ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том II


Глава четвертая

СИСТЕМА САНКХЬЯ


II. ПРЕДШЕСТВЕННИКИ

   В истории мышления нет ничего совершенно нового. Ни одна система мышления не родилась в голове какого-либо одного человека. Должны были существовать философские идеи и доктрины, дающие необходимый материал для основателя. В нашем описании космологии ригведы 8 мы указываем на некоторых отдаленных предшественников теории санкхьи, рассматривающей пурушу и пракрити. Переходя к упанишадам, мы находим в их различных учениях руководящие положения философии санкхьи 9. Авторы упанишад не все думали одинаково. Некоторые из них высказывали предположения, которые могли быть переработаны в систему санкхья, хотя сами авторы упанишад этого не сделали. Когда санкхья заявляет, что она основывается на упанишадах, для этого есть некоторые основания, несмотря на то, что основная тенденция упанишад коренным образом противоположна дуализму. В концепции санкхьи о вселенной упор делается на реалистической тенденции упанишад. В “Шветашватара упанишаде” 10 встречается первое упоминание о санкхье, хотя отдельные элементы, объединенные в систему, могли встретиться и в более ранних упанишадах. Не только упоминание о перевоплощении и неудовлетворительности мира, но даже такие центральные принципы, как то, что познание является средством к освобождению, а пуруша представляет собой чистый субъект, заимствованы на упанишад 11. В “Катха упанишаде” 12 на вершине эволюционной лестницы материи стоит необнаруживающееся (авьякта), из которого последовательно возникают большое Я (махам-атма), интеллект, ум, объекты и чувства. Чувство собственного я (аханкара) не упоминается, и признается верховный дух. Все же это является самым ранним описанием космической эволюции, которое, вероятно, и было использовано мыслителями санкхьи.

   Первый продукт пракрити называется махатом, великим единством; а естественным источником этой идеи является концепция упанишад, заключающаяся в том, что верховный дух вновь появляется как первенец творения, после того как произведена первоначальная материя 13. Классификация психических функций могла быть навеяна “Прашна упанишадой”, рассматривающей состояние сна, дремоты и т. д.14 “Шветашватара упанишада” 15 содержит более подробное описание принципов санкхьи о космосе, трех гунах, хотя эти элементы санкхьи подчинены ее основной доктрине теизма. Она отождествляет прадхану и майю, а также Брахмана и пурушу 16. “Майтраяни упанишада”, которая, кажется, является упанишадой послебуддистского периода 17, хорошо знакома с усовершенствованной санкхьей и делает ссылки на танматры 18, три гуны 19 и различие между духом и природой 20. Упанишады в общем и неопределенном смысле употребляют эти термины, которым позднейшие системы придали специфическое значение.

   Попытку Якоби считать санкхью дальнейшим развитием старой материалистической школы мало кто поддерживает. Настаивая на абсолютной реальности и независимости духа, санкхья противопоставила себя всем материалистическим взглядам рационалистического направления. Мы не встречаемся ни с одной стадией развития санкхьи, на которой ее можно было бы отождествить с материализмом.

   Отношение санкхьи к раннему буддизму вызвало много толков по поводу их взаимного заимствования 21. Хотя дошедшие до нас работы санкхьи более позднего происхождения, чем буддизм, и могли бы отразить влияние буддистских теорий, сами идеи санкхьи предшествовали Будде 22, и буддизм невозможно рассматривать в качестве источника санкхьи. Настойчивое утверждение страдания, подчиненность ведийским жертвоприношениям и отрицание аскетических сумасбродств, равнодушие к теизму и вера в постоянное становление мира (паринаминитьятва) являются общими буддизму и санкхье. Этих случайных совпадений недостаточно для оправдания теории взаимных заимствований, особенно имея в виду отмеченные расхождения между ними. Буддизм не принимает ни одного из центральных принципов санкхьи: неактивную пурушу, первичную пракрити и теорию гун. Если буддистская цепь причинности в некотором отношении напоминает теорию санкхьи об эволюции, то это потому, что обе они вытекают из общего источника – упанишад. Была ли санкхья во времена Будды атеистической по своему характеру, мы сказать не можем

   В “Махабхарате” мы со всей очевидностью находим тот же способ рассуждения, что и у санкхьи 23. “Анугита” объясняет различие пуруши и пракрити 24. Пуруша – это субъект познания, двадцать пятый принцип, противопоставленный двадцати четырем другим принципам природы, которые являются объектами познания 25. Конечное освобождение осуществляется познанием фундаментального различия между духом и природой 26. Множественность душ лишь эмпирическая. Душ много, пока они находятся в соединении с природой, но, как только они постигают свое отличие от нее, они возвращаются к двадцать шестому принципу бога 27. Эпическая философия по своему характеру является решительно теистической, и какие бы элементы санкхьи в ней не присутствовали, они используются в духе теизма. Считают, что я выделяет из себя гуны, как паук выпускает свою паутину 28. Пракрити работает по контролем пуруши 29. Говорят, что она является продуктом пуруши, в которую она время от времени превращается 30. Махат, аханкара и манас суть космические функции верховного духа. Капила, по преданию являющийся основателем этой системы, считается великим мудрецом, достойным всякого уважения. Ясно, что санкхья не принимала своей отличительной формы даже в эпосе, о котором не упоминается в танматрах. Поэтому мы можем встретиться с различными взглядами на порядок и развитие принципов санкхьи. Наибольшее приближение такой точки зрения к классической санкхье содержится в “Анугите” 31. Упоминаются взгляды Панчашикхи 32 и Асита Девала 33. Говорят, что Панкашикха учился санкхье у Асури, и “Санкхья карика” повторяет это предположение эпоса. Как Асури, так и Панкашикха придерживались взглядов теистической санкхьи и верили в верховность Брахмана. Независимость индивидуальной души является относительной. Между взглядами санкхьи и взглядами Панчашикхи имеются большие расхождения в деталях 34.

   Хотя Ману 35 не упоминает санкхью, однако описание творения, приведенное в первой главе, признание трех источников познания 36, подробное описание трех гун 37 говорят о сильном влиянии санкхьи. Пураны 38 и позднейшие списки веданты используют теории санкхьи, хотя они не оставляют места атеистической метафизике и мало полезны для решения вопроса о древности этой системы.

   Взгляды санкхьи в том виде, как они встречаются нам в упанишадах, “Махабхарате”, включая “Бхагавадгиту” и “Ману”, склоняются к теизму 39. Пуруша и пракрити являлись не независимыми реальностями, а только формами проявления бога. В “Буддачарите” Ашвагхоши мы встречаем описание встречи Будды с его бывшим учителем Арадой, который придерживается взглядов санкхьи, хотя и в теистической оправе. Представляется весьма вероятным, что наиболее ранняя форма санкхьи была одним из видов реалистического теизма, приближающимся к взглядам вишишта-адвайти упанишад. В то время как этот тип санкхьи можно считать закономерным развитием упанишад, едва ли можно говорить, что дуалистическая санкхья, которая настаивает на множественности пуруш и независимости пракрити и опускает все описания абсолюта, совпадает с учением упанишад. Возникает вопрос, как могло случиться, что санкхья отвергла идею об абсолюте, которая одна только и могла сделать эту систему удовлетворительной? Санкхья не превращалась в хорошо координированную систему до тех пор, пока не появился буддизм. Когда буддизм бросил вывоз реализму, санкхья приняла этот вызов и на строго рациональных основах построила доводы за реальность я и объектов. Когда санкхья развилась на чисто рационалистической почве, она была обязана признать, что не существует доказательств бытия бога.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

   8 I. P., pp. 100 – 105.

   9 См. I. P., pp. 259 – 260.

   10 VI. 13.

   11 Bih. Up., II. 4. 14, III 4. 2, IV 3. 15 См. также “Munddaka”, III, 1. 1.

   12 III. 10 – 11 См. также VI. 7 – 11 Cp. Chan., VI. 8. 6.

   13 R. V., X 12 1 Cp. М. В., XII. 311 – 313.

   14 IV. Cp. тонкое тело санкхьи с существом шестнадцати элементов этой упанишады.

   15 I. Р., 510 – 515. См. Svte. Up, I 4; IV 5.

   16 I. 10; IV 10; III 12 и IV. 1.

   17 См. I. P., р. 142; Keith, Samkhya, p. 14 – 15. The “Nrsimhatapaniya”, “Garbha”, “Culika” находятся под сильным влиянием доктрин санкхья.

   18 III. 2. См. также Chan Up., VI. 3.

   19 II. 5; V. 2. Некоторые связывают концепцию трех гун с тремя цветами, упоминаемыми в “Chandogya Upanisad” и повторенными в “Svetasvatara Upanisad”.

   20 VI. 10. Cp. Keith: “Собственно говоря, в санкхье найдется не много такого, чего нельзя было бы найти в том или ином месте в упанишадах” (“Samkhya”, p. 60).

   21 См. I. P., pp. 472 – 473.

   22 Как в индийских, так и в буддистских работах имеется много свидетельств бесспорной древности и аутентичности систем санкхья и йога. имевших распространение еще до появления Будды (Rajendra Lal Мitra, Y. S., р. XVI). Буддистские легенды называют Капилу одним из предшественников Будды. См. Garbe's S. P. S Vitti, р. 3. Cp “Brahmajala Sutra”: “Есть, братие, отшельники и брамины, этерналисты, которые, исходя их четырех оснований, объявляют, что существуют как душа, так и мир. Они посвящают себя логике и словопрениям и дают такое же выражение своим собственным выводам, подтверждаемым такими же своими аргументами и основанным на их же софистике. Душа вечна, а мир, не рождающий ничего нового, стоит, как горный пик, как столб, прочно укрепленный; и эти живые существа, хотя и проходят путь от рождения к рождению, хотя и выпадают из одного состояния существования и вступают в другое, все же существуют всегда и во веки веков”.

   23  I. P., pp. 501 – 504.

   24  XIV 50. 8 ff.

   25  М. В., XII. 306 39 – 40.

   26  XII. 307. 20.

   27 XII. 350. 25 – 26; XII 351. 2 – 4.

   28 XII. 285. 40.

   29 XII. 314. 12; XII. 315. 6.

   30 XII. 303. 31.

   31 XIV. 40 – 42.

   32 XII. 219; XII. 321. 96 – 112.

   33 XII. 274.

   34 Соответствует уму, который он рассматривает как шестой орган восприятия. Панчашикха смотрит на силу как на шестой орган действия. Описание в XII. 219 отличается от описания в XII. 318. 96. 112, где Панчашикха, как считают, устанавливает тридцать принципов. Иногда говорят, что это позднейшая точка зрения является ранней формой культа Панчашикхи. Трудно решить, является ли Панчашикха традиционной школы тем же самым, что Панчашикха, описываемый в эпосе, так как между взглядами, приписываемыми ему в М. В., и взглядами, собранными в работах санкхьи и йоги, имеются расхождения. Профессор Дас Гупта приводит длинный список более или менее сходных взглядов из медицинского трактата Чараки “History of Indian Philosophy”, p. 213, но там нет упоминания о танматрах, а пуруша и пракрити обе рассматриваются как авьякта, и пуруша не рассматривается как пассивная и бесстрастная. Говорится, что освобождение должно быть достижением состояния Брахмана. Это описание находится под влиянием веданты, ньяя-вайшешики и буддизма, так же как и санкхьи.

   35 I. Р., р. 516 – 517.

   36 XII. 105.

   37 XII. 24 – 25.

   38 См “Bhagavata”, III. 5: “Matsya”, III; “Agni”, XVII; “Markandeya”, XIV.

   39 “Изучение эпоса и других ранних материалов убедило меня, что нет ни одного места, в котором санкхье приписывалось бы неверие в Брахмана или бога” (Franklin Edgerton, “American Journal of Philology”, XIV. I, p. 8). “М. В.”, XII. 11039 обычно рассматривается как подчеркивающая важное различие между санкхьей, отрицающей бога, и йогой, признающей его. Эдгертон возражает против такого мнения, однако трудно найти оправдание тем выдержкам из М. В., которые отличают санкхью двадцати шести принципов от санкхьи двадцати пяти принципов Последний тип является индифферентным к абсолюту, или богу (XI! 300) Однако верно и то, что М. В. не поддерживает этот последний взгляд.