ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том II


Глава четвертая

СИСТЕМА САНКХЬЯ


XIV. ИСТОЧНИКИ ПОЗНАНИЯ

   Познающее сознание бывает пяти различных видов: прамана, или достоверное познание, випарьяя, или нереальное познание, опирающееся на форму, не обладающую тем, что имеет ее объект 238, викальпа, или познающее сознание, выведенное посредством условных умозаключений, хотя и лишенное какого-либо объекта (вастушунья) 239, нидра (сон), или познание, опирающееся на тамас 240, и смрити, или память.

   Санкхья признает три праманы: восприятие, логическое умозаключение и свидетельство священного писания 241. Восприятием является познание, полученное посредством деятельности чувства. Когда какая-либо вещь, например кувшин, попадает в поле зрения, то буддхи, или интеллект, модифицируется таким образом, что приобретает вид кувшина 242, и душа осознает существование кувшина 243. Признается два вида восприятия: неопределенное (нирвикальпака) и определенное (савикальпака). Согласно Вачаспати, буддхи вступает в контакт с внешними объектами через органы чувств. В первый момент контакта появляется неопределенное сознание, которое замечает характерные черты объекта,244- это наше неопределенное восприятие. Во второй момент, применяя умственный анализ (викальпа) и синтез (санкальпа), мы воспринимаем этот объект как обладающий определенной природой, – это наше определенное восприятие. В то время как Вачаспати полагает, что для восприятия необходимо действие манаса, Виджнянабхикшу отрицает это и считает, что буддхи непосредственно вступает в контакт с объектами через органы чувств. Вачаспати приписывает манасу функции обработки данных чувственных восприятий и систематизации их в определенное восприятие, а Виджнянабхикшу полагает, что определенный характер вещей воспринимается непосредственно органами чувств, манас же является органом, способным выражать только желание, сомнение и воображение. Санкхья допускает йогическое восприятие, которое утверждает, что все вещи в свернутом или развернутом виде существуют во все времена. С помощью определенных упражнений размышления ум йогина может вступать в связь с объектами прошлого и будущего, которые в настоящее время существуют в скрытом состоянии 245. Йогическое восприятие, вызываемое силами ума, не похоже на обычное чувственное восприятие. В памяти активными являются только познание, манас, ощущение я и интеллект, хотя их активность вызывается результатами прежних восприятий, как, например, воспоминания. В то время как внешние органы восприятия могут воздействовать только на объекты, ими представляемые, манас может иметь дело также с прошедшим и будущим. Что касается внутреннего восприятия, то здесь сотрудничества органов чувств нет. Буддхи воспринимает состояние удовольствия и тому подобное 246.

   Даже если пуруша является познаваемым, то это только потому, что он отражается в буддхи. Глаз не может видеть самого себя, не отражаясь в зеркале. Все познания являются только модификациями внутреннего органа. Первичное познание типа “это кувшин” является модификацией этого органа. Когда его отражение падает на пурушу, он воспринимает. Познание типа “я воспринимаю этот кувшин” является модификацией этого органа. Пуруша вместе с отражением модификации внутреннего органа типа “это кувшин” отражается во внутреннем органе. Это вторичное отражение есть также модификация этого внутреннего органа. Даже познание типа “я отличаюсь от пракрити” представляет собой модификацию этого внутреннего органа 247.

   Понятие я, которое связано со всеми нашими умственными явлениями и которое их освещает, является следствием отражения я в буддхи. Следовательно, можно сказать, что пуруша снова видит то, что уже было воспринято буддхи, и, значит, сообщает сознание посредством того, что переводит его освещение буддхи в виде ego. Пуруша может видеть себя только через свое отражение в буддхи, модифицированное в форме объекта. Согласно Вачаспати, я может познать себя только в том случае, когда внимание полностью отвлекается от умственной функции, в которой отражается я, и целиком сосредоточивается на отражении я в буддхи, осветленном природой саттвы. Считается, что в этом акте субъектом ощущения я будет буддхи в насыщенной саттвой природе, и этот субъект воспроизводит сознание, получая в себе отражение пуруши, а объектом будет я в чистом виде 248. Вьяса 249 а считает, что я не может быть познано буддхи, в котором оно отражается, и что я познает себя посредством своего отражения в чистой природе буддхи. Виджнянабхикшу полагает, что я познает себя благодаря отражению в себе умственной модификации, которая воспринимает сущность в отражении я и модифицируется в свою форму, точно так же как внешний объект познается посредством отражения в себе умственной модификации, которая принимает форму объекта 250. Поскольку я является по существу самосветящимся, оно может познавать себя через отражение в себе вида ума, который принимает форму я. Виджнянабхикшу рассматривает я как определяемое умственной функцией, которая модифицируется в форме я как субъект, а в чистой сущности я – как объект.

   Пратьябхиджня, или узнавание уже узнанного, подводится под восприятие. Это возможно потому, что буддхи является вечным и совершенно отличается от мгновенных сознании индивидов. Вечный буддхи испытывает модификации, посредством которых он становится связанным с различными сознаниями, которые включаются в узнавание уже узнанного. Что касается я, то это невозможно потому, что оно модификациям не подвергается 251.

   Согласно взглядам санкхьи, сознание не воспринимается другим сознанием, но воспринимается я, потому что восприятие считается функцией буддхи, который не является сознательным и, следовательно, не может быть объектом самого себя, но может быть понят я 252.

   Восприятие так же понимается и как отрицание (абхава). Санкхья не признает отрицания как такового и истолковывает его в терминах положительного. Простое невосприятие не может доказать небытия, потому что оно может произойти от других причин, например от большого повреждения органов чувств, а также от невнимания, скрытого состояния объекта и отождествления его с другими вещами 253. Считается, что внутреннее восприятие, самосознание, узнавание уже узнанного и познание небытия подпадают под понятие восприятия.

   Устанавливается, что вывод бывает двух видов: утвердительный (вита) и отрицательный (авита). Первый основывается на утвердительном сосуществовании 254. Признается пятичленная форма силлогизма 255. Обобщение является результатом наблюдения сосуществования, сопутствующего ненаблюдениям несосуществования 256. Вьяпти, то есть постоянное сосуществование, не является особым началом 257. Это – отношение вещей, а не сама вещь 258. Артхапатти, или подразумеваемое, и санбхава, или разновидность, включаются в вывод.

   Источником достоверного познания является также аптавачана. Слово относится к своему объекту, как символ к обозначаемой им вещи. Это явствует из заслуживающего доверия поучения, закона нравов и обычаев и из того факта, что они обладают одним и тем же значением 259. Считается, что веды не являются творением каких-либо лиц, ибо нет таких людей, которые были бы их авторами 260. Освобожденные не имеют отношения к ведам, а неосвобожденные некомпетентные для такой работы 261. Веды также не являются вечными, ибо они носят характер следствий. Буквы пропадают после того, как они произнесены. Когда мы говорим: “Это та же самая буква”,— мы имеем в виду, что она принадлежит к тому же виду 262. Только из того, что веды не являются персональными произведениями, мы еще не можем делать заключение, что они вечны, ибо и побег растения не является вечным, хотя он и не личного происхождения 263. Их объекты сверхчувственны, несмотря на то, что даже в случае сверхчувственных объектов может иметь место интуиция при помощи универсальных форм, которые определяют характер бытия падартхи, или обозначенного словом объекта 264. Хотя веды не имеют персонального авторства, их природная сила обозначать объекты сообщается аптами их ученикам 265. Благодаря своему неперсональному авторству веды свободны от сомнений и разночтении и считаются всеми признанной достоверностью. Если бы достоверность вед зависела еще от чего-либо, они не были бы для нас авторитетными 266. Капила в начале кальпы только напоминает об этом. Свидетельства священного писания испытываются и оживляются муктасами, или освобожденными, которые передают их другим. Если бы те, которые учат нас шастрам, не были просветленными пророками, а сами бы приняли шастры из вторых рук, то это было бы все равно, как если бы слепые учили слепых 267. Мы принимаем изречения аптов за достоверные потому, что их авторитет установлен проверенной достоверностью их содержания в других областях познания, как аюрведа 268.

   Санкхья знает, что существуют другие системы, которые исповедают то, что должно быть открыто, поэтому она считает, что нужно применять разум для того, чтобы определить, какие из канонов являются истинными и какие – нет. Вачаспати говорит: “Недействительность этих систем является следствием того, что они дают неразумные уверения, что они недостаточно обоснованны, что их утверждения противоречат законам логики, что они признаются млеччхасами и другими низшими классами” 269. Анируддха цитирует по этому поводу стих из своей “Вритти”: “Огромные великаны не падают с неба только потому, что апта или другое компетентное лицо так говорит. Только изречение, подтверждаемое разумом, приемлемо для меня и других, подобных вам” 270.

   Санкхья не хочет создать видимость новаторства тем, что она признает веды как средство познания. Как мы увидим, она отбрасывает многие старые догмы, а другие молчаливо игнорирует. Однако она никогда открыто не отвергает веды и только более решительно, чем другие, коренным образом подрывает их основы.

   Прамана является модификацией буддхи, а достоверность или недостоверность этих модификаций можно проверить позднейшими модификациями, а не какой-либо ссылкой на внешние объекты. Объект иллюзорного познания не является несуществующим объектом, а только существующей единицей. Вода есть объект иллюзии воды, и если это иллюзорное познание противоречит познанию солнечных лучей, то это потому, что последние имеют своим объектом солнечные лучи 271. Как достоверность, так и недостоверность познания принадлежат самому познанию 272. Иногда говорят, что только шрути имеют самоочевидную достоверность (сватахпраманам), в то время как восприятие и логический вывод подвержены ошибкам и требуют подтверждения 273. Критерием реальности является применимость (артхакрьякаритва). Кроме того, наше понимание относится к нашей аханкаре, или индивидуальной цели. Трудно иметь объективное познание мира, от нас не зависящего. Джива заключена в свое собственное изолированное сознание и не может достичь познания реальности, лежащей вне нас. Из этого следует, что всякое эмпирическое познание порочно в самом своем основании. Каждое познание, включающее пурушу, смешивает его с внутренним органом. Это потому, что когда тень буддхи падает на пурушу, последний кажется как бы обладающим познанием 274.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

   238 Y. S., 1. 8.

   239 Y. S., 1. 9.

   240 Y. S., 1. 10.

   241 S. K., 4.

   242 Tadakarolbakhi.

   243 S. P. S., I. 89.

   244 Ср. Vyasa: Samanyavisesasamudayo (Y. В., III. 44).

   245 S. Р. В., I. 91.

   246 “Проявляющееся в глубоком сне, когда нет контакта с объектами, удовольствие от покоя интеллекта (сантисунхам) является таким же свойством буддхи, как удовольствие от ощущения я (атмасукхам) (S. Р. В., I. 65).

   247 Y. S., II. 20 говорит: Я как пророк является абсолютом по своей чистоте, все же оно способно к восприятию опыта (pratyayanupasyah).

   248 Tattvavaisaradi, III. 35.

   249 Y. В., III. 35.

   250 “Yogavarttika”. III. 35.

   251 Относительно критики этой теории см. N. S., III. 2. 1 – 9.

   252 Y. В., IV. 9.

   253 См. также “Tattvavaisaradi”. I. 9; S. К., 7; S. P. S., I. 108 – 109.

   254 Вачаспати ставит виды purvavat и samanyatodrsta как первое, a sevavat как второе. См. “Tattvakaumudi”, 5.

   255 S. P. S., V. 27.

   256 S. P. S., Vrtti, V. 28. Постоянное сосуществование как sadhya, так и sadhana или одной из них является vyapti (S. P. S., V. 29). То, что все произведенные объекты невечны, есть случай первого, в то время как “все дымящиеся вещи суть воспламеняемые” есть случай последнего.

   257 Tattvanram, V. 30. Пангашикша придерживается мнения, что вьяпти обладает силой того, что содержится в нем (“Adheyasaktiyaga”, V. 32).

   258 V. 33-35.

   259 S. P. S., Vrtti, V. 38.

   260 S. P. S, V. 46.

   261 S. P. S., V. 47.

   262 S. P. S., Vrtti, V. 45. Спхотавада опровергается в V. 57. а звук, ввиду того, что он по своему характеру является следствием, считается невечным (V. 58).

   263 S. P. S., V. 48.

   264 Atindriyesv api padarthata'vacchedakena samanyarupena pratiter vaksyamanatvad (S. P. В., V. 42).

   265 S. P. S., V. 43.

   266 S. P. S., V. 51.

   267 S. P. S., III. 81.

   268 S. P. S., I. 98; IV. 51.

   269 “Tattvakaumudi”, 5.

   270 Na hy aptavacanam nabhaso nipatanti mahasurah.
     Yuktimad vacanam grahyam mayanyaisca bhavadvidhaih (I. 26).

   271 Прабхачанда критикует данный взгляд на том основании, что это уничтожает разницу между достоверным и недостоверным познанием.

   272 Наяйик критикует этот взгляд на том основании, что если познавательные способности порочны по своей сущности, то мы не можем действовать, а если они по своей сущности достоверны, то мы не можем объяснить ошибочные познания, которые фактически имеют место.

   273 S. P. S, I. 147; также I, 36, 77, 83, 154; II, 20, 22; III, 15. 80; IV, 22.

   274 “Tattvakaumudi”, 5.