ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том II


Глава четвертая

СИСТЕМА САНКХЬЯ


XVII. ОСВОБОЖДЕНИЕ

   В системе санкхья спасение является только исключением, поскольку связанность не относится к пуруше. Связанность и освобождение относятся к соединению и разъединению пуруши с пракрити, проистекают из неразличения и различения 304. Пракрити связывает различными формами не пурушу, а себя 305. Пуруша совершенно свободен от достоинств и недостатков 306. Если связанность является деятельностью пракрити, направленной на не обладающего разграничением, то освобождение – это его бездеятельность, направленная на обладающего разграничением 307. Когда пракрити деятельна, она принимает отражение пуруши и отбрасывает на него свою тень. Все же изменение, появляющееся в пуруше, не является реальным, оно воображаемое 308. Причиной сансары служит союз пуруши с тонким телом, а спасение достигается разрывом этого союза через познание различия между пурушей и пракрити. Когда пракрити удаляется от пуруши, последний понимает абсурдность своей связи с нею. Пуруша остается в вечном уединении, а пракрити снова впадает в бездеятельное состояние. Пока имеются объекты, скрывающие истинную природу души, освобождение не может быть достигнуто. Как только пракрити прекращает свои действия, прекращаются и видоизменения буддхи, и пуруша принимает свой естественный вид 309. “Прекращение прадханой творения освобожденного есть не что иное, как непроизводство причины этого опыта, то есть частное преобразование его собственного упадхи, именуемого рождением” 310. Будучи свободным, пуруша ни с кем не общается, ни на что, кроме себя, не смотрит и не отвлекается никакими посторонними мыслями 311. Он больше не находится во власти пракрити, держится отдельно, как звезда, которую не трогают никакие земные заботы. В действительности никакого различия между связанными и освобожденными не существует, потому что свобода состоит в удалении преград, которые мешают полному проявлению величия пуруши 312. В самадхи, или состоянии экстаза, в сушупти, или во сне без сновидений и пробуждений, пуруша остается в своей собственной форме Брахмана (Брахмарупати) благодаря разложению модификаций буддхи 313. Во сне без сновидений и состоянии экстаза присутствуют следы прежних переживаний, в то время как при пробуждении их нет 314. Различающее познание исчезает само собой, как только достигается освобождение, потому что оно подобно лекарству, которое улетучивается вместе с болезнью. Избавление – это избавление от страданий, а не уход от всякого существования. Санкхья имеет твердую веру в непрерывность пуруши, поэтому ее нельзя рассматривать как пессимистическую систему. Когда прекращается игра пракрити, ее развитие возвращается к неразвитому состоянию. Пуруши станут провидцами без того, что провидеть, зеркалами – без того, что отражать; они будут существовать, наслаждаясь длительной свободой от пракрити и ее загрязнений, как чистые разумы в бескрайней пустоте, не знающей течения времени. После освобождения “пуруша, неподвижный и невозмутимый, как зритель, созерцает пракрити, которая прекратила свою деятельность творения” 315. Идеал свободы санкхьи нельзя смешивать ни с буддистским идеалом пустоты, или подавления себя 316, ни с адвайтской абсорбцией в Брахмане 317, ни с логическим достижением сверхъестественных сил 318. Равным образом мукти не является проявлением блаженства (ананды). потому что пуруша свободен от всех атрибутов 319. Тексты священного писания, говорящие о блаженстве, имеют в виду объяснить, что освобождение – это свобода от страдания 320. Пока пуруша обладает атрибутами, он не свободен 321.

   Когда возникает различение, пракрити не сразу освобождает пурушу, ибо в силу инерции прежних привычек ее работа продолжается еще некоторый небольшой промежуток времени 322; только теперь тело больше не является препятствием. Благодаря силе прарабдхакармы тело продолжает существование, но новая карма не создается. Хотя дживанмукта не имеет авивеки, все же его – прошлые санскары заставляют его иметь тело 323. Освобождение от связанности и непрерывности его существования совместимы друг с другом, так как они определяются различными причинами. После смерти дживанмукта достигает полного освобождения, или освобождения от телесной оболочки (видехакайвалья) 324. Дживанмукты дают нам учение о природе свободы и о средствах ее достижения 325.

   Если прекращается игра пракрити, пуруша больше не является зрителем, потому, что не на что смотреть; но все же, считается, что освобожденная душа обладает знанием всей вселенной 326. Мы не знаем, поддерживают ли освобожденные души общественные связи между собой. По-видимому, целью является подавление индивидуальности, а не усиление личности. Высшей степенью изоляции от пракрити и других душ является пассивность, которую не нарушает ни дыхание эмоций, ни шелест действия. Вероятно, это смешивают с бессознательным существованием. Прашастапада возражает против теории свободы санкхьи на том основании, что пракрити, являющаяся по своей истинной природе активной, не может находиться в состоянии праздного покоя. Если бы пракрити была лишена сознания, то каким образом она узнавала бы, воспринял ли пуруша истину или нет? 327 Если, по взглядам санкхьи, здесь имеется только исчезновение, а не разложение вещей, то нет возможности полного уничтожения неведения, страсти и тому подобного; другими словами, имеется возможность того, что они снова вспыхнут в освобожденной душе.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

   304 S. P. S., III. 72.

   305 S. К., 62.

   306 S. P. S., III. 64; Y. S, II. 22.

   307 S. К., 61.

   308 S. Р. S., II. 8 Ср. также S. Р. В., I. 164.

   309 S. P. S., II 34; Y. S., II. 3.

   310 Muktam prati pradhanasrstyuparamo vat tadbhogahetoh svapadhi parinamavisesasya janmakhyasyanutpadanam (S. P. В., VI. 44).

   311 Prakrtiviyogo moksah: Haribhadra.

   312 S. P. S., VI. 20.

   313 Y. S., I. 4.

   314 S. P. S., V. 127.

   315 См. также S. К., 65.

   316 S. P. S., V. 77 – 79.

   317 S. P. S., V. 81.

   318 S. P. S., V. 82.

   319 S. P. S., V. 74.

   320 S P. S., V. 67.

   321 Взгляд санкхьи на свободу не лишен сходства с аристотелевским взглядом на блаженство, представляющимся как вечное размышление, свободное от всяких действий.

   322 S. К., 67.

   323 S P. S., III, 82 83.

   324 S. P. S., Vrtti. VI. 59.

   325 III. 79.

   326 “Фактически мы находим, что даже когда она надлежащим образом вызывает восприятие звука, она все еще продолжает функционировать в направлении этого же восприятия: точно так же даже после того, как будет вызвано различающее познание, она продолжала бы свое функционирование в направлении той же цели, так как ее активная природа не отбрасывается (указанным познанием)”. (P. Р., р. 7).

   327 Udayana “Parisuddhi”, II, 2 13: “Sastradipika”, pp. 323 ff.