ПРОЩАНИЕ С МАТЕРЬЮ ТЕРЕЗОЙ

Из выступления доктора Упадии на Межрелигиозной встрече в Лондоне, организованной Джин и Лукасом Рэлли 20.9.97

(Прим. переводчика: доктор Упадия много лет назад начал свою деятельность молодым врачём, работая в "Доме Матери Терезы" - лондонском учреждении для бездомных. Мать Тереза относилась к нему как крёстная мать)

Саи Рам! Надеюсь, вы извините меня - я не в голосе: я много путешествовал и вернулся только вчера. Джин и Лукас, наверное, очень волновались: появлюсь я сегодня или нет. Со мной всегда одна и та же история: однажды я прибыл в церковь, где должен был выступить, прямо из аэропорта. Благодаря Богу всё возможно. Я помню чудесные слова Матери Терезы: "Если помолиться, то Бог сделает всё возможным".

Я собирался сегодня говорить о медицинском лагере, но случилось такое, что меняет мои планы, - Мать Тереза ушла из этого мира. Это событие создало во мне большую пустоту, потому что моя жизнь вращалась не вокруг моей работы в больнице, чтобы зарабатывать хлеб насущный, а вокруг Сатья Саи Бабы, который привёл меня к Матери Терезе. Программы, проводимые мной по всему миру зависели от того расписания, которое она одобряла. В то время, как мы были в процессе подготовки к поездке в Перу (как раз в это время умерла принцесса Диана, и мы все были в трауре), мы получили весть о смерти Матери Терезы - мы были в шоке. Я не мог поверить своим ушам, потому что 6 января я ездил к ней, а после того, как мы провели медицинский лагерь в Бопале, мы поехали к Свами (Сатья Саи Бабе) и, согласно нашей программе, ожидалось, что оттуда мы поедем в район Андра Прадеша, пострадавший от циклона, чтобы раздать там пищу, лекарства и одежду. Но Свами не перестаёт нас удивлять: когда мы добрались до этого района, оказалось, что им занялась армия, и в этот период большого кризиса им также помогали преданные Саи. Нам посоветовали оставить всё, что мы привезли, в руках официального лица района Анантапур, которым оказалась преданная Сатья Саи Бабы - его студентка; в её любящих руках мы и оставили всё это, и каждый, до единого человека, в этом пострадавшем районе получил помощь.

После этого у нас была следующая программа: нужна была помощь в Ширди. Нам сообщили, что к одному из наших друзей-врачей обратились, чтобы мы организовали медицинский лагерь в Ширди; в нескольких милях оттуда находится больница. Для нас это было совсем неожиданно, потому что мысленно мы не были готовы предпринять это путешествие, - у каждого из нас были свои дела. Но узнав, что нас там ждут люди, так как в газете было об этом объявлено, мы решили ехать. Нам "чудом" удалось нанять автобус. Некоторые из участников нашей группы были недовольны, что мы не попадём на дневной Даршан Свами, но согласно программе нам надо было выезжать, чтобы добраться засветло. Мы предложили всем петь славу Господу в автобусе.

В то же утро мы получили весть из Калькутты о том, что Мать Тереза плохо себя чувствует, и нас там ждут. Многие говорят о "совпадениях", но я бы сказал, что в мире Саи существуют не "совпа-дения", а "Саи-дения" (прим. переводчика: игра слов "coincidence "and "Saiincidence"). Ведь всё запланировано Господом заранее, и только Он знает, что случится. Мне казалось, что будет очень трудно ехать в Калькутту, а оттуда в Ширди, где надо будет найти автобус с нашей группой до того, как люди в Ширди поймут, что врач не приехал с автобусом, а отправился в Калькутту. Но мы не могли игнорировать весть из Калькутты и перед отъездом молились Свами. Когда я вышел с Даршана попрощаться с друзьями, которые ехали в Ширди, я их уверил, что Баба сделает возможным, чтобы мы съездили в Калькутту, поговорили с Матерью Терезой, а затем присоединились к ним в Ширди. Они не могли поверить, что можно за такой короткий период времени совершить такое длинное путешествие: на такси до Бангалора, на следующий день самолётом до Калькутты и из Калькутты в Бомбей, а из Бомбея на такси до Ширди - это путешествие почти что с юга Индии на западное побережье (Калькутта), затем на восточное побережье (Бомбей), а затем путешествие в Ширди. Я ничего этого не обдумывал, а просто хотел "жить в настоящем" - мы должны идти по жизни шаг за шагом, наблюдая, что происходит.

Я вернулся на Даршан и, поскольку моё место было занято, сел в конце зала, в углу у колонки с водой. Я сказал: "Свами, дай мне, пожалуйста, знак, что Ты хочешь, чтобы всё это произошло". В этот момент ко мне подошёл севадал (волонтёр) и сказал: "Не сидите здесь". Я говорю: "Почему?" Он: "Пойдёмте со мной", - и повёл меня прямо вперёд, к первому ряду, где проходит Свами. Свами уже был на женской стороне, собирая письма. Он подошёл прямо ко мне и сказал: "Очень счастлив; всё получится". Я получил ответ! Затем Он позволил мне дотронуться до Его ног, и я помолился Ему. Б'аджаны закончились, и я поспешил обратно.

Водитель ожидавшего такси был очень недоволен, что я заставил его ждать. Мы поехали в Бангалор втроём и на ночь остановились в доме одного преданного Саи. Рано утром мы приехали в аэропорт в Бангалоре. Наш самолёт должен был вылететь в 10.30. Но вот уже 11.30, 12.30 и 13.00, a мы всё ждем. Всё это время я старался убедить официальные лица аэропорта, говоря: "Послушайте, нам надо к вечеру попасть в Бомбей, а самолёта всё нет и нет". Они каждые полчаса говорили, что самолёт вот-вот приземлится - вы, конечно, узнаёте индийскую авиалинию, типично: через полчаса, через полчаса - один Бог знает, сколько длятся эти "полчаса".

В конце концов мы поняли, что что-то неладно. Мы сели и начали молиться Свами. В то время я решил, что будет немыслимо попасть в Калькутту, поэтому может быть лучше ехать прямо в Бомбей, а в Калькутту съездить позже. Но Свами устроил иначе: в самую последнюю минуту, когда я пошёл узнать о рейсе в Бомбей (а мне сказали, что смогут без проблем поменять наши билеты на Бомбей), объявили, что самолёт, вылетающий в Калькутту, приземляется в 13.30. Было уже 13.15.

Мы добрались до Калькутты; один из друзей выслал за нами машину. На дорогах был полный хаос - новое испытание: это было время визита премьер-министра Великобритании Джона Мейджера (торговая ярмарка в Калькутте). Все дороги были битком забиты транспортом. Предполагалось, что мы прилетим в Калькутту в 12.30 дня, а было уже 5 часов вечера. Мы добрались до дома Матери Терезы, и я пошёл наверх, чтобы удостовериться, что всё в порядке. Там все были очень взволнованы: кислородная подушка и т.д. Я попросил разрешения у сестры милосердия Шанти привести двух друзей. Она сказала: "Быстренько ведите их наверх". Мы пришли и сели, как это всегда бывает, в очень маленькой комнатке, где Мать Тереза принимает посетителей. Вы все знаете, что два белых сари - это всё, что у неё есть. Эти сари сделаны руками прокажённых, и она с гордостью их носит. Все сестры милосердия в её благотворительном учреждении носят такую же одежду для того, чтобы прокажённые могли почувствовать уважение к себе. Мать Тереза практически уничтожила попрошайничество в том районе, где живут прокажённые.

В комнатке стоит небольшая скамья Матери Терезы. Эта скамья, которой лет 60, стала знаменитой: приезжает ли к Матери Терезе президент Соединённых Штатов Буш или приходит нищий, все сидят на этой скамье; она сидит на одной половине, а посетитель на другой - и так они беседуют.

Как только я подошёл к двери, другая сестра милосердия с врачом быстро прошли мимо, передав мне записку и сказав: "Это рецепт лекарства, которое срочно требуется для Матери Терезы. Мы вас ожидали". Я спрашиваю: "Откуда вы знали, что мы приедем?" Они ответили: "Мы не знали. Нам было известно, что вы находитесь в Индии, и мы были уверены, что вы приедете сюда, ведь сегодня особый день". Я совсем забыл, что это было 6 января - 68-я годовщина с тех пор, как Мать Тереза, став монахиней, приехала в Индию из Ирландии. Так вот, они собирались праздновать этот день. Позже я узнал, что она пошутила, заметив, что они не верят, что она доживёт до 75-й годовщины (ведь обычно празднуется 50-, 70-, 75- и 100-летие) и поэтому решили праздновать это необычное число 68, которое никто не празднует. "По-моему, они потеряли веру в Господа" - пошутила, улыбнувшись, Мать Тереза.

Она была критически больна, но попросила всех сесть и помолиться. Все они запели чудесные гимны Господу, и постепенно её состояние начало улучшаться. Доктора сказали нам, что она сейчас не сможет говорить с нами и что нам надо как можно быстрее организовать для неё лекарство.

Мы помнили, что нас ждут в Ширди, и не могли себе представить, как мы доберёмся до аэропорта при всём этом хаосе на дорогах. Сестра Шанти сказала: "Не волнуйтесь, продолжайте свой путь. Всё будет чудесно".

Только представьте себе, что полчаса раньше или полчаса позже сестра Шанти бы не стояла у двери, держа этот рецепт (этого лекарства не достать в Индии; мы должны были заказать его в Великобритании).

Было уже где-то 7 часов вечера, почти 7.30, а время нашего вылета в Бомбей - 8 часов. Казалось, было совершенно невозможно добраться до аэропорта, особенно при этом хаосе на дорогах, а кроме того, наш шофёр настаивал, чтобы мы заехали на минуту к тому человеку, который послал нам машину. Мы забежали к нему, быстро поблагодарили и решили разделиться и ехать двумя машинами: тот, кто доберётся первым до аэропорта, должен был попросить дать ему посадочные билеты на нас всех. Оказалось, что полёт был задержан. Мы долетели до Бомбея лишь в 23.30. Нас ждала машина, и всю ночь мы ехали в Ширди, место пребывания Ширди Бабы.

Но когда Бог хочет, чтобы мы стали Его инструментом, то это и происходит - так случилось с этим лекарством для Матери Терезы (из Бомбея мы послали факс в Лондон и, хотя не сразу, лекарство было доставлено в Калькутту, и Мать осталась в живых). Мы все знаем, что с января её состояние начало улучшаться; мы молились Свами, и через три месяца она встала и могла ходить. Она посещала организованные ею центр для прокажённых и учреждение для умирающих и бездомных под названием "Чистое сердце", всем им помогая. Когда ей говорили: "Мать, вы очень слабы", - она отвечала: "Нет, это моё тело очень слабо, а я очень сильна", - и продолжала работу. В то время Римский Папа плохо себя чувствовал; он попросил её приехать для моральной поддержки. Путешествие в Рим было для неё очень нелёгким. Она помогла Римскому Папе съездить в Польшу и из Польши позвонила мне, чтобы я организовал медицинский лагерь в этой стране, так как ситуация там была не из лёгких. Это было за три-четыре недели до того, как всё это случилось.

Мы все знаем какой прекрасной деятельностью занималась принцесса Диана. Я помню, как три года назад, когда мы были в Калькутте у Матери Терезы, у принцессы были очень большие личные неприятности. Мать Тереза сказала ей что-то в таком духе: "С материальной точки зрения у Вас есть всё в этом мире, но Ваше сердце опечалено; пусть Вас не волнует то, чего у Вас нет, - просто идите и служите людям: держите их руки в своих и выражайте Любовь; у вас есть эта способность выражать любовь нуждающимся; я вижу, что вы избранный Богом инструмент; если Вы будете следовать этому совету, вы будете сиять, как маяк".

И смотрите, что случилось: принцесса перешла в другой мир, став, как она мечтала, королевой людских сердец, и Мать Тереза последовала за ней.

Почему я вам это говорю? Мать Тереза изменила жизнь тысяч людей, тех, кто не хотел жить. Один человек, который стал впоследствии моим другом, хотел покончить жизнь самоубийством. Когда он пришёл с этой идеей к Матери, она сказала ему: "Хорошо. С духовной точки зрения ты умер здесь сегодня, вместе со своими грехами. Восстань! Стань новым человеком, забудь прошлое. Иди и работай в центре для прокажённых, не чувствуя отвращения к запаху, исходящему из их ран, - очищай им раны. Возвращайся ко мне через неделю и расскажешь, что будет". Когда этот человек вернулся, он буквально плакал, сидя у её ног. Он сказал: "Мать, мне нужна эта жизнь, я хочу служить этим людям. Как я был глуп!" И таких историй сотни и тысячи. Все эти люди после встречи с Матерью Терезой стали избранными инструментами Господа.

Когда я узнал о том, что Мать Тереза умерла, мне хотелось просто поехать, чтобы проводить её в последний путь, но это было невозможно, потому что сначала её похороны были намечены на среду. У меня не было никакой возможности изменить своё расписание в больнице, ведь только в предыдущем месяце, июле, я приехал из Индии, и мне бы этого не разрешили. Но позже сестра Шанти известила меня, что похороны перенесли на субботу. Я помолился Свами: должно быть в таком изменении была причина. Но когда я узнал о том, что тысячи и тысячи высокопоставленных лиц едут в Калькутту по этому случаю, я подумал, что мне попасть туда невозможно. Однако когда мы получили весть, что двое из нас приглашены - я и сестра милосердия Терезина, которая занимается работой Матери Терезы в Европе и Исландии - и я стал узнавать в бюро путешествий о полёте в Калькутту, мне сказали, что трудно забронировать место в такой короткий срок при таких обстоятельствах. Я опять молюсь. Мне посоветовали долететь до Дели, а там добираться до Калькутты самому. Опять же столько высокопоставленных лиц будет лететь в Калькутту, что не будет никакой надежды попасть на самолёт.

И вот я приземлился в Дели и пошёл в кассу за билетом. Мне сказали, что все билеты проданы. Для особо высокопоставленных лиц - королей, королев, министров, послов и т.д.- зафрахтовали самолёт. Все, казалось, летят в Калькутту, так как благодаря Матери Терезе многие правители поняли, как важно с политической точки зрения принять участие в избавлении от трущоб. В этом было послание Матери. Она никого не боялась; она могла сказать президенту Клинтону что-нибудь вроде: "Если вы хотите иметь со мной беседу, то я хочу, чтобы здание городского совета было переделано в дом для бездомных". На таких условиях она говорила со всеми - с каким-нибудь бельгийским премьер-министром или принцессой мусульманской страны Иордании: "Если Вы хотите встретиться со мной, то с одним условием - мне нужно, чтобы вы помогли бедным".

Так вот, все эти люди ехали в Калькутту, чтобы проводить её в последний путь. У нас не было никакой возможности купить билеты. Мы показали им документы, что летим из Лондона, а нам говорят: "Здесь люди со всего мира, вы не сможете улететь". Остаётся только один путь - помолиться Господу. Тогда я сел и начал молиться. И вдруг молодой человек лет 23 подходит прямо ко мне и говорит: "Меня зовут Соломон, и я из Калькутты. Я работаю в Бритиш Эавэйз (британская авиакомпания) и живу в Калькутте, мой дом недалеко от дома Матери Терезы". Я спрашиваю: "Вы можете мне помочь?" Он говорит: "Я нашёл для вас выход из положения: госпожа Соня Ганди вылетает в 6.15. Я ничего не могу обещать, но если вы будете здесь, то посмотрим, чем я смогу вам помочь. По-моему, Господь вам поможет".

Итак я приземлился в Калькутте, даже не забронировав билета. Когда я добрался до дома Матери Терезы, вокруг была многотысячная толпа народу: это были прокажённые, калеки, уличные дети. Шёл дождь, и они плакали: "Мать, кто теперь о нас позаботится?"

С большим трудом я пробрался в дом. Та же скамья; я сел. Всё казалось очень пустым. Сестры милосердия бегали вверх и вниз. Кругом были тысячи людей. Я не знал, как связаться с сестрой Шанти. Я хотел послать ей весть, но мне сказали: она может быть либо в церкви Святого Фомы, либо на стадионе, - она могла быть где угодно; в этом хаосе её найти невозможно. Я знал, что если её не найду, то не смогу попасть на стадион, потому что она мне сказала, что приготовила пропуск для нас двоих, а без этого военные меня не пропустят, так как после 12 часов ночи её похороны перейдут в руки армии, ибо ей готовили государственные похороны, такие же как Отцу нации Махатме Ганди.

И вот я сижу, не зная, что делать. Единственно, что у меня в голове, - это Саи. Он - чудесный мобильный телефон: если Ему позвонить, Он присылает нужного человека. Вдруг я вижу сестру Шанти. Она говорит: "Так вы здесь". Я спрашиваю: "Разве вы не получили от меня весточку?" Она: "Какую весточку? Я должна быть в другом месте, я случайно проходила мимо и заметила вас. У меня осталось последнее приглашение; если бы вы пришли десятью минутами позже, то я отдала бы его кому-нибудь другому, потому что знаю, что больше нет самолётов в Калькутту". Я спросил, можно ли мне пойти и получить Даршан Матери. Она говорит: "Нет, это уже не в наших руках - всё переходит в руки военных. Но попытайтесь. Я могу обеспечить вам место на стадионе, но не в церкви Святого Фомы, где находится тело Матери Терезы".

Слава нашему Господу! Я знал, что Он в конце концов всё это устроит. Когда я подошёл к церкви, там стоял офицер. Он мне сказал: "Вход воспрещен". Я ему говорю: "Послушайте, я приехал так издалека". Он: "Все эти люди приехали издалека; никому не разрешается входить". Я настаиваю: "Так важно, чтобы я был там во время последней молитвы!" Он говорит: "Я здесь начальник и, если вы отсюда не уйдёте, я вас удалю силой". Я ответил: "Там лежит само Воплощение Любви, а вы собираетесь применять силу?" И я повернулся, чтобы уйти. Прошёл я метра три, и что-то заставило меня обернуться: я вижу женщину в оранжевом одеянии (откуда она взялась, я так и не понял). Она меня подозвала и говорит: "Вы ищете сестру Терезину (сестра Терезина выехала за день до меня)?" Я говорю: "Я искал, но больше не ищу". Там были ворота с двух разных сторон: одни для высокопоставленных лиц, охраняемые военными, - туда было не попасть. Женщина говорит: "Почему бы вам не войти в другие ворота?" - указывая на вторые. Я вошёл и, верите ли, оттуда попал прямо туда, где находилось её тело. Если бы я прошёл через первые ворота, то не смог бы близко подойти к тому месту, где шла церковная служба. Я сказал Господу: "Баба, Ты привёз меня сюда, неужели я не попаду?" - и прошёл все преграды.

В тот момент её гроб перенесли на огромную платформу, завернув в индийский национальный флаг, и главы военно-морских, сухопутных и воздушных сил отдавали ей почести. Когда они отошли, подошёл священник и начал молитву. Тем, кто присутствовал, разрешили пройти вокруг гроба, и когда я спросил, можно ли дотронуться до её ног, мне разрешили. Это было моё единственное желание в тот момент - дотронуться до её ног. Нам сказали, что мы можем оставаться здесь, сколько пожелаем. В полночь начнется служба. Я оставался около часа.

На следующее утро я пошёл на стадион - всю эту церемонию вы могли видеть по телевидению. Главное, что тревожило Мать Терезу - это, чтобы её дело продолжалось, так как самыми главными для неё были прокажённые, духовно больные, инвалиды и бездомные. Она всегда говорила: "Если вы даёте, то давайте так, чтобы самим было больно". И на похоронах она дала им возможность сидеть рядом с королями и королевами. Фактически случилось невероятное: когда все эти высокопоставленные лица приземлились в аэропорту, никто не мог их узнать, так как их некому было встречать - из-за хаоса на дорогах их послы не смогли во-время добраться до аэропорта. Впервые мы наблюдали, как короли и королевы, премьер-министры и т.д. стояли и ждали, когда их заберут. Официальные лица аэропорта сказали им: "Извините, но мы не знаем, кто вы такие. Если вы будете ждать, когда вам подадут индивидуальные машины, то вы пропустите похороны. Есть только один выход - езжайте на автобусе (смех в зале). Всем пришлось сесть в поданный автобус и, как только он двинулся с места, раздался крик: "Постойте, не оставляйте меня, я премьер-министр... А моя конфиденциальность!" Кто-то к нему подошёл и сказал: "Господин, не раскрывайте, кем вы являетесь, так как пока никто не знает, проблемы конфиденциальности не существует, - вы как все другие" (смех и аплодисменты в зале). Его взяли в автобус, а вам известно, каковы автобусы в Индии! Эти высокопоставленные лица никогда не имели "счастья" ездить в транспорте в Индии, так, Мать Тереза предоставила им такую возможность! После этого всё пошло как обычно: их рассадили как полагается для церемонии.

Вечером немногим из нас было разрешено прийти в дом Матери Терезы. Её сестры милосердия выполнили её завет: работа не должна останавливаться. Через час после её погребения мы все собрались, и сестра Нирмала, занявшая место Матери, пригласила всех сесть, чтобы обсудить, как продолжать работу. В тот вечер сестры милосердия продолжали работу со слезами на глазах, с сердцем полным печали и с ручками в руках. Ближайшие мероприятия: медицинская работа, кормление голодных, оказание помощи бездомным. Насколько это прекрасно!

В заключение я хотел бы сказать, что, когда молишься Господу, - всё становится возможным: неважно какое расстояние нас разделяет с Его формой, Он всегда с нами, чтобы позаботиться о нас.

Саи Рам


Статья из журнала "Божественная Любовь", г. Санкт-Петербург