Предыстория

Через полчаса я прилечу домой, мое внимание полностью поглощено книгой в моих руках "Амма, живая святая". Я поднимаю глаза и направляю взгляд к окну, за которым прекрасные облака с извилистыми формами, полностью закрывающие землю от взора. Любуясь их забавными формами, во мне рождается мысль: "Мне бы хотелось встретить ее и побывать в ее ашраме".

Проходят недели. Одним утром я просыпаюсь под большим впечатлением от только что увиденного сна. Ко мне во сне явилась та самая святая, о которой я читала ранее. "Я захожу в комнату, а там, на диване сидит Она, смотрит на меня любящими глазами, улыбается, как будто давно знает меня, и протягивает ко мне руки, чтобы обнять меня".

Позже у меня были и другие сны с Матой Амританандамайи, в одно из них она сказала мне, что скоро мы встретимся, и через несколько недель я оказалась в Индии возле нее.

Также где-то за год до событий, описанных ниже, мне снился сон о моей поездке к Амме в Финляндию, в котором были те же мои знакомые, которые неожиданно для меня оказались там, и я наяву получила то переживание, которое мне приснилось еще тогда.

Встреча с Аммой в Финляндии

ом

До Хельсинки я добралась в день приезда Аммы в Финляндию. Программа проходила в большом зале, который на момент моего прибытия только начали подготавливать, было много работы. Моей севой (бескорыстным служением) стала подготовка комнат Аммы и свами, в которых они будут отдыхать в перерывах между программами.

Я начала ощущать ее присутствие за несколько часов до прибытия рейса, нашла себе уединенный уголок перед фотографией Аммы в образе Дэви, села в падмасану, закрыв глаза. Для меня Амма была уже здесь со мной.

Во второй половине дня многие из присутствующих направились в аэропорт, чтобы встретить Амму. Машина, на которой я ехала, оказалась на месте только через десять минут после прибытия рейса, но мы были спокойны, несмотря на пробки на дороге, потому что знали, что Амма ни допустит, чтобы мы ее не застали. Войдя в здание аэропорта, мы увидели группу людей, стоящих в кругу. Амма была в центре этой группы и каждому давала неформальный даршан. Я просто остановилась и смотрела на нее, не отрываясь. В ее лице было, как хорошо знакомое, так и что-то новое. Казалось, что я смотрела на нее впервые в жизни. Сама я подошла к Амме в самом конце, хотя позже появились еще люди. Она обняла меня, повторяя "My daughter, daughter"; а я - ее. В каком-то моменте слова стали расплываться, я просто была там… с самым дорогим для меня на свете.

После того как каждый из группы получил даршан и был назван сыном и дочерью, Амма рассмеялась и спросила: "Уже все?" Она уделила еще немного внимания детям. Круг расступился, Амма направилась на выход, и все последовали за ней до машины.

По дороге в город я погрузилась во внутрь себя, но через некоторое время пришлось вернуться вовне из-за расспросов моих соседей о том, как у нас в России с преданными Аммы. Ведь Амма трижды посещала Россию в 1991, 1992 и 1993 годах.

К нашему возвращению зал был почти готов, оставалось доделать последние штрихи - развесить декорации.

Программа началась на следующий день, в 9 часов утра. Амма спустилась из комнаты, по обеим сторонам стояли люди со сложенными в молитвенном жесте ладонями, повторяя "Om Amriteshwaryai Namaha". С появлением Аммы люди протянули руки к ее ладоням, где-то на четверти пути Амма остановилась для пада пуджи и гирлянды из цветов, а затем продолжила свой путь к приготовленному для нее креслу.

  Перед креслом стоял небольшой помост, украшенный цветами для приветствия Аммой Божественного в нас. Амма сложила ладони в намасте, подняла их над головой, опустилась на колени и коснулась лбом пола.

  Помост убрали, Амма заняла свое место на кресле, и начался даршан.

  Во время даршана каждый подходит к Амме за объятием, она говорит им "мой сын, сын, сын…" или "моя дочь, дочь, дочь…", а также биджу мантры и в случае необходимости что-нибудь еще, часто на родном языке этого человека. По завершению даршана Амма дает прасад (конфету и лепесток розы в Европе или бхаву(священный пепел) и конфету в Индии). И так с каждым человеком, до тех пор, пока к ней не подойдут все желающие. Даршан происходит без перерывов, независимо от того, сколько часов он продолжается. Система регулируется жетонами, которые желающие посетить даршан предварительно получают у брахмачарини. Если у кого-нибудь есть вопрос, его можно задать, подойдя с правой стороны Амминого кресла. Например, таким образом, с помощью двухстороннего перевода Свамиджи было взято интервью Аммы для местной газеты, а я получила ее благословение на создание этого сайта и переводы.

На даршан к Амме пришло много инвалидов, чтобы обнять, которых Амме приходилось вставать; немощных стариков, беременных женщин, семей с младенцами... Тех, кто пришел с семьей, Амма благословляла своим объятием сначала по отдельности, а затем вместе, “посылая на их головы дождь” из лепестков цветов. Для немощных и новичков была отдельная короткая очередь. Многим из тех, кто пришел впервые, Амма целовала запястья, и это особенно трогало их.

К Амме приходят очень разные люди, интересно наблюдать за изменениями в них: глаза одних наполняются слезами, и они начинают плакать, лица других озаряются радостной улыбкой, лица третьих выражают недоумение, кажется, они еще не понимают, что именно с ними происходит, есть люди, в которых внешне ничего не изменяется.

Даршан продлился до четырех часов дня, после чего Амма смогла удалиться в свою комнату, чтобы вернуться к нам вновь в семь часов вечера. Вечерняя программа началась с получасовой медитации, за которой последовала речь, которую с малайялам (родного языка Аммы) переводили сразу на финский язык. На сцену принесли индийские инструменты, Амма и Свами Амритасварупананда запели бхаджаны, Свами Рамакришнананда играл, позади бхармачари подпевали и создавали ритм на индийских барабанах.

Бхаджаны в исполнении Аммы - одни из сильнейших моментов встречи с ней, когда присутствующие начинают испытывать состояние бхакти, из глаз многих начинают струиться слезы радости. Для многих это также время глубоких медитативных переживаний.

  Затем начался вечерний даршан для тех, кто не пришел утром. В обоих случаях набиралось более 800 человек. Хотя зал не казался полным, люди появлялись из ниоткуда, и даршан продолжался часами. Амма все также излучала улыбку и с радостью принимала каждого, независимо от того, сколько часов проходило от начала даршана.

Остальные могли просто быть в ее присутствии: медитировать, ментально повторять мантру, перебирая малу, наблюдать за Аммой и пришедшими к ней людьми.

Даршан закончился после одиннадцати часов вечера.

На утро следующего дня все повторилось с новыми и теми же людьми.

По окончанию даршана в четвертом часу дня началась интенсивная подготовка к Дэви бхаве, особенному событию для всех преданных Аммы, происходящем раз в неделю в Амритапури (главном ашраме Аммы в Индии). В зале сделали перестановку, а за жетонами за несколько минут образовалась очередь из более чем двухсот человек. Шла подготовка к пудже, еще одному традиционному индийскому методу внутреннего очищения, который связан с астрологией "джотиш". За пуджей, исполнявшейся при помощи камфары, огня и воды, а также повторения мантр, последовала медитация и речь.

Зал был очищен от атрибутов пуджи, люди на несколько минут покинули помещение.

Заиграла музыка - бхаджаны в исполнении Свами. Амма предстала в образе Дэви, в цветном сари и короной на голове.

Вот как Амма сама описывает это состояние: "Во время Дэви бхавы Амма убирает два или три покрова, так чтобы преданные могли получить видение Вездесущего. Различные люди верят в разное. Намеренье Аммы состоит в том, чтобы каким-нибудь образом помочь людям достигнуть Бога. Некоторые обретают интерес, только если видят Амму в одеянии Дэви". А также добавляет: "Во время бхавы Амма не проявляет даже малую часть своей духовной силы. Если бы она была проявлена, никто бы не смог подойти близко!"

У меня был ранний номер жетона, так что я быстро оказалась на сцене рядом с ней. Само начало Дэви бхавы ввело меня в другое состояние сознания. Мой ум был полностью охвачен только ей.

Амма подержала меня несколько дольше обычного в своих объятьях, а затем сказала сесть справа от нее.

Когда Амма ощущает, что какому-либо человеку необходимо побыть более длительное время возле нее, она оставляет его сидеть возле себя, и обычно при этом с этим человеком на тонком плане происходит внутренняя работа.

Дэви бхава - это также время, когда можно получить от Аммы мантра дикшу. Справа от места, где я сидела, образовалась небольшая, но регулярно пополняющаяся очередь желающих получить мантру.

В тот вечер я прошла через множество процессов, как на уровне сознания, так и тонкого тела. Я совершенно не заметила, как время с десяти вечера перешло далеко за полночь. Я просто была "здесь и сейчас" со своим Гуру, а на каком-то другом плане были мои онемевшие ноги, состояние которых мало заботило меня тогда.

Самые дорогие воспоминания для меня о том вечере - это те моменты, когда Амма поворачивалась ко мне и смотрела на меня нежным, любящим взглядом с улыбкой на лице. В эти моменты я растворялась в ее глазах.

В конце Дэви бхавы на руках Аммы оказался младенец, который получил из ее рук первую в своей жизни грубую пищу - немного риса.

За этим последовало завершение церемонии, когда присутствующие на сцене люди спускаются вниз, Амма поднимается, становится в центре с лепестками роз в руках, позволяя людям созерцать ее. Это так же является самым сильным моментом Дэви бхавы, Амма убирает еще один “покров”, хотя степень восприятия этого зависит только от индивидуального уровня сознания. Затем Амма осыпает нас лепестками цветов, и занавес закрывается.

Неподалеку от меня стояла одна женщина, она интенсивно молилась. А я была просто очень счастлива, в тот вечер мне больше не о чем было просить и нечего желать.

Были прочитаны мантры из Упанишад: "Локах", "Асатома" и "Пурнамадах". Люди собирали лепестки в качестве прасада. Амма вышла в своем обычном облике: белая одежда и собранные волосы. Она спустилась вниз и покинула здание.

Было четыре часа утра. Правда, в тот день перевели время на час назад, так что было три часа. По дороге к дому моего друга я шутила о том, что самое время приступить к практике асан, и при первой же возможности села в медитацию.

Послесловие.

Для меня эта встреча с Аммой было лишь частью непрерывного процесса ее влияния на мою жизнь и ее помощи в моей садхане. Когда есть внутренняя связь с Гуру, все зависит только от твоей открытости и восприимчивости его влияния, а какие-то важные процессы на фоне этой связи происходят независимо от того, сколько километров отделают тебя от Гуру. Физическая встреча является лишь более сильным воздействием Гуру на ученика.

 

Александра Куликова (дополненный вариант статьи c сайта www.vedanta.ru)