ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том II


Глава вторая

ЛОГИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ НЬЯЙИ


III. ЛИТЕРАТУРА И ИСТОРИЯ

   История литературы ньяйи охватывает свыше двадцати столетий. “Ньяя-сутра” Гаутамы, разделенная на пять книг, каждая из которых содержит два раздела, является основным источником ньяйи. Согласно Ватсьяяне, этот трактат следует методу формулировок, определений и критического исследования. Первая книга излагает в общих чертах шестнадцать тем, которые обсуждаются в остальных четырех книгах. Вторая имеет дело с природой сомнения, средствами доказательства и их обоснованностью. Третья обсуждает природу я, тела, чувств, их объектов, познавательной способности и мышления. Четвертая трактует о воле, печали, страдании и освобождении

   Местами, от случая к случаю, она касается теории ошибок и отношения целого к частям. Последняя книга обсуждает джати, или мнимые возражения. и ниграхана, или поводы для возражений. “Ньяя-сутра” пытается согласовать результаты логической мысли брахманизма с его религиозными и философскими догматами. В результате получилась логическая защита теистического реализма. Сутры Гаутамы, во всяком случае наиболее ранние из них, относятся к III веку до н. э., эпохе ахник, или ежедневных уроков, подобно навахнику во “Вья карана Махабхашье” Патанджали, хотя кое-что из содержания “Ньяя-сутры” относится безусловно к нашей эре 27.

   “Ньяя Бхашья” Ватсьяяны является классическим комментарием на “Ньяя-сутру”. Очевидно, Ватсьяяна не был ближайшим последователем Гаутамы, так как его работа содержит отрывки, написанные в стиле варттик, которые в сжатой форме дают результаты дискуссий, происходивших в школе Гаутамы. Ватсьяяна предлагает различные объяснения некоторых сутр, указывая тем самым на то, что были и более ранние комментаторы, которые не все были согласны между собой в истолкованиях сутр 28. Кроме того, Ватсьяяна ссылается на Гаутаму как на мудреца далекого прошлого и приводит цитаты из “Махабхашьи” Патанджали и “Артха шастры” 29 Каутильи, а также из “Вайшешика-сутры” 30. Нагарджуна, автор “Упаякаусальи” и “Виграхавьявартани”, безусловно, жил раньше, чем Ватсьяяна, который пытается бороться со взглядами Нагарджуны. Дигнага критиковал толкование Ватсьяяиы с буддистской точки зрения. Из всего этого мы можем заключить, что Ватсьяяна жил приблизительно около 400 года. н. э.31

   Произведениями Дигнаги, сохранившимися в переводе на тибетский язык, являются: “Праманасамуччая” с комментарием самого автора, “Ньяяправеша”, Хетучакрахамара”, “Аламбанапарикша” и “Праманамастраправеша”, о которых говорят, что они популярны в Японии 32 Дигнага жил в V веке н. э. 33. Многие важные изменения, которые внес в логическое учение Прашастанада, можно найти и у Дигнаги, оригинальность которого во многом ставится под сомнение, если считать, что Прашастапада был его предшественником.

   “Ньяяварттика” Уддьйотакары (VI век н. э.) 34 является защитой Ватсьяяны против нападок Дигнаги. “Ньяябинду” Дхармакирти есть защита Дигнаги от критики Уддьйотакары. Если принять, что “Вадавидхи”, на которую ссылается Уддьйотакара 35, есть другое название “Ваданьяйи” Дхармакирти и что шастра, упоминаемая Дхармакирти в его “Ньяябинду” 36, есть “Варттика” Уддьйотакары, то можно считать, что эти два писателя относятся к одному и тому же периоду. Однако самой поздней датой, к которой может быть отнесена жизнь Дхармакирты, является начало VII века 37. В IX веке Дхармоттара в своей “Ньяябиндутике” продолжал линию Дигнаги и Дхармакирти.

   К первой половине IX века Вачаспати в своей “Ньяяварттика-татпарьятике” восстановил ортодоксальные взгляды ньяйи. Он написал также и другие, более мелкие работы о ньяйе, например “Ньяяшучинибандху”.

   “Ньяясутродхара” также приписывалась ему 38. Это был многосторонний гений, написавший авторитетные работы о других системах, как-то: “Бхамати” – об адвайта-веданте и “Санкхьятаттвакаумуди” – о санкхье За это его величали титулом Сарватамрасватандра или Саддаршаниваллабха. “Татпарьяпаришуддхи” Удаяны (984 год н. э.) является ценным комментарием на работы Вачаспати. Его “Атмататтвавивека” представляет собой защиту теории вечности души и критику буддистских мыслителей – Арьякнрти и других. Его “Кусуманджали” – первая систематическая работа о теизме ньяйи 39. Его другими работами являются “Киранавали” и “Ньяяпаришишта”. “Ньяяманджари” Джаянты есть самостоятельный комментарий к “Ньяя-сутре”. Джаянта, который цитирует Вачаспати и которого цитируют Ратнапрадха и Девасури, жил в Х веке 40. “Ньяясара” Бхасарваджни представляет собой, как указывает ее название, обзор философии ньяйи. Он признает доказательность восприятия, вывода и словесного свидетельства и отвергает сравнение как самостоятельное средство доказательства. Он – шиваит, возможно, Кашмирской секты, и жил в Х веке н. э. “Ньяянибандхапракаша” (1225 год н. э.) является комментарием на “Ньяятатпарьяпаришуддхи” Удаяны, хотя и включает в себя взгляды Гангеши, отца Вардхаманы и основателя новой школы. “Макаранда” Ручидатты (1275 год н. э.) развивает взгляды Вардхаманы 41.

   Более поздние работы о ньяйе открыто принимают категории вайшешики, которые они сводят к прамейе, то есть к объектам познания, или к артхе, являющейся одной из двенадцати видов прамейи. “Таркшаракша” Варадараджи (XII век н. э.) – очень важный трактат синкретической школы. Он подводит под прамейю двенадцать объектов ньяйи, как и шесть категорий вайшешики. “Таркабхаша” Кишава Мишры (конец XIII века) сочетает взгляды ньяйи и вайшешики 42. “Дашавайкаликанирьюкти” Бхадрабаху (ок. 357 года до н. э.), “Ньяяватара” Сиддхаина Дивакары (VI век н. э.), “Парикшамукха-сутра” Маникьянди (800 год н. э.). “Прамананаятаттвалокаламкара” Девасури (XII век н. э.) и “Прамеякамаламартанда” Прабхачандры являются важными джайнскими логическими работами. Джайнские мыслители и буддистские логики отличали логические исследования от религиозных и метафизических, тогда как в рассуждениях индийских писателей все это смешивалось. В работах последних, написанных в духе ньяйи, рассматриваются атомы и их свойства, душа и перевоплощение, бог и мир, а также логические вопросы природы и границ познания. Буддистские и джайнские мыслители не обнаружили интереса к метафизическим воззрениям древней ньяйи, но усиленно выделяли чисто логические стороны учения и таким образом подготовляли линию новой ньяйи. являющуюся чистой логикой и диалектикой.

   “Таттвачинтамани” Гангеши является стандартным текстом новой школы 43; Вардхамана, сын Гангеши, в своих работах продолжает эту традицию Джаядева написал комментарий на “Таттвачинтамани” под названием “Алока” (XIII век) “Таттвачинтаманивьяхью” 44 Васудевы Сарвабхаумы можно рассматривать как первую выдающуюся работу школы Навадвипы (Нуддеа), относящуюся к концу XV и началу XVI века. Автору этой работы посчастливилось с учениками, главными из которых были Чайтанья, знаменитый вишнуистский реформатор, Рагхунатха, известный логик и автор “Дидхити” и “Падартхакхандана” 45, Рагхунандана, знаменитый юрист, и Кришнананда, большой авторитет по части тантрических ритуалов. Хотя Гангеша писал только о четырех праманах и сам непосредственно не касался метафизических вопросов, Рагхунатха, как и некоторые другие писатели этой школы, весьма интересовался также и метафизикой. Джагадиша (конец XVI века) и Гададхара (XVII век) являются хорошо известными логиками этой школы. Аннам Бхатта 46, брахман из Андхры (XVII век), пытался развить стройную систему из философии древней и новой ньяйи и вайшешики, хотя его воззрения больше склонялись к древней ньяйе. Его “Таркасанграха” и “Дипика” являются популярными руководствами школы ньяя выйшешика. Другими работами, имеющими значение, являются “Ньяялилавати” Валлабхи и “Ньяясутравритти” (XVII век) Вишванатхи 47.

   Можно различить разные стадии в развитии логических учений в Индии. Прежде всего следует назвать анвикшику, которой в “Махабхарате” отведено особое место, наряду с ньяйей. Она скоро была вытеснена ньяйей, и в классических текстах старой школы мы находим в добавление к логической теории также и метафизические воззрения на вселенную в целом. Как говорит Ватсьяяна, “высшее добро достигается только тогда, когда приобретается правильное понимание истинной природы: 1) того, что подлежит отбрасыванию (то есть страдания вместе с его причиной в форме авидьи с ее результатами), 2) того, что кладет конец страданию, другими словами – джняны (познания), 3) средств, с помощью которых достигается прекращение страдания, то есть философских трактатов, и 4) цели, к которой следует стремиться, то есть высшего добра” 48. Старая ньяя хотя и обсуждала логические вопросы, но не ради их самих. Труды джайнских и буддистских мыслителей внесли изменения в ее воззрения. Новая ньяя, с ее исключительным интересом к теории познания, забывает близкую связь логики с жизнью. Древний наяйик имел более правильное представление об отношении между логикой и метафизикой. Логика может устанавливать нормативные формы мышления только по отношению к содержанию мысли. Новый наяйик уделяет большое внимание прамане, или средствам познания и теории определения 49, и совершенно опускает вопрос о прамеях, или объектах познания. Схоластические тонкости, логические фокусы, мелочной педантизм, которыми увлекаются последователи Гангеши, отпугивают весьма многих, и даже те, кто попытался преодолеть все это, не могут быть вполне уверенными, что они поняли идеи этих писателей. Многие из тех, кто одолел их произведения и оказался под впечатлением блестящего диалектического искусства этих писателей, находят, однако, что эти произведения скорее запутывают, чем освещают поставленные вопросы. Простые вопросы затемняются всякими хитрыми тонкостями. Увлечение логической мысли всякими дистинкциями часто вырождается в любовь к формулам и производит впечатление бедного содержанием формализма.

   Выработка терминологии занимает место исследования содержания предмета мысли. Термины, которые должны определять различия дистинкциями, часто употребляются для того, чтобы обойти трудности. По крайней мере о некоторых из этих произведений можно сказать, что они успешно показывают, как можно быть ученым в совершенно пустых вещах. Даже те, кто полагает, что интеллектуальная мельница этих писателей мелет чрезвычайно мелко, не могут не признать, что эта мельница не всегда достаточно загружена зерном 50. Значение навья ньяйи, как поля, отведенного для тренировки интеллекта, едва ли можно переоценить.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   


   27 Якоби полагает, что N. S. и N. В. относятся приблизительно к одному и тому же времени, с разницей, возможно, на одно поколение. Он помещает их в период между II веком н.э., когда развилась Шуньявада, и V веком н. э., когда была систематизирована Виджняна-вада (см. J. А. О. S., XXXI, 1911, pp. 2, 13). Он считает, что критикуемые в N. S. буддистские взгляды являются взглядами Шуньявады, которые защищал Нагарджуна, живший приблизительно в III веке н. э., а не взглядами “Виджняна-вады” из Асанги и Васубандху, которые относятся к середине IV века н. э. Трудно, однако, согласиться с этим мнением. Ватсьяяпа и Вачаспати думают, что N. S. (IV. 2. 26) направлена против “Виджняна-вады”. Нет надобности отрицать, что “Ньяя-сутра” нападает на N. S. (ср. N. S., IV. 1.40; IV. 1.48 с “Madhyamika Karika”, XV. 6, и VII. 20, а также N S., IV. 1. 34-35 с Candrakirti's “Vrtti”, pp. 64-71). Но Шуньявада является более ранней, чем Нагарджуна, который знаком с терминологией ньяйи и отрицает учение об атомах (ср. N. S., IV. 2. 18-24, 31-32,с “Маdhyamika Karika”, VII. 34 и N. S., III. 2. 11 и IV. 1.64). Все, что можем сказать, это то, что “Ньяя-сутра” относится к более раннему времени, чем “Нагарджуна”, хотя и к более позднему времени, чем традиция Мадхьямиков (см. также J. P., vol. I, p. 643n.; Ui, Vaisesika Philosophy, p. 85). “Ланкаватарасутра” ссылается на таркиков и найяйиков, и если мы припомним, что некоторые космологические взгляды, отвергаемые в N. S., столь же древни, как и ранний буддизм, то дата, предлагаемая Якоби и поддерживаемая Суали, согласно которой N. S. относится к 300 или 350 году н.э., является, по-видимому, слишком поздней (см. также Ui, Vaisesika Philosophy, p. 16). Гарбе склоняется к мнению, что N. S. относится к I веку н. э., поскольку она известна Панчашикхе, которого он (Гарбе) считает современником Шабары, жившего между 100 и 300 годами н. э. Гаутама знаком с терминологией В. S. (ср. N. S., III. 2. 14-16 с В. S., II. 1. 24) и “Purva Mimamsa” Jaimini (см. N. S., II, 1.61,67; Bodas, Introduction to “Tarkasamgraha”). Бода считает, что V. S. (IV. 1. 4-5) имеет в виду критику теории атомов Бадарайяны и что V. S. (III. 2. 9; ср. также N. S., III. 1. 28-30) направлена против взгляда веданты, что я познается только через шрути. Подобным же образом V. S. (IV. 2. 2-3) оспаривает взгляд В. S. (II. 2. 21-22), что тело является результатом соединения пяти или трех элементов. В некоторых местах Гаутама выдвигает мнения, очень схожие с мнениями Бадараяны. См. N. S., IV. 1. 64 и III. 2. 14-16. Иногда подчеркивают отсутствие прямых ссылок на ньяйю в В. S. и М. S. Возможно, что Вьяса, считающийся учеником Гаутамы, не критиковал взгляды ньяйи так как они согласовывались с признанием Ишвары. Иногда думают, что В. S. (II. 1. 11-13) старается опровергнуть мнение ньяйи о возможности познания бога разумом. Учения атомизма и асаткарья-вады исследуются в В. S. (II. 2. 10-16, II. 1. 15-20). Ранние буддистские работы не содержат никаких данных для установления даты “Ньяя-сутры”. Катьяяна (IV век до н. э.) и Патанджали (чье великое произведение было написано около 140 года до н. э.) знают систему ньяя. См. Goldstucker, Panini. Цитаты Шабары из Bhagavan Upavarsa, про которого говорят, что он написал комментарии на обе системы мимансы, указывают на знакомство Упаварши со взглядами ньяйи. Хариварман (260 год н. э.) знает о шестнадцати темах ньяйи. Ашвачхоша употребляет пятичленный силлогизм. См. Ui, Vaisesika Philosophy, pp. 56 и 81. Мы можем, таким образом, заключить, что N. S. уже существовала в IV веке до н. э., хотя и не в настоящем ее виде. М. М. Харапрасад Шастри говорит: “Я не уверен, что N. S. не прошла через несколько редакций, прежде чем приобрела свою настоящую форму” (J. A. S. of Bengal, 1905, р. 178; см. также pp. 245 и далее). Вачаспати сделал две попытки собрать сутры в своих “Nyayasuci” и “Nyayasutroddhara”, тем самым подвергая сомнению аутентичность N. S. Д-р Видьябхушан полагает, что Гаутама написал только первую главу работы и что он был современником Будды, так же как и автор “Dharma Sutra”, который жил в Митхиле [Митхила (Mitnila) – столица древнего царства Видеха, которая была расположена северо-восточнее Магадхи (современный Южный Бихар). Ныне называется Джанакпуром). – Прим. ред.] в VI веке до н.э. (см. S.B.H.: N.S., pp. V-VIII, и юбилейный том Бхандаркара, pp. 161-162). Он считает, что оригинальные взгляды Гаутамы те же, что и содержащиеся в “Caraka Samhita” (Vimanasthana, VIII). N. S. и “Caraka Samhita” имеют много общего, однако “ссылки Чараки на принципы ньяйи и категории вайшешики дают очень мало для установления даты N. S., поскольку работа эта подверглась значительной переработке и ее даты недостоверны” (I. L. А., р. 13).

   Выражались сомнения даже относительно того, что Гаутама является автором N. S. Ватсьяяна, Уддьйотакара и Мадхва приписывают авторство “Ньяя-сутры” Акшападе, в чем их поддерживают Вачаспати и Джаянта. Согласно “Padma Purana” (Uttarakhanda, 263) и “Skanda Purana” (Kalika Khanda, XVII), автором N. S. является Гаутама. Того же мнения придерживается и Вишванатха. Индийская традиция отождествляет обоих и считает, что Гаутама называется Акшапада, то есть “имеющий зрение в ногах”. Существует легенда, говорящая, что когда Гаутама, погруженный в размышления, упал однажды в колодец, бог по своей милости одарил его ноги способностью видеть, чтобы предупредить повторение подобного случая. Д-р Видьябхушан идет против твердо установившейся традиции, когда говорит, что “Гаутама и Акшапада, по-видимому, оба участвовали в создании “Ньяя-сутры”. Она рассматривает главным образом пять вопросов, а именно: 1) прамана – средства правильного познания; 2) прамея – объекты правильного познания; 3) вада – спор или дискуссию; 4) аваява – части силлогизма и 5) аньяматапарикша – анализ современных философских учений. Второй и третий вопросы и, возможно, также и первый, в сыром, первоначальном виде, были разработаны, по всей вероятности, Гаутамой. Ссылки на эти части встречаются и в старых брахманистских, буддистских и джайнистских книгах, которые и подготовили Anviksikividya Гаутамы. Четвертый и пятый вопросы, а возможно, также и первый в его систематизированном виде, ввел Акшапада; “Анвикшики-видья” в своей окончательной форме и образовала N. S. Таким образом, настоящим автором N. S. является Акшапада, который извлек значительную часть ее содержания из [Anviksikividya” Гаутамы (“History of Indian Logic”, pp. 49- 50)]. Этот взгляд является, однако, только предположением, которое невозможно ни защищать, ни отвергать. Гаутама здесь отождествляется не только с автором “Dharma Sutra”, но и с мудрецом того же имени, упоминаемым в “Рамайяне” Вальмики в связи с эпизодом об Ахалье. Согласно “Махабхарате” (Santiparva, 265. 45), другим именем Гаутамы было Медхатитхи. Бхаса в своей “Pratimanataka” упоминает о Медхатитхи как об авторе системы ньяя: “Manakiyam dharmasastrtam, mahesvaram yogasastram, barhaspatyam arthasastram, medhatither nyayasastram” (Act V). См. также “History of Indian Logic”, p. 766.

   28 См. N. В., I. 1. 5, 1.2.9. Ватсьяяна ссылается на другие истолкования в I. 1. 32 в обычном стиле: “eke” – некоторые; “kecit” – некоторые; “anye” – другие. См. М. В., Adiparva, 42-44.

   29 N. В., 1. 1; “Arthasastra”, 11; N. В., V. 1. 10; “Mahabhasya”, I. 1. 3.

   30 Ср. V. S., IV. 1. 6; N. B., III. 1. 33, III. 1. 67; V. S.,III. 1.16.N.B., II. 2. 34.

   31 Д-р Видьябхушан полагает, что Ватсьяяна был уроженцем Южной Индии середины IV века н. э. (“History of Indian Logic”, pp. 42, 116-117; А., 1915, Art. on “Vatsyayana”). В то время как Кейс (I. L. А., р. 28) и Бода (введение к “Tarkasamgraha”) согласны с этим взглядом, Якоби и Шуали склонны относить его жизнь и деятельность к началу VI века н. э. или несколько раньше. Харапрасад Шастри считает Ватсьяяну последователем Нагарджуны и Арьядэвы, так как он знаком с учениями махаянистов об изменчивости, шуньяваде, индивидуальности и т. д. См. J. A. S. of Bengal, 1905, pp. 178-179.

   32 Некоторое представление об их содержании можно получить из Vidyabhusan's “History of Indian Logic”, pp. 276-299, и из ссылок Уддьйотакары на взгляды Дигнаги в его N. V.

   33 Таранатха в своей “History of Buddhism” говорит, что Дигнага был сыном одного брахмана из Чондживарама и скоро стал весьма сведущим в учениях хинаяны, хотя позднее от Васубандху он усвоил учения махаяны. По свидетельству Сюань-цзана, прежде чем стать буддистом, Васубандху был очень сведущим не только в восемнадцати школах буддизма, но также и в шести индийских системах. Васубандху теперь относят к первой половине IV века н. э., и Дигнага мог процветать около 400 года н. э. Ссылка Калидасы в его “Медхадуте” на Дигнагу подтверждает этот взгляд, поскольку считается, что Калидаса жил в тот же период (см. Keith, Classical Sanskrit Literature, pp. 31-32; 1. Р., р. 624n).

   34 “Васавадатта” Субандху упоминает об Уддьйотакаре как о спасителе ньяйи (см. Hall's edition, p. 235). “Харшачарита” Ваны, написанная во времена царя Харши, который правил в Тханесваре – во всяком случае в период 629-644 годов н. э., когда китайский пилигрим Сюань-цзан путешествовал по Индии, – упоминает “Васавадатту”, которая ссылается на Уддьйотакару. Таким образом, можно смело утверждать, что он жил в VI веке н. э. Уддьйотакара принадлежал к роду Бхарадваджи и к секте Пашупата.

   35 N. V., 1. 33.

   36 “Nyayabindu”, III, Peterson's edition, pp. 110-111.

   37 На него ссылается И-цэин. См. Тakakusu, I-tsing. p. LVIII.

   38 Автор “Ньяясутроддхары” на самом деле другой, и жил он в XV веке н. э. Вачаспати говорит, что его “Ньяясучи” написана в 898 году. Но этот год, весьма вероятно, относится к эре Виркама и соответствует 841 году христианской эры. Не подлежит сомнению, что он жил раньше буддистского логика Ратнакирти (100 год н. э.).

   39 Когда он почувствовал, что бог смотрит на его занятия теизмом неблагосклонно, он, как говорят, обратился к нему со словами: “Гордый своей доблестью, ты презираешь меня, от кого зависело твое существование, когда владычествовали буддисты”.

    Aisvaryamadarnatto 'si mam avajnaya vartase
 Parakrantesu bauddhesu madadhina tava sthitih

   40 См.“History of Indian Logic”, p. 147, J. L. A., p. 33.

   41 Эта работа является комментарием на Vardhamana's Prakasa или Udavana's Kusumanjali.

   42 Эта работа переведена д-ром Джха в “Indian Thought”, vol. II.

   43 Суммарное изложение этой работы дано в Vidyabhusan, History of Indian Logic, pp 407-453 Гангеша жил в Миткиле в последней четверти XII века, как это видно из факта его знакомства с работами Удаяны и из цитат из Шивадитьи и Харши В “Таттвачинтамани” (II, стр. 233) критикуются воззрения Шри Харши.

   44 Она называется “Саравали”, и я слышал, что ее рукопись находится в библиотеке Государственного санскритского колледжа в Бенаресе.

   45 Эта критика системы вайшешика опубликована в “Pandit” (XXIV и XXV) под названием “Padarthatattvanirupana”.

   46 “History of Indian Logic”, p. 388.

   47 Об истории индийской логики в Китае и Японии см. Suguirа.

   48 N. В., L 1.1. Hindu Logic as Preserved in China and Japan.

   49 Laksanapramanabhyam vastusiddhih.

   50 Ср. Bodas, Tarkasamgraha, p. XIII; Keith, J. L. A., p. 35. Д-р Видьябхушан делит историю философии ньяйи на три периода: древний (от 650 года до н. э. до 100 года н. э.), средний (до 1200 года н. э.) и новый (с 900 года н э.). См. его “History of Indian Logic”, p. XIII. О характере новой ньяйи см. Dr. Sailesvаr Sen, A Study of Mathuranatha's Tattvacintamani-rahasya, 1924.