Бхагаван Шри Сатья Саи Баба

"Воспоминания Бога"

День благовещения, 20.10.2002

20 октября 1940 года, в субботу, Свами потерял запонку для воротничка, и вместе с ней исчезла завеса майи. Мирская привязанность оставила Его в виде запонки. Он оставил дом, сказав, что майя больше не может Его связывать. Это произошло после поездки в Хампи.

(стих на телугу)

Воплощения Любви!

Это случилось, когда Я был в Ураваконде. Председатель муниципалитета из Беллари увидел во сне, что ему было велено найти определенный дом в Ураваконде и привезти Сатью в Беллари. В то же самое время его жена тоже видела сон, в котором ей было велено сопровождать мужа и привезти вместе с ними Сатью. Они решили, что Сатья – это какой-то великий и знаменитый человек. Сейчас Мой рост чуть больше пяти футов. В те дни Я был вообще очень маленького роста. Тогда Я носил рубашку и шорты. Мне было в то время 14 лет. Когда Я вышел из дома, председатель и его жена узнали во Мне того человека, которого они видели во сне. Они были необыкновенно счастливы и распростерлись передо Мной прямо на улице. Их не волновало, что Я был маленьким мальчиком. Я шел тогда в школу с учебниками в руках.

Председатель и его жена пришли потом к Сешама Раджу, старшему брату этого тела, и попросили его: "Пожалуйста, привези сегодня Сатью в Беллари. Тебе придется отпроситься с работы, но это не важно". Никто не может сказать "нет" Председателю Муниципалитета. Поэтому Сешама Раджу пошел к Директору школы Камешвару Рао с просьбой отпустить его с работы. Камешвар Рао очень гордился Мной. Он сказал: "Ты можешь забрать Сатью в Беллари или куда ты хочешь. Тебе не нужно просить на это разрешения".

Председатель и его жена принимали нас у себя три дня. Они возили нас в храм Вирупакша около Хампи Кшетры. Сешама Раджу и его жена велели Мне стоять снаружи храма и охранять их вещи, пока они не сходят внутрь храма поклониться божествам. Я с готовностью согласился и остался снаружи. Как только они вошли в храм, они, к своему потрясению, увидели Меня внутри там, где полагается стоять божеству. Сешама Раджу не мог поверить своим глазам. Он подумал: "Зачем он вошел внутрь, когда я велел ему стоять снаружи и охранять наши вещи?" Он тут же вышел из храма, но обнаружил Меня стоящим там! Он опять вошел внутрь и увидел Меня так же и там! Все еще он не был убежден. Он сказал своей жене: "Ты иди на улицу и смотри за Сатьей. Не позволяй ему заходить внутрь. Я тем временем пойду внутрь и посмотрю, стоит ли он там". Она сделала соответственно. Он опять увидел улыбающегося Сатью, стоящего в святая святых. Председатель тоже все это видел. Он осознал Мою Божественность. Когда они вышли из храма, он взял Сешама Раджу за руку и сказал: "Раджу, не думай так, что Сатья – это твой брат. Он необыкновенный человек. Тебя вводит в заблуждение Его физическая форма. В Нем есть божественная сила".

Мы вернулись обратно к дому председателя, поели и тронулись в обратный путь в Ураваконду. Председатель хотел Мне что-нибудь подарить. Он сказал, что хочет, чтобы Мне были сшиты четыре пары рубашек и шорт. Я твердо сказал ему, что не возьму даже одну. Он не хотел настаивать. Тогда его жена сказала, что золотая запонка для воротничка будет хорошим подарком для Меня. В те дни было очень престижно для детей носить запонку для воротничка. Сразу же он принес золотую запонку и прицепил ее к Моему воротничку. Я протестовал. Ни при каких обстоятельствах Я ничего ни от кого не беру. Но Сешама Раджу настоял, чтобы Я принял подарок. Он сказал, что мой отказ будет проявлением неуважения к Председателю. Поэтому Я его послушался.

По возвращения из Хампи Я шел в школу, надев эту запонку. Запонка упала по дороге и потерялась. После этого во Мне произошли совершенные изменения. Мирская привязанность оставила Меня в виде этой запонки. Я принял решение начать Мою миссию по облегчению страданий Моих преданных. Я отбросил книги и вошел в сад председателя акцизного управления Хануманта Рао. Он был ревностным преданным. Увидев Меня, он велел жене приготовить что-нибудь вкусное. Но я ни к чему не прикоснулся. Пришел Сешама Раджу и стал заставлять Меня вернуться домой. Я отказался. Никогда прежде Я не разговаривал с ним в таком тоне. Не в Моих привычках было разговаривать со старшими дерзко. Поэтому Сешама Раджу был очень удивлен. Он поражался: "Откуда Сатья набрался такого мужества?" Он мог видеть яркое сияние вокруг Моего улыбающегося лица. Он сразу же захотел отправить телеграмму в Путтапарти. В те дни на это могло уйти минимум одну неделю, чтобы телеграмма дошла до Путтапарти из Ураваконды. Поэтому он отправил школьника с письмом, что родители этого тела Ишварамма и Педда Венкама Раджу должны немедленно приехать в Ураваконду. Как только они приехали, Сешама Раджу привел их ко Мне. Ишварамма взмолилась Мне со слезами на глазах: "Сатья, пойдем обратно в дом твоего брата". Но Я не согласился. "Если вы хотите, Я поеду с вами в Путтапарти. Я буду жить сам по себе и осчастливлю деревенских жителей".

В те времена по настоянию директора школы Я запевал на школьных молитвах. Он обычно говорил: "Раджу, может быть, ты еще юн, но твои молитвы берут нас за душу ". На следующий день, как Я оставил школу, молитву велели запевать мальчику, который сидел недалеко от Меня в классе. Когда он поднялся на сцену, он, вспомнив Меня, расплакался. Все школьники и учителя были в слезах, и молитву отменили. Они хотели ехать за Мной в Путтапарти. Но как было уместить столько людей в деревне? Тогда Я попросил Камешвара Рао как-нибудь убедить мальчиков не сопровождать Меня.

В классной комнате мы втроем сидели за одной партой: Я в середине, а Рамеш и Суреш по бокам. Они не очень хорошо учились. Когда их спрашивал учитель, они отвечали по Моей подсказке. То было время наших переводных экзаменов. Наши регистрационные номера были такими, что нам пришлось сидеть очень далеко друг от друга. Они ничего не могли списать. Они очень переживали. Я придавал им мужества, говоря: "Вам ничего не нужно писать. Вы просто сидите на экзамене и делайте вид, что пишете. Об остальном Я позабочусь сам".

Экзамен длился два часа. Я написал ответы за себя за 10 минут. Потом Я попросил бумаги у дежурного учителя и написал ответы почерком Рамеша. Завершив, Я взял еще бумаги и написал ответы почерком Суреша. Я также подписал их имена на листах. Когда прозвенел звонок, все школьники поднялись, и Я молча положил все три ответа на стол экзаменатора. Никто ничего не заметил.

Результаты были объявлены на следующий день, и только мы трое сдали на отлично. Учителя были удивлены, каким образом Рамеш и Суреш получили отличные отметки. Они не могли списать у Меня, поскольку мы далеко сидели друг от друга. Их экзаменационные листы были написаны их почерками. Местные жители были очень обрадованы. Они понесли нас на руках и устроили огромную процессию.

Эти два мальчика были так близки ко Мне. Когда Я уехал из Ураваконды, Рамеш и Суреш не могли перенести разлуки со Мной. Рамеш, совершенно удрученный, бросился в колодец и погиб. Второй мальчик непрерывно повторял: "Раджу, Раджу, Раджу…" и, в конце концов, сошел с ума. Его возили по различным психиатрическим больницам, но улучшения не было. В конечном итоге его родители пришли ко Мне и взмолились: "Раджу, он вылечится от своего сумасшествия, если Тебя увидит. Пожалуйста, приди и взгляни на него". Он отправился в психиатрическую больницу, чтобы увидеть его. Он непрерывно повторял: "Раджу, Раджу, Раджу…" Увидев Меня, он заплакал, припал к Моим стопам и испустил последний вздох. Они предали себя Мне. Они молились о том, чтобы никогда со Мной не разлучаться.

Когда Я приехал в Путтапарти, Каранам Суббамма выделила Мне один акр земли около храма Сатьябамы, где был построен небольшой дом. Там Я обычно жил. Те же самые Рамеш и Суреш родились щенками и вернулись ко Мне обратно. Сестра Махараджи из Майсора назвала их Джек и Джилл. Они всегда были со Мной.

Однажды Махарани Майсора приехала ко Мне на даршан. Она была великой преданной и правоверной женщиной. Каждый день она совершала Пуджу с цветами. Она лично собирала цветы, окропив их перед этим водой и молоком. К Путтапарти не было дорог, и поэтому она сошла с автомобиля в Карнатаканагепалли и дальше пошла пешком до Старого Мандира. Там, где сейчас стоит Раджу Кальяна Мандапам, был небольшой навес. Махарани решила переночевать в Мандире. Водитель поужинал и пешком пошел в Карнатаканагепалли, где была припаркована его машина. Я велел Джеку идти за водителем и показать ему дорогу. Джек шел впереди, а водитель за ним. Джек заночевал под машиной. На следующее утро водитель завел машину, не зная, что Джек спал под ней. Колесо машины проехалось по Джеку, и его позвоночник был перебит. Джек тащил свое тело через реку, плача всю дорогу. Мужчина-прачка по имени Суббанна смотрел за Старым Мандиром день и ночь. Он был очень верным, и относился к Свами как к самой его жизни. Он прибежал ко Мне и сказал: "Свами, Джек, наверное, попал в аварию. Он плачет от боли". Я сразу же вышел. Джек подполз ко Мне, громко плача, упал к Моим стопам и испустил последний дух. Его похоронили сзади Старого Мандира, и на том месте воздвигли Бриндаванам. По Моей инструкции его похоронили чуть-чуть сбоку, не в центре. Я сказал, что нужно оставить место для другой могилки. Когда Джек умер, Джил перестал есть и умер через несколько дней. Его похоронили рядом с Джеком. Подобным образом, Рамеш и Суреш совершали свое подвижничество рядом со Мной. После смерти они приняли рождение как собаки, чтобы только быть рядом со Мной.

Сначала потерялась запонка для воротничка. Потом Я перестал ходить в школу, и родители приехали и забрали Меня сюда. Обязанный всем этим изменениям, Я уехал из Ураваконды. После того как Я приехал сюда, многие люди из Бангалора и Майсора начали посещать это место в своих автомобилях. Среди тех, кто приезжал сюда, были Махарани Майсора, кофейный плантатор Сакамма, Десарадж Асару, дядя по материнской линии Махарани Майсора и т.д. Один день они взмолились: "Нам трудно приезжать сюда часто. Пожалуйста, приезжай и поселись в Майсоре. Мы построим для Тебя большой дворец". Я сказал: "Мне не нужны дворцы. Я хочу жить здесь". Той ночью ко Мне пришла Ишварамма и со слезами на глазах сказала: "Свами, люди хотят увезти Тебя туда и сюда в своих эгоистических целях. Если Ты уедешь из Путтапарти, я умру. Пожалуйста, обещай мне, что навсегда останешься в Путтапарти". Я дал ей Свое слово, что никогда не уеду из Путтапарти. Именно поэтому Я построил в Ашраме множество зданий для комфорта и удобства преданных.

Когда стало ясно, что Я не уеду из Путтапарти, Сакамма и дядя Махараджи Майсора решили построить Мандир недалеко от деревни. Они приобрели десять акров земли и начали конструкторские работы. Ревностный преданный по имени Витта Рао вызвался следить за конструкторскими работами. Он был сотрудник лесного министерства во времена британского правления. Он был отцом Джаяммы (Проф. Джаялакшми Гопинатх), которая выступала ранее. Он наблюдал за конструкторскими работами. Р.Н.Рао из Мадраса, Неладри Рао, зять Махараджи Питапурама, зять Махараджи Бароды – все они принимали активное участие в конструкторских работах. С их помощь Мандир был построен за очень короткий период. Поскольку это были военные времена, очень трудно было достать железо для конструкторских работ. Они с искренностью и преданностью преодолели все эти препятствия. Они просили, чтобы Я не ходил туда, пока строительство не закончится, чтобы Мне не создавались неудобства. Такова была их любовь ко Мне.

Я всегда выполняю Свои обещания преданным. Я все делаю ради счастья преданных. Мне для Себя ничего не нужно. У Меня нет никаких желаний.

Они работали день и ночь, платили рабочим и следили, чтобы стройка была завершена с успехом. Джаямма была в то время очень молода. Каждое воскресенье сюда на машине приезжал Виттал Рао, чтобы заплатить зарплату рабочим. Джаямма всегда настаивала на том, что ей было бы разрешено сопровождать его. Виттал Рао очень любил свою дочь. Он брал с собой пищу, приготовленную в самом Бангалоре, и привозил с собой дочь. Она служит Свами последние 60 лет. Она приехала ко Мне, когда этому телу было 17 лет. Теперь это тело приближается к 77. Она очень часто посещала Прашанти Нилаям, училась петь Бхаджаны Свами и воспевать Его славу. Подобным образом в ней вырабатывались священные чувства и интенсивная преданность Свами. Нужно иметь Прапти (заслуженность), чтобы обрести божественную близость. Ее нельзя получить, просто спросив. Она не может быть отвергнута. Человек получает ее за заслуги прошлых жизней. Ее семья была получателем щедрой милости. Я был тронут ее постоянным упоминанием имени Венкамма Гару (старшей сестры Свами) в своей речи.

Венкамма Гару обычно готовила пищу для Свами. Джаямма проводила все время рядом с ней, чтобы научиться готовить. У них была тесная дружба. Позже сюда также переехала Парватамма Гару (младшая сестра Венкамма Гару). Они приносили пищу Свами по очереди, одна утром, а другая вечером. Их беспокоило, что небезопасно позволять готовить пищу другим. Они взяли с Меня обещание, что Я буду есть пищу, приготовленную только ими. Они служили Мне до последнего вздоха. Они были в Манипальском госпитале в Бангалоре, когда умерли.

Венкамму отвезли в Бангалор в бессознательном состоянии. Она не открывала глаз. Я приехал к ней и сказал: "Венкамма". Мгновенно она открыла глаза и увидела Свами. Она поприветствовала Меня, поднеся Мои руки к своим глазам.

То же самое случилось и с Парватаммой. Она тоже была без сознания, когда ее отвезли в Бангалор. Я приехал к ней и позвал ее по имени. Она мгновенно открыла глаза, заплакала и испустила дух. Пока они были живы, они приносили Свами пищу каждый день, утром и вечером. Подобная близкая связь с Господом – это результат заслуг прошлых жизней. Ее нельзя обрести человеческими усилиями. Они никогда не обращали внимания на свои болезни и с любовью продолжали служить Свами. Их жизни были святы.

Даже сейчас пища поступает из их домов. Здесь живет сын Сешама Раджу. Сын Ишвараммы Джанакимайа (младший брат физического тела Свами) тоже живет здесь. Вы все его знаете. Его жена готовит и приносит пищу Мне, точно так же как это делает дочь Парватаммы. Подобным образом, они служат Свами каждый день. Я не ем на ночь. Они приносят Мне пищу каждое утро. Такова тесная связь, которую Свами имеет со своей семьей. Некоторые инкарнации случаются благодаря молитвам родителей; но в случае Свами было по другому. Я принял решение, такой-то и такой-то должен быть отцом, а такая-то и такая-то матерью. Это тело не могло принять рождение обычным смертным образом.

Хотя Карнам Суббамма не была физически родственна этому телу, но эмоционально она была тесно привязана к Свами. Она думала о Свами день и ночь. Она упросила Меня жить в ее доме. Она готова была освободить дом ради Меня. Многие родственники спорили с ней: "Ты браминской касты, как ты позволяешь кшатрию жить в твоем доме?" Она сказала: "Я не хожу ни к кому. Никому нет необходимости приходить в мой дом. Достаточно, если со мной будет Свами." Такова была ее преданность и решимость. У нее было только одно желание. Она молилась: "Я должна видеть твой прекрасный лик, когда я буду оставлять это тело". Я сказал, что обязательно исполню ее желание.

Однажды я поехал в Мадрас, уступив просьбам преданных. Суббамма была в то время в Буккапатнам. Она жила со своей матерью. К тому времени, когда Я вернулся из Мадраса, она уже испустила дух. Когда Я приехал, ее родственники подбежали ко Мне и сказали: "Свами, Твоя Суббамма умерла вчера ночью". Сразу же Я развернул машину и поехал в Буккапатнам. Ее тело лежало на веранде, покрытое тканью. Весь дом был в горе. Когда Свами делает обещание, он выполняет его при любых обстоятельствах. Я снял покрывало с ее тела. Поскольку она умерла в предыдущую ночь, по всему ее телу ползали муравьи. Я позвал ее: "Суббамма". Она открыла глаза. Это известие распространилось с быстротой молнии. Жители Буккапатнама стали скапливаться вокруг, говоря, что Суббамма была возвращена обратно к жизни. Матери Суббаммы было в то время сто лет. Я попросил ее принести стакан воды с листком туласи в нем. Я положил лист туласи Суббамме в рот и заставил ее отпить немного воды. Я сказал: "Суббамма, Я выполнил Свое обещание. Теперь закрой глаза с миром". Она сказала: "Свами, что еще мне нужно? Я ухожу в блаженстве". Со слезами радости она взяла Меня за руки и умерла. Это к слову о том, как Я выполняю Свои обещания при любых обстоятельствах. Слова неадеккватны, чтобы описать служение Суббаммы. Во времена Кришна Аватара Яшода служила Кришне больше, чем его родная мать Деваки.

В те дни Ишварамма и Суббамма беседовали друг с другом через окно в стене, отделяющей их дома. Они не могли посещать друг друга, потому что их мужья не разговаривали между собой. Но у Ишвараммы были сердечные взаимоотношения с Суббаммой.

Родители этого тела были выбраны Мной. Педда Венкама Раджу обычно помогал преданным, посещающим Свами. Он мчался в Буккапатнам даже за кокосом или провизией, требуемых для преданных. Однажды он пришел в Мандир и выразил желание поговорить со Мной. Я к тому времени уже вызвал группу на интервью. Я пригласил его войти. Он сказал: "Свами, я не должен оставлять после себя долгов. У меня есть небольшая лавка. Я мог забыть вернуть кому-нибудь какую-нибудь мелочевку. Поэтому я прошу тебя раздать пищу бедным на 12й день после моей смерти". Он вынул деньги и положил в Мою руку, сказав: "Это мои деньги, заработанные тяжелым трудом. Ты можешь накормить на них бедных". Он также упомянул, что для этой цели он приготовил несколько мешков риса и джаггери. После этого он ушел домой, уснул и умер с миром.

У Ишвараммы был тоже такой же святой конец. Она ездила за Мной повсюду. Она приехала в Бриндаван на Летний Курс. Она была счастлива видеть столько студентов. Во время обеда она даже разносила им воду. Она обычно говорила: "Только благодаря Свами мы стали свидетелями такого грандиозного события". В тот день завтрак был подан студентам как обычно. Ишварамма тоже позавтракала. Рядом с ней в тот момент была Венкамма, которая присматривала за ней. Ишварамма растирала орех бетель в ступке. Я мог слышать звук сверху. Неожиданно она закричала: "Свами, Свами, Свами". Я сказал: "Иду, иду". Я сразу же спустился вниз, и она испустила свой последний вздох. Она абсолютно не имела никаких страданий, даже ни малейшей головной боли. Их жизни стали святыми из-за того, что они были избраны Свами.

Рамеш и Суреш относились к Свами как к своему дыханию. Хотя они были юны, у них была сильная любовь к Свами. Зная, что у Меня нет денег, Рамеш приобрел для Меня две пары одежды, сшитые на Меня, и положил ее под парту с запиской: "Если ты не возьмешь, то я откажусь от жизни". Я отказался, сказав: "Наша дружба и жизнь не должна строится на фундаменте обмена вещами. Наши отношения чистые, от сердца к сердцу. Мы должны делиться только любовью. Не должно быть материальных взаимоотношений".

С тех дней и до сегодняшнего дня Я никогда ничего не принимаю. Я всегда веду Себя в соответствии с принципом: Помогай всегда, не вреди никогда. Это Мой девиз. Я никому не приношу вреда. Помогая другим, Я получаю огромную радость. Вот почему Я всегда говорю преданным молиться: Лока Самастах Сукхино Бхаванту (Пусть все люди мира будут счастливы!) Все должны быть счастливы, здоровы и полны блаженства. С подобным священным мотивом Я распространяю послание любви всему миру.

Мои студенты – Моя величайшая собственность. Учащиеся начальной школы, Высшей школы и Института всегда со Мной. Они не покидают Свами, и Свами не может покинуть их. Моя жизнь – ради человечества в целом. Счастье людей – это счастье Свами.

Мне нет никакого интереса отмечать Мой день рождения. Но Мои преданные не оставят Меня. Они хотят различные праздники, но Я никакой не хочу. Я рассматриваю ваш день рождения как Свой День рождения. Мой настоящий день рождения – это тот день, когда вы будете счастливы.

Хотя тела различные, вы не должны уступать никаким разногласиям. Вся жизнь одна, относись одинаково ко всем. Взаимоотношения, которые Свами имеет с преданными, не являются мирскими по своей природе. Эти взаимоотношения основаны на Божественной любви.

Бхагаван завершил Свое Выступление Бхаджаном "Према Мудита Манасе Кахо…"

Перевод по брошюре, выпускаемой редакцией журнала "Санатана Саратхи"


Перевод с английского выполнен Эльвирой Зиннуровой.