Узнавание Матери

ом

На семинаре в отеле Ла Фонда, Санта-Фэ первый ученик Аммачи, Свами Амритасварупананда, ласково называемый Свамиджи, произносил речь в танцевальной комнате. Он говорил о том, что никто из нас в действительности не знает, кем является Амма, нам известны только ее многочисленные маски, которые она показывает нам для индивидуального направления нас. Тем не менее, мы на самом деле не знаем ее, он повторял это снова и снова. Выведенная из состояния покоя этим заявлением, я размышляла про себя: “Ее нежность к каждому человеку, приходящему к ней, вызывает у меня слезы. Ее присутствие наполняет меня внутренним покоем, который я никогда не знала. Разве я не гожусь на то, чтобы знать ее хотя бы немного?” За моим логическими рассуждениями был настойчивый вопрос: “Как ребенок может не знать своей матери?”

На следующее утро Свамиджи продолжил тему предыдущего дня, дав мне несколько путеводных нитей для разъяснения моего первоначального вопроса. Он сказал нам, что мы должны быть невинны как маленькие дети для того, чтобы действительно узнать Мать. За всеми ее бесчисленными лицами: ее обеспокоенным лицом, ее ругающим лицом, ее пугающим лицом, даже за ее улыбающимся, сочувствующим лицом- сохраняется особенная улыбка, которая никогда не меняется. Это улыбка в ее глазах, которая танцует в вечности.

 

Свами Амритамананда, один из первых учеников Аммачи, рассказал историю, которая дала нам дальнейшее понимание о загадке, кем является Амма, и как она отвечает нашим наиболее непреодолимым нуждам. Двадцать лет назад Свами Амритамананда- высокий, статный мужчина, известный в то время под именем Рамеш Рао, приехал жить в ашраме Аммы в Кералу. Ему было двадцать лет, и он был из обеспеченной семьи. Родители Рамеша были против его вхождения в духовную жизнь, и пытались сделать так, чтобы его арестовали и госпитализировали по причине умственного отклонения. Чтобы защитить своего молодого ученика, Аммачи послала его скрываться в Гималаи. Там он странствовал, прося пищи, раз в день в домах отдыха паломников, где духовные искатели могут получить подаяние.

В один день в Ганготри кто-то спонсировал фестиваль, праздник для сотен святых людей и аскетов. Пробираясь через скопление народу, Рамеш был очень тронут одним из искателей, которого заметил в толпе. Он не мог этого объяснить, но было что-то в этом человеке, что очень привлекло Рамеша. Они вдвоем сели за обеденный стол и после недолгого разговора, незнакомец пригласил Рамеша посетить его дом, пещеру на берегу священной реки Ганги. Это традиция, что в Гималаях люди, интенсивно практикующие духовные практики, живут в пещерах и делают в них медитативные практики.

Пещера, не более десяти или пятнадцати ярдов от шумящей реки, была маленькой, с едва достаточным местом для того, чтобы сесть двум людям. Свами Амритамананда, пояснив, что он не говорил этому отшельнику об Аммачи, вспоминал разговор в пещере: “Я спросил его: “Кто твой духовный учитель, твой гуру?” К моему удивлению мой знакомый сказал: “Я не знаю, кто мой гуру”. Его ответ мне показался очень странным, потому что он делал очень хорошо духовные практики. Я поинтересовался, как это возможно, что он не знает кто его гуру. Тогда он ответил: “Конечно, у меня есть гуру, но я не знаю, кем является этот гуру”. Снова я посчитал его ответ очень необычным, поэтому спросил: “Не мог бы ты, пожалуйста, объяснить, что ты имеешь в виду. Как это, у тебя есть гуру, но ты не знаешь, кем является этот гуру?”

С продолжением рассказа истории, глаза Свами Амритамананды сверкали как озера в ночь полной луны. “Мой друг сказал мне, что он в молодости покинул свой дом в Южной Индии, бродя по Гималаям, в поисках гуру, но он не нашел его. Подойдя к пустой пещере, он обосновался в ней. Ежедневно он практиковал медитацию на свет, которую изучил по книгам. Одним ранним утром, когда он медитировал, он увидел грандиозный свет, как тысяча или десять тысяч солнца. Медленно, медленно свет уменьшился в размере, в итоге приняв форму человеческого существа. Он пристально смотрел на свет, который медленно приближался к нему. Постепенно, свет принял форму, покрытую белым сари. Через какое-то время проявилась темная женщина, одетая в белое сари. С лучезарной улыбкой она подошла к нему. Тогда ее руки открылись в приветствии, и она сказала: “Сын, я- твой гуру. Я- твой гуру. Я пришла дать тебе посвящение”.

Вспоминая этот случай, Свамиджи сохранял молчание в течение нескольких минут, смотря в пространство, его глаза наполнились слезами. “Мой друг заплакал. Через время он сказал: “В тот момент она дала мне мантру. Но я не знаю, кто эта женщина”.

Я оживился, определенно этой женщиной должна была быть Аммачи. Я достал маленькую фотографию Аммы из своей сумки, положил ее в свою ладонь и протянул ее моему другу. “Ты знаешь эту женщину? Это мой гуру”.

Когда он увидел фотографию, он выхватил ее у меня, впал в состояние экстаза и начал танцевать. Я также был в состоянии блаженства. Я не знаю, что случилось, но я ощутил присутствие Аммачи. После примерно полутора часов, мы вернулись в обычное состояние сознания. Мой друг смотрел и смотрел на фотографию. Затем он покивал головой и сказал: “Это та женщина, которая явилась ко мне во время медитации”.

Долгое время мы сидели в молчании, под звуки течения реки Ганга.

После того как я покинул эту пещеру, я продолжал скитаться около восьми или десяти месяцев прежде, чем получил сообщение от Аммачи, что мои родители прекратили поиски меня. Таким образом, я вернулся в ашрам в Керале. Случай в Гималаях настолько впечатлил меня, что я хотел узнать действительно ли Амма являлась к этому человеку, которого я теперь воспринимал как своего духовного брата. В один день я спросил ее: “Ты его гуру?” Но Аммачи была очень хитрой, она просто ушла, не дав ответа. Несколько раз я спрашивал ее, и как маленький ребенок, она переходила на другую тему со словами: “О, я ничего об этом не знаю”.

Наконец, я не смог сдержать своей взволнованности. Я должен был знать правду. Я ухватил стопы Матери со словами: “Амма, я не выпущу тебя до тех пор, пока ты не дашь мне ответ”.

Тогда Амма стала серьезной. Она закрыла глаза. Ее тело стало подобно огню. Я немного испугался, ощущая всем своим существом, что я был в присутствии чего-то очень сильного, какой-то космической энергии, подобной огню вселенной.

Затем Амма ответила: “Ты думаешь, что вы, пять или шесть мальчиков, мои единственные ученики? Нет. Многие искатели и святые, странствующие в Гималаях, медитируют на мою форму, выполняя свои практики на благо мира, также в некоторых других концах света. Они все мои ученики. Я дала им посвящение”.

Свамиджи засмеялся. “Я все еще был немного напуган, но я ощущал, что все пространство: деревья, песок подо мной, воздух, небо – наполнялись состоянием блаженства”. С теплой улыбкой, сверкающими глазами, Свамиджи сказал: “Итак, такова история”.

(отрывок из книги “Путь Матери” Савитри Л. Бэсс)