ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том I


Глава четвертая

ФИЛОСОФИЯ УПАНИШАД


XX. ПСИХОЛОГИЯ УПАНИШАД

   Хотя в упанишадах и нет систематического психологического анализа, но мы можем сделать вывод о них из принятых ими идей. В Прашна упанишаде 311 упоминаются десять индрий – пять органов действия и пять чувств познания, составляющих двигательный и чувственный аппарат. Эти индрий работают под контролем манаса, центрального органа, основными функциями которого являются восприятие и действие. Без ума чувства бесполезны 312. Вот почему ум называется владыкой чувств. Без ума, или праджни, речь ничему научить не может. "Мой разум отсутствовал,— говорит он.- Я не воспринимал этого мира; без праджни глаз не дает никакого предствления о форме" 313. "Мой ум отсутствовал – я не видел; мой ум отсутствовал – я не слышал; отсюда ясно, что человек видит умом и слышит умом" 314. Ум рассматривается как существенное в природе 315. Следовательно, в отношении чувственного восприятия упанишады устанавливают, что для него необходимо не простое чувство и не простое его функционирование, а я, воспринимающее через чувства, – видящий глаз. Восприятия, как утверждают упанишады, обусловлены близостью чувств к их объектам 316. Одновременна можно совершать лишь один акт сознания 317. Буддхи, или интеллект, выше, чем манас. Функции буддхи указаны в Айтарейе. "Чувственное восприятие, восприятие, создание идей, понятие, понимание, интуиция, анализ, мнение, воображение, чувствование, память, воля, способность к волевому движению, воля к жизни, желание и самообладание – все это различные названия актов сознания" 318.

   Подобный анализ не выдерживает критики, но имеет важное значение, так как показывает, что уже давно, в период упанишад, обсуждались проблемы психологии. Выше всего стоит душа, которая является глазом глаза, ухом уха. Она управляет буддхи, манасом, индриями, пранами и т. д. 319 Она известна как всепроникающая и абсолютная 320. Имеются высказывания, где душа наделяется психологическими свойствами, и указывается, что она обитает в полости сердца 321. Говорится также, что она величиной в ячменное или рисовое зерно 322, или размером в пядь 323, или с большой палец 324. Если вспомнить о том, что Аристотель в своей книге "О душе" помещал душу в сердце, Гален – в мозгу, Декарт – в шишковидном теле, а Лотце – в мозгу, то не приходится удивляться тому, что упанишады помещают ее в области сердца.

   Ум шире сознания. Идея о том, что сознание является только одним из аспектов духовной жизни, одним из состояний нашего духовного мира, а не самим этим миром, представляет собой глубокую истину, которая медленно воспринимается западной мыслью. Со времен Лейбница сознание признается только лишь, акциденцией умственного представления, а не его необходимым и существенным атрибутом. Утверждение Лейбница о том, что "наш внутренний мир богаче, шире и более скрыт", было хорошо известно авторам упанишад.

   Мандукья упанишада упоминает о различных состояниях души – состояниях бодрствования, сна со сновидениями, сна без сновидений и интуитивном – турия. В состоянии бодрствования манас и органы чувств активны. В состоянии сна со сновидениями чувства, как указывается, находятся в состоянии покоя и скрываются в манасе – положение, которое современной психологией оспаривается. Согласно упанишадам, пока наши органы чувств активны, мы только дремлем, но сновидений не имеем. Мы находимся как бы в полубодрствующем состоянии. При подлинном состоянии сна со сновидениями только ум наш активен, будучи свободным и ничем не связанным. Различие между состоянием бодрствования и состоянием сна со сновидениями состоит в том, что в состоянии бодрствования ум зависит от внешних впечатлений, тогда как в состоянии сна со сновидениями он создает сам свои впечатления и переживает их. Он может, конечно, пользоваться материалами состояния бодрствования. Сушупти, или глубокий сон, является также нормальным состоянием человеческой жизни. Говорится, что в этом состоянии утрачивается активность и ума и чувства. Прекращается деятельность эмпирического сознания со свойственным ему различением объекта и субъекта. В таком состоянии, говорят, мы имеем беспредметное сознание, когда я достигает временного единения с абсолютом. Но как бы то ни было, ясно, что такое состояние не является полным небытием или отрицанием. Трудно допустить, чтобы я продолжало существовать в глубоком сне, испытывая блаженство при отсутствии всяких переживаний. Но дело в том, что упанишады считают психологическую или бессознательную активность принципом жизни, праной, и говорят, что она управляет процессами дыхания, циркуляции и т. д.

   В объяснение непрерывности сознания, возможно, пожалуй, выдвинуть естественную память. Остается открытым вопрос, может ли я в состоянии глубокого сна, несмотря на отсутствие сознания, испытывать блаженство. Турия – сознание единства, но не эмпирическое восприятие его. Это – мистическое осознание единства всего, что является венцом духовной жизни.

   Прежде чем обратиться к неведантийским тенденциям упанишад, будет полезным подвести итоги их общим метафизическим точкам зрения. В самом начале мы говорили, что в позиции упанишад имеется большая неясность, создающая возможность различных толкований. Трудно решить, является ли адвайта (недуализм) Шанкары или разновидность позиции Рамануджи завершающим учением об источнике откровения.

   Встречаются тенденции, которые могли найти завершение в любом направлении. Упанишады не сознают каких-либо противоречий между ними. Адвайтистсккй (не двойственный) Брахман, постигаемый посредством интуиции, и конкретно определенная реальность не являются действительно различными, поскольку они представляют собой только два различных пути представления одного и того же. Это – интуитивный и интеллектуальный пути понимания одной и той же реальности. Согласно первой точке зрения, мир – это внешний вид абсолюта, согласно последней – он выражение бога. И ни в коем случае он (мир) не может отвергаться как нереальный или иллюзорный, ибо при такой точке зрения мы не можем допустить сколько-нибудь значимых отличий в мире опыта Не-дуалистическая природа реальности и феноменологическая природа мира получили, под влиянием буддизма и его школ, особое значение в системах Гаудапады и Шанкары. На самом деле такая адвайтистская философия, видимо, представляет собой только пересмотренный текст метафизики мадхьямиков в ведийской терминологии. Религиозные преобразования эпического периода и Бхагавадгиты и акцентируемые теистические моменты ньяйи привели к развитию вишиштадвайты, или модифицированного монизма Рамануджи. Действительно, не-дуалисты, или адвайтисты, называются паришуддха саугатами, или очистившимися буддистами, а вишиштадвайтисты – паришуддха найяиками, или очистившимися последователями ньяйи.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

   311 IV. 2.

   312 Brh., I. 5. 3.

   313 Kausitaki.

   314 Brh., III. 1. 4.

   315 Профессор Александер сводит ум к конкретной реальности, материальной по структуре, подобно электрону физики.

   316 Ср. взгляды Эмпедокла и Демокрита по этому вопросу.

   317 Kausitaki, III. 2.

   318 III. 2.

   319 Brh, IV. 4. 5; I. 4. 17; V. 6; II. 1. 17; III. 7. 22; IV. 3. 7; IV. 5. 13.

   320 Katha, I. 2. 21; Mundaka, I. 1. 6.

   321 Brh., IV. 3. 17; V. 6; Chan, VIII. 3. 3; V. 1. 6; Katha, II. 20; III. 1; IV. 6; VI. 18; и Svetasvatara, III. 11. 20. Hrdaya или hrtpadma является тонким центром спинного мозга.

   322 Brh., V. 6. 1; Chan., III. 14. 3.

   323 Chan., V. 18. 1.

   324 Katha, VI. 17; II. 21; Svet, III. 13.