ОМ
Вы на странице: ГлавнаяИндуизм"Индийская философия"

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   

Сарвепалли Радхакришнан

ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Том II


Глава вторая

ЛОГИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ НЬЯЙИ


II. ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЬЯЙИ

   Анвикшики, как мы видели, есть сознательно-критическая трактовка высших вопросов духа. Она употреблялась в широком смысле как включающая в себя все систематические попытки разрешения вопросов философии – санкхьи, йоги и локаяты. Вскоре внимание было направлено на природу логических операций и критики, используемых в общем всеми этими системами мысли. Всякое знание есть “ньяя”, что буквально означает “вхождение в предмет” или “аналитическое исследование”. Система ньяя, которая изучает общий план и метод критического исследования, может быть названа наукой наук. Такие чисто логические занятия поощрялись мимансаками которые были не просто экзегетами, но и логиками. Очень возможно, что логика возникла из потребностей жертвенной религии, а именно из потребности правильного толкования ведийских текстов, имевших отношение к жертвенным ритуалам, правилам и процедурам, и возможно, что именно в связи с этим мыслители, развивавшие и обосновывавшие учение мимансы, содействовали развитию логики 11. Когда Гаутама осветил логическую сторону учения более тщательно, чем другие мыслители, его взгляды были отождествлены с учением анвикшики. Таким образом, термин, который очень долго употреблялся в общем смысле систематической философии, приобрел более узкое значение 12.

   Среди обстоятельств, предшествовавших возникновению ньяйи, большое место должно быть отведено диалектическим дискуссиям 13. Ньяя иногда называется “таркавидья”, или наука спора, “вадавидья”, или наука дискуссии. Дискуссия, или “вада”, представляет дыхание интеллектуальной жизни. Мы вынуждены пользоваться ею в поисках истины, сложной по своему характеру и уступающей только совместным усилиям многих умов 14. Упанишады говорят об ученых собраниях, или паришадax, где проводились философские диспуты 15. Греческая логика во многом обязана софистическому движению, которое пользовалось способом спора, называемым диалектикой, способом вопросов и ответов. Упражняясь в искусстве дискуссий, софисты не только открывали принципы рассуждения, но и изобретали софизмы и трюки в доказательствах. Из диалогов Платона мы узнаем, что Сократ пользовался искусством спора в целях выявления истины. Аристотель посвятил два из своих логических трактатов – “Топику” и “О софистических доказательствах” – наставлению диспутантов, задающих вопросы и отвечающих, хотя он и отличал логику от риторики, принципы рассуждения от правил спора. Не может быть сомнения, что логика Гаутамы восходит к диалектическим турнирам, отзвуки которых проникали во дворцы царей и в школы философов. Попытка урегулировать практику споров привела к развитию логической теории. Гаутама, подобно Аристотелю, систематизировал принципы рассуждения, осуществил различение правильного от ложного и произвел анализ различных форм софизмов и трюков в доказательствах. Шестнадцать тем, упомянутых в первой сутре, могут рассматриваться как выражение стадий в диалектическом споре, имеющем целью приобретение знания 16. Многие из более поздних работ по логике обсуждают правила спора 17, хотя всех их относят к проблемам диалектики 18.

   Джаянта утверждает, что хотя наиболее удовлетворительную разработку предмета дает работа Гаутамы, все же логика была и до Гаутамы, так же как миманса существовала до Джаймини и грамматика – до Панини 19. Чандогья упанишад ссылается на Ваковакью 20, которую Шанкара толкует как “Таркашастру” 21 “Махабхарата” ссылается на “Таркашастру” и “Анвикшики” 22 и устанавливает, что Нарада был знаком с силлогизмом ньяйи также, как и с принципами конъюнкции и присущности. Вишванатха приводит отрывок из некой пураны, в котором ньяя включается в число дополнений (упанга) к веде 23. Хотя система Будды была наиболее рационалистической, тем не менее мы не встречаем сколько-нибудь систематического исследования логической теории в ранних канонических работах. Имеются, однако ссылки на людей, искусных в логике. “Брахмаджала сутра” упоминает Такки (софиста) и Виманси (казуиста) 24. Название “Ануманасутра” Мадджхима Никайи, возможно, указывает на употребление слова анумана в значении вывода. “Катхаватту” употребляет термины пратинна, упаная, ниггаха в их техническом значении 25. “Ямака” знает о распределенности терминов и о правилах обращения. Пратисамбхи дамагга ссылается на анализ слов и вещей. “Неттипакарана” обнаруживает высокую оценку логической теории. В “Questions of Milinda” система ньяйи, возможно, имеется в виду под названием нити 26. “Лалитавистара” упоминает логику под названием хетувидья. Джайнские агамы удостоверяют древность индийской логики. “Ануйозадвара”, составленная Арьяракшитой, жившим около I века н. э., имеет то же деление ануманы на пурвават, шешават и саманьятодришиту, как и сутра Гаутамы. Арьяракшита, по-видимому, был только редактором более ранней работы, на которую имеются ссылки в “Бхалавати-сутре”, одной из книг джайнского канона, составленного на Совете Паталипутры в начале III века до н. э. Возможно, что учение о трех видах вывода относится ко времени до III века до н. э.

   Возникновение ньяйи относится к добуддистскому периоду, хотя ее научная трактовка была начата приблизительно в период раннего буддизма, а основные принципы твердо установлены до III века до н. э. Мы мало знаем об историческом развитии ньяйи в период, предшествующий составлению сутр.

   Содержание | Предыдущий текст | Следующий текст   


   11 Из самых названий работ школы мимансы, как-то: Мadhava, Nyayamalavistara; Parthasarathi Misra, Nyayaratnakara; Apadeva, Nyayaprakasa, очевидно, что термин “ньяя” употреблялся как синоним термина “миманса”. См. также Apastamba, Dharma Sutra, II. 4.8.23; II. 6. 14.3.

   12 См. также “Manu” VII, 43; Gautama, Dharma Sutra, XI; Ayodhvakanda, Ramayana, 100. 36; Santiparva, M. В., 180.47.

   13 Первая сутра перечисляет следующие темы, обсуждаемые в системе: 1) прамана - средство познания; 2) прамея-объекты познания; 3) саншая. – сомнение; 4) прайоджана - цель; 5) дриштанта - пример; 6) сиддханта – признанная истина; 7) аваява - части силлогизма; 8) тарка - косвенное доказательство; 9) нирная - определение истины; 10) вада - дискуссия; 11) джалпа - пререкания; 12) витанда - придирки; 13) хетвабхаса - ложные основания; 14) чхала - софистика; 15) джати - пустые, поверхностные возражения и 16) ниграхастхана – поводы для вынесения порицания. Первые девять тем являются логическими в более строгом смысле, чем последние семь, которые выполняют негативную функцию предупреждения ошибочного знания. Они больше являются оружием в борьбе с ошибками, чем служат для установления истины.

   14 Сократ использовал ее на практике. Диалоги Платона иллюстрируют ценность этого способа для достижения истины. Аристотель говорит: “Некоторые видят одну сторону дела, другие – другую, но все вместе способы увидеть все стороны” (“Политика”). В “Areopagitica” Мильтона ив “Essay on Liberty” Милля восхваляется метод свободной дискуссии.

   15 См. Chan. Up., V. 3. 1; Brh. Up., VI. 2. 1.; “Rrasna”, I. 6. См. также “Manu”, VI. 50; VIII. 269: XII. 106: М. В.. Santiparva, ,180.47; 246.18. Детали, касающиеся паришадов (parisads), упоминаются также в “Manu”, XII. 110- lll;“Parasara”, VIII, 19; “Yajnavalkya”, 1.9, и Vinaya Pitaka, Parivara.

   16 См. также N. В., I,1.1.

   17 Tarkikaraksa.

   18 Каутилья упоминает тридцать два технических термина, называемых Tantrayukti. Этот же перечень имеется в “Carakasamhita”, Siddhisthana, XII и в “Susrutasamhita”, Uttarantattra, LXV Anviksiki, части работы Чараки (Caraka), посвященные анвиксикам, пространно обсуждают правила спора (Vimanasthana, VIII.).

   19 Д-р Видьябхушан придерживается мнения, что многие писатели сделали вклад в индийскую логику до автора сутры. Он упоминает имена Даттатрея Пунарвасу Атрея, женщины-аскета Сулабхи и Аштавакра (“History of Indian Logic”, pp. 9-17).

   20 VII. 1.2.

   21 См. также Subala Up., 11. Некоторые из более поздних упанишад употребляют термин pramana а техническом смысле. См. Maitri Up., 6. 6. 24; Nrsimhottaratapani”, 8; “Sarvopanisatsara”, 4: “Kalagnirudropanisad”, 7; “Muktikopanisadi”, 2. Taittiriya Aranyaka ссылается на smrti, или писание, pratyaksa, или восприятие, aitihya, или традицию, и о anumana, или вывод, как на четыре источника познания. См. также “Ramayana”, V, 23-87; “Manu”, XII. 105. Многие термины ньяйи, такие, как тарка, или рассуждение (Katha Up., 11.9; “Manu”, XII. 106; М. В., II, 153), вада, или дискуссия (“Manu”, VI. 50; “Ramayana”, I, 13-23; VII, 53-60), юкти, или непрерывный аргумент (“Aitareya Brahmana), VI 23; “Ramayana”, II. 1.13), джалпа, или пререкания (М. В., XIII, 4322), витанда, или придирки (М. В., II. 1310; VII, 3022; “Panini”, IV. 4, 102), чхала, или софистика (“Manu”, VIII. 49; “Ramayana, IV. 57. 10), нирная, или удостоверение (М. В., XIII, 7553, 7535), прайоджана, или цель (“Manu”, VII. 100; М. В., I. 5805), прамана, или доказательство (“Manu”, II. 13; “Ramayana”, II. 37.21; М. В., XIII, 5572), прамея, или объект познания (“Ramayana”, 1.52.13; М. В., I, 157; VII. 1419),— встречаются в более ранних работах. См. Vidyabhusan, History of Indian Logic, p. 23.

   22 М. В., I. 70. 42; XII. 210. 22.

   23 “Nyayasutravrtti”, I.1.1.

   24 См. также “Udana”, VI. 10.

   25 См. также “Vibhanga”, p. 293 и далее.

   26 S. В. Е., pp. 6-7.