СВАРЫ, а со временем требуется всё больше и больше. Каждую неделю мы обычно посылали нашего бухгалтера в банк, чтобы получить деньги для уплаты счетов, и часто оказывалось, что на нашем счету денег не было. Банк знал, что деньги поступят, потому что мы каждый месяц получали небольшую дотацию от правительства. Кассир обычно говорила: "Я не могу выдать вам требуемую сумму; мне надо поговорить с управляющим". Нам не разрешали превышать кредита, потому что, хотя здания принадлежат нам, земля не наша. Как-то мы пригласили управляющего прийти и посмотреть на работу СВАРЫ, и ему всё очень понравилось. Он сказал: "На меня произвело большое впечатление то, что вы здесь делаете. Я проинструктирую, чтобы ваши чеки оплачивались всегда". Через несколько дней он прислал нам пожертвование в 1000 долларов. Такие невероятные события происходят постоянно.

     Многие удивляются постоянному росту СВАРЫ и тем. что она продолжает существовать изо дня в день. Помощь, которую оказывают волонтёры, жизненно необходима, так же как и финансовая поддержка, которая всегда приходит как раз вовремя чтобы избежать ещё одного финансового кризиса. И всё же каждую неделю мы каким-то образом умудряемся предоставлять важную профессиональную помощь более чем двумстам инвалидов. Нас никогда не покидает чувство неопределённости, так же как и вера в следующие слова Саи Бабы: "Испытание приносит ощущение Бога". И в результате "неизвестность" никогда не несёт для нас стресса. Наоборот, игра Бога со всеми нами в СВАРЕ приводит нас в восторг, так как Он вовлекает нас в Свою "Божественную Неопределённость".

"Никогда не забывая, что вы - часть Божественности, вовлекайте себя в служение".

Саи Баба

 


 

Глава шестая

История СВАРЫ:
СВАРА растёт

"Служение есть высшая цель жизни. Каждому следует искать осуществления своей жизни, служа своему ближнему".

Саи Баба

     В СВАРЕ существует три уровня программ, и мы предоставляем каждому человеку программу, соответствующую его нуждам и способностям.

     Первый уровень - это отбор тех, кто нуждается в поощрении и поддержке, и тех, кому очень нужно общение и связь с другими. Мы предлагаем все виды терапии, включая музыку, приготовление пищи, отдых (восстановление физического и духовного потенциала), искусство и ремёсла, а также обучение применению лекарственных трав. Наша единственная цель - помочь людям вести более счастливое и наполненное смыслом существование, чтобы их физические недостатки не мешали им достигнуть успеха в жизни. В этой терапевтической программе им разрешается, по их выбору, менять одну деятельность на другую; они могут избрать для себя задачу, которую в данное время им приятно выполнять. Мы пытаемся найти искру в каждом человеке и раздуть её до пламени. Многие преданные этому делу люди собирают для нас марки, и это тоже даёт неплохую отдушину или простую "работу", как её любят называть наши так называемые клиенты: некоторые вырезают марки, другие их отмывают и сортируют, а более нетрудоспособные могут просто рвать конверт пополам. Эта работа им действительно нравится и даже немного оплачивается коллекционерами марок.

     Второй уровень программы - для более трудоспособных людей; они большую часть времени обычно заняты в мастерских, производя игрушки и выпекая кексы и конфеты, которые любит местное население. Конечно, в этой области требуется контроль качества.

     Третий уровень включает людей, которые способны нести ответственность за всё - это руководители, которые возглавляют различные мастерские, водители машин и все те, кто занимается работой в офисе. Мы считаем себя на этом уровне и не делаем различия между собой и нашими клиентами-инвалидами. Мы те, кто даёт направление, поддержку и духовный подъём другим. Когда прибывают новые пациенты, мы решаем, какой уровень им подходит. В основном они, прежде всего, попадают на первый уровень, но некоторые настолько хорошо работают, что мы тотчас переводим их на более высокий уровень. У всех инвалидов создаётся впечатление, что они справляются, потому что никто не чувствует разочарования. Мы считаем, что каждый способен достигнуть своего полного потенциала; по мере того как их работоспособность повышается, мы переводим их на новый уровень.

     Молодой человек, который работает на нашем коммутаторе, пришёл туда из "закрытой" мастерской, где он был под наблюдением и выполнял однообразную работу. Хотя он дислектик, он хорошо выполняет свою новую работу. Человек, который возглавляет металлический цех, наблюдает за работой всех находящихся там людей, включая "трудных" клиентов. Он работает так хорошо, что его брат сказал: "Раз он способен выполнять эту работу, то пусть тогда работает у меня в цехе," - и к нашему большому огорчению его от нас забрали; но мы были рады за него, потому что для него это был шаг вперёд. Через две недели он вернулся, потому что среда с высокой конкуренцией оказалась ему не по плечу. В атмосфере поддержки, которую мы создаём в СВАРЕ, он, со своими особыми способностями, продолжает успешно наблюдать за работой людей.

     В СВАРЕ никто не имеет никаких привилегий; ко всем совершенно одинаковый подход - все чувствуют себя равноправными, как в семье, где старшие и более сильные помогают младшим и тем, кто послабее. И те, кто поспособнее, не чувствуют, что другие хуже их.

     У нас бывает много инвалидов, находящихся на излечении в больнице с проблемами позвоночника; они приезжают один раз в неделю в инвалидных колясках, и мы готовим для них интересную программу деятельности. У нас также бывает много детей из специальных школ: когда учебный год подходит к концу, они приезжают на пару дней в неделю, чтобы посмотреть, смогут ли они в будущем у нас работать.

     Хотя по бухгалтерским подсчётам у нас более двухсот клиентов, в день нас посещает не более ста человек. Наши требования посещаемости очень мягкие: инвалиды могут приходить и оставаться от половины дня до пяти дней в неделю, в зависимости от того, что они хотят и на что способны.

     Наше учреждение принимает людей с различными заболеваниями, то есть у клиентов могут быть различные проблемы: психическая или физическая инвалидность, повреждение головного мозга, родовые травмы типа глухоты или слепоты, включая ментальные проблемы. Некоторые неспособны ни к чему - это люди, которые не смогли работать в обществе без поддержки. Их возраст в пределах от 25 - 75 лет. Единственно, кого мы не берём, - это инвалидов с очень низким интеллектуальным уровнем и с проблемами поведения. Многие из наших клиентов-шизофреников - это на самом деле люди, живущие в страхе, так что наша задача состоит в том, чтобы укрепить их уверенность в себе. Некоторые приходят с проблемой полной нетерпимости к критике; мы с ними беседуем, и понемногу они начинают более терпимо подходить к окружению и с любовью относиться к людям, с которыми работают. Причина того, что мы не можем взять тех, кто готов разрушить всё вокруг, заключается в том, что они огорчают других. Когда бросаешь камешек в пруд, результат быстро распространяется по всей поверхности воды; так же получается, если кто-то начинает действовать подобным образом: многие другие его имитируют.

     Мы говорим нашим будущим пациентам, что они должны приходить к нам с любовью и быть готовыми помочь, если это требуется. Мы делимся с ними нашим пониманием того, что поскольку они нетрудоспособны, им требуется большая поддержка. Они привыкли "получать", но теперь им надо научиться "давать". Некоторым клиентам требуется большая помощь, особенно людям в инвалидных колясках. Другие кажутся настолько нормальными, что посетители часто удивляются, почему они здесь; но для того, чтобы они могли нормально действовать, им нужна поддержка и ободрение. Однако каждый из них определённым образом вносит лепту в благосостояние остальных.

     В СВАРЕ существует очень немного правил. Например, не разрешается ругаться и портить всё вокруг; кроме того, курить разрешается только в определённых местах в определённое время. От клиентов требуется быть добрыми и не причинять друг другу боли, а также сотрудничать в какой-нибудь из наших программ. Если они поступают неправильно, мы просим их принять установленную нами дисциплину. Иногда нам приходится настаивать, чтобы они какое-то время не приходили - от полдня до недели, в зависимости от серьёзности их проступков. Когда их отправляют домой, это для них маленькая трагедия - их огорчение доходит до слёз. Поэтому мы объясняем им необходимость дисциплины, но, отправляя их домой, даём им немного денег, чтобы по дороге они могли выпить чашку кофе и избавиться от чувства грусти, которое они испытывают. Обычно они возвращаются полные угрызений совести, и их отношение меняется - они хотят сотрудничать. За все наши двадцать два года нам пришлось удалить за серьёзные проступки только троих клиентов.

     Иногда нам присуждают особые награды в связи со СВАРОЙ. Дороти получила британскую имперскую медаль и особую австралийскую награду за работу в СВАРЕ до того, как Мойя пришла туда на постоянную работу. Затем последовали другие награды для нас обеих. Однажды нас пригласили на обед в Ротари клуб. Когда мы приехали, то были удивлены, что там собралась вся наша семья. Для нас была большая честь и большой сюрприз получить высшую награду Ротари клуба "Медаль Павла Хэрриса". Нам сказали, что такой медалью только что была награждена Мать Тереза. На этом чествовании нас посадили за большой стол как почётных гостей. Это было так прекрасно - признание любви и помощи СВАРЕ.

     Были случаи, когда нас снимали для телевизионных программ, а также для газет и журналов благодаря большому интересу к нашей работе и высокой её оценке. Те, кто видел или читал об этом, всегда проявляли большой интерес к СВАРЕ.

     Что касается СВАРЫ, Саи Баба однажды сказал нам: "Это очень хорошее место, потому что вы даёте людям работу, полную смысла, - а затем Он, подняв руку, добавил: - Я даю вам руку помощи".

     Редактор журнала "Санатана Сарати" ("Вечный колесничий"), узнав, что Саи Баба очень доволен тем, что мы делаем в СВАРЕ, попросил нас написать статью и включить фотографии нас с клиентами, но к тому времени, когда это всё дошло из Австралии и мы передали ему, он сказал: "К сожалению, книга уже закончена и готова к печати". Однако он показал статью Саи Бабе, и Саи Баба сказал: "Включите". Тогда был изменён весь формат книги и статья была напечатана с фотографиями в полстраницы. Статья называлась "Маяк ярко горит в Брисбене" - большая честь для нас!

     Недавно на интервью мы спросили Саи Бабу, что бы Он сказал всем людям в СВАРЕ. И Он сказал следующее: "Передайте им, что Я благословляю их всех и что Я всегда с ними". И мы это передали. В СВАРЕ мы говорим о Саи Бабе, и поэтому все знают о Нём. У нас собираются люди разных религий: мусульмане, евреи, протестанты, католики и индусы. Мы просто говорим о Всемогущем Боге, и каждый из них может интерпретировать это по-своему. Как говорит Саи Баба: "Существует только один Бог. Вы можете называть Его самым прекрасным именем на вашем языке". Иногда мы все вместе говорим с Богом и просим Его нам помочь. Наши клиенты знают, что мы ездим в Индию на встречу с Саи Бабой; оттуда мы всегда шлём им открытки с Его портретами и высказываниями. Каждое утро, обдумывая программу, мы ведём оживлённую беседу со всей группой и часто упоминаем Саи Бабу, и читаем Его вдохновенные слова. По четвергам, когда мы подготавливаем главное помещение СВАРЫ к вечерним песнопениям для Саи центра в Брисбене, все клиенты помогают сделать эту комнату привлекательной, украшая её красивыми букетами цветов и т.д. Когда у нас день "Блу Нёсиз" (Голубых медсестёр), клиенты помогают расфасовывать конфеты по пакетикам, приводить в порядок комнаты и украшать зал. Они активно участвуют во всём этом, зная, что это день служения Саи, ведь они считают Его особым другом и помощником.

     Мы говорим людям, что Он прекрасное, любящее, духовное существо. Мы очень осторожны, чтобы не называть Его Богом. Придёт время, когда мы сможем сказать, что эта восхитительная "личность" на самом деле есть Бог и что мы тоже Бог - что все мы есть часть Бога, и поэтому естественно, что Саи Баба - Бог. Но, конечно, многие люди этого не понимают, и поэтому нам надо быть очень осторожными. Однажды Саи Баба сказал: "Говорите обо Мне только как о Любви," а также, "Лучше говорить о Моём послании и достижениях, чем обо Мне". Он сказал: "Когда вы молитесь Мне, вы молитесь Богу".

     Вот история о находке маленького мальчика, которая иллюстрирует это послание: однажды человек, женатый на христианке, вечером вернулся домой пьяный и, взяв трёхлетнего сына, уехал с ним на машине. Машина сломалась, и отец пошёл искать помощи, оставив мальчика в машине одного. Когда оба они не вернулись домой, женщина стала в отчаянии молиться, прося Мать Марию защитить её сына. Через час после этого на пороге дома появился какой-то человек с её маленьким сыном; он вернул мальчика матери. В то время ей не удалось выяснить, кто спас её сына. Много лет спустя, мать услышала о Саи Бабе и поехала к Нему. Саи Баба сказал ей: "Я тебя знаю. Я Тот, кто спас твоего маленького мальчика в ту ночь, когда ты молилась Матери Марии".

     Однажды Саи Баба, взглянув на нас, сказал: "Вы обе можете уже не работать. Вам не надо больше работать. Люди будут за вами ухаживать. Другие люди будут работать, а вы будете просто помогать им советами", - но, конечно, мы всё ещё работаем. Работа, которой мы занимаемся в СВАРЕ, в основном - наблюдение, советы и руководство. Это нетяжёлая физическая работа.

     Саи Баба сказал нам о людях в СВАРЕ: "Понять их трудно, но любить их легко!" И мы истинно их любим. Мы любим их такими, какие они есть на самом деле, за их внутреннюю красоту. Мы всегда стараемся видеть в каждом самое лучшее. Даже когда мы были студентами трудотерапии, мы всегда старались уменьшить до минимума проблемы пациентов. После того, как мы оценивали уровень их нетрудоспособности, наши учителя обычно говорили: "Вы всегда замечаете в основном их хорошие стороны; вам надо также упоминать их проблемы и то, что плохо". Мы обычно отвечали: "Но плохое настолько минимально; всё хорошее - вот что важно". И до сих пор наше отношение ко всем клиентам СВАРЫ не изменилось.

     Наша работа в СВАРЕ - это кульминация тех стремлений, которые мы разделяли друг с другом всю свою жизнь: делиться любовью с людьми и служить тем в нашем обществе, кому повезло меньше, чем другим - это величайший дар, который мы когда-либо могли получить от Бога. Ежедневно видеть Его чудеса в преданной работе наших верных волонтёров, в постоянном и достаточном притоке пожертвований и каждый день быть свидетелями преобразования жизней - это удивительная Милость.

     Правительство всё ещё владеет землёй, на которой стоит СВАРА, и хотя нам предлагают 6 миллионов долларов и новое постоянное помещение, мы знаем, что наши духовные корни находятся на этой земле и в этих зданиях с садами. В это место мы вложили так много любви; это вибрирующий духовный центр Брисбена, и мы надеемся, что правительство оставит нас там навсегда. В 1998 году правительство сменилось опять, и новый премьер-министр относится с большим пониманием и симпатией к нашим нуждам, та к что мы уверены, что нам не следует бояться в этом отношении.

"Когда вам даётся какая-то работа, надо в неё вложить всё своё сердце и душу и выполнять её в высшей степени искренно и преданно".

Саи Баба

 


 

Глава седьмая

Встреча с Единым

"Господь подобен солнцу: когда Его лучи падают на ваше сердце, бутон лотоса расцветает и лепестки раскрываются".

Саи Баба

     Как отмечалось ранее, мы родились в очень любящей католической семье, глубоко почитающей Бога, и следовали предписаниям католической церкви. Церковь нам очень нравилась; она дала нам нужную информацию о Боге, ведя нас к Нему. Для нас Бог был "как мороженое, а не как овсяная каша", Он был всегда прекрасным и любящим. И мы в ответ любили Бога и говорили с Ним так часто, что Он стал нашим настоящим другом. Мы обычно называли Его "наш Господь", а не просто "Господь".

     Хотя мы были вполне счастливы и довольны нашей религией, с возрастом некоторые концепции оказались для нас неприемлемыми. В глубине души мы чувствовали, что тут чего-то не хватает, поэтому мы сочли необходимым прочесть книгу "Свитки Мёртвого моря" и стали изучать другие религии и философии, такие как спиритуализм, философию Розенкрейцера и теософию. Хотя всё это было интересно, но для нас оказалось недостаточно убедительным - нас это полностью не удовлетворяло, поэтому мы продолжали любить Бога и поклоняться Ему по-своему.

     Мы часто ездили повидать нашу подругу-целительницу из Брисбена. Множество людей приезжали и останавливались у неё: целители из Манилы, буддисты и другие святые люди. Она всегда рассказывала нам о различных гуру. Со временем она начала говорить с нами о Саи Бабе, великом духовном учителе Индии, который материализовывал священный пепел, исцеляя людей, а также оказывал духовную помощь Своим последователям. Однажды, когда она подошла к своей машине, на машине оказался пепел, и наша знакомая была вполне убеждена, что это Саи Баба материализовал виб'ути. Но нас это не интересовало - мы углубились в различные религии и думали, что самой лучшей до сих пор была наша римско-католическая вера. Однажды в конце 70-х годов наша мама получила от старого друга-квакера в Тувумбе книгу о Саи Бабе под названием "Саи Баба, Аватар" Хауарда Мёрфета. Эта книга её совершенно захватила. Она постоянно нас уговаривала: "Вы должны её прочесть! Вы должны её прочесть!" Мы ей говорили: "Ой, мама, нам это не особенно интересно. Это ещё один индийский гуру - мы достаточно наслышались о них". Когда мы в следующий раз приехали к нашей подруге-целительнице, она начала снова говорить о Саи Бабе, и мы поняли, что это тот человек, которым наша мама так заинтересовалась. Когда мы ей сказали, что у нас есть книга о Нём, она очень обрадовалась, так как в то время очень немногие в Куинзлэнде знали о Саи Бабе. Вот тогда-то шлюзы открылись, и наша подруга хотела говорить только о Нём и ни о чём другом. Католический священник (прим.: Дон Марио Маццолени) написал в своей книге "Священник и Аватар", что, когда он впервые встретил людей, интересующихся Саи Бабой, он был удивлён - начав говорить о Нём, они приходили в такой восторг, что не могли остановиться и даже забывали поесть. Вот, что он говорит: "Я решил, что тут что-то есть", - и он занялся исследованием этого явления. Это как раз и есть описание того, что случилось с нами.

     Через несколько дней эта подруга позвонила нам и сказала: "Ко мне приезжает один духовный человек, чтобы показать два фильма о Саи Бабе". И мы поехали к ней домой и увидели два фильма Ричарда Бока. Мойя сразу почувствовала, что её сердце перевернулось, когда она увидела Бабу на балконе Его храма. Он был так нежен и мил, а лицо Его было так прекрасно, что она вдруг подумала: "Вот чего мы хотели всю жизнь". Она с трудом могла сдержать себя, так ей хотелось узнать, что думает об этом Дороти. Дороти согласилась: "Да, я тоже плакала, когда Он стоял там, на балконе - эти прекрасные глаза, это утончённое лицо с таким нежным выражением".

     Он нас настолько заинтересовал, что нам хотелось узнавать о Нём всё больше и больше. Кто-то дал нам фотографию, а ещё кто-то подарил книгу. Мы сказали одному знакомому, что мы бы с радостью поехали в Индию посмотреть на Саи Бабу, а он ответил, что приблизительно через 12 месяцев собирается ехать туда со своей семьёй. И вот через год, в начале 1981 года, с большой группой людей мы отправились в Индию, взяв с собой нашу маму, которой в то время исполнился 81 год. Мы все остановились в "круглом здании" в ашраме Саи Бабы в Прашант'и Нилайаме. Мы жили на четвёртом этаже, но наша мама энергично ходила вверх и вниз по лестнице - не так, как мы ходим сейчас с нашим артритом, а ведь мы сейчас моложе, чем она была тогда. Даже в таком возрасте она была полна энергии и энтузиазма. В тот год у нас было первое интервью с Саи Бабой. Он сказал Дороти: "В этой жизни для вас всё просто: без йоги, без ягны, без того, без сего; в этой жизни для вас просто надо любить, любить, любить и трогать, трогать, трогать" (прим. .'близнецы всегда с любовью протягивают к людям руки) - и Он произвёл для неё красивое зелёное кольцо. Он любил нашу маму и вёл её по жизни. Он всё время говорил, что она "хорошая женщина" и даже материализовал для неё хрустальную джапамалу (прим.: ожерелье для молитвы из 108 бусинок).

     После нашей первой поездки в течение последующих семи лет Мойя ездила в Индию сама - Дороти оставалась дома с нашей мамой, чтобы заботиться о ней и работать в СВАРЕ. Наша мама хотела ехать в Индию снова, но здоровье ей не позволяло. Однажды Мойя сказала Саи Бабе: "Баба, моя мама хотела бы приехать, но она слаба". Он сказал: "Нет необходимости! Она здесь", - и приложил руку к сердцу. Кроме того, нам не удавалось найти никого, кто бы взял на себя заботу о СВАРЕ, если бы мы уехали вместе; поэтому в то время Дороти уехать не могла. Но она всегда чувствовала себя очень близко к Саи Бабе и не потеряла с Ним контакта. Она могла очень ясно представить Его себе и всегда чувствовала, что все эти годы Он не расставался с ней и с мамой.

     Однажды Мойя почувствовала, что ей не следует ехать в Индию на Рождество, потому что здоровье Дороти и мамы было недостаточно хорошим; однако она жаждала поехать, так как хотела быть с Саи Бабой каждое Рождество. Мы были бы рады за неё, если бы она поехала, но Мойя не могла преодолеть чувство вины и сомнения - она решила искать помощи у Саи Бабы. Рано утром, разговаривая с Ним в состоянии полумедитации, она объяснила проблемы и попросила Его руководства. Несколько дней Мойя провела в ожидании ответа, но ничего не получила; тогда она решила ехать. Упаковав чемоданы и уплатив за билет, Мойя сделала нужные прививки и была готова ехать с группой людей. За два дня до отъезда во время медитации у неё в разуме, прямо перед глазами, как на телевизионном экране, вдруг появились большие чёрные буквы слова "Д'арма". Удивившись, она подумала: "Что означает Д'арма?"

     В те ранние годы познакомившись с учением Саи Бабы по "Общечеловеческим ценностям", мы с радостью приняли такие аспекты Его учения, как любовь, мир и истина, но не хотели слишком углубляться в индийские названия других человеческих ценностей, таких как "Д'ар-ма" и "Ахимса" - нам казалось, что лучше оставить это на более позднее время. Когда она подумала: "Каково точное значение "Д'армы"?" - ей ясно пришёл ответ: "Это значит выполнять свой долг, как ты его видишь в данное время своей жизни". Получив этот ответ, Мойя всё отменила и не поехала - мы вместе провели чудесное Рождество. В последующие годы у нас появилась помощь как для мамы, так и для СВАРЫ, так что мы, близнецы, всегда путешествовали вместе.

     Как-то нас спросили: "Когда Бог вошёл в вашу жизнь?" Мы ответили, что у нас никогда не было такого времени, когда Бога с нами не было; Бог был всегда самым важным в нашей жизни. Мама была очень важна для нас, но Бог был ещё важнее - наша мать была частью Бога. Любовь Бога распространялась на всё. Он был Иисусом, но не только Иисусом. Бог включал всё - таково было наше понимание. Бог был цветами, Он был миром, и Иисус, конечно, тоже был Богом, потому что здесь нет никакой разницы. Бог есть тотальность (всё-во-всём); мы это сознавали даже будучи детьми. Мы любили свою религию, но до появления Саи Бабы некоторые вопросы нас озадачивали. Теперь у нас нет никаких проблем в отношении религии или Бога. Мы знаем, что Бог есть наша жизнь и наша духовность, так зачем глубоко вдаваться в эти вопросы или волноваться по этому поводу? Зачем всё время заниматься поисками?

     Когда мы впервые прочли о Саи Бабе, у нас не было проблем по поводу принятия, что называется, "восточной религии" - мы уже приняли идею реинкарнации (перевоплощения) много лет назад. Наоборот, когда мы впервые столкнулись с ней, мы сразу подумали: "О, ведь мы это знали всегда! Просто мы не знали, что мы знаем!" Мойя, работая в то время в центре для паралитиков, подумала: "Конечно! Вот почему люди рождаются паралитиками - они это сами выбирают".

     Саи Баба говорит: "Не отказывайтесь от своей религии, просто понемногу расширяйте свои знания, включая в них Моё учение". Так что мы совсем не отрицаем христианство. Мы даже считаем, что с тех пор, как мы начали познавать учение Саи Бабы об Иисусе, мы знаем о Нём и любим Его ещё больше. Саи Баба никогда не отрицал роль Иисуса. Иногда Он говорит, что Иисус - это Аватар; а иногда, что Иисус -Посланник Бога; Он также говорит, что Иисус есть Бог.

     Хотя до 1981 года мы не молились Саи Бабе по имени, мы верим, что мы всё же молились Ему. Поскольку мы молились Богу, мы считаем, что всю свою жизнь мы жили в Божественной энергии: мы всегда настраивались на Бога, обращаясь к Нему за помощью, когда в ней нуждались. Теперь, когда мы сознаём тотальность Бабы, удивительно представить себе, что мы всегда молились Ему. Где бы мы ни были, мы всегда чувствуем любовь Саи Бабы, а когда мы близко от Него, мы видим, как Его глаза излучают невероятную силу Любви!

     В одном из ранних интервью Он произнёс следующие прекрасные слова: "Люди не всегда реагируют, как вы бы хотели, как вы считаете правильно или как вы надеетесь, они будут реагировать. Вы не можете изменить людей. Но если вложить достаточно любви в любую ситуацию, то всё в конце концов раскроется хорошо". В тот момент Он стоял рядом с нами, держа наши руки, и Его глаза выражали невероятную силу - они были полны любви, света и искрились, они были полны удивительной глубины. Мы никогда не видели раньше, чтобы Он так смотрел. Мы были рядом с ним в комнате для интервью много раз, но Его глаза никогда больше так не выглядели.

     Недавно мы прочли, что иногда Он делает так, что Его глаза кажутся людям большими - они так прекрасны. Кто-то сказал: как печально, что, когда Баба подходит близко, вместо того чтобы смотреть Ему в глаза, люди бросаются к Его стопам. Иногда Он протягивает руку, чтобы дотронуться кому-то до головы, но люди нагибаются к Его стопам и упускают эту связь с Ним; Он продолжает идти и к тому времени, как они поднимают головы. Он уже прошёл. Однажды Баба сказал, что люди должны попросить Его разрешения, чтобы дотронуться до Его стоп, иначе энергии там нет. Конечно, у нас были интервью, и мы дотрагивались до Его рук и стоп, не спросив Его, но это был просто радостный импульс, который вами владеет. Это чудесная связь с Ним, но, чтобы получить от Него огромный духовный подъём, надо всегда попросить Его разрешения.

     Когда Он подходит к нам близко на даршане (видение формы Господа), мы не можем оторвать от Него глаз. Мы носим очки для дали, чтобы видеть Его более ясно, но всегда снимаем их, когда Он подходит близко, потому что считаем, что очки создают преграду между Ним и нами. В ранние годы разрешалось брать фотоаппарат на даршан, и мы снимали Бабу - у нас есть одна чудесная фотография, которую мы увеличили. Однако, хотя у нас бывала такая возможность, мы не могли поместить фотоаппарат между Ним и собой, когда Он был близко.

Даршан в Кодиканале, 1997 год

     Мы ездили к Нему много раз, и каждая поездка кажется ещё более драгоценной, чем предыдущая. В последние поездки в Бриндаван нам предоставлялись места в зале Саи Рамеш, где Он может подойти к нам очень близко и где Он постоянно находится в поле нашего зрения. Когда мы приезжаем в Кодиканал, мы тоже сидим близко от Него, и Он часто говорит с Нами, дотрагивается до головы и материализует для нас виб'ути (священный пепел). В Прашант'и Нилайаме мы сидим подальше, хотя всё же недалеко: мы сидим на более высоком уровне и Он не подходит к нам близко, но мы можем видеть Его лицо или его чудесную спину, когда он уходит. Мы говорим Ему в сердце своём: "Ты далеко Баба, но мы чувствуем, как Твоя любовь объемлет нас, как и каждого в этом зале".

     Мы так благодарны, что Саи Баба призвал нас к Себе почти двадцать лет тому назад. С тех пор наша жизнь была проникнута Его любовью и наполнена глубоким чувством удовлетворения; мы довольны своей жизнью и прекрасным сознанием того, что находимся в личном контакте с высшим живущим на Земле воплощением истины.

"Бог есть красота, и когда вы касаетесь розы и наблюдаете закат, вы касаетесь Бога".

Саи Баба

 


 

Глава восьмая

"Розовые близнецы"

"Вы будете цвести, как ароматное подношение у стоп Господа, если пойдёте духовной тропой".

Саи Баба

     Как мы говорили раньше, согласно свидетельствам ясновидящих и манускриптам на пальмовом листе "Шука Нади" в Бангалоре, мы были вместе много раз. Мы верим, что мы души-близнецы, которые могут духовно расти быстрее, если они постоянно возвращаются в этот мир вместе. С нами произошло несколько чудесных анекдотических случаев до и после того, как мы встретили Саи Бабу.

Розовые близнецы, Прашанти Нилаям, 1991 год

     Во-первых, если мы постараемся, то у нас будет один и тот же почерк. Мы даже можем подписывать банковские чеки друг за друга. Когда, ещё будучи студентами, мы поехали в Сидней, чтобы открыть счёт в банке на Мартин Плэйс, то несколькими неделями позже управляющий позвонил нам и сказал: "Это ваш общий счёт, но чеки всегда подписаны одним и тем же лицом". Тогда мы поехали в банк и обе поставили подпись в его присутствии и к его удовлетворению.

     В другой раз на место работы Дороти пришёл полицейский и сказал: "Мне придётся предъявить Вам обвинение по поводу очень серьёзного нарушения". Когда она спросила его, в чём её вина, он объяснил: "Вы дважды получили водительские права под разными именами и что ещё более серьёзно - одни права выписаны в Тувумбе, а другие - в Брисбене". Она ему сказала: "Это моя сестра", - но он, насмехаясь, спросил: "Уж не близнецы ли?" - и назначил встречу в нашем доме. В тот вечер, когда он приехал, мы были одеты одинаково в форменной одежде и каждая держала свои права, которые были в одинаковых обложках и с нашими инициалами. Когда он нас увидел, он был настолько поражён, что быстро ушёл ко всеобщему удовольствию собравшихся гостей. Трудность для людей заключалась в том, что наш внешний вид и почерки были совершенно одинаковыми. Даже сегодня наши почерки так похожи, что любая из нас может начать письмо, а другая закончить, и никто не заметит разницы.

     В наших взаимоотношениях как близнецы мы обычно обе хотели делать одно и то же и носить одинаковую одежду. Естественно, наша мама одевала нас одинаково, когда мы были маленькими. С возрастом, желая проявлять свою индивидуальность, мы часто ходили покупать одежду самостоятельно, но одежда всегда оказывалась почти одинаковой - тот же цвет и стиль. В течение нескольких лет нам казалось, что неправильно выглядеть одинаково, но по мере того, как мы становились старше, мы начали думать: "Почему бы и нет? Нам нравятся одни и те же вещи и цвета", - и с тех пор мы продолжаем носить одинаковую одежду.

     Когда мы находимся в Индии, мы всегда носим сари. Эта привычка пошла от замечания Саи Бабы во время нашего первого визита в Индию, когда мы были в первом ряду на даршане и сидели по обе стороны от мамы - впервые все трое в сари. Саи Баба подошёл к нам и сказал: "Мать в середине, дочери с двух сторон, и все трое в сари - индийской одежде; очень хорошо". И с тех пор мы всегда носим сари для Него.

     Однажды, когда нас не было в Индии, Саи Баба сказал одному из наших друзей: "Как поживают розовые близнецы?" Он первый нас так назвал. В другой раз Он говорил о 'розовых сёстрах'. Тогда мы решили: "Саи Баба зовёт нас 'розовыми близнецами' и 'розовыми сёстрами', поэтому для Него нам надо одеваться одинаково и всегда в розовое". - И мы почти всегда так делаем. Несколько раз Он подарил нам сари других цветов, поэтому, единственно, когда мы не носим розовые сари в Индии, - это когда мы одеваем Его сари других цветов.

     В недавнем интервью Саи Баба сказал нам; "Как вас зовут?" Мы сказали: "Дороти и Мойя, но, Баба, наше любимое имя - это 'розовые близнецы Бабы'". Он улыбнулся и кивнул головой в знак одобрения. Мы счастливы, что Он зовёт нас "розовыми близнецами", потому что розовый цвет - цвет любви. Тот, кто ясно видит ауры, говорит, что когда Саи Баба разговаривает с людьми на даршане, Его аура светится прекрасным розовым цветом, и по мере того как Он говорит с преданным, цвет ауры преданного тоже становится розовым благодаря любви, которая его окутывает.

     Хотя раньше мы носили другие цвета, теперь мы всегда носим одежду разных оттенков розового цвета, и не только сари и индийскую одежду, но также и западную одежду. Люди почти всегда дарят нам подарки розового цвета и в Брисбене, где мы живём, наш дом тоже бело-розового цвета. Статьи, написанные о нас, а также программы телевидения назывались "Розовые близнецы", что нам всегда доставляло большую радость, так как это имя, данное нам Саи Бабой.

     В более раннем возрасте нас называли "близнецами". В школе нас обычно называли "двойняшки О'Брайены". Мы всегда и везде ходили вместе, но когда мы выросли, мы стали работать в разных местах. Мойя работала в больнице, а Дороти - в государственном Центре по реабилитации. У каждой из нас, конечно, были разные друзья, но между нами всегда оставалась особая связь.

     Мы всегда жили вместе, за исключением одного периода в три месяца во время одной из поездок Мойи в Индию. Это было единственное время, когда мы расстались больше, чем на неделю. Только один раз за 75 лет мы не были вместе в день нашего рождения - опять же, когда Мойя была в Индии.

     Когда мы начали встречаться с молодыми людьми, у нас было много интересного, потому что они не могли нас отличить друг от друга. Мы не только очень похожи, но наши голоса тоже почти одинаковы - большинство людей не могут отличить нас по телефону. Во время войны вокруг нас было много интересных мужчин, так как австралийская и американская армии и воздушные силы имели свои базы в Тувумбе. Мы чудесно проводили время, и иногда нам нравилось запутывать наших партнёров - тогда мы меняли их без их ведома.

     Мы обычно ходили на прогулки с молодыми людьми вчетвером. Было очень весело, когда они нас путали, но иногда мы попадали в затруднительные ситуации. Однажды очаровательный молодой офицер, поприветствовав Мойю на улице, пригласил её в кафе на чашку чая. Она почувствовала, что ей оказана честь, и была польщена, так как она встречала его только мельком. Он был очень внимателен, и вдруг назвал её Дороти. Сначала она почувствовала себя виноватой, но у неё не хватило мужества сказать ему, кто она; она решила, что лучше не признаваться, а наслаждаться встречей. Он так никогда и не узнал о своей ошибке.

     Люди часто говорят нам: "Почему вы не вышли замуж?" Было время, когда мы думали о замужестве. В нашей жизни были приятные интересные мужчины, но что-то всегда стояло на пути - внутреннее стремление быть вместе. Когда Саи Баба материализовал кольцо для Дороти, Он сказал: "Двадцать лет назад ты собиралась выйти замуж. Ты этого действительно хотела, но вдруг ты сказала: 'Это замужество не для меня'". Так всегда случалось, когда мы думали о замужестве.

     Во время войны власти обязывали всех безработных молодых девушек выполнять работу, полезную для фронта. У нас был следующий выбор: работать секретарём в армии или добровольцем в госпиталях и в домах для душевно больных. Но учитывая, что у нас была мать-вдова, одна из нас была освобождена от работы. Наша сестра Нелл работала медсестрой в госпитале Святого Винсента, там она нашла работу регистратора в приёмной для одной из нас. Руководство больницы не знало, что мы работали по очереди через неделю. Сообщив друг другу имена людей и всё, что происходило за неделю, каждая из нас разносила почту раненым или украшала палаты цветами и т.д. Это была очень приятная работа. Каждая из нас работала пять дней, а потом девять дней отдыхала. Это продолжалось долго, но никто так и не знал, пока мы не признались старшей сестре госпиталя.

     Наши мысли всегда направлены на одно и то же. Мы этого не знали, пока нам не пришлось обсуждать это с другими. Одной из нас придёт в голову мысль, а другая тотчас скажет: "Да, и я об этом думала", - у нас обеих одновременно возникает одна и та же идея. Это, вероятно, происходит потому, что мы находимся на одном и том же уровне понимания и восприимчивости.

     Когда мы в чём-то не можем прийти к обоюдному решению, мы обычно предлагаем все "за" и "против", все удачные и неудачные стороны Бабе и просим Его помочь нам принять правильное решение ночью, пока мы спим. Когда мы просыпаемся утром, у нас обычно уже имеется ясная идея о том, каким должно быть правильное решение, и, сверив друг с другом, мы всегда приходим к одному и тому же заключению. Это нам помогает и приносит большое удовлетворение. Иногда это просто внутренняя уверенность - нам даже не нужна аргументация. Кажется, Баба говорите нами интуитивно в одно и то же время.

Мы обе держим руки Саи Бабы, 1995 год (Дороти справа, Мойя слева)

     На интервью Он обычно говорит с нами как с одним человеком - никогда как с Дороти или Мойей. Однажды Он, взглянув на нас, сказал: "Я принесу вам Моё одеяние". Мы думали, Он имел ввиду одно, а Он вернулся с одеянием для каждой из нас. В другой раз Он сказал: "Я принесу вам подходящие по цвету сари". Его долго не было, и мы подумали, что Он не смог их найти; вернувшись, Он сказал: "Нет - не мог их найти". Затем Он вынул два сари из-за спины и добавил: "Под цвет манго". Хотя они были слегка разного цвета, на обоих был лёгкий золотой ободок в виде манго. Он сказал: "Очень хороший шёлковый шифон", - и дал нам по сари. Хотя они необычного для нас цвета - красного с фиолетовым - мы их любим и носим с радостью для Него в особых случаях, как например, когда Он поженил нашу сестру Саи в Прашант'и Нилайаме и нам была предоставлена честь быть гостями.

     Одним из чудесных примеров милого отношения к нам Саи Бабы был случай, когда Баба материализовал кольцо для одного человека. Он попросил этого человека снять большое бриллиантовое кольцо с пальца и изменил его на другое кольцо. Взяв этого человека в другую комнату на личное интервью, Он вернулся через несколько минут и сказал: "Ему не нравится Моё кольцо. Он его не хочет. Он хочет обратно своё кольцо". Он изменил кольцо на прежнее и показал его людям. Затем Он прошёл в дальний конец комнаты, чтобы показать кольцо нам. Мы Ему сказали: "Ой, Баба, оно красивое, но нам больше нравятся кольца, которые Ты произвёл для нас".

     Однажды, взглянув на нас с нежностью, Он сказал: "Две девочки", - так что теперь мы всегда чувствуем себя молодыми и полными энергии и радости. В другой раз, позвав нас на интервью, Он сказал: "Идите, куколки, идите, куколки". Это было так мило; нам нравится думать о себе, как о "куколках Бабы".

     Однажды, говоря о супружестве, Он сказал: "Брак - это трудно: двадцать три с половиной часа тяжёлого труда -полчаса счастья. Однако, если два человека на одном и том же духовном пути, то может быть успех". Затем, взглянув на нас, Он спросил: "Что вы обе думаете о замужестве?" Мы ответили: "О, Баба, мы думаем, что это очень хорошо для некоторых людей, как Ты сказал, для людей на духовном пути. Но мы не хотим выходить замуж, Баба. Своими кольцами Ты обручил нас с Собой".

     Мы всегда интуитивно одинаково реагируем на одних и тех же людей. Когда мы кого-то встречаем и чувствуем особо этого человека, мы тотчас хотим, чтобы другая из нас тоже встретила этого человека, и жаждем, чтобы она отреагировала на него так же, т.е. чтобы этот человек ей тоже понравился. Так у нас всегда. Обычно мы знаем инстинктивно, как каждая из нас воспримет человека и отреагирует на него, а после этого, мы говорим: "Ой, какое чудесное чувство у нас обеих!" - у нас обеих всегда одинаковое чувство к каждому человеку.

     Дороти говорит: "В течение тех семи лет, когда Мойя ездила в Индию без меня, у неё появилось много истинно прекрасных друзей. Я думала, что, когда я тоже поеду, я просто буду на заднем плане. Но так не получилось - меня приняли сразу и каждый принял нас вместе". Мойя была так счастлива, что Дороти приняли полностью. "Казалось, что для друзей мы были две Мойи".

     Существуют едва уловимые различия в том, как мы выглядим и говорим. Характер Мойи кажется немного сильнее, чем у Дороти - она воспринимается как человек более мягкого характера; но Мойя старается стать помягче, как Дороти, а Дороти старается немного приобрести силы Мойи, так как мы обе хотим быть более похожими в этом отношении.

     В настоящее время Мойе легче двигаться, поэтому Дороти занимается более сидячей деятельностью в нашей жизни, такой как написание писем и телефонные звонки, тогда как Мойя занимается покупкой продуктов и приготовлением пищи, цветами и садом.

     Глядя на нашу жизнь в настоящее время и в течение всех лет, когда мы были вместе, мы сами удивляемся, как мы близки друг к другу и как любим общество друг друга. Не удивительно, что мы считаем себя душами-близнецами. Хотя Саи Баба ничего не сказал о наших прошлых жизнях, Он всегда делает большое ударение на аспект "близнецов". Во время самого первого интервью, когда Дороти сидела впереди и Он говорил с ней о СВАРЕ, Он внезапно взглянул на Мойю и сказал: "Близнецы!" Когда бы Мойя ни приехала одна в те первые годы, Он всегда её спрашивал: "Как твоя сестра?" - и обычно провозглашал: "Близнецы!" Ему действительно нравятся близнецы. Даже теперь, когда мы идём в комнату для интервью, Он скажет всем вокруг: "Близнецы!"

     Однажды у нас было интервью с русскими близнецами, так во время всего интервью Он обращался то к нам, то к ним: "Русские близнецы. Австралийские близнецы. Русские близнецы. Австралийские близнецы". Затем Он взял нас во внутреннюю комнату для личного интервью, и когда мы, возвращаясь, перешагнули порог, Он материализовал два кольца, сказав: "Близнецы!" Оба кольца вместе появились у Него в руке. Мы думали, что Он даст их русским близнецам, но Он дал их нам. Позже Он материализовал каждой из русских близнецов идентичные часы.

     Недавно мы были на интервью с Бабой; мы Ему сказали: "Баба, мы не можем нагнуться, чтобы дотронуться до Твоих стоп. Можно нам поцеловать Твою руку?" Теперь, каждый раз, когда мы идём на интервью, Он протягивает нам Свою руку, и мы обе её целуем, иногда одну и ту же руку. Вот видите, как живут души-близнецы - нам даже даётся вместе поцеловать руку Господа!

"Превращайте каждую мысль в цветок, достойный быть в Его руке; превращайте каждое деяние во фрукт, полный прекрасного сока любви, достойный быть в Его руке".

Саи Баба

 


 

Глава девятая

"Они создают для Меня хорошие книги"

"Чистая Божественная любовь - это стадия, когда имеет смысл только служение Господу и оно само по себе есть награда".

Саи Баба

     Создание книг о Саи Бабе и Его Божественном послании составляет основную часть нашей жизни с тех пор, как мы впервые Его встретили.

Обложка нашей первой книги 'Мгновения красоты', 1986 год

     За год до 60-летия Саи Бабы одна подруга, которая живёт в ашраме, составляла книгу для Бабы, и предложила то же сделать и Мойе. Поскольку Мойя много занималась со своими пациентами коллажем в качестве трудотерапии, она решила, что сможет применить этот вид искусства, оформив высказывания Саи Бабы в цветном изображении. Эта идея начала развиваться, и мы создали нашу первую книгу - она называлась "Мгновения красоты".

     Мы завершили книгу задолго до Его дня рождения, и Мойя взяла её на даршан. Когда Он проходил мимо, она сказала: "Баба!" Он взглянул с интересом; тогда она добавила: "Не желаешь ли Ты взглянуть на книгу?" Сказав: "Позже", Он продолжал идти. Группа Мойи уезжала на следующий день, поэтому на следующее утро она снова пришла с книгой и сказала: "Баба, книга". На этот раз Он ответил: "Подожди". Хотя уже были заказаны такси, чтобы отвезти группу в Бангалор (сделать покупки перед отъездом), Мойя заявила: "Я не еду. Я хочу остаться. Вы можете ехать, но может случиться, что мы получим интервью. Я всё равно буду ждать, даже если мне придётся возвращаться в Австралию одной". В итоге вся группа решила остаться.

     Днём главный сева дал (волонтёр-организатор) позволил Мойе сесть в первый ряд в чудесном месте на углу на песке. Саи Баба подошёл прямо к ней и сказал: "Иди (на интервью)". Она спросила: "Можно мне привести остальных?" Он сказал: "Нет, только ты". Она пошла и была единственным человеком с Запада. Он позвал её во внутреннюю комнату, и, положив книгу на колени, начал её перелистывать, делая комментарии почти на каждой странице. Книга ему очень понравилась - вероятно потому, что впервые кто-то создал цветную книгу с многочисленными фотографиями Бабы. Раньше выпускались книги с текстами, а фотографии были редкостью.

     На одной странице была представлена чудесная фотография Саи Бабы, вокруг которой Мойя приклеила цветы и бабочек. Она сделала копию открытки с этой страницы и за три дня до интервью послала Ему, не зная, получит Он её или нет. Во время интервью Баба открыл книгу именно на этой странице и сказал: "А.., Баба с цветами и бабочками вокруг. Как та открытка, которую Я получил по почте".

     На другой странице она сделала коллаж с Саи Бабой, окружённым тиграми. Он заметил: "А.., Саи Баба с тиграми". Мойя добавила: "Да, Баба, но вот ягнёнок и корова, и они не боятся, потому что Ты говоришь: "Зачем бояться, когда Я здесь?" Он взглянул на обложку книги, где напечатан маленький стишок, начинающийся словами: "Дорогой Возлюбленный". В начале книги она поместила Саи Бабу как бы входящего, затем представила различные счастливые фотографии с Ним и закончила книгу уходящим Саи Бабой - поэтому стихотворение было грустным: "Дорогой Возлюбленный, с печалью и чувством разлуки мы наблюдаем, как Ты уходишь, и молчаливо молим ещё об одном Твоём взгляде". Он взглянул на эту страницу и, прочитав её, сказал: "Дорогой Возлюбленный", - так нежно.

     Глядя на другую страницу, Он сказал: "Баба ест с животными". Мойя отреагировала: "Да, Баба, они все предлагают Тебе яблоки и виноград". А по поводу следующей страницы Он сделал такое замечание: "Баба поёт". Это было чудесно. Мойя и её подруга обычно каждый день носили букетики цветов в волосах, и она сказала о следующей странице: "Посмотри, Баба, это цветы, которые мы носим в волосах". Он, подняв палец вверх, сказал: "Я знаю", - и дотронулся до них в её волосах. На другой странице Он сказал: "А! Баба в самад'и (состояние духовного экстаза)". Одна из фотографий была снята в нашем саду, поэтому Мойя сказала: "Баба, это дом, в котором мы живём, - а Он ответил - О, прекрасные цветы, прекрасные цвета, меняются со временем года". Это были лиственные кусты, которые теряют листья зимой, а летом и весной покрываются яркими жёлтыми листьями.

     После этого чудесного случая, когда Баба проявил такую любовь к книге "Мгновения красоты", подруга Мойи сказала ей: "Почему ты не напечатаешь эту книгу?" У нас не было достаточно денег, но кто-то нам посоветовал: "Неважно, возьмите и попробуйте напечатать книгу к Его 60-летию и, если Баба хочет, чтобы эта книга была напечатана, Он поможет". Мойя снова взяла её с собой на даршан и сказала Саи Бабе: "Баба, я собираюсь напечатать эту книгу ко Дню Твоего Рождения. Съездить ли мне для этого в Мадрас?" Он ответил: "Да, поезжай", - и она полетела в Мадрас, чтобы найти типографию. Там взглянули на книгу и сказали: "Мы можем это напечатать за три дня", - она согласилась. Оставалось около недели до празднования Дня Рождения. Вернувшись в Путтапарт'и, она спросила Саи Бабу на даршане: "Будет ли книга доставлена ко Дню Рождения?" Он отвечал: "Да, - прошёл немного дальше, повернулся и добавил: - О да! О да!" И, конечно, экземпляры книги были доставлены в наше "круглое здание" накануне Дня Рождения.

     На даршане в День Рождения Он книгу не взял, поэтому мы послали несколько экземпляров Ему по почте. Мы знаем, что Он их получил, потому что люди видели, как сад'у (священник) вышел из Его комнаты для интервью с этой книгой в руке.

     Печатная версия книги начинается с небольшого рассказа Мойи: "Эта книга была задумана и создана для возлюбленного Саи Бабы с большой радостью во время Рождества в Прашант'и Нилайаме в 1984 году. Мне представилась чудесная возможность показать Ему книгу, и после обсуждения со мной каждой страницы Он, улыбнувшись, сказал: "Всё здесь прекрасно". Дав разрешение опубликовать, Он выбрал обложку и поставил Свой автограф. Затем, взглянув на меня с любовью и нежностью, сказал: "Очень счастлив". Вот мой подарок Саи Бабе на Его 60-летие с благодарностью и любовью".

     Переиздав книгу в Сингапуре несколькими годами позже, мы снова хотели показать её Саи Бабе. Хотя в тот год у нас было интервью, книги с собой у нас не было, поэтому перед отъездом мы попросили друга, который сидит на веранде, показать Саи Бабе эту книгу и сказать: "Она только что была напечатана в Сингапуре". Саи Баба взял её в свою комнату и снова просмотрел. Наш друг сказал позже: "Саи Бабе действительно понравилась эта книга".

Обложка 2-го издания нашей книги 'Песнь Благовещения', 1997 год

     Книга "Мгновения красоты" имела такой успех, что Мойя решила создать ещё одну книгу. Ею стало замечательное воссоздание стихотворения "Песнь Благовещения", которое профессор Кастури обычно пел преданным с Запада. Мы хотим здесь воспроизвести предисловие, которое Мойя написала в начале второго издания, где она описала, как всё складывалось: "В 1985 году я подготовила книгу под названием "Мгновения красоты" ко Дню Рождения Саи Бабы. Саи Бабе она очень понравилась и, вдохновлённая успехом этой книги, я мысленно попросила Бабу найти подходящую тему для новой книги. Совершенно неожиданно передо мной оказалась копия стихотворения "Песнь Благовещения". Во время нашей первой поездки к Саи Бабе в 1981 году профессор Кастури и его сын доктор Мурт'и произвели на нас огромное впечатление своими лекциями для иностранных преданных в Прашант'и Нилайаме. Несколько раз, аккомпанируя себе на маленьком струнном индийском инструменте, они пели строчки из прекрасной "Песни Благовещения", написанной профессором Кастури. Это было восхитительно - слушать вдохновенные слова песни в исполнении этих двух почтенных людей, столь любимых Саи Бабой".

     Далее в предисловии говорилось: "Перед отъездом нам подарили копию этой песни. Так возникла прекрасная идея иллюстрации чудесных слов песни фотографиями Саи Бабы. В те дни у нас не было такого огромного богатства фотографий Саи Бабы, как сегодня; но к моему удивлению мне пришло достаточное количество фотографий и подходящих для фона картинок от различных людей, а также из других неожиданных источников. Иногда для фона я делала зарисовки сама, и с помощью Саи Бабы к нашему удивлению неожиданно книга была закончена. Мы взяли её в Индию и с радостью показали Саи Бабе. Просмотрев, Он сказал: "Книга очень хорошая. Отнесите её старику". Я это сделала и получила большое удовольствие от его реакции. В то время дорогой профессор Кастури был нездоров; он проводил большую часть времени в своей комнате. Когда я пришла, в тот первый вечер, он лежал на кровати. С удивлением, Он вопросительно смотрел на меня. Я сказала: "Я хочу Вам что-то показать". И когда он увидел книгу, всё его лицо осветилось радостью. Он сказал: "Я всегда хотел, чтобы "Песнь" была проиллюстрирована. Я много раз собирался это сделать и однажды почти добился того, чтобы её проиллюстрировали чёрно-белыми картинками из тонких кусочков дерева; но это выглядело бы сухо, как стружка. И теперь я знаю, что ждал именно вас, потому что вы это сделали так прекрасно - всё сияет Любовью и Светом". Какая радость принести счастье такому почитаемому преданному Саи Бабы. В последующие две недели мы с подругой каждый вечер посещали его, получая удовольствие поближе познакомиться и услышать рассказы о любви и мудрости возлюбленного Саи Бабы, которыми он делился с обычной для него радостью и задором. Я была так рада, что он сам захотел принять участие в издании этой книги; он предложил внести некоторые изменения, что мы и сделали. Он сказал: "Всегда украшайте деревья зелёными листьями, если присутствует Баба". На одной из страниц, где была фотография Саи Бабы в самад'и, Кастури сказал: "Что Он может сделать в этом состоянии, если мы Его молим: "Свами, исполни только одно желание - пусть это Твоё же маленькое "я" поскорее сольётся с Тобой". Затем он сказал мне: "Вставьте здесь ту фотографию, где Свами улыбается нам". Профессор Кастури рассказал нам историю, когда Саи Баба, выступая с лекцией, вдруг вошёл в самад'и, и они не могли вывести Его из этого состояния в течение трёх часов".

     В предисловии далее говорится: "Затем он показал очень старую фотографию Саи Бабы с сиянием света вокруг головы, подходящую для стихотворения, описывающего "золотистое сияние Его волос". В конце концов к его удовлетворению книга была закончена. Я должна была вернуться в Австралию, но моя подруга продолжала его навещать; она и организовала публикацию книги. Шесть месяцев спустя, за неделю до того, как Кастури покинул тело, к его большой радости она смогла доставить ему несколько экземпляров. В книге я пишу: "Слова в этой книге приносят вдохновение нам всем". Моя сестра Дороти считает, что одна из страниц, где сказано: "Принесите свои несчастья, болезни, поражения и положите их к Его Лотосным Стопам, и с радостным сердцем вы сможете лёгкой походкой идти по тропе пилигрима, счастливые и совершенно свободные", - помогает ей справляться с её физическими трудностями. У меня много любимых отрывков, которые я использую ежедневно, не только здесь, но и когда нахожусь в присутствии Саи Бабы. Они помогают мне сосредоточить на Нём внимание и почувствовать радость и любовь повсюду вокруг. Когда Он подходит к нам на даршане, я говорю себе словами Кастури: "О чудо, вот Он - оранжевое одеяние, вспышка, пламя, ароматный ветерок, золотистое сияние волос, исполнение невероятной мечты - все Боги в форме Саи: величие, великолепие, радость и очарование, сострадание, могущество, мир и любовь. Это Шива-Шакти, Кришна, Рама, Иегова, Будда, Иисус Христос". Я повторяю это каждый день, когда Он выходит на даршан.

     Мойя в книге также пишет: "Многие люди используют эти стихи для ежедневного созерцания и медитации. Они говорят мне, что оставляют книгу открытой у себя на алтаре на любимой странице. Все, кто читал эту книгу, получают от неё вдохновение. Как однажды выразился Джэк Хислоп: "Книга восхитительна и уникальна; она приносит людям во всём мире чувство счастья и озарения". Я представляю вам "Песнь Благовещения", чтобы вы могли получить вдохновение, особенно если вы находитесь в присутствии возлюбленного Саи Бабы. Я благодарна Саи Бабе за данную мне огромную привилегию проиллюстрировать эту прекрасную песню, которая обогатила жизни столь многих из нас".

     Впервые эта книга вышла тринадцать лет назад. Многие годы люди говорили нам: "Почему вы не переиздадите эту книгу?" - и мы считали, что можно было бы это сделать, но финансы нам не позволяли. Когда, в конце концов, появились деньги, мы решили напечатать её снова на 100-летний юбилей Кастури, который праздновался в Рождество 1997 года. Мы не смогли найти наших первоначальных негативов, но у нас был экземпляр книги и нескольких первоначальных страниц. Мы отдали всё это внуку Кастури, Рамешу, и он, заменив старые фотографии и рисунки, оформил новую обложку. Нам посоветовали включить рассказ Мойи о том, как всё это начиналось, -что мы и сделали. Затем мы включили рассказ самого Кастури из его книги "Любящий Бог", а также несколько фотографий, которые мы нашли, включая фото, сделанное его сыном, доктором Мурт'и.

     А вот история о том, как желая напечатать новую обложку для второго издания, мы хотели получить автограф Саи Бабы. Печатники подготовили новую обложку, дав нам её на одобрение, и, хотя она нам понравилась, мы предпочитали старую, потому что там был автограф Саи Бабы. Итак, нам надо было принять решение. Чтобы книга была готова к Рождеству, нам надо было отправить её к печатникам с Рамешем на следующий день, а он уезжал из Путтапарт'и в Бангалор в 5 утра. Один из друзей настаивал: "Но эта новая обложка гораздо лучше первой. Почему бы вам не попытаться получить автограф Саи Бабы?" В то утро на даршане нас посадили в 1-й ряд; мы сидели и ждали с ручкой и книгой в руке. Саи Баба просто прошёл мимо нас. Мы позвали: "Баба!" - обернувшись. Он сказал: - "Розовые, розовые, подождите, подождите!" Мысленно мы говорим: "Хорошо, Баба. Мы только хотели, чтобы Ты подписал её ради Твоей Славы. Будет выпущено 5 тысяч книг, и нам бы так хотелось, чтобы на них был Твой автограф; но если Ты не поставишь его, мы согласны и с этим". Не получив автографа, мы решили использовать старую обложку, потому что Он подписал её 12 лет назад.

     Через два дня Он пригласил нас на интервью. Ему понравилась новая обложка, и Он поставил на ней Свой автограф. Просматривая книгу, Он говорил о Кастури и о том, как Кастури оставил тело и слился с Ним. Для нас было так радостно услышать эту историю.

     На следующее утро мы срочно отправили подписанную обложку к печатникам в Бангалор - удивительно, что они уже напечатали всю книгу за исключением обложки. Книга была закончена всего за два дня, и Рамеш вернулся к Рождеству из издательства с тридцатью ещё горячими экземплярами. На следующее утро, поскольку это был День Рождества, преданных с Запада посадили в передние ряды. У Мойи на коленях был экземпляр нашей книги. Саи Баба подошёл прямо к нам, и она сказала: "Баба, книги напечатаны!" Он взял одну книгу и, просмотрев каждую страницу, сказал: "Я благословляю, Я благословляю", - и вернул её обратно. Для нас было огромной радостью поделиться с Ним этой книгой в 100-летнюю годовщину рождения Кастури.

     Следующая книга, которую мы подготовили, была основана на прекрасном б'аджане, который исполнила одна девушка в день 60-летия Саи Бабы; он назывался "Маленькие смуглые ножки". Мы оставили оригинал у печатников в Сингапуре, но они забыли её напечатать. На следующий год Саи Баба сказал Мойе: "А как ваша книга?" -и материализовал кольцо со Своими маленькими стопами на нём. Тогда она сказала: "Баба, мы её напечатаем в Сингапуре". Однако печатники не смогли её найти.

     Через год Саи Баба задал Мойе тот же вопрос: "Как книга?" Она сказала: "О, Баба, её потеряли". Тогда Он спросил: "Как она называется?" - и она отвечала: - "Маленькие смуглые ножки". С кажущимся удивлением Он сказал: "Маленькие смуглые ножки?" Мойя спросила: "Мы найдём её?" Но Он ей не ответил. Кто-то предположил, что книга потерялась, потому что Саи Баба не хотел, чтобы один из цветов, которые мы использовали, ассоциировался с Ним. Так книга и не нашлась, но мы надеемся, что придёт день, когда мы снова её подготовим, назвав "Маленькие Божественные Стопы".

Обложка нашей книги 'Ближе к сердцу Господа', 1994 год

     Когда на следующий год Саи Бабу спросили: "Найдётся ли книга Мойи о ножках?" Сначала Он не ответил, но через минуту сказал: "Она делает книгу обо Мне с цветами". Мы начали работать над книгой с прекрасными фотографиями Саи Бабы, размещая их на фоне сада нашей мамы в Тувумбе и сопровождая их высказываниями Саи Бабы о любви и природе, которые Мойя собирала годами. Это был год, когда умерла наша мама, поэтому мы решили создать эту книгу в память о ней. Она умерла внезапно. Мы отпраздновали её 94-летие, и в ту ночь она заснула счастливая и полная радости. Когда мы проснулись на следующее утро, оказалось, что ночью она мирно ускользнула. Мы все спали в одной комнате; у неё не было и признака страдания. Мы были очень опечалены, не за неё, а за свою потерю, и у нас появилось желание как можно скорее поехать к Саи Бабе, чтобы получить Его любовь и утешение.

     Мы быстро закончили книгу и отвезли её Саи Бабе через несколько недель. Когда мы приехали, Он подошёл к нам в первый же день и спросил: "Как вы себя чувствуете?" Мы сказали: "О, Баба, мы очень грустим по нашей мамочке". Он произнёс: "О!" - и погладив нас по голове, материализовал для нас виб'ути. На следующий день, когда Он позвал нас на интервью, мы спросили: "Баба, где наша мамочка?" Он ответил с улыбкой: "Со Мной". Мы спросили: "Она счастлива?" Он ответил: "О да. Счастлива, счастлива, счастлива со Мной", - с улыбкой касаясь груди. Конечно, после этого мы не могли чувствовать печали. Мы показали Ему книгу, и, когда Он увидел фото нашей мамы с другой стороны обложки, Он нежно дотронулся до него и сказал с любовью: "А!" Он очень её любил. Глядя на то, как Он перелистывал страницы, нам было радостно видеть, что книга Ему очень понравилась. Он подписал её два раза: "С любовью, Баба" и "С благословением, Сатья Саи". На одной странице была прелестная картинка, где мы сделали коллаж нашей мамы, сидящей под Его благословляющей рукой. Он сказал: "У вас хорошие идеи", -и благословил фотографию нашего дома в Тувумбе, добавив, что это место станет очень хорошим духовным центром. Всем очень нравится эта книга.

Обложка нашей книги 'Дорогие мальчики', 1996 год

     Через год к нам пришла одна девушка и сказала: "Вот копии писем, которые Баба написал Своим студентам. Не могли бы вы включить их в одну из ваших книг? Они не для публикации, так как это личные письма к Его студентам; но если вы их украсите, то книга будет храниться в библиотеке колледжа". Мы почувствовали, что это большая честь для нас, потому что письма были так прекрасны и вдохновенны. Мы решили взять письма домой и сделать из них прекрасную книгу с красивыми рамками вокруг писем, которые нарисовал один художник. Когда Саи Баба увидел книгу, она Ему явно понравилась, и Он дал нам разрешение её опубликовать. Мы были так счастливы, и книга имела большой успех.

Обложка нашей книги 'Всех люби, всем служи', 1995 год

     К 70-летию Саи Бабы с помощью многих людей как взрослых, так и детей, мы сделали 70 плакатов, поместив на каждом из них одно из Его высказываний. Все они были украшены по-разному: птицами, животными, дельфинами и рыбами. Мы выбрали самые лучшие из них для использования в книге в качестве коллажа. Саи Баба просмотрел книгу и остался доволен. Листая страницы, Он говорил: "А! Рыбы" или "дельфины", или "кенгуру". Мы назвали книгу "Всех люби, всем служи".

Обложка нашей книги 'Всегда помогай, никогда не причиняй вреда', 1997 год

     На следующий год мы выпустили чудесную книгу с кружевами под названием "Всем помогай, никого не обижай"; а после этого книгу, посвящённую "Году Д'армы" с названием "Выражайте Любовь Бога", где было множество фотографий Саи Бабы в молодости. Мы отвезли её Саи Бабе, и Он восхищался ею, комментируя каждую страницу. Он говорил: "Да, это старая!" или "Баба спит", а затем Он сказал: "А.., Баба на качелях. Видите верёвки?" Ему очевидно, книга понравилась, и Он снова перелистал её со студентами. Мы сидели в конце комнаты, и нам не видно было, на какую картинку Он указал, добавив: "Мне эта не нравится", - а ребята сказали: "О, Баба, нам она нравится", - затем Он сказал: "Ну, тогда ладно". Мы предполагали сделать обложку кремового цвета, но она получилась розовой, так как компьютер не выводил кремовый цвет. Мы были рады, что она оказалась розового цвета, так как это наш особый цвет для Бабы.

Обложка нашей книги 'Выражайте Любовь Бога', 1998 год

     Мы издали восемь книг, две из которых были переизданы. Когда у нас не было денег, чудесные люди платили за них. Теперь у нас есть финансы, и мы можем печатать их сами. Такая радость творить подобным образом!

     Недавно, когда мы ещё находились в комнате для интервью, Саи Баба вышел на веранду и начал говорить о нас со студентами. Он сказал: "Стареют. Почти девяносто три года и всё ещё делают для Меня хорошие книги". Нам кажется, Он имел в виду, что мы всё ещё будем делать книги, когда нам будет девяносто три года! Он знает, сколько нам лет. Однажды на интервью Он спросил нас: "Сколько вам обеим лет?" - а мы ответили: "Баба, Мы Твоего возраста". Когда мы вышли из мандира, кто-то сказал: "Как ужасно, что вы сказали Господу неправду. Вы на три года старше Его. Нельзя было так говорить. Это неправильно". Мы просто рассмеялись. Когда мы снова вернулись в ашрам, Саи Баба взглянул на нас и сказал опять: "Сколько вам обеим лет?" Дороти ответила: "Наш возраст близок к Твоему, Баба". Он сказал, смеясь: "Я знаю, сколько вам лет". Каждый раз, когда мы получаем интервью, Он говорит, глядя на нас: "Как ваша книга? Я вижу, как вы режете, режете, режете; клеите, клеите, клеите; красите, красите, красите и вставляете Бабу в маленькие окошечки, а вокруг Него кладёте цветы". Так что мы знаем, что Он с нами в нашем доме, когда мы работаем над книгами для Него. Мы надеемся, что у нас есть ещё почти двадцать лет, чтобы создавать для Него книги.

Обложка нашей книги 'Творите Божественный мир (покой)', 1998 год

     Когда в 1998 году мы вошли во внутреннюю комнату для интервью, первое, что Он сказал, было: "Книги". Мы спросили: "Баба, ты доволен тем, как мы работаем с книгами? Правильно ли мы всё делаем?" "Да, да, - ответил Он, -Я счастлив, очень счастлив". Мойя сказала Ему: "Баба, наши друзья, которые сейчас находятся здесь, создают книгу о Дороти и обо мне, и о времени, проведённом с Тобой". Он сказал: "Да, разговоры, - затем продолжал, - да, да, Я даю Своё согласие". Мы спросили: "Баба, ты благословишь её?" Он ответил: "Конечно, Я благословлю". Затем Он поинтересовался: "Когда вы вернётесь?" Дороти отвечала: "Можно ли нам приехать на Твой День Рождения и Рождество?" Он ответил: "О да. Счастлив! Счастлив!" - держа обе её руки в Своих.

Обложка нашей книги 'Практикуйте ненасилие', 1999 год

     Однажды на интервью Он взглянул на нас и сказал другим людям, находившимся в комнате: "Они выпускают много хороших книг для Меня, прекрасных книг". Это действительно нас вдохновило, и с помощью других любящих людей за последние несколько лет мы печатали новую книгу для Саи Бабы на каждое Рождество. В 1998 году из-за нехватки времени и напряжённой работы мы решили просто переиздать одну из ранних книг. Однако за шесть недель до отъезда в Индию нам вдруг была дана идея, что мы должны создать новую книгу; поэтому мы решили выпустить книгу под названием "Творите Божественный мир (покой)". В качестве фона мы выбрали голубой цвет, а на нём белые цветы, ангелы и голуби для украшения прекрасных фотографий Саи Бабы и Его вдохновенных и любящих слов о мире. Многие люди помогли сделать эту книгу успешной и закончить её к нашему отъезду. В день нашего рождения 29 ноября Саи Баба позвал нас на прекрасное интервью. Как только мы вошли. Он сказал: "Где ваша книга?" Как мы были благодарны, что приняли решение выпустить её. Он просматривал книгу, с одобрением комментируя почти каждую страницу; затем Он поставил автограф на Своей фотографии на обложке. Мы тотчас отправили её в издательство, и несколько экземпляров уже были готовы накануне Рождества. В Рождественское утро, сидя впереди, мы смогли показать Ему книгу. Ему она действительно очень понравилась. Мы сказали: "Баба, мы напечатали 5 тыс. экземпляров книги", - а Он отвечал: "5 тыс.?" "Да,- сказали мы, - не примешь ли Ты 2 тыс. для Своих студентов?" Он согласился, улыбаясь: "Да, да. Очень счастлив", - и взял одну из книг, которую позже отдал студенту. Какой радостью для нас было поделиться с Ним этой книгой в то Рождественское утро.

Обложка нашей книги 'Любовь и есть Я', 2000 год

     Когда через несколько дней прибыли напечатанные книги, мы отдали 2 тыс. экземпляров в магазин в ашраме, а 2 тыс. книг для Бабы мы сложили в фойе "круглого здания N 5", ожидая Его указаний о том, как их доставить. Однако ничего не произошло в течение нескольких дней, поэтому мы спросили администрацию, что с ними делать, и в конце концов их взяли в офис секретаря. Мы жаждали увидеть, как Он будет дарить их Своим студентам на веранде, но этого не случилось, пока не наступило утро, когда нам надо было возвращаться в Австралию, и мы уже ушли с территории даршана. Однако нам была дана радость увидеть, как Он подарил пару книг двум маленьким мальчикам, которые были на интервью вместе с нами за день до отъезда. Он сказал нам: "Это очень хорошая книга. Дайте Мне ваш адрес", - что мы и сделали. Он мило прочитал его вслух и положил в специальный ящичек. Позже на интервью Он опять заговорил о книге, и мы Его спросили: "Хочешь ли Ты, чтобы мы выпустили ещё одну в следующем году?" Он согласился: "Да, да. Привезите её, и Я благословлю", - так что мы уже с радостью планируем нашу следующую книгу!

"Преданность, направленная Господу, называется Божественной Любовью и является самым лёгким из всех путей для осознания цели жизни".

Саи Баба

 


 

Глава десятая

Мы творим и поём для Бабы

"Когда вам дана какая-то работа, надо вложить в неё всё сердце и душу и выполнять её со всей искренностью и самоотверженностью".

Саи Баба

"Весь день из тысяч крошечных горлышек деревьев льётся песня. Каждая маленькая нотка провозглашает Его любовь, Его славу и Его милость".

Саи Баба

     Наш рассказ не был бы полным без ссылки на ту часть нашей жизни и индивидуальности, которая посвящена художественному творчеству и музыке. Два высказывания Саи Бабы выше говорят о том, что каждый из нас может выражать Божественность внутри нас многими прекрасными способами.

     Всю нашу жизнь мы с огромной любовью занимались художественным творчеством. Даже будучи детьми, мы знали, что будем заниматься искусством. Наш первый опыт с красками доставил нам невероятную радость, и с возрастом интерес к рисованию постепенно увеличивался. Нашей мечтой стало желание иметь свою собственную картинную галерею, где мы могли бы работать и выставлять свои творения. Один знакомый архитектор сделал для нас прекрасный план студии, окружённой деревьями и садами, с комнатами для работы и верхним этажом для жилья, но, как мы знаем сейчас, этому не суждено было осуществиться.

     Когда мы ещё учились в школе, рисование, скульптура и мозаика были для нас чудесной отдушиной; позже, когда мы стали трудотерапевтами, всё это очень пригодилось. Мойя много занималась рисованием и мозаикой со своими пациентами в Центре для спастиков, а Дороти создала прекрасное художественное отделение, вдохновляющее на занятие искусством, в Центре по реабилитации, где она проработала тридцать лет. Она писала картины, занималась гончарным делом и мозаикой, а также всеми видами скульптуры. Некоторые из её работ были на профессиональном уровне. Многие из её глиняных скульптур использовались в целях диагностики психиатрами, работавшими в Центре с пациентами.

     В те годы мы решили вместе с нашей мамой ещё глубже изучить все формы искусства. Мы посещали различные курсы по искусству, а когда появлялась возможность, то ездили на различные курсы прикладного искусства по всей Австралии. Нам повезло, так как мы работали со многими известными художниками. Иногда нам самим удавалось довольно успешно вести художественные курсы.

     В 60-е годы мы провели много месяцев в Италии; нам очень повезло, что в мире искусства нас представил хорошо известный художник, брат нашего итальянского друга-доктора в Австралии. Мы узнали многое о трудностях работы с мозаикой из стекла, а также посетили уроки рисунка с живой моделью. Нас приглашали на открытие выставок многих видных художников. Для нас это было увлекательное время, принёсшее большое удовлетворение.

     Вернувшись, мы, все трое, организовывали выставки во всех видах искусства. Они получали благоприятные отзывы, и большая часть наших работ была продана, кое-что увезено за границу: в США, Великобританию и другие европейские страны. Несколько раз мы выигрывали призы.

     В течение нескольких лет мы обе работали в качестве членов комиссии Общества Художественных Галерей в Куинзлэнде, и Мойе присвоили звание пожизненного почётного члена в знак благодарности за всю её работу на благо этого общества.

     Всё наше обучение и опыт в области искусства оказались нам очень полезными, когда мы начали работать над книгами для Саи Бабы. Большинство из них украшены коллажем и аппликациями, т.е. красивыми дизайнами с вырезанными рисунками, но для того, чтобы добиться отличного результата, требуются художественные способности.

     На 60-летие Саи Бабы в 1985 году перекрашивались каменные плиты подъездной дороги к Его ашраму, и Мойю попросили разрисовать две из них. На одной она поместила два лебедя и цветы, птиц и ангелов как иллюстрацию к словам Саи Бабы, а на другой - два павлина. Она обычно уходила рисовать на целый день - настолько это её захватило. Никто не предполагал, что она сможет вынести жаркое полуденное солнце, но эта работа принесла ей большое удовольствие.

     В другой раз, когда наша маленькая группа собиралась уезжать из Прашант'и Нилайама в Бангалор, чтобы последние два дня посвятить покупкам, Мойя вдруг почувствовала, что ей не следует уезжать, но руководитель группы не разрешил ей остаться. Тогда Мойя мысленно попросила Саи Бабу дать знак, что ей можно остаться.

     Перед их отъездом намечалось грандиозное празднование в зале Пурначандра, и ей удалось найти место в проходе в середине зала. К её удивлению Саи Баба прошёл по проходу прямо к ней и спросил: "Когда ты уезжаешь?" Она сказала: "Группа уезжает завтра, но можно мне остаться ещё на два дня?" Он ответил: "Да! Да!" - так убедительно, что она поняла, что должна остаться. Тогда руководитель группы вынужден был дать ей разрешение.

Картина Мойи для праздника в Прашанти Нилаяме, 1983 год

     На следующее утро какая-то женщина, разбудив её рано утром, сказала: "Вы из Австралии? Не поможете ли Вы нам украсить платформу на колёсах для парада в честь Саи Бабы?" Мойя отвечала: "Боюсь, что завтра утром я уезжаю". Женщина сказала: "Но всё это нам надо закончить к 9 часам вечера сегодня". Не зная, что делать, Мойя помолилась Саи Бабе, прося дать ей вдохновение, и вдруг у неё возникла идея большой картины с Саи Бабой на фоне австралийской природы. Ей надо было украсить одну сторону громадной платформы. Всё, что произошло, было совершенно невероятно: кто-то нашёл очень большую доску; Мойя купила фотографию Саи Бабы в полный рост, сидящим на стуле, а по дороге в Индию она купила открытку мишки-коала, которая оказалась как раз нужного размера, чтобы посадить его на колени к Саи Бабе. Она начала рисовать огромные австралийские эвкалиптовые деревья (gum trees) на большой доске, имея при себе лишь маленькие кисточки и совсем неподходящие краски.

     Однако картина вдруг стала выглядеть очень внушительно - Мойя получила так много Божественной помощи. Ещё кто-то сделал несколько мишек-коала, которых разместили между деревьями, а Саи Баба сидел в самой середине среди деревьев. Она рисовала с 7-и утра до 10-и вечера почти без перерыва, останавливаясь только чтобы попить или съесть мороженое, которым угощали тех людей, что трудились в большом напряжении. Вся картина, установленная на платформе, имела огромный успех. Мойя была так счастлива, что ей была дана возможность служить; она поняла, почему должна была задержаться. В 7 часов на следующее утро она уехала в Австралию.

     Наша творческая работа и сейчас очень важна для нас. К сожалению, поскольку мы очень заняты, у нас не остаётся времени для работы в области художественного творчества, но мы всё же занимаемся художественной терапией в СВАРЕ, а также принимаем участие в создании книг для Саи Бабы, что приносит нам много радости и удовлетворения.

     Музыка тоже всегда играла важную роль в нашей жизни. Когда мы были детьми, наша мама часто напевала нам сама, а также учила нас различным песенкам; кроме того, мы всегда пели в школьном хоре. Мы также учились играть на музыкальных инструментах (Мойя на пианино и виолончели, а Дороти на пианино и скрипке) но мы не добились особого успеха на этих инструментах. Однако это принесло нам более глубокое понимание всех стилей музыки и привило любовь к ней.

     После окончания школы у нас в жизни было много других интересов, и поэтому пением мы не занимались, пока не встретили Саи Бабу - только тогда у нас внезапно появилось желание петь Ему песни любви и преданности. Мойя начала практиковаться в пении б'аджанов, но только после того как Саи Баба коснулся её горла, сказав: "Пой, пой", - она смогла вести б'аджаны. Каждый день она повторяет следующее утверждение: "Я есть любовь. Мой голос есть любовь, и я буду петь б'аджаны нежно и с любовью", - и она представляет розовый свет, сияющий вокруг голосовых связок. Её пение действительно улучшилось, и её часто приглашают вести б'аджаны. Хотя она сначала пела их на санскрите, теперь она поёт их и на английском языке, так как Саи Баба советует, чтобы мы пели песни, посвящённые Богу, на языке своей страны.

     Всю жизнь мы больше всего любили духовные песнопения, а также увлекались различными видами классической музыки. Особенно мы любили рояль, а нашими любимыми записями были концерты для рояля Бетховена.

     Как цветной узор, вплетённый в другие узоры и создающий законченный гобелен, наше искусство и музыка выражают прекрасный и очень важный аспект нашей жизни. Мы видим это как ещё одну возможность дивиться мастерству Бога - ибо Кто на самом деле является Творцом во всей этой деятельности? Он и художник, и певец, и танцор - всё. Мы чувствуем большое благословение, что Он часто побуждал нас и вёл таким путём, что и мы тоже смогли внести какую-то лепту в красоту Его дивного Творения.

"Бог представляет Собой конкретизированный Божественный Принцип, присущий Вселенной, который побуждает росу падать, лотос цвести, бабочку летать, а солнце подниматься. Это и есть вся сила, вся мудрость, вся любовь, всё чудо, которое когда-либо было, есть и будет".

Саи Баба

 


 

Глава одиннадцатая

Любите Мою Неопределённость

Вы приблизитесь ко Мне, вы подойдёте близко ко Мне; другими словами, вы поймёте Мою тайну, вы войдёте в Меня, вы осознаете Мою природу".

Саи Баба

     Для нас всегда было очень важно полагаться на Бога, а с тех пор как мы встретили Саи Бабу, наша вера росла изо дня в день, из года в год. Нужна особая вера, когда кажется, что Он создаёт трудности и неуверенность в нашей жизни.

     Когда мы были в Кодиканале в середине 1998 года, Саи Баба, подойдя к нам, сказал: "Когда вы уезжаете?" Мы спросили Его: "Можно нам уехать в пятницу?" Он отвечал: "Вы едете в пятницу? Почему? В Бриндаван? Почему? Там никого нет! Оставайтесь здесь со Мной. Оставайтесь и езжайте со Мной, когда поеду Я".

     Конечно, мы были в восторге, потому что нам там очень нравилось, и мы надеялись остаться ещё на неделю. Итак, мы сказали в гостинице, что ещё не уезжаем и начали распаковывать вещи. Но уже на следующий день Он подошёл к нам и, нагнувшись, сказал конфиденциально: "Готовьтесь на завтра".

     Мы не были абсолютно уверены, что Он имел в виду, потому что когда Он сказал: "Езжайте со Мной" - глава сева далов (прим.: волонтёры в ашрамах Сатья Саи Бабы) дала такой совет: "По-моему, Он хочет, чтобы вы путешествовали с Ним". Мы знали, что следовать за Ним в машине -трудная задача, ведь это четырнадцатичасовая поездка. Конечно, по дороге Он останавливается много раз, но очень трудно приблизиться к Нему и приходится мириться со многими неудобствами. Однако многие любят следовать за Ним, и особенно прекрасно, когда Он Сам вас приглашает. В тот день Он сказал нашей сестре Саи, которая помогает нам, когда мы посещаем Саи Бабу: "Подготовь сестёр к отъезду на завтра". Это была пятница, когда Он сказал выезжать на следующий день. В субботу не было самолёта, поэтому мы отказались от наших билетов на самолёт и заказали большую машину с кондиционером: было очень жарко, а у нас проблема с артритом, когда мы ездим на большие расстояния в стеснённых условиях.

     Глава сева далов дала нам такой совет: "Он выезжает в 6 утра, так что, когда вы придёте на даршан, подготовьтесь к отъезду". Однако, когда мы пришли в субботу утром, нам сообщили, что Он уедет на следующий день. Затем, подойдя к нам на даршане, Он сказал: "Вы отправляйтесь сегодня, - а позже дал указание нашей сестре Саи: - Отправляйся с сёстрами сегодня, отвези их к заведующему общежитием, чтобы они могли остановиться в ашраме". Мы-то не хотели останавливаться в общежитии, так как там очень маленькие комнаты с крошечными окошечками.

     В другой раз Он пригласил нас в ашрам, но затем сказал: "Нет, лучше вне ашрама - больше места, более удобно". И хотя у нас уже был такой опыт, на сей раз мы всё же согласились: "Если Он хочет, чтобы мы остановились внутри ашрама, то мы так и сделаем".

     На обратном пути мы хорошо поспали, путешествуя в чудесной прохладной машине, думая, что Он отправил нас раньше, чтобы избежать толпы людей. Однако, когда мы прибыли в Бриндаван в 9 часов вечера, заведующего общежитием не оказалось на месте, поэтому мы устроились вне ашрама, где нам подготовили прекрасную комнату с цветами и розовыми простынями, и со всеми удобствами. На следующий день заведующий общежитием всё ещё был занят, поэтому мы мысленно сказали Саи Бабе: "Баба, нам нравится там, где мы остановились, но если ты желаешь, мы переедем в ашрам", - поскольку мы знаем, что Он любит, чтобы люди останавливались внутри ашрама, особенно такие беззащитные, как мы.

     На следующий день на даршане Он сказал нам: "Вы здесь; всё в порядке? - и добавил: - Вы счастливы?" Он ничего не упомянул о том, где мы остановились, поэтому мы решили: "Он не возражает, что мы остановились вне ашрама". Мы были очень довольны.

     Один раз когда мы сидели на даршане в Бриндаване, Он подошёл к нам и сказал: "Когда вы уезжаете? " -"Мы уезжаем в четверг, Баба, через 3 дня". В ответ Он произнёс: "Счастлив". Он прошёл дальше, а потом вдруг обернулся и, подойдя к нам опять, сказал: "Не уезжайте. Оставайтесь здесь. Это ваш дом". Когда Он отошёл, мы задумались, что нам делать. Мы чувствовали, что для нас это большая честь, но мы не были готовы отказаться от своей жизни и работы в Австралии, и всё же мы знали, что не можем уехать без одобрения Саи Бабы. У нас уже были заказаны обратные билеты - нас ждала СВАРА, так что нам надо было быстро найти решение.

     Когда мы сидим во время б'аджанов (б'аджан - священное песнопение часто на санскрите) и не знаем слов, мы просто их сочиняем. Мы будем петь; "Баба, мы Тебя любим, Баба, любовь, любовь". В тот день мы пели: "Разъясни, Баба, разъясни, Баба, разъясни, разъясни, разъясни, Баба". На следующий день, когда Он позвал нас на интервью, мы спросили: "Баба, можно нам уехать? Можно нам уехать в следующий четверг? Мы вернёмся". Он сказал: "Что? Приехать - уехать, приехать - уехать, приехать - уехать. Всегда приезжать и уезжать. Нет! Оставайтесь здесь", - и продолжал говорить с другими людьми. Мы постарались объяснить: "Баба, нам действительно надо ехать обратно, потому что работа, которую мы выполняем дома, - это служение Тебе. Инвалиды нас ждут", - но Он смотрел в другую сторону.

     Через некоторое время наша сестра Саи собрала всё своё мужество и сказала: "Баба, у нас билеты на самолёт на 15 число. Можно нам ехать?" Он просто некоторое время смотрел на нас, а затем сказал: "Ну, поезжайте, но возвращайтесь в ноябре". Когда мы выходили из комнаты для интервью, он произнёс "Очень счастлив" с очаровательной улыбкой. Итак, через шесть недель, в ноябре, мы снова вернулись к Нему.

     В следующий приезд мы думали, что Он опять может попросить нас остаться. Он позвал нас на интервью, и мы спросили Его: "Баба, мы для Тебя делаем ещё одну книгу. Когда мы вернёмся в мае, можно привезти её Тебе на благословение?" Он сказал: "Да, да. Очень счастлив", - так что мы поняли, что Он счастлив, если мы снова вернёмся в Австралию. Что же касается причины, по которой Саи Баба настаивал на том, чтобы мы остались, нам кажется, что Он, вероятно, говорил о нашем будущем. Доктор Мурт'и, сын профессора Кастури, в своей прекрасной книге написал, что на какой-то стадии Саи Баба ему сказал: "Не уезжай. Это твой дом. Приезжай и живи здесь", - и доктор Мурт'и добавляет: "Прошло двенадцать лет прежде, чем я туда попал". Так что, может быть, мы ещё пробудем в Австралии какое-то время. Мы любим Его Неопределённость! Мы полностью в Его Божественных руках.

     Во время нашего первого интервью в 1981 году Саи Баба материализовал для Дороти прекрасное зелёное кольцо, а для нашей мамы - изящную хрустальную джапамалу. Тогда в День Рождества мы получили благословение сидеть в первом ряду. Он подошёл и сказал Мойе: "Я дам тебе хорошее кольцо". Она была вне себя от радости, так как думала, что это будет для неё рождественским подарком. Однако, хотя она терпеливо ждала в последующие несколько недель, она почувствовала огорчение, когда Он, проходя мимо неё на последнем даршане, сказал: "Я благословляю", - но кольца ей не дал. Возвращаясь в ашрам на следующий год, она надеялась, что это произойдёт, но так не случилось. Через два года Он подарил ей серебряный браслет, и она подумала: "Это кольцо на руку". Затем, на следующий год, Он подарил ей прекрасную перламутровую джапамалу, и она решила: "Можно её считать кольцом мне на шею," но она всё ещё надеялась, что будет и кольцо на палец, как у Дороти. В конце концов через шесть лет Он подарил ей прекрасное кольцо, которое она носит и сейчас. Оно очень необычное, с двумя серебряными Божественными ступнями, с чеканкой знака "ОМ" и санскритскими словами "Со Хам".

     Когда в 1981 году Саи Баба подарил Дороти зелёное кольцо, Он сказал ей: "Ты можешь касаться им рук и ног инвалидов, и это им поможет". Поэтому, когда Он дал кольцо Мойе, она спросила Его: "Оно поможет инвалидам, если я коснусь этим кольцом их рук и ног?" Он смотрел на неё некоторое время, а затем сказал: "Это кольцо для тебя". Но иногда в экстренных случаях, когда пациент трудный, она использует кольцо и считает, что оно помогает. Недавно на интервью Он посмотрел на кольцо Мойи и сказал: "Мои стопы," - затем посмотрев на зелёное кольцо Дороти, сказал: "Я там".

     Некоторое время назад одна наша знакомая, у которой был рак в последней стадии, поехала к Нему в надежде на излечение. Он дал ей интервью и сказал: "Твой рак отменён" (игра слов: cancer cancelled), - и с тех пор боль прошла. Однако, когда она позже умерла от болезни, мы поняли, что, должно быть, её кармический долг (последствие действий) был "отменён" в этой жизни. Мы начали осознавать, что счёт времени Бабы отличается от нашего и иногда, когда Он что-то обещает, это может произойти вскоре или не произойдёт до нашего следующего воплощения.

     Наш опыт общения с Саи Бабой, любовь к Его "Неопределённости" всегда даёт возможность нашей вере сделать скачок в безграничное благоволение Божества. Нам кажется, что можно любить Его "Неопределённость", потому что она символизирует милость Бога, нисходящую на нас. Его "Неопределённость" заставляет нас отказаться от предвкушений и интерпретаций, таким образом освобождая ум, чтобы можно было полностью настроиться на план Бога, который всегда совершенен для каждого из нас.

"Господа можно понять только приблизившись к Нему, развивая привязанность к Нему, держась веры в Него и утвердившись в неизменной верности Ему. Его можно понять, только когда вы чувствуете, что вы лишь инструмент и что Он повелевает каждым мгновением".

Саи Баба

 


 

Глава двенадцатая

Множество интервью и чудес

"Осознайте, что Бог неизменен во вселенной, что Он взывает, чтобы Его познал каждый цветок, каждая капля росы, каждая звезда, которая мерцает в небе. Осознайте Его как источник блаженства, который вы проецируете на все объекты вокруг".

Саи Баба

     Нам были открыты огромные возможности пребывания с Саи Бабой: мы стали свидетелями Его примера, Его любви и Его чудес - истинное благословение. Почему нам была дана такая милость - это, право же, за пределами нашего понимания; мы знаем так много людей, которые заслуживают этого в такой же, если не в большей мере, чем мы. Мы можем только сказать, что Бог знает, что лучше всего для каждого из нас.

     В присутствии Саи Бабы мы были свидетелями многих чудес. Прежде всего мы хотим поделиться с вами удивительной историей о том, как Он дал нам обеим способность снова ходить.

     Ещё до того, как мы начали организовывать СВАРУ, у нас развился артрит. Мойя излечила свою болезнь строгой диетой в течение более двух лет; а затем начало ухудшаться состояние колен Дороти. Наступило такое ухудшение, что она оказалась в инвалидной коляске и не могла пройти без костылей ни одного шага.

     Вся наша семья и друзья уговаривали её сделать операцию по замене коленной чашечки, что её очень пугало. Мойя и наша сестра Саи ободряли её, говоря, что они отвезут её к врачу. Они получили назначение на приём к специалисту в большой больнице. Однако надо было ждать целый год, так как у неё не было никакой страховки по медицинскому обслуживанию. Когда мы втроём приехали к врачу, нас оставили в маленькой комнате ожидания. Войдя, врач спросил: "Что здесь делают эти двое людей?" Дороти настаивала, что без них она бы не приехала; в результате он позволил нам остаться во время осмотра Дороти.

     Он сказал: "Я специализируюсь в области колена, но я никогда не видел худшего состояния колен, чем у Вас. Оба колена лишены хряща - там просто кость на кости. Придётся оперировать на обоих коленных суставах сразу, так как нет смысла поправить только одно из них". "Есть ли какой-то другой выход?" - грустно спросила Дороти. Доктор ответил: "Если не сделать операцию в скором времени, будет ещё хуже, и вскоре боль будет непереносима". И он назначил операцию через три недели. Это очень взволновало всех нас. Дороти спросила: "Может быть, можно сделать что-то ещё?" Он сказал: "Ну, если только 'Божественное вмешательство'", - для нас это была надежда.

     Тем временем наша сестра Саи поехала к Саи Бабе и на интервью сказала: "Баба! Я бы хотела поговорить с Тобой о коленях Дороти. Она не может ходить - её преследует боль. Она назначена на операцию. Следует ли ей делать операцию?" "Нет, - сказал Саи Баба, - операция не нужна!" "Но Баба, - взмолилась наша сестра Саи, - она в ужасном состоянии!" Он сказал: "Никакой операции. Я помогу". В тот же вечер она позвонила нам - это был день нашего рождения. Радость переполнила нас: никогда в жизни мы не получали лучшего подарка на день рождения.

     Через три дня наша сестра Саи снова была приглашена на интервью. Позже она нам рассказала: "Я знаю, что мне не надо было этого делать, но я решила спросить Его ещё раз: "Баба, я должна опять спросить Тебя о коленях Дороти". И снова Саи Баба отвечал: "Операция не нужна!" "Но Баба!" - воскликнула она. Он ответил: "Никакой операции. Я сделаю операцию!" "

     После того, как нам сообщили по телефону эту последнюю новость, Дороти написала врачу, что она решила принять его второе предложение. Она думала, что он очень рассердится на нас, поскольку он отнёсся к ней с особым вниманием. Он ответил очень милым письмом, говоря: "Я принимаю Ваше решение. Выбор ваш. Я просто хочу, чтобы Вы знали, что, если я когда-либо Вам понадоблюсь, я рядом". Это было так мило с его стороны.

     С тех пор Дороти думала каждый день: "Что-то должно произойти. Мне будет лучше". В душе она чувствовала себя отлично, но коленям лучше не становилось.

     Она много занималась медитацией, представляя себе Саи Бабу с поднятой рукой и со словами: "Зачем бояться, когда Я здесь?" Однажды она сказала Мойе: "Помнишь Его фотографию с поднятой рукой? Я только что поняла, что на фото поднята Его правая рука, а когда я вижу Его в медитации, у Него всегда поднята левая! Что это может значить?" Мойя отвечала: "По-моему, левая рука - это всегда берущая рука, а правая - дающая. То есть это может значить, что Он хочет, чтобы ты к Нему поехала". Дороти решила: "Я поеду к Нему, если Он хочет этого. Я верю, что Он мне поможет". Мы пригласили человека, который согласился присмотреть за СВАРОЙ, а Нелл (наша родная сестра) сказала, что она присмотрит за мамой. Таким образом, всё уладилось, и в сентябре 1990 года мы уехали.

     В Прашант'и Нилайам мы прибыли как раз во время дневного даршана. Нашу сестру Саи посадили в необычное для неё место, где Саи Баба не проходит, а впереди неё сидели школьники. Он пошёл в обход и дал даршан как обычно, а когда все дети ушли, наша сестра Саи оказалась в первом ряду! Он прошёл прямо к ней и сказал: "А! Ты приехала. Привезла сестёр?" "Да, Баба, они вон там". - ответила она. Через три дня Он позвал её и сказал: "Иди! Приведи сестёр".

     Когда мы втроём вошли на веранду. Он подошёл к нашей сестре Саи и спросил: "Близнецы здесь?" Она сказала: "Да, Баба, здесь". Он нас провёл в комнату для интервью, и когда мы вошли, там уже было довольно много народу. Наша сестра Саи втолкнула инвалидную коляску, а Мойя была на костылях - она сломала левое бедро и была в стадии выздоровления.

     И вот мы обе в плохом состоянии на интервью. Наша сестра Саи подкатила коляску прямо к Саи Бабе, и Он обратился к Дороти: "Да? Чем Я могу тебе помочь?" Она сказала: "Баба, пожалуйста, не мог бы Ты излечить мои колени?" "Да! Да!" - ответил Он. Мойя попросила: "Помоги и мне, пожалуйста, Баба!" Он сказал: "Да! Да! Но у тебя не так, как у неё, - такой боли нет. Не сравнить; но Я помогу тебе, потому что ты заботишься о вас обеих и о других инвалидах".

     Затем Он сказал нашей сестре Саи: "Ввези коляску во внутреннюю комнату". Таким образом мы втроём попали во внутреннюю комнату: Мойя на костылях, а Дороти в инвалидной коляске. Он встал около Дороти и Своими прекрасными руками сделал сильные круговые движения вокруг обоих колен - круг за кругом; затем Он положил руки на оба её колена и опять сделал круговые движения. Потом Он коснулся также и Мойи.

     Обратившись к Дороти, Он спросил: "Ты можешь встать?" Она отвечала: "Ой, Баба, могу с Твоей помощью". Он стал тянуть её из кресла, пока она не встала на ноги. Затем Он спросил её: "Ты можешь идти?" "Ой, Баба, с Твоей помощью я всё могу!" - воскликнула она. Он взял её руку с одной стороны, руку Мойи с другой и, сказав сестре Саи: "Вывези коляску с костылями", - вывел нас из внутренней комнаты прямо на веранду; мы были по обе Его стороны. Все начали восторгаться и аплодировать, а некоторые делали снимки. Он указал на коляску и костыли, а затем отпустил нас, чтобы мы шли. Дороти пошла как маленький ребёнок, а Мойя шла без чьей-либо помощи; она протянула руку, чтобы помочь Дороти. Мы обе прошли в самый конец, где женщины на даршане сидят на стульях. Все были так счастливы!

     Мы остались на б'аджаны и продолжали сидеть, пока не пришло время уходить. Тогда мы обе встали и прошли весь путь обратно в "круглое здание N5", просто держась за руки, - наша сестра Саи везла коляску с костылями. Это был очень длинный путь, особенно для Дороти. Многие люди радостно следовали за нами, смеясь и разговаривая с нами, стараясь нас поддержать. У одного человека была с собой видеокамера, и он нас заснял. Дороти повторяла своё любимое стихотворение из "Поэмы Благовещения" профессора Кастури, дающее мужество. Просто невероятно, как она умудрилась дойти, ведь она не ходила несколько лет.

     Дороти стала практиковаться хождению каждый день -вперёд-назад по веранде, а также по комнате, редко держась за что-либо. Сегодня она может ходить везде, а также подниматься по лестнице почти без помощи - она всё ещё каждый день водит машину на работу. С тех пор Мойя тоже ходит без всякой помощи, и боли у неё больше нет. Хотя Дороти всё же испытывала небольшую боль, это не вызывало у неё утомления; она была так благодарна, что снова может передвигаться.

     Примерно через год мы были приглашены на интервью в Бриндаване. Чтобы попасть в комнату для интервью, надо пройти вверх по небольшому уклону. Прошептав окружающим людям: "Сегодня не держите меня за руку", - она начала подниматься вверх к Саи Бабе, ожидавшему наверху. Воскликнув: "Смотри, Баба, я иду без посторонней помощи, я ни за что не держусь", - она шла нетвёрдой походкой, а Саи Баба наставлял её, поддразнивая: "Не приплясывай! Просто иди!" - а затем, смеясь, добавил: "Дай Мне руку", - и провёл к стулу. Мойя ходила тогда очень хорошо, но, к сожалению, теперь, восемь лет спустя, в районе колена у неё развился артрит.

     В 1995 году мы вошли в комнату для интервью, и Саи Баба сказал всем людям: "Взгляните на этих двух! Они пришли ко Мне пять лет назад в плохом состоянии. Эта была в инвалидной коляске, а та - на костылях, но Я их поднял! Посмотрите на них сейчас!"

     Однажды мы помогали делать костюмы для пьесы на Рождество; мы занимались париками. В зале Пурначандра Саи Баба выстроил в ряд всех, кто помогал с пьесой, и подарил сари. Когда Он подошёл к тому месту, где сидели мы, Он сказал: "А! Сёстры-близнецы! А что вы делаете в пьесе? Вы танцуете?" Мы отвечали: "Ой, Баба, мы только шили костюмы в пьесе, но в наших сердцах мы танцуем для Тебя".

     Несколько лет назад один из близких друзей спросил нас: "Когда вы поедете в Индию, не могли бы вы купить золотой крестик и попросить Саи Бабу благословить его для одного знакомого доктора, который любит Иисуса? Он недавно заинтересовался Саи Бабой. Он считает, что если бы Саи Баба благословил для него крестик, он мог бы попросить Его помощи с пациентами". Мы тогда не знали, как трудно найти золотой крестик в Индии, но в конце концов знакомая индианка нашла крестик в Бангалоре, как мы считаем, с помощью Саи Бабы.

     В то время народу было меньше, и не представляло особой трудности попасть в первый ряд на даршан. Мы получили благословение остаться на День Рождества; Саи Баба шёл по песку, но очень далеко от нас. Однако Мойя протянула крестик, чтобы Он видел, и попросила: "Благослови его, пожалуйста, для австралийского преданного". Он тут же подошёл к ней, взял крестик и, коснувшись, благословил его, а затем дотронулся до её головы и ушёл. Она была единственной, с кем он говорил в тот день на даршане. Нам нравилось любоваться отпечатками Его стоп на песке; в тот день они оставили грациозный изгиб, который нас восхитил. Человек получил этот крестик с благодарностью.

     Когда Мойя впервые поехала в Индию одна, она думала, что Саи Баба не заметит её, так как в первый наш приезд, в предыдущий год, Он обратил большое внимание на нас троих. Однако, когда Он её увидел, Он сказал: "А! Ты приехала! Как твоя сестра? Как твоя мама?" В последующие годы, когда Он видел её в первый день приезда на даршане, Его брови поднимались в особой улыбке: "Ты когда приехала? - и - Как сестра?"

     Однажды Саи Баба сказал Мойе: "Делай паднамаскар" (поклонение стопам Господа). У неё развивался артрит, и она не могла быстро двигаться. Она была так медлительна, что думала, Он уйдёт, но Он милостиво ждал, давая ей радость поцеловать Его ножки. В другой раз, когда она сидела в заднем ряду, Он ей помахал, а однажды, беря у неё письма, довольно сильно сжал её руку.

     Как-то Саи Баба пригласил нас на интервью вместе с другими людьми, а когда мы вошли на веранду, подошло много людей из Хорватии. Саи Баба нам сказал: "Вы обе идите обратно. Мне вас не разместить - слишком много народу". Когда Он вошёл в комнату с остальной группой, то сказал: "Близнецы будут так разочарованы. Я не мог их взять, так как для них нужны стулья. Со всеми этими людьми для стульев нет места. Скажите им, что я увижу их завтра". Когда нам это сказали, мы были уверены, что Он нас позовёт.

     И на следующий день мы надели свои лучшие сари, вымыли волосы и были полностью готовы. Как только Он вышел на даршан, Он сразу подошёл к нам и сказал: "Близнецы, идите". Когда мы уже были в комнате для интервью, Он спросил нас: "Вы вчера были очень разочарованы?" "О да, Баба". "Я сказал, чтобы вам передали, что Я увижу вас сегодня", - объяснил Он. Мы сказали: "О да, Баба, нам передали. О Баба, самая лучшая ночь в жизни человека, - когда он знает, что у него будет интервью с Тобой на следующий день".

     Во время одного из интервью у нас была возможность увидеть, как руки Саи Бабы стали неожиданно наполняться мягкой кремовой массой, подобной индийской халве. Когда эта сладость стала выходить за пределы Его рук, Он дал её сидящей поблизости преданной. Несколько кусочков упали на её сари, и Он, аккуратно их подобрав, снова положил ей в руки. Затем Он повёл её по комнате, распределяя всем большие куски из её рук. Масса была ещё тёплой и очень вкусной, и мы были переполнены радостью, что стали частью этого восхитительного случая.

     Саи Баба даёт нам возможность заново пережить много прекрасных воспоминаний, даже когда Он далеко. Однажды Он нам сказал: "Вы обе всегда счастливы, потому что вы всегда думаете о Боге". А в другой раз, когда Он, остановившись, заговорил с нами, Мойя сказала: "О Баба, мы истинно любим Тебя", - а Он отвечал: "О, Я тоже истинно вас люблю". Он сказал это так серьёзно и нежно.

     Каждый раз, когда мы ездили в Индию, мы навещали нашего знакомого - глазного врача, который работал в клинике в Бангалоре. Как-то Он сказал нам, что группа его друзей хотела бы открыть бесплатную клинику, чтобы лечить бедняков. Он спросил нас, как мы думаем, пожелают ли некоторые из наших австралийских знакомых создать небольшой фонд для пожертвований. Мы отдали его письмо Саи Бабе и спросили Его: "О Баба, правильно ли это?" Баба ответил: "Нет, нет! Совсем неправильно. Если у вас есть деньги, чтобы делать добрые дела, то этим надо заниматься в своей собственной стране".

     На следующий день один из служащих ашрама пригласил всех иностранцев. Он сказал, что Саи Баба хочет обратить их особое внимание на то, чтобы не вкладывать деньги в различные общества в Индии, так как это может привести к множеству проблем - зависть. Нам рассказали, как кто-то с самыми добрыми намерениями установил помпу в одной из деревень, и в результате этого возникло много неприятностей, так как у многих это вызвало зависть. Один человек завладел этой помпой и в приказном порядке стал решать, когда люди могут ею пользоваться, а когда нет. Хуже того, он не разрешал людям из других деревень пользоваться ею. Возникло столько неприятностей и проблем, что в конце концов этого человека убили. Служащий ашрама сказал нам, что можно давать пищу беднякам, но денег давать нельзя никогда; что если мы хотим дать денег, то надо просто вложить их в фонд Саи Бабы.

     В 1998 году во время трёхдневного фестиваля, посвящённого дню рождения Будды, нам пришлось сидеть в конце зала Саи Рамеш в Бриндаване, так как вперёд посадили всех буддистов. Когда мы позже вернулись на своё обычное место в передней части зала, мы стали наблюдать, облокотясь на ограду, как Саи Баба давал паднамаскар (дотронуться до священных стоп Господа) группе людей за пределами зала. Подняв голову, Он неожиданно взглянул на нас, как будто только что нас заметил. Подойдя к нам, Он спросил: "Где вы обе были?" Мы отвечали: "Мы были здесь, Баба!" "Нет, нет, - сказал Он, - вас здесь не было три дня. Вас здесь не было". "Баба, мы были здесь," - настаивали мы. Он сказал: "Нет, нет. Три дня Я не мог вас найти!" Нам было так приятно, что Он нас искал, когда нас посадили в конце зала. Мы все надеемся, что Он смотрит на нас, но мы редко понимаем, что это именно так.

     В другой раз мы были в Кодиканале, когда Он раздавал сари, бросая их людям, как Он обычно делает. Было очень людно, и когда Он вернулся в переднюю часть зала, Он спросил нас: "Вы обе получили по сари?" "Да, Баба, вот смотри". На следующий день мы их надели, и Он, подойдя к нам, сказал: "Как сари?" "Восхитительны, Баба, они нам очень нравятся". Он ответил, потрепав нас по голове: "Очень счастлив".

     Однажды после Рождества мы сказали Саи Бабе на интервью: "О Баба, празднование Рождества было чудесное. Всё так красиво украшено, и Ты дал нам прасад". Он улыбнулся и спросил: "Как понравилась речь?" Мойя сказала: "Баба, это было прекрасное выступление. Ты говорил об Иисусе - то, чего всегда ждут в Рождество". Он был так мил! Он действительно проявлял заботу. Когда мы поблагодарили Его за всю эту красоту, за огни и за декорации, Он сказал: "Вы знаете, что Я делаю это не для Себя. Я это делаю для вас, для вашего удовольствия".

     Однажды Он нам сказал: "Я работаю очень много. Я работаю всё время. Я не беру выходных по воскресеньям. Я делаю многие километры пранамов (простраций)". Это когда Он ходит среди тысяч сева далов (волонтёров), говоря с ними, позволяя им дотронуться до Его стоп и давая им пакетики с виб'ути.

     Мы всегда говорили, что мы не "люди с бриллиантами". У нашей мамы было много бриллиантов, и когда она умерла, мы все их отдали нашей сестре Нелл, оставив себе только по одному кольцу. Единственные драгоценности, которые мы носим - это подарки Саи Бабы, которые Он материализовал для нас. Когда же мы получили от Него в подарок два бриллиантовых кольца, мы сказали: "О, мы всё же теперь люди с бриллиантами".

     Однажды Саи Баба материализовал для Мойи серебряный браслет, но он становился горячим, когда она подходила к плите, и она не могла это выдержать. И вот однажды браслет исчез с её руки. Позже она спросила Саи Бабу: "Что случилось с браслетом, который Ты дал мне, Баба?" Он ответил: "Аллергия, аллергия", - и провёл несколько раз по её руке. Серебряное кольцо, которое она носит теперь, сделано как будто из того же материала, но оно никогда не нагревается, когда она находится вблизи от источника тепла. Но браслет Он не заменил, хотя она очень надеялась на это.

     Однажды перед возвращением в Австралию нам было так грустно расставаться с Ним! Пригласив нас на интервью, Он сказал: "Вы сидели и думали: 'Он не подойдёт. Может быть, Он не подойдёт. Мы завтра уезжаем, а Он, может быть, даже не взглянет на нас и не заговорит с нами, чтобы мы могли попросить Его благословения, и Он, наверное, не позовёт нас'". Мы подтвердили: "Да, Баба, это так. Мы не могли сдержать слёз". Он продолжал: "Это были капли блаженства, и Я вас позвал". Мы сказали: "Да, Баба, к нашей радости и восторгу". Он продолжал нас спрашивать: "Вы счастливы?" - так, как будто это было очень важно для Него. И каждый раз мы отвечали: "О да, Баба, мы всегда счастливы, когда мы с Тобой".

     Он произвёл виб'ути белого цвета и роздал его всем женщинам. Затем вернулся и дал Мойе ещё виб'ути, а мне сказал: "Ты это держи при себе", - хотя первый раз велел съесть. Мы держали его в маленькой коробочке для особых случаев в виде сердца. Мы думаем, что, если Саи Баба когда-нибудь спросит, что мы хотим, мы скажем: "Маленькую коробочку с виб'ути, чтобы она никогда не опустела - где виб'ути будет постоянно расти". Однажды мы видели, как Он произвёл подобное: материализовав маленький серебряный горшочек, Он дал его нам открыть. Горшочек был пуст. Он дунул на него, и горшочек наполнился виб'ути. Он сказал, что горшочек никогда не опустеет и отдал его особому преданному.

     В одном из интервью Саи Баба заговорил о женитьбе: "Женитьба - это очень сложно. Сначала ты женишься, и жена - твоя жизнь. Через несколько недель - споры, споры, споры. Через шесть месяцев - проблемы". Затем, глядя на молодых людей, добавил: "Нет, просто шучу; это не для вас". Он объяснил, что существует два вида супружества - духовное и земное. Он сказал: "Земное супружество - это брать, брать, брать; а духовное - давать, давать, давать". И продолжал: "Духовное супружество - очень счастливое, очень прекрасное, так как чем больше вы думаете о Боге, тем больше Бог расцветает в вашем сердце".

     На том же интервью Он напомнил нам, что мы не есть тело: "Мы говорим "мои руки, моя голова, моё тело"; но ты не есть тело. Тело - ничто; тело просто подобно глине". Затем Он заговорил о компании: "Вы должны всегда быть в хорошей компании. О вас узнают по компании, которая вас окружает. Скажите мне, кто ваши друзья, и я скажу вам, кто вы. Если держаться плохой компании, то вы станете как те люди". Он говорил с молодыми людьми, с каждым индивидуально: скажет что-нибудь одному из них, затем "напишет" пальцем в воздухе, затем скажет: "О, это правильно", - затем заговорит со следующим молодым человеком и опять "напишет" что-то в воздухе. Так Он говорил с ними. Позже мы узнали, что они готовились к женитьбе.

     Иногда, когда мы входим на интервью, Он спросит: "Стулья?" - Мы отвечаем: "Баба, хватит одного", - и умудряемся сидеть обе на кончике стула; но обычно Он сам приносит два стула и ставит их очень близко от Себя.

     Во время интервью в июне 1998 года Мойя сказала Ему: "Баба, когда мы сидим на даршане, а также во время б'ад-жанов, и поём для Тебя, наблюдая за Твоей милой ручкой, о, Баба, я сгораю от желания её поцеловать! Баба, можно мне её поцеловать сейчас?" Он протянул ей руку для поцелуя, и она поцеловала её несколько раз.

     Мойя сказала Ему: "Баба, коснись, пожалуйста, моего горла, чтобы я более нежно могла петь б'аджаны?" Дотронувшись, Он сказал: "Спойте для Меня сейчас", - и мы спели первую строчку прекрасного английского б'аджана: "Баба, мы любим Тебя, любим и обожаем Тебя; спим или проснулись, солнце или дождь. Мы держим Твою руку, Господи; больше мы не одиноки, в тепле от твоего объятия; о, Баба, мы любим Тебя". Он сказал Дороти: "Ты тоже пой". Пока мы пели, Он всё время смотрел прямо нам в глаза, не выпуская руку Мойи из Своей. Когда мы вышли из внутренней комнаты, чтобы присоединиться к остальным, одна женщина сказала нам: "Ваша песня звучала так прекрасно". Мы были так счастливы - эта песня трогает наши сердца.

     Дороти сказала Ему: "Баба, Ты для нас всё. Ты наша радость; Ты тотальность. Ты наш свет; Ты всё делаешь для нашего блага; Ты делаешь всё, чтобы мы были счастливы. Ты наша радуга". Он сказал: "Радуга? О, счастлив, счастлив! - и продолжал спрашивать: - Вы счастливы?" "О да, Баба, так счастливы!" "Вы знаете, что такое счастье?" Мы ответили: "О да, Баба - быть с Тобой!" Он сказал: "Правильно. Счастье - единение с Богом".

     Мы считаем, что из всех интервью, которые у нас были, это было самым трогательным. Мы сказали: "Баба, у нас всё ещё проблемы с коленями". Он ответил: "Да, я их излечу", - и дотронулся до наших колен.

     Когда мы выходили, Он опять дал Мойе поцеловать руку и погладил её по голове. Тогда Дороти сказала: "И меня, пожалуйста, Баба", - и Он с любовью потрепал её по голове тоже. Во время интервью Дороти сказала: "Баба, мы остались ещё на четыре дня. Нам надо было уезжать в воскресенье, но мы жаждали провести здесь ещё четыре дня, поэтому поменяли билеты на завтра. Всё было так чудесно, а сегодняшний день для нас особый благодаря этому прекрасному интервью". Он сказал: "Когда вы завтра поедете, Я буду с вами. Я буду на самолёте, и моё место - в ваших сердцах".

     В тот период 1998 года - День Его Рождения и Рождество - у нас было два интервью, оба особых. Саи Баба был полон любви и разрешил поцеловать Его руку. Он ласково погладил нас по голове и благословил в наш день рождения. Он подарил каждой из нас прекрасное сари - зелёное, отделанное золотом. Хотя Он называет нас "розовыми близнецами" и мы любим носить всё розовое для Него, мы с удовольствием носили зелёные сари как на Рождество, так и во время студенческого спортивного праздника.

     Саи Баба дал нам особое приглашение остаться на спортивный праздник, и это принесло нам прекрасные воспоминания. Мы и раньше видели спортивные праздники, но тот день был ещё прекраснее.

     Все девять недель, которые мы пробыли с Ним, были просто необыкновенными, и мы уехали, получив Его приглашение вернуться для поездки с Ним в Кодиканал в апреле 1999 года.

"Естественное состояние человека - блаженство. Он есть олицетворение счастья. Поэтому его право - искать счастье".

Саи Баба

 


 

Глава тринадцатая

Летние ливни в Бриндаване

"Существует три типа учителей: те, которые объясняют, те, которые жалуются и те, которые вдохновляют".

Саи Баба

     Ещё одним восхитительным опытом для нас стали летние курсы Сатья Саи Бабы в Бриндаване, которым Он дал название "Летние ливни". Несколько лет подряд вместе с двумя сестрами Саи нас приглашали посещать эти курсы. Это была большая честь для нас, так как курсы были организованы специально для Его студентов и лишь немногих преданных приглашали на курсы каждый год - мы были среди этих счастливых людей. Для нас это был настоящий восторг - каждый день надевать наши лучшие сари и появляться в студенческой аудитории, где проводились лекции, чтобы послушать чудесных лекторов и Самого Саи Бабу, рассказывающего нам об индийской духовности и культуре.

Даршан в Бриндаване, 1993 год

     Во время этих бесед мы многое узнали о древней и современной Индии, что укрепило нашу любовь к этой прекрасной стране под названием Б'арат, а также её понимание. Студенты всегда украшали аудиторию подобающим образом.

     Особым аспектом курсов было то, что гости разделяли трапезу со студентами. Мы присоединялись к сотням горящих энтузиазмом молодых девушек пять раз в день, чтобы выпить чаю и отведать вкусной индийской пищи. Нам очень нравилось, как они благоговейно поют индийскую молитву перед едой - нам самим удалось довольно успешно её выучить. Иногда нам было дано счастье испытать присутствие Саи Бабы во время молитвы; бывало, что Он даже разделял с нами пищу, сидя за столом, особо украшенным и приготовленным для Него с большой любовью.

     В последние два года нашего посещения утренние занятия проходили в колледже в Уайтфилде, а дневные программы - в зале Саи Рамеш, где Саи Баба выступал с речью; там также сообщали краткое содержание утренних занятий, чтобы все преданные могли полностью насладиться всем происходящим.

     К сожалению, "Летние ливни" были прекращены. Саи Баба объяснил это так: число студентов из различных районов Индии увеличилось настолько, что существующих условий для учёбы стало недостаточно. Многие лелеют надежду, что позже Он всё же возобновит эти курсы.

     Это счастливое и вдохновенное время, проведённое вместе со студентами на летних курсах в Бриндаване, навсегда останется для нас особым воспоминанием.

"Знание, основанное на информации, делает из человека механизм, компьтер, тогда как знание, направленное на преображение человека, делает из него творца".

Саи Баба

 


 

Глава четырнадцатая

Направляющий свет учения Саи

"Чего вам бояться, если Сам Господь Вселенной заботится о вас? Я всё делаю ради вашего блага".

Саи Баба

     Саи Баба однажды сказал: "Я пришёл, чтобы обновить стёртые дорожные знаки на пути к Богу". Слово "обновить" предполагает, что Он не говорит нам ничего нового - Он просто облегчает нам понимание, чтобы мы жили в соответствии с мудростью, которая была давным-давно дарована великими духовными учителями. Его личный пример, Его любовь и Его учение - всё это играет существенную роль в руководстве, которое Он даёт в нашей личной жизни. Мы хотим поделиться с вами несколькими примерами нашего понимания того, что учение Саи Бабы значит для нас, начиная с роли целительной силы любви.

     Вот особенно прекрасная история: однажды в Бриндаване к нам подошли две женщины -одна из них была с новорождённым ребёнком. Они чувствовали, что Саи Баба вёл их к встрече с нами. У нас не было времени, чтобы поговорить с ними в нашей комнате, поэтому после даршана они подошли к рикше, который собирался нас везти. Они попросили нас помолиться за них, так как у них внезапно возникло много проблем. Они были охвачены страхом, особенно боялись за ребёнка. Саи Баба сказал им остаться и не уезжать. Мы постарались помочь им, сказав, что очень важно избавиться от страха, потому что, живя в страхе, человек притягивает к себе негативную энергию. В качестве противодействия страху, мы предложили им повторять: "В нас любовь; мы любим Саи Бабу. Саи Баба хочет, чтобы мы были здесь. Он благословил нашего ребёнка. Мы строим огромное силовое поле энергии любви вокруг себя; поэтому, если люди попытаются послать нам негативную энергию, а мы не хотим её принимать, то она просто вернётся обратно к тем, кто послал эти мысли, и им придётся их впитать".

     Мы посоветовали им не говорить Саи Бабе, как всё плохо, а поддерживать веру, сказав Ему, что они твёрдо верят в Него; и молиться так: "Мы знаем, что Ты с нами. Мы знаем, что Ты нам помогаешь. Мы знаем, что Ты выражение благодати, то есть от Тебя исходит толь ко добро. Мы знаем, что Ты хочешь, чтобы мы оставались здесь, и мы не сомневаемся, что Ты сделаешь так, что наша жизнь станет прекрасной, и что наш ребёнок будет под защитой". Мы надеялись, что это им поможет - это было просто несколько быстро сказанных слов, так как мы собирались уезжать. Вдруг одна из женщин начала истерически плакать, говоря: "Вы не понимаете". Мы пытались с ней говорить, но нас попросили отъехать - проезжала машина Саи Бабы, а мы были в рикше около здания колледжа. Немного отъехав, мы остановились, но у нас в уме всё ещё стояла картина бедного личика в слезах. Мы сказали водителю рикши: "Вернитесь и найдите их. Мы должны сделать их счастливыми, прежде чем уедем".

     Когда у нас возникает проблема или когда мы пытаемся найти ответ на чей-то вопрос, мы дотрагиваемся до кольца от Саи Бабы и просим Его: "Помоги нам дать правильный ответ", - и затем просто посылаем людям любовь. Мы верим, что независимо от того, насколько человек раздражён или огорчён, если посылать ему любовь, то постепенно произойдут изменения. Поэтому мы окутали эту женщину любовью, повторяя: "Любовь, любовь".

     Водитель её нашёл, и когда она вернулась к нам, то на лице её играла улыбка и она совсем успокоилась. Это нас удивило, но затем мы поняли: то, что мы посылали ей сердцем "любовь, любовь, любовь", было сильнее слов.

     Мы верим, что если сознательно посылать людям любовь, то это может иметь исцеляющий эффект. Каждый день мы посылаем любовь многим людям, особенно когда ждём даршана Саи Бабы - нашей семье, многим близким друзьям и всем людям в СВАРЕ. В первую очередь мы всегда начинаем с тех, кто болен. Нам очень важно представить лицо каждого из них; обычно это нам не представляет трудности - мы видим людей вполне ясно. Мы говорим с ними, говорим, что любим их, и шлём им любовь Саи Бабы и Его исцеляющие вибрации, поскольку мы считаем, что одной нашей любви недостаточно, чтобы их исцелить. После этого люди обычно чувствуют себя лучше, улыбаются и ощущают узы любви с нами.

     Одна наша очень хорошая знакомая попала в больницу - приступ сердца и паралич. Мы каждый день посылали ей любовь, и люди говорили: "Кажется, ей становится лучше; она говорит о вас. Она знает, что вы её любите и благодарна вам за это". Ей это явно помогло.

     У нашей кузины - опухоль головного мозга. Мы посылаем ей любовь и исцеляющие мысли каждый день и, похоже, ей лучше. Мы надеемся, что помогаем ей. Даже если мы не можем излечивать людей, мы можем посылать им любовь и мир. Школа Тугулава в Ормю в Куинзлэнде -это школа для трудных подростков; мы посылаем им любовь, глядя на их фотографию, где они сидят на веранде и едят мороженое. Мы испытываем к ним большую нежность и хотим, чтобы их жизнь стала лучше - более успешной. Когда кто-то огорчён, любовь, посланная ему, без сомнения действует. Например, когда в Прашант'и какая-нибудь женщина расстроена тем, что сева дал (волонтёр) не разрешает ей сидеть там, где она хочет, и отказывается уступить место другому человеку, мы посылаем ей любовь, и она неожиданно соглашается.

     Мы любим создавать круг защиты для тех, кто путешествует. Мы представляем Саи Бабу вне машины, самолёта или поезда в Его прекрасном одеянии, переливающимся лучами света, которые захватывают и транспорт, и людей - всё объято Его любящей заботой и защитой. Мы делаем то же самое и для себя, когда путешествуем, и это всегда приносит нам чувство безопасности. Если самолёт начинает вибрировать в плохую погоду, мы представляем, как прекрасные руки Саи Бабы выравнивают его и как сияет золотистый защитный круг вибраций вокруг пилота и людей, летящих с нами.

     Если мы не можем открыть сердце для любви к тому, кто совершил жестокой поступок или нанёс обиду людям, тогда мы стараемся почувствовать к этому человеку сострадание. Мы напоминаем себе, что, если он поступил неправильно, то ему придётся заплатить за это своей кармой в этой жизни или в следующей. Когда мы так думаем, это вызывает в нас сострадание к такому человеку, потому что ему не повезло - он не знает, что за всё придётся платить, и часто в дальнейшем наше сочувствие перерастает в любовь.

     Мы знаем, что сутью каждого человека является любовь, даже если снаружи он кажется совсем непривлекательным - это любовь, которая заслоняется обстоятельствами его настоящей или предыдущей жизни. Мы верим в то, что, мысленно окружив человека светом и бескорыстной любовью, мы можем помочь растворить в нём гнев, горечь или жестокость. Мы уверены, что делаем это в какой-то мере успешно, потому что Саи Баба сказал нам, что мы делаем севу разумом, и мы часто замечаем изменения в людях к лучшему. Если кто-то причинит нам боль, например, наступив на ноги на даршане, то вместо чувства раздражения или возмущения, мы окружаем человека любовью, и обычно он, улыбаясь, говорит: "Ой, простите пожалуйста".

     Мы стараемся вселить в людей надежду и помочь им понять, что всё не так плохо, как кажется в настоящий момент. Саи Баба говорит: "Хорошее время окружено плохим. а плохое - хорошим". Мы просим людей вспомнить счастливое время или что-то хорошее, что с ними недавно случилось, и говорить себе: "Я буду притягивать к себе добро. Я верну себе счастье". Если наши мысли печальны, то мы притягиваем к себе негативность, тогда как счастливые мысли и эмоции дают нам поддержку и позитивность. Большинство людей откликаются на такого рода совет.

     У одного из наших друзей распалась супружеская жизнь, и он был совершенно опустошён. Мы ему сказали: "Мы истинно верим, что Саи Баба освободил Вас от супружества, потому что Вас ожидает что-то другое". Через год он встретил прекрасную женщину, которая духовно с ним в полной гармонии, и женился на ней.

     Конечно, мы все подвержены эмоциям, и нам надо учиться справляться с ними самим. Бывает, мы возмущаемся кем-то или испытываем разочарование, но нам надо помнить данный кому-то совет Саи Бабы: "Вы получаете именно тот опыт, который вам нужен в данный момент". То есть, нам надо было испытать эти эмоции, чтобы научиться находить путь через них; и мы говорим людям: "Это вам дано, поэтому лучше пройти через это сейчас, и тогда вам больше не придётся проходить через это снова". Мы также говорим людям об инкарнации: мы возвращаемся сюда, чтобы пройти через испытания, необходимые для нашего духовного роста.

     Нам кажется, что в нас нет гнева. Однажды на интервью люди начали говорить Саи Бабе о своих проблемах, а Он сказал: "Вы очень подвержены депрессии, Я знаю" и "вы делаете то", "выделаете это", а затем, неожиданно повернувшись к нам, - мы сидели в конце комнаты - сказал: "А вы обе - вы всегда счастливы, потому что всегда думаете о Боге!" Это были слова Саи Бабы, и то, что Он сказал, - это правда. Мы не видим причины для расстройства, потому что мы знаем: всё, что с нами случается, происходит по воле Бога, и делает Он это, потому что любит нас. В одном из писем к Своим студентам Он говорит: "Зачем вам чего-то бояться, когда у вас есть такой Господь Вселенной, как Я, который о вас заботится? Вы знаете, что Я вас люблю и делаю всё для вашего блага. Что бы с вами ни случилось, Я делаю это для вашего блага". И мы стараемся думать именно так: например, когда мы испытываем боль артрита, мы знаем, что в этом есть для нас урок, поэтому мы стараемся с радостью её принять, напоминая себе, что это воля Бога.

     Когда люди действительно страдают от того, что с ними происходит, мы делимся с ними маленьким стишком, который часто повторяла наша мама:

"You will find as the years go on
and the past you have left behind,
that much you counted as sorrow
only proves that God is kind,
that many a flower you longed for
has hidden a thorn of pain,
and many a rugged pathway
led to fields of ripened grain".
"С годами вы поймёте, по мере того
как прошлое останется позади,
что многое из того, что вы считали печальным,
лишь доказывает, что Бог добр;
что в цветах, которых вы жаждали
скрыты шипы боли,
а трудные дороги
ведут к полям зрелой пшеницы".

     И люди положительно реагируют на это.

     Мы хотим поделиться с вами рассказом о том, что произошло после смерти нашей мамы. Она была нам очень близка, и мы очень её любили. Мы не ожидали, что она умрёт, так как она хорошо себя чувствовала до последних дней своей жизни. Многие люди говорили: "Когда она умрёт, вы можете жить с нами". Другие даже сказали: "Близнецам никогда этого не пережить; у них будет нервный срыв". Однако мы вышли из этого, чувствуя приподнятость за неё - действительно чувство возвышенности, потому что расставание было так прекрасно. Кто-то дал нам денег съездить к Саи Бабе, и Он уверил нас с любовью, что наша мама очень счастлива с Ним. Её смерть стала для нас прекрасным опытом, и хотя мы испытали чувство печали, что расстались с ней, у нас никогда не было чувства печали за неё. Мы и сейчас разговариваем с ней, как будто она рядом. Она сказала нам через медиума, что боли в руках у неё уже нет и что она снова молода. Мы счастливы за неё и не хотели бы её вернуть.

     Не так давно кто-то нас спросил: "Вам когда-нибудь приходится бороться со страхом?" Изредка у нас бывало небольшое чувство страха, когда мы вели машину в грозу или были с людьми, больными вирусными заболеваниями, но мы всегда мысленно обращались к Богу. Мы думаем о Саи Бабе, как об источнике света, подобно тому, когда с полузакрытыми глазами смотришь на солнце и чувствуешь, как его свет охватывает тебя и рассеивает страх. Мы говорим: "Мы отдаём себя в Твои руки, Саи Баба; что бы с нами ни случилось - всё по Твоей воле", - и мы явно и постоянно чувствуем силовое поле Его защиты вокруг нас.

     Поскольку мы всю жизнь живём вместе, люди естественно хотят знать, как мы умудряемся разрешать возникающие между нами конфликты. Так вот, во-первых, мы стараемся понять, почему это случилось - причину и смысл этого, - а затем спрашиваем себя: "Хорошели то, что случилось? Случилось ли это, чтобы разрешить какую-то проблему или это урок, который нам преподносится? Как нам найти решение?" Мы считаем, что лучше всего относиться ко всему с состраданием и любовью и постараться избавиться от возмущения. В те очень редкие моменты, когда у нас возникали проблемы с принятием решения, мы старались понять, почему одна из нас думает иначе, и пытались разрешить проблему, не причиняя друг другу боли. Если в чём-то надо соблюсти точность или высказать критику о ком-то из нас. мы стараемся это сделать таким образом, чтобы другая из нас не подверглась боли. В любой ситуации никто из нас нив выигрыше и ни в проигрыше - мы стараемся решить проблему так, чтобы у обеих осталось приятное чувство. Мы сознательно направляем любовь в эту ситуацию.

     Мы часто думаем и говорим Саи Бабе: "Мы готовы сделать всё необходимое для общего блага". Мы считаем, что можем взяться за любое трудное дело, потому что с нами Господь Вселенной, который заботится о нас. Мы часто вопрошаем: "Может быть нам надо было заболеть артритом, чтобы лучше понимать людей?" Это также означает, что мы можем искренне сказать инвалидам: "Вы можете подняться над болезнью, не дать ей испортить свою жизнь, если вы не чувствуете, что она делает вас отличными от других людей - она не может сделать вас ниже их. Каждый, у кого возникают подобные трудности, должен научиться справляться с болезнью наилучшим образом. Вы тоже можете быть достойными гражданами и выражать своё личное мнение, как и любой другой. Вы можете делать всё иначе, но это может быть даже лучше, чем то, что делают другие". Для инвалида такая поддержка может иметь огромное значение, если в ней есть глубина искренности.

     Когда нас одолевает боль, мы пытаемся подняться над ней, чтобы не испытывать её сознательно. Люди нас спрашивают: "Как ваши колени?" И мы отвечаем: "О, прекрасно!" или "Сегодня они в отличном состоянии". Затем приходит мысль: "О нет, они болят, но мы этого не осознавали, пока кто-то не спросил". Вечером мы делаем упражнения, а когда появляется боль, мы представляем себе Саи Бабу и говорим себе: "Зачем сосредоточивать внимание на боли? Не лучше ли думать о Нём и о чудесных нежных воспоминаниях пребывания с Ним". И тогда мы уже боли не осознаём.

     Недавно мы сказали друг другу: "Если мы на духовном пути и подходим к концу своей жизни, то нам надо отработать большую карму; но жизнь нам так мила - как будто мы едем, как бы, на мягкой пуховой подушечке". Затем пришло осознание: "Как хорошо, что у нас артрит колен!" Итак, вместо того, чтобы воспринимать артрит как что-то действительно неприятное, мы думаем: "Если мы сможем вытерпеть следующие полчаса, хотя это может быть болезненно и неприятно, мы вырастим духовно; и каждый раз, когда мы проявляем терпение и понимание, у нас накапливается благодать, и не только для одних нас, но для всего человечества". Саи Баба говорит: "Всё доброе, что вы делаете или думаете, приносит вам благодать. Тот факт, что вы пришли ко Мне, означает, что вы приобрели много благодати в этой и других жизнях". Мы считаем, что очень важно, чтобы количество благодати постоянно увеличивалось, а не использовать всю благодать полностью, так как нам ещё надо многому учиться.

     Мы часто вместе настраиваемся на Саи Бабу, чтобы получить энергию. Когда нам надо заняться чем-то важным, а мы чувствуем усталость, то одна из нас скажет: "Я не могу это сделать. Я так устала", - а другая говорит: - "Я тоже чувствую усталость, но нам надо это выполнить". Тогда мы говорим вместе: "Давай наполним себя золотистым светом Бабы". Мы сидим в креслах, закрыв глаза, и представляем, как этот прекрасный свет обволакивает нас. И, о чудо! Мы встаём, полные энергии и готовые сделать всё, что необходимо.

     Учение Саи Бабы о жизни и смерти так прекрасно - оно позволяет понять, что всё имеет глубокое значение. Например, концепция реинкарнации (перевоплощения) всегда была для нас большим утешением и радостью. Когда мы впервые узнали об этой идее, она показалась нам полной смысла: она уничтожает кажущуюся несправедливость жизни. Нас всегда удивляло, что даже когда люди узнают об этой идее, им всё равно трудно её воспринять. Нам очень нравится рассказ о великом музыканте Тосканини, который в три года впервые увидев пианино, сразу начал играть на нём прекрасную музыку. Когда его спросили, как это он знал, что играть, к их удивлению он сказал: "Мне это нашептала трава", - то есть, видимо, он принёс это знание с собой из предыдущей жизни. Существует много других случаев, когда люди в раннем возрасте неожиданно проявляют исключительные таланты -это так ясно для того, кто открыл своё сердце. Когда кто-то умирает, мы говорим тем, кто потерял любимого человека: "Не жалейте её. Она этого заслужила. Люди должны заслужить смерть. Они возвращаются в мир, чтобы что-то в нём совершить, а когда их миссия закончена, им разрешается идти дальше. Они выполнили свою задачу в жизни, свой долг, и теперь ушли, чтобы получить награду. Ей это очень понравится; ей там будет так прекрасно - вся её боль исчезла".

     Через медиума наша покойная мама сказала нам: "Когда я сюда возвратилась, я встретила моего предыдущего мужа, из другой жизни, и поняла, что он был моим помощником в последующих жизнях. Он прекрасен; но он показал мне, что я тоже прекрасна. Он сказал, что все мои проблемы исчезли. Хотела бы я, чтобы вы обе увидели, как здесь прекрасно. Всё наполнено счастьем!" Саи Баба однажды сказал: "Трудно родиться, нелегко умереть, поэтому не надо бояться смерти, а надо быть готовым и не волноваться об этом". Саи Баба говорит: " 'Вчера' - это история, 'завтра' - это тайна, но 'сегодня' - это дар, настоящий подарок; так, наслаждайтесь им, будьте полны счастья и пусть то, что вы находитесь здесь, принесёт радость другим". Мы любим говорить об этом с людьми.

"Принесите свои несчастья, болезни, страдания, поражения и сложите их у Лотосных Стоп Бабы. Тогда лёгкими стопами и с радостным сердцем вы сможете, резвясь, идти по тропе пилигрима, счастливые, беззаботные, свободные".

Кастури

 


 

Глава пятнадцатая

Чудесные наставники

"Пусть любовь станет вашим дыханием; пусть солнце любви поможет расцвести лотосу вашего сердца".

Саи Баба

     Саи Баба часто напоминает нам, что в период роста на детей огромное влияние оказывают многоуважаемые взрослые. Нам повезло, что у нас были истинно чудесные наставники не только в детстве, но в течение всей нашей жизни.

     Самое большое влияние на нас оказал наш возлюбленный Саи Баба; Он дал нам возможность осознать многое из того, что мы чувствовали инстинктивно. Он помог нам понять, что существует только один Бог; люди называют Его различными именами - Его следует называть самым сладким для вашего языка именем.

     Наша мама, которая всегда была вместе с нами, оказалась следующим влиятельным лицом в нашей жизни. Она была огромным источником любви, нежности и заботы. Очень мягкая и безгранично полная любви, она прежде всего познакомила нас с Богом и научила Его любить. Мы всегда говорили с ней о Боге; Он был нашим общим другом.

     Она научила нас любить природу - цветы, сады и людей; на самом деле она обучала нас всему, чему учит Саи Баба, - пяти Общечеловеческим Ценностям: любви, миру, истине, праведному поведению и ненасилию. Её размышления и идеи оказывали влияние на нас в течение всей нашей жизни, помогая нам понять, что мы должны сделать мир лучше, потому что мы здесь живём. Она учила нас, что каждый день мы должны делать что-то доброе, что улучшит кому-то жизнь, чтобы перед тем, как лечь спать, мы могли бы оглянуться на проведённый день и подумать обо всех людях, которым мы принесли счастье.

     То, что мы никогда не вышли замуж, означало, что мама была с нами всю жизнь; перед тем, как она покинула тело, она стала нам особенно близка. В течение семидесяти двух лет она была нашим учителем, и до самого конца она учила нас быть нежными и любящими. Она часто говорила: "Как нам повезло, что с каждым годом, по мере того как мы стареем, жизнь становится всё прекраснее и в ней всё больше смысла, и, хотя наши тела могут постареть и мы можем потерять красивый цвет лица, с духовной точки зрения это более, чем компенсируется нашими духовными достижениями".

     Наш папа умер, когда нам было по три года, поэтому она стала для нас как матерью, так и отцом. Мы никогда не чувствовали, что нам не хватает влияния отца - она давала нам достаточно любви и руководства, чтобы исполнять роль обоих родителей. Странно, но ещё в юном возрасте мы тоже взяли на себя заботу о ней. Мы знали, что наша мама всегда позаботится о нас, но она была физически очень маленькой, гораздо более хрупкой, чем мы, и очень грациозной. И поэтому нашей ролью стало охранять её и заботиться о ней - мы это знали даже будучи маленькими детьми, а с возрастом эта идея захватывала нас всё сильнее.

     Иногда, когда мы все вместе проводили время в саду, наша мама говорила: "Смотрите, как всё расцветает и появляются листочки - то же происходит и с нами. Придёт день, когда мы умрём и уже нас не будет, чтобы видеть всё это, -а затем добавляла, - но на самом деле мы увидим, потому что мы можем вернуться и взглянуть из другого мира, и тогда мы увидим, как растут и сбрасывают листву деревья". Нам приносило огромное счастье сознавать, что деревья сажают, чтобы они приносили плоды и цветы новому поколению, приходящему в этот мир. Делать что-то полезное для других, чтобы они могли наслаждаться этим, всегда вызывало у неё чувство радости. Все любили нашу маму, а мы ею гордились.

     Другим важным лицом в нашей жизни была очень любящая монахиня, которая обучала нас в школе. Она была одной из тех редких людей, кто понимал, что мы отличались от других детей, а также причину того, что мы часто не присоединялись к ним. Например, когда мы были в школе-интернате и дети планировали проделки вроде ночного пиршества, мы никогда не хотели быть в этом замешаны. Нам нравилось веселиться, но мы не хотели делать ничего, что бы могло расстроить монахинь или кого-нибудь другого. К тому же мы проявляли больше способностей к искусству, чем к спорту, и когда все дети уходили играть в теннис или заниматься каким-то другим видом спорта, мы предпочитали рисовать или читать. Наша мама научила нас любить искусство; она обладала художественным талантом. Монахиня, которая была нашим особым другом, тоже поощряла нас заниматься рисованием, скульптурой и мозаикой. А во время каникул мы занимались этим с мамой: было так чудесно работать втроём. Наша особая монахиня очень помогала нам в школьные годы; она обучала нас католической религии, которую мы действительно любили, а также помогала с мирским образованием. Вот пример её нежного обхождения с нами: когда мы поздно вечером не могли заснуть, скучая по дому и по маме, она приносила нам что-нибудь вкусненькое. Иногда она звонила нашей маме и говорила: "Девочки сегодня очень печальны; не могли бы Вы днём заехать к ним?" - что мама всегда делала к нашей великой радости.

     После окончания школы мы поддерживали связь с монахиней до её кончины около десяти лет назад. В старые времена монахиням не разрешалось посещать дома людей, но в более поздние годы она приезжала к нам домой на обед. Это была истинно прекрасная дружба; мы любили её всю жизнь, и она оказала на нас большое влияние.

     Ещё двое людей оказали на нас большое влияние и стали нашими добрыми друзьями. Эти два чудесных человека - женщина и мужчина - открыли нам понимание эзотерической истины. Они научили нас новым волнующим концепциям исцеления и духовной работы, а также пробудили в нас осознание духовных учителей, которые работают с нами. Женщина сыграла важную роль в нашей жизни и в большой мере помогла нам со СВАРОЙ. Это она рассказала нам о нашей предыдущей жизни в Египте. Теперь мы понимаем, почему нас всегда так привлекал Древний Египет. В школе мы изучали древнюю историю, и хотя нас интересовали Древняя Греция и Вавилон, они не производили на нас такого впечатления, как Египет. Поскольку мы изучали слишком много предметов, то позже мы не стали заниматься историей, но как-то ради интереса решили сделать письменную работу по этому предмету, и обе получили отличные оценки.

     В нашей жизни были мужчины, которые нас любили и которых любили мы, и все они оказали на нас значительное влияние. Они научили нас большему пониманию людей и лучшему сотрудничеству. Мойя очень любила одного из них - он внёс так много в наше понимание любви и красоты. Когда он внезапно был взят от неё, она написала следующее стихотворение:

     "Как она прекрасна, шелковица, светящаяся зеленью, тронутой солнечным светом, и в таинственном полумраке, куда нисходят тени - она стала свидетелем нашего первого поцелуя, когда сердца забились часто от обещания новой нераскрытой любви. Но это было так давно. С годами я столько раз уединялась, чтобы помечтать о любви к нему; но пришёл день, и он явился вновь, моя любовь, чтобы радоваться воспоминаниям и вновь чувствовать нашу любовь и радость. Но теперь я стою одна в печали и отчаянии - горячие слёзы капают на прохладные листья и созревшие фрукты, я отчаянно пытаюсь вновь почувствовать тепло и красоту моего любимого, ибо я знаю, что дух его продолжает существовать; и где мне найти его, если не здесь".

     Ещё одним человеком, оказавшим влияние на нашу жизнь, был врач, который помог нам лучше понимать инвалидов, особенно в ранние годы нашей карьеры. Когда мы начали СВАРУ, он был для нас огромной поддержкой, поскольку понимал наши идеи и надежды. Первое пожертвование пришло именно от него, и он всегда был рядом с нами, когда мы изо всех сил старались решить множество проблем. У него были прекрасные философские идеи. Вот два небольших примера. Он обычно говорил: "Можно выдержать любую ситуацию в жизни, если уменьшить её до юмора" и "Разбитое сердце можно всегда вылечить сладким печеньем". Мы и теперь используем эти идеи в СВАРЕ и в других ситуациях жизни.

     Когда он умер, его семья в его честь пожертвовала деньги на СВАРУ. Мы решили их использовать в ежегодном присуждении премии клиентам СВАРЫ, чтобы отметить тех, кто внёс самую большую лепту в течение всего года, и тех, кто добился самого большого личного успеха. Эти награды даются в форме чека и свидетельства за заслуги. Члены семьи нашего друга приезжают каждый год для выдачи этих свидетельств - что способствует успеху этого счастливого события.

     Ещё один человек, который во многом нам помог, - это наша кузина, католическая монахиня. Она наблюдала за нашим духовным ростом, а также помогала как в делах семьи, так и со СВАРОЙ.

     Наша старшая сестра Нелл тоже всегда была для нас огромной радостью и поддержкой, особенно, что касается наших физических трудностей и в связи с потерей нашей любимой мамы. Она всегда выражала много любви к людям и служила им; нам очень повезло, что мы тоже получили так много её любви и заботы. Хотя она старше нас лишь на год, она всегда заботилась о нас.

     Многие другие чудесные люди всегда были и остаются нашими наставниками. Мы придерживаемся мнения, что каждый человек обладает особой мудростью, которой он может поделиться с другими. Мы знаем, что все они есть часть Бога, и храним каждую каплю мудрости, которой они нас одарили.

"Человек, вкусивший вечную красоту Божественной Любви, не пожелает ничего другого в этом мире".

Саи Баба

 


 

Глава шестнадцатая

Делиться истиной Саи Бабы

"Посейте семена любви в одиноких сердцах, полных тоски, и цветение любви наполнит воздух ароматом".

Саи Баба

     Все эти годы нас приглашали выступать с рассказами о Саи Бабе на конференциях и в центрах Саи; мы писали статьи о Нём в книгах и газетах с новостями о Сатья Саи Бабе. Нам всегда приносило радость делиться Его любовью и красотой со многими людьми. Мы также писали статьи о СВАРЕ и о нашей любви и озабоченности отношением человека к природе. Вот несколько отрывков из этих за меток:

     Как нам повезло, что мы живём в это время с нашим возлюбленным Саи Бабой. Многие души жаждут быть с нашим Аватаром, а на Земле ещё так много людей, которые даже не осознают реальности Саи Бабы так, как мы. Прошло много лет прежде чем мы поняли, что Бог, которому мы поклоняемся в сердце, находится здесь в образе, который кто-то описал как "образ, вибрирующий сущностью всего бытия, наполненный любовью и излучающий свет, подобный солнцу". Но Саи Баба говорит: "Никто не приходит ко Мне, кроме как по Моему зову". Итак, когда пришло время, мы поехали к Нему с нашей мамой и стали частью Его Божественной Миссии. И с тех пор Его любовь наполнила нашу жизнь вдохновением, и мы часто чувствуем её в течение всего дня: когда нам удаётся избежать какой-то неудачи, когда нам приходит какая-то финансовая помощь, когда мы находим то, что потеряли или ощущаем аромат жасмина и наблюдаем закат - и тогда мы повторяем для Него поэму, которую написал о Нём наш друг:

Ты наполняешь нашу жизнь сияньем солнца,
Твоя улыбка - тысячи звёзд,
Твоё Присутствие - восхитительная радуга,
А Твоё учение - сладкий прасад.
Твои Лотосные Стопы - сладкий амрит,
Ты излучаешь чистую Любовь,
Ты - самая великая сила,
Ты - Небо в лунном свете.

     Огромной радостью в нашей жизни сегодня являются наши частые поездки к Нему. Однажды Он передал нам в Австралию такую весточку: "Скажите им, что Я всегда с ними, не только в их сердцах, но и везде вокруг них". Хотя мы осознаём эту великую истину, но мы жаждем пребывать у Его Лотосных Стоп, наслаждаясь Его прекрасными даршанами, когда мы испытываем чудо "лицезреть Господа, слышать Его и прикасаться к Нему". Когда Он выходит к нам утром и днём, глядя на Него, мы говорим в сердце своём словами профессора Кастури из его поэмы "Песнь Благовещения", которую мы когда-то проиллюстрировали с большой радостью:

"О чудо, вот Он - оранжевое одеяние,
Вспышка, пламя, ароматный ветерок,
Золотистое сияние волос,
Исполнение невероятной мечты -
Все Боги в форме Саи:
Величие, великолепие,
Радость и очарование,
Сострадание, могущество, мир и любовь.
Это Шива-Шакти, Кришна, Рама,
Иегова, Будда, Иисус Христос".

     О Баба, мы Тебя так любим!

     "Бог есть красота, и когда вы касаетесь прекрасной розы или наблюдаете закат - вы касаетесь Бога".

     А вот отрывок из другого нашего выступления:

     Саи Баба как-то нам сказал, что будучи людьми, мы имеем право быть счастливыми и испытывать блаженство. Когда мы с Ним, Он даёт нам так много радости и счастья! Он говорит с нами и даёт нам виб'ути и интервью, а когда мы уезжаем от Него, мы знаем, что Он с нами, и постоянно чувствуем Его присутствие.

     Проснувшись по утру и сказав Ему о нашей любви, а также произнеся Его особые утренние молитвы, мы обсуждаем с Ним план на день и просим Его быть с нами, охранять нас и вести к правильным решениям, а также просим Его помощи, когда едем в СВАРУ, чтобы Он направлял нам нужных людей в течение дня, -и Он делает всё это.

     Если нам нужен шофёр, садовник или техник, - они появляются. Вечером Он благополучно ведёт нас обратно домой и пребывает с нами. Ложась спать или просыпаясь ночью, мы говорим Ему, что любим Его, и снова засыпаем с улыбкой на устах и радостью в сердце, а проснувшись утром, мы полны радости и ожидания того, что Он принесёт нам в этот день. Если всё не оборачивается так, как мы бы хотели, мы терпеливо принимаем это разочарование в надежде, что будет отполирована ещё одна грань того камушка, которым мы являемся.

     А вот что мы однажды написали на Пасху:

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ПАСХУ

     Вероятно, самым значительным религиозным событием, оказавшим огромное влияние на самое большое число людей в истории всего человечества, было распятие Иисуса Христа. И хотя это произошло 2000 лет назад, миллионы людей во всём мире всё ещё ежегодно оплакивают это трагическое событие Пасхи.

     Те, кто предан Иисусу Христу, переживают сильные эмоции от горя до радости по мере того, как разворачиваются различные этапы Пасхи. Для многих это событие настолько значительно, что они подвергают себя шестинедельному посту, лишениям и духовным практикам, чтобы подготовиться к этому великому событию, которое празднуется с особыми ритуалами и преданностью.

     Поскольку мы были воспитаны в католической вере и любили нашу религию. Пасха для нас всегда была очень значимым и важным событием, и мы старались способствовать тому, чтобы все люди в СВАРЕ понимали и ценили Пасху.

     В христианскую теологию глубоко внедрилась вера, что Иисус был принесён в жертву как искупление за грехи всего мира. Но многие из нас верят, что "искупление" также означает ЕДИНЕНИЕ (atonement - at one ment), то есть Иисус показал нам, поднявшись из мёртвых, что Он не только физическое тело - Он является частью великой Силы Бога, и своим заявлением, что "любой может делать то, что делаю Я", Он дал человечеству понять, что всё является частью Бога, и мы теперь знаем, что мы все тоже являемся частью великой Божественной Силы - даже хотя мы находимся в физическом теле - и поэтому мы все едины друг с другом и со всем Творением.

     Это знание было дано нам Саи Бабой, Он расширил понимание истинного смысла распятия и воскресения: мы все проходим через нашу личную Гефсиманию и распятие; и от того, как мы воспринимаем испытания, страдания и разочарования, зависит насколько мы будем очищены и вырастем духовно.

     Саи Баба также говорит нам, что один из самых больших уроков, который мы должны получить относительно распятия - это принесение в жертву нашего личного эго. Слово "эго" используется в работах психолога Зигмунда Фрейда; оно фактически означает "я" и имеет два аспекта: низшее "я", которое связано с удовлетворением наших чувств, и высшее "Я", которое стремится к Божественности и в конце концов её достигает. То есть, когда Саи Баба велит нам распять наше эго, Он обращается к низшему, более плотному аспекту нас самих, а не более высокому, который так важен не только для нашего духовного развития, но и для того, чтобы вдохновлять других; Он обращается в особенности к более тёмному аспекту человечества: подняться к новому осознанию, любви и позитивности, что поможет не только человечеству, но и всей Природе и всей Вселенной.

     Саи Баба говорит нам так же, как и Иисус, что самая великая сила - это любовь, и что мы должны всех любить и благословлять так же, как Иисус, когда Он сказал:

     "Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас" (прим.: от Иоанна 15:12).

     Эта любовь - ключ к самопознанию, мудрости, миру и истине; а для того, чтобы истинно любить, мы должны научиться прощать, а всё, что связано с осуждением или хвалой, отдать в руки Господа. Иисус говорил о том, чтобы прощать даже своих врагов и тех, кто приносит тебе боль и плохо говорит о тебе. Мы знаем, что обида лишь мешает нашему духовному развитию и уничтожает нежные всходы внутренней Божественности. Саи Баба также помогает нам ещё глубже понять, что сила всепрощения настолько велика - она внушает трепет. Иисус продемонстрировал это, когда, умирая на кресте, сказал: "Отец, прости их, ибо не знают, что делают", - говоря о своих преследователях, которые принесли Ему столько страданий.

     После боли распятия, радость пасхального воскресенья учит нас, что Воскресение - это символ пробуждения к знанию, что Дух Бога находится в нас, что он вечен и что смерть не наступает со смертью физического тела.

     Баба даёт нам этот урок снова и снова, выражая его словами "Идите в Себя". Саи Баба стремится к тому, чтобы мы овладели той прекрасной истиной, что Дух любящего Бога дышит через нас, ведёт нас и что Его сила и любовь обогащают нашу жизнь и всё человечество. Из распятия и воскресения Иисуса мы без сомнения можем понять, что нам дана сила преодолеть смерть, как это сделал Он, и стать посланниками Бога, несущими свет и любовь всему человечеству и даже всей Вселенной.

     "Мир оставляю вам, мир Мой даю вам" (прим: от Иоанна 14:27). Иисус

     Одна из наших бесед была о необходимости быть более чувствительными в наших взаимодействиях с Природой:

     Саи Баба говорит: "Вы есть часть самой дальней звезды и самой крошечной былинки. Вы светитесь как роса на лепестках розы. Вы взлетаете от звезды к звезде. Вы неотъемлемая часть всех этих проявлений", - и так радостно сознавать, что все мы есть часть Природы, которую мы так любим. Однажды мы написали статью, где протестовали против беспорядочного использования людьми деревьев. Вот цитата оттуда:

     "Почему я плакала? Потому что это маленькое деревце красного жасмина было так прекрасно: всего час назад я видела его радостно растущим в солнечных лучах, а теперь его уже нет - его безжалостно снёс громадный жёлтый механический монстр. Подобрав маленькие раздавленные пыльные, но всё ещё благоухающие цветы, я прошептала: "Зачем? Зачем? Зачем?"

     Мы знали, что сад придётся снести - наш любимый сад, который использовался для лечения людей, сад, который мы планировали долгое время и где многие дети с плохой координацией конечностей впервые почувствовали теплоту бурой земли между пальчиками рук и ног; они наблюдали, как взбухают стручки гороха, а потом радостно открывали их, чтобы попробовать молочную сладость маленьких зелёных горошин; ребятишки бросали в землю семена, а позже наблюдали, как они растут под действием солнца и воды, расцветая весёлыми цветочками.

     В течение многих недель мы с садовником заботливо пересаживали кусты и цветы в разные части сада, но мы и не подозревали, что это дерево будет срублено. Оно было такое маленькое, как гигантское японское растение бонзай в виде дерева с изогнутым маленьким стволом и ветвями - оно прибавляло очарование площадке для игр; но они этого не поняли, и вот его уже нет. Ещё одно дерево, свидетелем гибели которого я стала!

     Другой такой потерей было древнее, покрытое лишайником, сливовое дерево, которое каждой весной являлось чудом красоты, зимой - скульптура красоты линии и формы, а летом - в одеянии ароматных, белых цветов с роящимися пчёлами, с летним теплом превращающихся в сочные спелые жёлтые сливы. Однако с годами ветви дерева стали шире, а слив стало меньше, и его срезали, чтобы молодые фруктовые деревья могли получить больше солнечного света и пространства.

     В саду было также огромное и прекрасное тутовое дерево, которое некогда вдохновило меня на следующие строки:

Как ты прекрасно!
Ты светишься зеленью там,
Где проникают лучи солнца,
И где падают таинственные тёмные тени.

     Увы, теперь нет и его. Когда-то здесь была джакаранда - дерево, которое в ноябре становилось голубым перистым облаком; оно стояло как часовой над старым садом, пока сосед не уничтожил его, чтобы цветы и листья не падали на крышу его дома.

     Эти воспоминания всё ещё приносят мне боль, однако разве я сама никогда не была виновницей неправильного обращения с деревьями? Хотела бы я ответить "Нет". В то время, казалось, для этого были причины, но я до сих пор ощущаю боль и прошу прощения у великих богов деревьев не только за уничтожение деревьев в моём саду, но и за миллионы деревьев, которые срубают и уничтожают во всём мире.

     Хотя деревья надо периодически подрезать, это необходимо делать более аккуратно. оценивая каждую ветку, прежде чем её срезать - как те великолепные высокие плакучие ивы, которые растут в нашем саду. К нам периодически приезжали бригады людей из местного совета, из дорожного департамента или ведомства по энергетике, чтобы подрезать нависающие ветки деревьев, которые защищают молодые побеги тропических деревьев, а также нежные папоротники в нашем саду, пока. наконец, наши протесты не убедили электрокомпанию установить более крепкие навесные линии, а другие департаменты - позволить деревьям расти в их природной красоте.

     Без сомнения в этом огромном мире достаточно места, чтобы деревья могли расти, выдыхая в атмосферу кислород; достаточно и земли для насыщения их корней.

     Деревья дают нам так много, ожидая так мало в ответ; но мы часто их рубим без особой нужды. Почему? Хочется думать, что всё это -часть Божественного Плана и что деревья тоже могут двигаться в более высокие измерения через страдание и служение.

     Давайте задумаемся на минуту о чуде растущего дерева и о словах поэта, который сказал: "Думаю, что я никогда не увижу поэмы столь прекрасной, как дерево, которое весь день смотрит на Бога и поднимает в молитве руки-листья. Поэмы создаются глупцами, как я, но только Бог может создать дерево".

"Древо человеческого тела достигает осуществления, когда оно уступает любви. Этот прекрасный дар является причиной, по которой тело надо взращивать и лелеять. Оно питается от земли и солнца".

Саи Баба

 


 

Глава семнадцатая

Существует только любовь

"Господь есть любовь,
Его образ - любовь.
Все существа - это любовь.
Любовь спасает и служит.
Только через любовь идёт добро.
Всё доброе возникает только из любви.
Любовь раскрывает Бога во всём".

Саи Баба

     Любовь - единственно ради чего мы живём. Мы верим, что любовь пропитывает каждую клеточку и каждый атом во вселенной и что наша роль в жизни - сделать всё возможное, чтобы жить той любовью, которой мы истинно являемся.

     В нашей жизни есть много возможностей проявлять любовь. Большая часть её связана с Саи Бабой, потому что Он есть любовь в её наичистейшей форме. Мы стараемся жить, с любовью служа Богу и всему Его Творению.

     Когда мы впервые узнали о Саи Бабе, мы почувствовали в себе глубочайшую любовь к Нему; эта любовь переполняла наши сердца тогда, так же как и теперь. Когда мы видим Саи Бабу, то иногда глаза наполняются слезами просто от того, что мы смотрим на Него. Саи Баба называет эти слёзы "капельками блаженства".

     Когда мы впервые увидели Его, мы почувствовали в себе новую радость, и она пребывает в нас по сей день. Кажется, она зажгла свет в наших сердцах, который никогда не померкнет. По мере того как мы узнавали Его всё больше и больше, свет становился всё прекраснее и ярче; и он присутствует в нас всегда. Мы считаем, что людям не обязательно знать о Саи Бабе - они всё равно могут вести добродетельную жизнь и расти духовно - но тем, кто Его знает, невероятно повезло, потому что в них всегда есть особое свечение, особая радость в сердце.

     Когда мы находимся с Ним в Индии, мы так полны радости и любви! Сначала, по возвращении домой, мы думали, что со временем эти чувства могут потускнеть. Но с нами этого не случилось - это в нас всегда, так сильно и так прекрасно.

     Когда мы уезжаем от Него, чтобы вернуться домой, в нас остаётся чувство ожидания и предвкушения обратной поездки, чтобы увидеть Его снова - в этом огромная радость. Когда мы с Ним, мы чувствуем полноту жизни; кажется, нет ничего лучше. Мы продолжаем наслаждаться Его любовью. Его поддержкой. Его расположением и Его нежностью. Каждое утро перед даршаном мы говорим: "Может быть, сегодня Саи Баба взглянет на нас", - но Он конечно смотрит на нас каждый день. Мы говорим Ему, даже когда Он очень далеко, на другом конце зала: "Мы чувствуем, как Твоя любовь нас объемлет. Если бы Ты подошёл ближе, нам бы было очень приятно, но если Ты не подойдёшь, мы принимаем, что бы ни было. Всё есть совершенство". Однажды Он был на стороне мужчин и неожиданно подошёл прямо к нам. Его брови поднялись, и мы представили, как Он подумал: "А, вот вы где". Какая радость чувствовать энергию Саи Бабы; Он всегда делает нас счастливыми. Жизнь для нас прекрасна.

     Каждое интервью, которое мы получаем, кажется нам самым лучшим. С каждым годом мы становимся всё счастливее. Даже при наших физических трудностях это всё же самые лучшие годы в нашей жизни - радость понимания и познания смысла жизни; а теперь ещё и чувство великой любви. Это потому, что мы так сильно Его любим. Радость видеть Его безгранична. Вот популярная песенка, которая нам так понравилась, что мы поём её себе много раз в день: "Нам дано всё, нам двоим. Жизнь так прекрасна с Бабой".

     Однажды, материализовав нам кольца, Он сказал: "Вы обе живёте простой жизнью. Вы просто любите, любите, любите и касаетесь, касаетесь, касаетесь" (прим.: близнецы всегда радостно протягивают ко всем руки). Нас это привело в восторг, потому что мы верим, что нет ничего проще во всём мире, чем любить всех и всё. Ещё будучи детьми, мы всегда приводили домой к маме животных - бездомных кошек и собак, а однажды даже лошадь, к полному её удивлению, - и говорили: "Мамочка, кто-то должен их любить". Однажды мы пришли домой с маленьким ребёнком, и наша мама в смятении спросила: "Почему вы привели этого малыша домой?" Мы сказали: "Он стоял на углу и плакал; с ним никого не было, вот мы и привели его домой, чтобы ты его любила". Она тотчас отвезла его на машине к тому месту, где мы его нашли, - родители в волнении искали его, они даже позвонили в полицию.

     Мы всегда хотели, чтобы Бог нас любил. Однажды, когда мы были совсем маленькими, мы спросили маму: "Если бы мы что-нибудь натворили и, лёжа на животиках, забрались бы под тот низкий шкаф в кухне, Бог бы знал, что мы там и что мы сделали?" Она сказала: "О да. Бог видит вас везде". Для нас было больно думать, что Бог мог бы быть нами недоволен - настоящая трагедия.

     Даже наши отношения друг с другом всегда были полны любви. Мы хотели быть близки друг другу во всём и, когда нас угощали шоколадом, яблоками или чем-нибудь другим, мы всё разрезали пополам и делились друг с другом вместо того, чтобы съесть что-то целиком.

     Когда мы бываем в Индии, мы пишем, по крайней мере, сотню писем всем нашим друзьям и членам семьи. Некоторые спрашивают: "Зачем вы это делаете? Вам надо думать о Боге". Мы отвечаем так: "Многие из наших друзей не понимают, почему мы сюда приехали. Мы им рассказываем, как тут красиво, какая радость быть с Бабой и как мы полны счастья, когда мы с Ним, - мы рады делиться всем этим с другими".

     Во время войны мы некоторое время работали на донорском пункте. Много лет спустя одна женщина сказала нам: "Я никогда вас не забуду. Я пошла сдавать кровь, и мне было очень страшно; вы поговорили со мной с такой любовью, что с тех пор ничто подобное меня не пугает". Удивительно, правда? Тогда мы были очень молоды; мы только закончили школу. Люди частенько к нам подходят, говоря, что мы в прошлом помогли им тем, что вовремя что-то сказали. Мы пишем письма людям, и они отвечают нам: "Мне очень понравилось ваше письмо. Оно мне истинно помогло". То, что мы написали, пришло нам в голову с помощью Бога.

     Иногда, сидя в зале Саи Рамеш в Бриндаване, мы смотрим вокруг на всех людей, собравшихся там, и посылаем им любовь, чтобы они чувствовали себя счастливыми там, где они сидят, особенно если они сидят где-то сзади, далеко от Саи Бабы. Мы молимся о том, чтобы они получили то, на что надеются. Мойя говорит, что иногда она представляет розовое облако, которое распространяется на всех; когда Саи Баба выходит, Его свет смешивается с облаком и распространяется по всему залу, а затем попадает на нас, и мы все становимся любовью Саи Бабы.

     Если представлять лицо какого-нибудь человека и говорить: "Я люблю вас," - это может оказывать очень сильное влияние, а иногда приносить удивительные результаты. Просматривая старые фотографии, мы нашли фото одного священника, которого мы знали в детстве. Мы его очень любили, и нам стало известно, что он в больнице в Сиднее с ревматическим артритом. Мы несколько раз посылали ему любовь и исцеление. Мы не переписывались с ним годами, но вдруг получили от него следующее письмо: "Недавно, думая о вас обеих, я почувствовал сильное желание связаться с вами". И теперь наша дружба возобновилась. Он пишет нам весёлые письма, звонит и интересуется нашим духовным ростом. И всё это случилось, потому что мы послали ему мысли любви. Многие люди хорошо отзываются на мысли исцеления, которые мы им посылаем.

     Однажды в Бриндаване нас навестила женщина, которая была очень удручена. Она не была последовательницей Саи Бабы; она приехала из Франции, чтобы узнать, почему её дочь живёт в Индии. Её не интересовали магазины или достопримечательности - ничто из того, чем обычно занимаются люди. Она плакала и была в замешательстве и страхе, чувствуя себя покинутой. Мы посылали ей любовь, и она переменилась. Почувствовав себя счастливой, она купила книги о Саи Бабе и стала с энтузиазмом их читать.

     Мы знали Саи Бабу всего лишь пару лет, когда Мойя спросила Его: "Баба, сможем ли мы организовать хороший центр Саи в СВАРЕ в Брисбене?" Он сказал следующие слова: "Да, да. Но вы увидите, что люди не всегда реагируют так, как вы ожидаете, как вы бы хотели или как считаете, им следует реагировать. Однако вы не можете изменить людей, но если вы внесёте любовь в такую ситуацию, в конце концов всё раскроется правильно". Мы всё время пользуемся этим советом в жизни и делимся им с другими людьми. Он действует прекрасно.

     Как-то у нас возникла ситуация, когда близкая и дорогая подруга нас невзлюбила, потому что по ошибке сочла, что мы её отвергли. Мы начали представлять её лицо, окружать её любовью и посылать ей розовый свет; и теперь у нас снова восстановились с ней добрые отношения. Иногда, посылая любовь людям с домашними проблемами или с проблемами здоровья, мы получаем от них телефонные звонки из других городов или даже из-за границы: "Мы вдруг почувствовали желание связаться с вами".

     У Мойи появился прекрасный друг, которого мы встретили несколько лет назад в Бриндаване во время празднования 60-летия Саи Бабы. У нас наладилось с ним отличное взаимопонимание, и с тех пор мы стали близкими друзьями. У него очень трудная и напряжённая работа, которая привела к высокому кровяному давлению и другим проблемам здоровья. Поэтому мы каждый день посылаем ему любовь и целение, и он обычно пишет или звонит, говоря: "Сегодня я чувствую тепло вашей любви вокруг себя". Мы всегда берём с собой на даршан его фотографию, и Баба не раз благословлял её на интервью.

     С годами, когда у нас развились физические трудности, многие люди с большой любовью вошли в нашу жизнь и протянули нам руку помощи. Иногда нас удивляет, откуда они появляются. Они говорят: "Мы рады вам помогать". Нам кажется, это случается потому, что мы чувствуем к ним любовь.

     Недавно мы прочли книгу об особом способе фотографии, который отражает миллионы крошечных точек света на руках. Очевидно, когда чувствуешь любовь, точки света становятся яркими, и люди чувствуют их как позитивные вибрации. Однажды Саи Баба сказал: "Ваша мама очень хорошая женщина. Она думает о вас всё время". Мы знаем, что она всегда делилась любовью как с нами, так и с другими людьми, поэтому эти крошечные огоньки света, должно быть, ярко светились в ней и все её действительно любили. Видимо, что-то подобное происходит и со всеми нами.

     В какой-то период нашей жизни мы считали неправильным ожидать помощи от других; но затем нам пришло в голову: "Они служат Богу, поэтому, когда мы принимаем их помощь, мы даём им возможность осуществить своё желание служить". Мы не любим слишком зависеть от людей. Нам не нравится чувство ограниченности; но когда люди приходят к нам на помощь, это, конечно, делает нашу жизнь особой - гораздо лучше для нас.

     Кто-то однажды нас спросил: "Какой совет вы дали бы людям, которые не умеют любить, и хотели бы научиться?" Мы ответили: "Скажите им, чтобы они смотрели на людей, как на прекрасные сияющие души, сознавая, что отсутствие в них любви - это лишь внешнее проявление, которое растворится с появлением понимания и любви. Как говорит Саи Баба, они на самом деле являются частью нас, поэтому нам надо любить себя и любить их. Если вы любите Бога и сознаёте, что они есть Его часть, тогда вам легко их любить".

     Однажды мы сказали Саи Бабе: "Мы не понимаем, почему Ты относишься к нам с такой любовью, почему Ты так добр к нам, почему Ты так нежен к нам и почему Ты так щедро одаряешь нас любовью и вниманием". Мойя сказала Ему: "Должно быть мы сделали что-то особенное в прошлой жизни, потому что мы не могли бы ничего сделать в этой жизни, чтобы заслужить подобное". Он какое-то время смотрел на нас, а затем сказал: "Вы обе служите своим разумом". Он не сказал: "Вы создаёте для Меня книги" или "Вы руководите организацией для инвалидов". Очевидно, самое лучшее из того, что мы делаем, это то, что мы служим разумом. Да, "служить разумом" - это значит окружать людей любовью, а это мы делаем всё время.

     Иногда мы испытываем печаль и удивляемся, откуда она может появиться? В основном это возникает, когда нам кажется, что мы кого-то разочаровали. Но тогда мы думаем так: "На это должна быть причина", - ведь мы никогда ничего не делаем без желания быть любящими и добрыми! Мы можем искренно сказать, что мы никогда не входим ни в какие взаимоотношения, ситуации или случаи, если в сердце нет надежды, что мы можем внести что-то доброе, чтобы улучшить положение вещей. Если по какой-то причине не происходит того, на что мы надеялись и о чём молились, значит, здесь для нас какой-то урок. Если мы что-то сделали неправильно, значит в этом для нас урок на будущее; если мы кого-то обидели, мы стараемся вообразить лицо этого человека, чтобы стереть болезненную мысль из его разума, и тогда мы видим, как лицо этого человека озаряется улыбкой.

     Самое главное стремление в нашей жизни - делать жизнь прекраснее для людей, помогать им, чтобы им лучше жилось. Эта мысль истинно никогда нас не покидает.

"Если смотреть глазами любви, то все существа прекрасны, все действия беззаветны, все мысли безгрешны, весь мир - одна большая семья".

Саи Баба

 


 

Глава восемнадцатая

Когда день подходит к концу

"Любите... любите... любите прежде всего.
Любите пока длится жизнь".

Саи Баба

     Мы не уверены, что хотели бы жить в мире без нашего Саи Бабы. Нам пришлось жить первые три года нашей жизни без Него, а затем в 1926 году родился Он. На каком-то уровне мы должно быть осознавали, что Он существует, ибо с годами мы всегда чувствовали в глубине души, что нас ожидает что-то особое, хотя у нас не было осознанного контакта с Ним.

     Мы любили Иисуса, но Он не был с нами на Земле, как Саи Баба сейчас, и мы, должно быть, инстинктивно это чувствовали. Мы были полностью преданы Иисусу -проблема состояла в том, что нас не полностью удовлетворяла наша религия. Иисус дал нам всё необходимое, так же как наша мама и другие люди вокруг нас, но в глубине души у нас всегда была какая-то тоска.

     Это напоминает нам строчку из поэмы "Гончая небес": "Многие годы я весь в слезах искал Его". Эта поэма нам очень нравилась. И хотя всё было хорошо, в нас всегда таилось чувство, что где-то есть что-то ещё лучше. Это было как бы чувство сдержанного восторга, что должно случиться что-то невероятное - и это достигло кульминации, когда мы встретили Саи Бабу.

     Мы верим, что пришли на Землю именно сейчас, чтобы помочь решить проблемы, которые могут возникнуть с изменениями на планете Земля, связанными с приходом новой эры. Как-то мы спросили: "Баба, когда наступит новый век и будут происходить изменения, будем ли мы ещё здесь, чтобы помогать?" Он сказал: "О да". Это нас очень обнадёживает. Он сказал, что Золотой Век наступит ко времени, когда Он родится снова, приблизительно в 2022 году.

     Мы не боимся умереть. Когда мудрец Шастри в Индии прочитал нашу судьбу много лет назад, он сказал: "Ваше время умереть приходится на 89 лет, но Мойя уйдёт на шесть месяцев раньше Дороти". Мойя считает, что ей повезло, так как бедная Дороти останется одна; но мы чувствуем, что есть возможность изменить эти события, и поэтому мы хотим попросить Саи Бабу, чтобы нам уйти вместе. Мы верим, что Он сделает это для нас и мы сможем оставить тела в одно и то же время.

     Баба однажды спросил нас: "Вы обе хотите слиться со Мной?" Мы сказали: "О да, Баба! Но не теперь, пока Ты ещё на Земле!"

"Вселенная - это поле, где абсолютное сознание пускает ростки. Когда человечество это поймёт, оно войдёт в Золотой Век. Этот сияющий путь станет любовью, миром и глубоким удовлетворением. Тьмы не будет, и даже ночь будет цвести, как роза".

Саи Баба

 


 

ЭПИЛОГ

     Глядя назад на прожитую жизнь, мы чувствуем, что всё, что случилось с нами, было для нашего же блага.

     Мы благодарим Бога за все данные нам возможности учиться долготерпению, гармонии, пониманию, терпимости и, надеемся, мудрости.

     Мы думаем, нам ещё остаётся жить довольно долго, и мы будем иметь возможность служить людям многие годы - это всегда было нашим желанием, доставляющим огромное наслаждение.

     Мы стараемся вести жизнь согласно тем урокам, которые преподнесла нам наша дорогая мама и данному ею пониманию любящего Бога, который пребывает с нами всегда, будучи частью нашей жизни.

     И нам дана радость познания прекрасного учения Саи Бабы, которого, к нашему великому счастью, мы регулярно посещаем в Индии. Всё, что Он говорит, вдохновляет и возвышает нас, и мы всегда стараемся следовать Его пяти принципам - служению, миру, правильным действиям, ненасилию и любви ко всем и ко всему. Мы ежедневно благодарим Его за прекрасные отношения, которые сложились между нами, и за великий дар осознания того, что мы души-близнецы.

     Самое прекрасное время для нас - это сейчас. Мы всё ещё чувствуем себя достаточно молодыми и полными энергии, энтузиазма и любви к жизни, несмотря на некоторые физические трудности.

     Мы знаем, что наша роль в СВАРЕ всё ещё важна, и поэтому будем продолжать там работать, пока Бог не укажет нам, что пришло время ослабить поводья. Мы знаем, что Он привёл нас туда, чтобы установить и развить идею СВАРЫ, и что Он найдёт нам замену, когда настанет время вести более спокойный образ жизни в постоянной любви и служении другим.

     А пока мы встречаем каждый день с благодарностью и радостным предвкушением того, что нам предстоит сделать и чего мы можем достигнуть, когда нас ведёт Сам Господь.

Дороти и Мойя О'Брайен

 


"The Touch of The Lord
On the Life of the O'Brien Twins"

© Дороти и Мойя О'Брайен ПРИКОСНОВЕНИЕ ГОСПОДА. О жизни близнецов О'Брайен.
Издание 1-е, 1999 год. 25 илл. 195 с.
Русское издание, 2000, 28 илл. 195 с.
Организация Сатья Саи русскоговорящих стран
Переводчики и редакторы: Галия Хэи, София Лёвина, Даглас Хэи
Корректор: Валентина Бешанова
В издании книги принимали участие:
Дороти и Мойя О'Брайен, Александр Филиппов, Алла Акимова, Сергей Неаполитанский